Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Владимир Митюк
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
5/22/2019 1 чел.
5/21/2019 2 чел.
5/20/2019 2 чел.
5/19/2019 0 чел.
5/18/2019 0 чел.
5/17/2019 1 чел.
5/16/2019 4 чел.
5/15/2019 4 чел.
5/14/2019 2 чел.
5/13/2019 4 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

В стране грез 1-5

Это начало второй книги про девушку Фе





В стране грез

Явление

… – И тогда, – говорила бабушка, ты сможешь попасть не на мгновение, а надолго в другую страну, страну людей. Мы живем параллельно, но в разных измерениях, изредка - когда требуется наша помощь слабым и беззащитным, мы можем вмешаться. Но не более того. Чтобы попасть туда, и найти единственного, надо очень захотеть. Только одного желания недостаточно – нужно, чтобы тебя там ждали. А кто – ты не сможешь предсказать заранее. Тот человек, - она понизила голос, - он и сам не предполагает, что встретится с тобой. Но вы непременно найдете друг друга. Но это произойдет не скоро, - она улыбнулась, - тебе надо немного подрасти. Ты сама почувствуешь, что хочешь попасть в другой мир, в страну нереализованных желаний.
 А зачем мне туда, если ни одно желание не может исполниться? И что это такое - «человек?» Он – как мы, и тоже парит над полями и собирает нектар....
 Нет, он парит лишь в мыслях. А нектар – бабушка усмехнулась, - ты сможешь ему подарить....
 Я боюсь, ведь там все иначе. И там тоже злые эльфы, которые....
 Мы, хоть и феи, не вольны распоряжаться своей судьбой, а повлиять... Без помощи человека наш мир может погибнуть. А эльфов там нет, и дикого клевера тоже.
Фея заплакала. Да, и феи умеют плакать.
 Внучка, ты маленькая фея, но скоро тебя неудержимо потянет в тот мир... И ты почувствуешь это сама. …
Вскоре бабушка растаяла, превратившись в фиолетовое облачко, а на небосклоне зажглась новая звездочка...
Маленькая фея осталась одна. Ей пришлось многому научиться, повзрослеть. Совершавшие набеги на городок эльфы ее не трогали, наверное, бабушка сделала сильный заговор, и он оберегал ее. Но в один прекрасный день, когда солнце стояло в зените сиреневого небосклона, фея посмотрела в чистую гладь маленького озерца возле дома, и...

Прошел год с тех пор, как девушка Фе оставила меня, оставив лишь память и фальшивую оболочку, сгоревшую в огне печки... И картины... Девушка Фе не вернулась, подобно царевне-лягушке за своей шкуркой. В возможность ее возвращения я верил слабо, но, как и все смертные, надеялся на чудо – а вдруг? Почему бы ему не случиться еще раз, и в мою дверь вновь постучится, в такой же дождливый день, промокшая и озябшая девушка в темных очках, и спросит... И ничуть не удивится, увидев меня, и скажет: «Ты ждал, и я пришла». Но лето в этом году было не в пример прошлому – сухо, дожди стали редкостью, трава высохла и пожухла. Я усердно поливал цветочки в палисаднике, и они цвели, радуя глаз и бередя воспоминания. А Фе, небось, в своей параллельной, недоступной реальности, все также парит над сочными лугами. Интересно, как она собирает мед, пыльцу и нектар? И думать забыла о небольшом приключении. Косички заплетены, урожай собран.
Ремонт закончен. Теперь весь этаж в моем распоряжении, целых пять комнат, удобства, камины. Успех прошедших выставок позволил более свободно распоряжаться деньгами, да и цены в наших захолустных Терновниках доступные. Может, присовокупить оставшиеся два этажа? Ведь соседи хотят перебраться поближе к центру. Только зачем? Что я буду делать здесь, в полном одиночестве? Или бросить все и уехать подальше, совсем скрыться от людских глаз. Вот какие невеселые мысли посетили мою голову. Я много работал, писал на заказ, даже изредка выезжал на выставки, но боялся надолго покинуть дом. А вдруг? Надежда не покидала меня. И в один прекрасный день, такой же, как в прошлом году, меня неудержимо повлекло на то самое озеро, где мы были вместе с Фе....
Места на стоянке были заняты, я поставил машину в отдалении, взял рюкзачок с термосом и планшетом для рисования и пошел краешком примыкающего луга...
Попробовал воду – та лишь слегка освежала, зато можно было прожариться на солнце, приобрести загар и щеголять роскошными фигурами. Отыскал свободное местечко поближе к примыкающим к озеру зарослям, с краю, за вынесенным на берег топляком. Здесь заход в воду был не столь удобен, по камешкам, но это компенсировалось иллюзией уