Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Владимир Вейс
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Живу вторую жизнь, в основном в редакциях газет. Новая жизнь началась вместе с Россией, куда я переехал из Туркменистана после распада СССР. Женат на прекрасной женщине, она журналист, работал до выхода на пенсию директором филиала Издательского дома ОАО "Гудок", член Российского Союза писателей, Международного Союза писателей "Наш современник", лауреат Всероссийского конкурса "Писатель 2011". Люблю жизнь и самое заковыристое в ней. Пишу в жанрах реального и фантастики.
http://www.proza.ru/avtor/woldemar Написать автору письмо
Ленин. Шок

- Володя…
Ленин скосил взгляд в сторону двери палаты. Там стояла Надежда.
Когда она заметила движение его забинтованной головы, то стремительно подошла к кровати.
Дверь тотчас приоткрылась, и профессор Джанелидзе сурово бросил вслед:
- Надежда Константиновна! Лишь на минуту…
- Да, Юстин Юлианович, я помню ваши предупреждения.
Жена пролетарского вождя чуть присела на краешек кровати и взяла руку мужа.
- За что же они тебя так?
- Как? – оживился Ленин. – В спину они умеют…
- Так ведь на каторге встречались…
- Мы и с жандармами там дружили, - Ленин усмехнулся. – Я жив… Даже премного. Ты помоги разобраться с анархией в газетах! Черт знает, что происходит вокруг моего имени! Надо немедленно прекратить это возвеличивание личности. Я уже просил Бонч-Бруевича. Как ты, Наденька?
- Я что? Вчера у Дзержинского заседали допоздна. Все вокруг «…если бы тебя убили».
- Это повод видеть реальность, а им повод в фантазии. Не время умирать, дел куча.
- Да, не время, - согласилась Надежда.
И снова приоткрылась дверь:
- Надежда Константиновна…
- Да иду. До свидания, Володя. Я приду...
Ленин слегка кивнул головой. В прищуре его глаз появилась еще одна морщинка.
Вошла медсестра со стерилизатором шприцов.
- Готовить мягкое место? – спросил больной.
И слегка повернулся.
Укол он не чувствовал, потому что вспомнил взгляд тихого рабочего, что стоял не так далеко от импровизированной трибуны в цехе завода Михельсона. Это был взгляд затравленного жизнью человека: «Убрали эксплуататоров, а работать приходится не меньше, а больше, да за такие же гроши». И как можно было ему и им подобным передать картину архистрашной ситуации в стране?
23.05.2018
Шоу в гробу

Да, кризис – это еще тот режиссер. Я бы даже сказал – шоумен.
Итак, благодаря нему я оказался в гробу.
Нет-нет, это не из репертуара Эдгара По или кинематографических американских ужастиков. Это наши, российские реалии.
Для большинства населения попасть в гроб можно в случае собственной смерти. Меня же заставил лечь в гроб мой киоск, что стоит с краю у входа в торговый центр «Пенелопа». У меня мужской товар – запчасти к иномаркам. Как я их доставал, это секрет фирмы, но как меня стали доставать, это печальный разговор. Дело в том, что я лишился прежней «крыши», ну, Валек Артемов. Его убили. Я всегда с ним договаривался, когда и сколько дам. А здесь еще кризис. Наехали ребята Купидона и потребовали такой отцепки для «крыши», что я попросил личной с ним аудиенции.
Беседа наша была интересной. Купидон, он же Степаныч, розовощекий коротышка, напоминающий известного голливудского комика Денни де Вито, «брата-близнеца» Шварцнегера, смолил гаванские сигары и выслушивал мою возмущенную речь, что нельзя сегодня так нецивилизованно сдерживать торговлю. Те ребята, лысые сопляки, наехавшие от него, годились мне ну, если не сразу в сыновья, то, по крайней мере, в младшие братья, в том случае, когда родители после долгого перерыва решили вновь послушать по ночам рев младенца и менять ему пеленки под сладкое утро.
- Короче, Валера, - Купидон демократичный, запросто может назвать по имени и похлопать по плечу с широкой улыбкой на лице, - ты у меня можешь всю жизнь, – при этом загадочная улыбка мелькнула на его лице, - работать беспошлинно, если сыграешь в одну штуку…
В результате этого разговора я сыграл в гроб!
01.03.2018
Мой папа почти Бог!

- Но почему, почему ты должен уехать? Разве нельзя по-другому, ведь ты не маленький!
- Я говорил об этом родителям, но они просто не слушают меня.
Мы сидели с Жанной Поливановой в пустом тёмном классе, куда убежали, когда начали с танцевать. Я не стал дожидаться конца танца:
- Пойдём отсюда, у меня всё очень серьёзно!
И вот мы здесь, дверь закрыли изнутри шваброй, оставленной техничкой.
Жанна просто была убита моими словами о скором отъезде. У нас так всё было хорошо, мы думали о большой жизни вдвоём. И только вдвоём!
- У нас дома тоже иногда бывает так, - сказала девушка, - старшие считают, что всё делается только для нас!
- Мои выбрали момент, когда мы ещё ничего не можем самостоятельно решить!
- Тогда сделаем по-своему.
Жанна вскочила со скамейки парты и подошла ко мне, взяв моё лицо в ладони. Она долго молчала и просто смотрела на меня. Окна были тёмными, хотя свет уличных фонарей отбрасывал уродливые тени на потолке и дальней от окон стене. Точнее, верхнего угла.
Жанна была красивой. Ростом – чуть ниже меня. У неё были тонкие руки с длинными пальцами. И этот миг я должен был запомнить на всю жизнь, хотя уже готовился следующий миг!
- Сделаем так, чтобы с тобой не произошло, встретимся здесь, в Москве, у Большого театра!
- Но…
- Подожди, мы не знаем, где ты окажешься в ближайшие дни. Но, наверняка, тебе дадут поступить в какой-нибудь институт. Моя сестра в прошлом году пошла на занятия в сентябре. С первого числа! Давай 31 августа часов в шесть у фонтана напротив Большого!
- Хорошо! Я обязательно приду, если надо, сбегу, прилечу, но приеду в Москву!
25.02.2018
Воображение как память

Я – обычный чиновник, заведующий группой инженеров. Название моей «конторы» вряд ли что вам даст. Скрывая от друзей и знакомых, пишу небольшие литературные произведения. Это – испорченность школьной поры, когда учительница русского языка и литературы говорила, что у меня богатое воображение.
Оно-то и заставило меня учудить, когда я предложил жене рассказать о первой с ней встрече. Мы живем с ней почти четверть века.
Она пожала плечами, прекрасно зная предмет разговора.
- Нет, не той встречи, - сказал я, - когда я увидел тебя в вашей библиотеке, а самой первой.
- Разве раньше мы с тобой встречались?
- Да, - твердо сказал я. - Только в нашей памяти эти встречи не уложились. Представь, как это было.
- Так это было или ты выдумываешь?
- Сама поймешь. Когда я учился в десятом классе, то каждый вторник ходил с другом в мастерские на практику. Они находились в цехе вагонного депо, и путь лежал мимо вашей школы. В первый же сентябрьский вторник ворота школы были открыты, и возле них на переменах резвилась школьная детвора.
Мы с Витькой Семеновым ожесточенно спорили о проблемах Вселенной, перекрывая уличный шум криком своих глоток, извергавших понятия о «черных дырах», «парсеках», «геометрии Лобачевского» и прочем. Возраст был такой. И не слышали, как на нас наседал какой-то транспорт, кажется, легкий трактор с прицепом. И только звонкий голос какой-то девчонки привел нас в чувство.
Она крикнула: «Мальчишки, трактор!»
Всего два слова. Это была ты. Как ты там оказалась? У вас закончился первый урок. Ты, как прилежная ученица, стояла у ворот с учебником и запоминала прошлогодние уравнения.
23.02.2018
Над Бездной

Было трепетно ужасно от мысли, что мы уже не злесь!
Мы уткнулись в географическую карту и видели себя среди океана. И я, и мои друзья.
Мне было тринадцать лет, и из них больше половины провел в кинотеатре «Хроника».
Мама работала кассиром. После школы я шел к ней, где до восьми часов смотрел фильмы.
Смотрел все подряд и знаниям, полученным в жизни, обязан этому маленькому кинотеатру в центре нашего небольшого городка в Туркмении. В восемь вечера начинался последний фильм из двух вечерних. Это уже были полнометражные художественные картины. А мы шли домой…
Зал был небольшой и его стены задрапированы темной тканью. Сюда, на вечерние сеансы, приходили молодые люди и обнимали своих девушек.
В восемнадцать лет я привел сюда Анжелу, и мы сидели прямо под окошками кинопроектора. Он громко стрекотал, но мы обнимались, ничего не слышали, и тогда я впервые поцеловал девушку с известным для того времени именем. Нас видела билетер тетя Женя, четыре посадочных места от ее стула у двери. Она погрозила мне пальцем в полутьме зала. Я смутился…
Но, о пятом классе! Так получилось, что я, Анжела, Эля и Колька остались после урока, так как обычно все вместе возвращались в свои дворы на одной улице.
По какому-то наитию я открыл атлас географических карт, показались два полушария. Мы сгрудились у карты, обнялись как команда игроков, положив друг другу руки на плечи и втянув свои головы в круг и я ткнул пальцем в большое синее пятно. Это океан.

- Закройте глаза и слушайте.
Все закрыли глаза, и я наизусть стал пересказывать содержание научно-популярного фильма «Океания». Здесь был и Миклухо-Маклай, и аборигены съели Кука.
10.02.2018
Любовь с учительницей

Весенняя маета. Игорь долго стоял у окна и смотрел с высоты второго этажа, как люди шли мимо дома. Солнце вытапливало с тротуаров и крыш остатки снега. Везде была вода. Она лилась сверху, стекала по желобам, струилась по асфальту. Прохожие шли по разным делам. И зачастую они не обращали внимания на окружающее. Их привлекали магазин, собес, сберкасса. Все это было на первом этаже противоположного дома...
За спиной Игоря ударили куранты старинных домашних часов. Юноша вздрогнул и обернулся: половина двенадцатого. Надо собираться в школу. Он подумал о Галине Александровне. Хотел увидеть, поймать на себе взгляд ее серых глаз, услышать свою фамилию и вопрос: «А ты что думаешь Привалов?» И был готов ответить целой тирадой о творчестве Гоголя, о том, почему во многих его произведениях присутствуют фантастические образы.
На его столе лежит трехтомник Николая Васильевича с множеством закладок.
Ах этот долгожданный первый урок! Вторым идет немецкий язык. Потом физра, математика, химия… И он знал, что в течение всего дня его мысли будут постоянно возвращаться к Галине Александровне. Почти его сверстница с красивым лицом, изящной фигурой и гордой походкой балерины.
Игорь считал, что между ними возникла какая-то неведомая пока ему связь. Он даже не сомневался, что они способны читать мысли друг друга, как одногодки в одной семье. Со стороны выходило так, будто Галину Александровну, как ученицу, сидящую рядом с ним за одной партой, вдруг попросили провести сначала один урок. Показательный. А потом еще и еще. И каждый раз в ее взгляде Игорь читал обещание вернуться к нему. Или ему все это показалось и он так бредит?
10.02.2018
Ворошиловский стрелок

- Кривопупенко, ты не дрейфь, - командир взвода стрелков Шаронов погладил свои усы, словно в чем-то одобряя их как маскировку: из-за них было непонятно, говорил он всерьез или улыбался. Сейчас он говорил таким тоном, будто перед ним была восьмилетняя девочка, которую он готовил к совращению. – Выходим из трибунала после оглашения приговора и идем по коридору, как будто в камеру возвращаемся. А после тринадцатой есть поворот влево, двадцать шагов и тупик, хотя так же влево есть еще одна дверь. Она на улицу. Там нет ни охраны, ни замков, просто снаружи стоит машина. Она увозит трупы. Если плохо сделаешь, увезет два…
На этот раз у Шаронова усы дрогнули, и было ясно, что он почти смеется.
- Один мертвяк будет твой.

Трибуналом была комната, которая использовалась как красный уголок. На глухой стене висел плакат, славящий курс партии. Он был прикреплен почти под потолок, а ниже, слегка под углом, портреты Ленина, Сталина и Карла Маркса. На них вожди и теоретик-могильщик капитализма были красивые и мудрые. И они неотрывно следили нарисованными глазами за передвижениями людей внизу.
У этой стены стоял стол со стульями. А напротив двери, шагов пять от нее, застыл в одиночестве стул, покрытый чехлом из какой-то непонятной ткани и какого-то непонятного цвета. Про этот чехол говорили, что он всегда мокрый. Взрослые мужчины, сидя на нем, писались как пятилетние дети. Чаще они стояли, вцепившись в этот стул, словно тот был последней надеждой.
Все менялось постепенно в этой комнате.
10.02.2018
Дед Пронский

Я возвращался из командировки, зная, что дома нет никого – жена и дети на даче, точнее, у тёщи в деревне. От этого не было радости встречи с городом, но и была своя прелесть привести себя в порядок наедине. После ванны в халате лечь на диван и посмотреть привезённый из Москвы диск. Мне его почти за бесценок вручил продавец, когда я покупал флешку.
Мой дом находится в районе Воронежских озёр, но к городу на Дону это не относится, так называлось это место до прихода сюда строителей. Место – живописное, и наши многоэтажки были скрыты густым окружением высоких ив…
- Вишь, какая у нас красота! – услышал я голос сверху.
Мой сосед дед Пронский стоял на балконе второго этажа и наблюдал, как я подхожу к подъезду, да, и, наверное, как стекаются к дому и другие его жильцы. Наверное, в этом есть какой-то сторожевой инстинкт, заложенный во времена, когда окруженный лесами и врагами древнеславянский город оберегался со сторожевых постов. Чувство дома, вероятно, отсюда: живут люди то в одном городе, то в другом, то на одной улице, то – на другой. А возвратиться туда, где твой очаг – это самое главное в существовании человека.
- Да, красота, - коротко откликнулся я, обшаривал себя в поисках ключа от домофона. Но он куда-то задевался, хотя точно помню, лежал в правом.
- Заходь ко мне, Николай, - пригласил меня тем временем сосед, - не закрыто.
Вероятно, я, всё-таки, прошёл бы мимо, но он ожидал меня у своей приоткрытой двери.
По виду не скажешь, что ему семьдесят. Поджарый, подвижный и многим женщинам за пятьдесят он нравился. А что – вдовец со своей двухкомнатной, чем не жених!
26.01.2018
Улыбка экстрасенса

В столице Таиланда Бангкоке произошло весьма таинственное мистическое событие. Оно могло произойти в любое время в течение последних трех месяцев, однако местные жители только сегодня поняли, что же случилось. 16 ноября прошлого года скончался 92-летний буддистский монах Луанг Пхо Пиан. В настоящее время верные его последователи эксгумировали тело своего учителя и до крайности удивились: на губах покойного появилась слегка заметная улыбка, которой не было во время погребения!
(Из прессы 26.01.2018 г.)


Пробуждение

Мезенцев резко открыл глаза, чувствуя тошнотворное сердцебиение, и с облегчением увидел, что находится не в пещере, а в помещении, похожим на больничную палату. Над его головой, точнее, над спинкой кровати - закатил глаза, на полках, вычерчивались на двух экранах графики.
Мезенцев не чувствовал себя больным. Уставшим, запуганным, измотанным - да! Но только не больным! И ещё не мог понять, как в мгновение ока очутился здесь? Был полумрак, потому что полную темноту разбавлял неестественно жёлтым светом уличный фонарь.
Он стал вглядываться в угол палаты, словно кого-то выискивая. Приподнял голову, но никого не увидел. И это вызвало на его лице улыбку человека, у которого исчез кошмарный сон.
Он посмотрел на пол рядом с кроватью. Тёмный линолеум был пуст. Тогда на лице Мезенцева сначала появилась гримаса скорби, сожаления, а затем – полного недоумения. С этим выражением, как застывшей гипсовой посмертной маской, он уставился в потолок, силясь избавиться от досаждающих многочисленных вопросов.
26.01.2018
Квам и Гундос

- Какого черта ты наставил на меня пушку? Убери ее!
Гундос ухмыльнулся и направил дуло в себя. Веснушчатый,с длинным кривым носом он был похож на кардинала Ришелье из фильма «Три мушкетера», где д`Артаньяна играл Михаил Боярский. И взгляд у него был проницательно-язвительный. Гундос смотрел на «макаров», как первый министр Франции на мужа Констанции, господина Буонасье, который подло отрекся от жены.
Под моим пристальным взглядом Гундос неожиданно открыл рот и облизал пистолет. Перед этим передернул затвором. Я отвернулся. Взбредет моему дружку нажать на курок - мозги разлетятся. Вдруг та часть их, которая скомандовала спуск курка, окажется на мне? Б-р-р-р!
- Ты че отвернулся? Что я, шаблон, какой? – «Шаблон» по-гундосски означает «придурок». У него отец работал лекальщиком на инструментальном заводе и всегда при разговоре о людях недалеких вставлял: «Во, блин, шаблон»! Папаша исчез,ушел однажды какую-то колымагу ремонтировать в мастерских за пустырем недалеко от дома и пропал. Где, чего, как – никто не знает, да и толком не пытался узнать. Чё там, пахан Гундоса, когда по телеку тысячи людей разыскивают и не находят.
- Я хочу узнать, Квам, что думает «шаблон», когда пихает пушку в себе пасть.
- Нажать струхнул? – спросил я.
Квам – моя кличка. Сами родители, в прошлом одноклассники из сельской школы, что под Мичуринском, а после института – учителя иностранных языков, интеллигенты с тамбовским говором, называли меня, Василия, своего единственного сына, сначала по полной Квамперфектом, а после сжалились до пяти букв. Считали, что из меня вырастет полиглот. Год назад они утонули вместе с паромом в Рижском заливе.
16.01.2018
Солнечность

Вчера Максима посетило удивительно прекрасное настроение, какого уже давно не было. Словно вернулась молодость с вечерним ярким, но уже не жарким солнцем. Да, эта солнечность, осветившая давно забытые уголки его души, в которых он увидел свою молодость, почувствовал её безмятежную радость.
Вечером он сел за компьютер и, открыв сразу же свою страничку на литературном портале, стал записывать вчерашнее состояние души. И оно было великолепным, и слова ложились тесным рядком, отчего просторно гуляли мысли и чувства. Он описал вчерашнее состояние, всё больше входя в творческий азарт, и уже раскручивал незатейливый сюжет. Как там, в прошлой жизни, с раннего утра он был в дальнем колхозе, поговорил с председателем хозяйства, главным агрономом, побывал на ферме под лукавыми взглядами доярок и мычание коров, отобедал в местной столовой прекрасными наваристыми щами и, отказавшись от председательской машины, сел в рейсовый автобус. Как раз во время, потому что на крышу пазика обрушился озорной послеобеденный дождь и исчез, как и появился.
И вот тогда он вспомнил Олесю. Это произошло на автостанции, когда он проходил через зал ожидания мимо плачущей девушки. Остановился.
- Что у вас случилось?
- Кошелёк потеряла?
- А если мы нагнёмся?
Что он и сделал тогда, подняв из-под скамейки кошелёк.
- Бабушкин, что ли? – спросил он насмешливо, подавая затёртый мужской бумажник.
- Нет, мой, - радостно отвергла другое притязание Олеся и так улыбнулась Максиму, что он вспомнил о маме, когда она его встречала из школы. – Это дедушка мне дал.
- А что вы здесь делаете?
- Поступать приехала в авиатехникум.
- На пилота? – удивился Максим.
17.12.2017
Изгнание из Рая

I
Чих-чих-чих. Стоп!
Под колесами сначала зашуршал гравий, затем звук перешел в шелест и потрескивание. Трава, ветки.
Я остановил шестерку в тени большой сосны, затем вышел и затолкал машину за кустарник. Получилось неплохое убежище. И со стороны дороги не видно, и в придорожной посадке, переходящей в лес, машина не бросается в глаза. Двигатель остынет и, может быть, я все-таки доеду до дома. Щит с названием города уже остался позади.
После ремонта двигатель грелся. Кажется до ремонта меньше. Я выехал только второй раз, но проклял «сервисные» услуги тестя, с которым до сих пор поддерживаю отношения. Или он был под "мухой", собирая движок, или сэкономил на запчастях. Эх, лучше платить чужим…
Привычка мыть руки после минутного стояния у дерева заставила спуститься по склону оврага к небольшому роднику. Вода была чистой и холодной! Я разделся по пояс и овраг огласили мои уханья.
Спуститься вниз одно, а вот подняться – это медленный поиск пологой тропы по склону.
За небольшим скоплением деревьев я увидел огромную поляну, вид которой поразил меня каким-то странным искажением перспективы. Вроде марева, поднимающегося от горячего асфальта. Но асфальта не было, а это марево исходило от травы, и при этом большой круг зеленого ковра смотрелся тускло, словно на него набросили полиэтиленовую пленку.
Приглядевшись, я увидел, что эта и не пленка, а над поляной навис некий огромный, но прозрачный конус, сквозь который были видны деревья.
Мне бы плюнуть на все, списав видение на глюки уставшего человека, не выспавшегося из-за ранней поездки,но я бездумно двинулся к «воздушному» замку.
14.12.2017
Испытатель

Лётчик терпел крушение. Его машину, падающую вниз с невиданной скоростью, неожиданно остановило и завертело в вихре бешенного торнадо в огромной темной юле спрессованного воздуха, который расщепляли бесконечные молнии. От верчения вдоль оси самолёта Альберт должен был потерять сознание, но оно было ясным: сказались длительные тренировки. Эту машину он взялся испытывать за большие деньги, которые обещала авиастроительная компания. И когда он взлетал, небо было чистым, солнце, умытом отблеском воды огромного океана. Как он попал в смерч? О нём не было ничего в сводках метеорологов. Ничего!
Этот самолёт с изменяющейся геометрией крыла должен стать вызовом русским! Его скорость - победой над русскими! Его маневренность - недосягаемостью в сражениях! И вот он несётся с той же скоростью, только внутри хаоса, созданного столкновением потоков воздуха!
Надо выйти, надо выжить, надо посадить N310 на аэродром испытательного центра.
Альберт подумал, что не торнадо его держит, а он сам, человек, пронзил вихрь и должен выйти из него, как спица из клубка.
К чёрту аэродинамику! К чёрту наставления умного инженера! Он поставил закрылками торможение на верчение. И, удачно! Машина перестала быть юлой. Лётчик направил её вбок от оси верчения, выбросил вперёд ручку управления двигателем и самолёт вырвался в чистые сини неба! По датчикам - почти стратосфера! Это режимная для испытания высота.
Шлем от давления, поступающего из специального резервуара кислорода, казалось, вот-вот сбросит. Альберт чувствовал, как тесьмы, держащие маску, оттягивает от лица. Но надо теперь вниз.
24.09.2017
Пытка

- Ой!
Мы развернулись на это "Ой!". Ася уже рассматривала свою ногу. В правой руке у нее был чайник с кипятком. Левой она держалась за открытую дверь летней кухни.
Мы сидели в метрах четырех от нее у стены дома за большим летним столом. Вера Краснова, самая глазастая в нашем классе (с последней парты она узревала, какую оценку учитель выводил в журнале), закричала:
- Да ей же ногу проткнуло твоим гвоздем, Мишка!
Я подскочил к Асе в два прыжка и нагнулся. Гвоздь солидно продырявил носок тапочка, но крови на ржавом остряке не было.
Потом уж, когда Ася освободила ногу от неожиданного капкана в виде перевернутой доски, выяснилось, что гвоздь прошел между большим и вторым пальцами. Но одноклассница напустилась на меня:
- Чего ты разбросал деревяшки с гвоздями по двору? А если бы проткнуло? До ближайшей больницы не доберешься из твоих степей!
- Ладно тебе, не кричи - не жена, - сказал я. - Вон Ленка сидит и молчит.
Ленка смотрела на закат.
- Вот и повезло, что не жена, - не остыла еще Ася, - ни пылинки не было бы на дворе. Эх, как был безалаберным, так и остался.
Все засмеялись, так говорила наша классная.
40 лет прошло после выпускного. И вот, под старость, решили у меня собраться. Да приехало мало, восемь человек. Все пенсионеры.
- Что удивительно, - сказала Вера, - ведь если бы ногу проткнуло, вряд ли мы услышали от Аси ее "Ой!". Она бы молча выдернула ногу, залила водкой, да где-нибудь в уголочке платочком перевязала. Правда, Ась?
- Не заплакала бы, - отозвалась Ася. Она сбросила тапочки и пошла к нам босиком, статная и красивая, словно кинозвезда, которую не тронуло время.
26.07.2017
Дуб

1
Это дерево выросло в тумане, когда я на большой скорости мчался по своим делам в другой город. В такие минуты, а может мгновения, время начинает свои игры – вижу, как скользкая дорога, словно ладонь судьбы, выносит меня в сторону, и я лечу на это дерево. Как настоящий космонавт в капсуле Ауди, урчащей домашним котом. Тут все вспомнишь. И Пушкина с его дубом и котом. Цепей на дереве не было. Не заметил.
Дуб остался в стороне, а мою машину занесло в кусты. Словно в подушку безопасности.
Жив-не-жив? Жив! И только в эту минуту осознал, что машина продолжает подрагивать,  рука моя держала рукоятку на нейтралке. Все-таки реакция летчика. Ведь я им и был.
Попробовал дать задний ход. Получилось. Ну, слава Богу, никто мне не нужен, чтобы выбраться отсюда.
Я с удивлением посмотрел на дуб. Что за чертовщина - меня продолжало тянуть к нему. Он мне часто снился во сне именно такой, раскидистый и рядом с дорогой. Правда дорога во сне была грунтовая и по правую сторону росла пшеница. Сейчас здесь спрямленное шоссе, по которому судьба просто-напросто "подала" меня к этому дереву.
Я заглушил машину и подошел к дереву, попробовав его обхватить. Вроде удалось, и даже  сцепить руки. И в этот миг  меня замкнуло - словно ударило молнией...
Да, она была, молния. Гроза неслась над полем, поливая колосья пшеницы сплошным потоком воды. Но удивительно: стебли не ломались, зерна не осыпались, а земля, истощенная трехнедельным зноем, жадно поглощала воду. 
Трое бежали по дороге, которая еще не успела размякнуть, хотя Васютка уже несколько раз падал и старший брат Степан поднимал его,
06.06.2017
Исповедь проститутки

Глава первая о Борисе, его дочке и оргазме



Я поднимаю руку.
Хотя этого можно было и не делать.
Владелец «вольво» остановился не сразу, а чуть проехал.
Я его понимаю. Если не сотни глаз, то десятки видят эту картину – девушка лёгкого поведения, стоящая на обочине одной из оживлённых трасс города, ловит клиента. Особенно любопытны пассажиры общественного транспорта и маршрутных такси.
Но я не девушка лёгкого поведения! Ошибаетесь! Самого что ни на есть тяжёлого!
Владелец иномарки мужчина средних лет. Ему, судя по инею на висках, чуть за сорок. Он не перегибается через переднее сиденье, чтобы открыть мне дверь. Я знаю таких: они уверены в себе только с теми, кто зависим от них. И слегка трусливы. Остановиться чуть дальше – это подстраховка.
Я открываю дверь:
- Не передумал, - спросила я уже на сиденье, и сразу лезу в сумочку за сигаретами с ментоловым запахом. Он перебивает запах мужчины, лезущего ко мне с поцелуями. В тот самый момент. Подобные клиенты зомбированы своими жёнами, которые знают, что делают: «Ты меня поцелуй сначала, подогрей, а после…» Или в тот самый момент: «Ну, целуй меня, целуй!»
Пряча пачку сигарет в сумочку, показываю клиенту упаковку презервативов. Они у меня обычные. Навороченные пусть покупают сами клиенты!
Затем подсаживаюсь ближе к водителю. Моя рука делает рекогносцировку. Это поглаживание ног мужчины, нежный обжим. Ответная реакция говорит о том, что особых извращений можно не ожидать. Хотя ничего полностью нельзя предугадать.
- Ладно, - мужчина достаёт свои сигареты и прикуривает от зажигалки в приборной доске, и в этот момент я подумала, что мы знакомы, - брось ты это!
29.01.2017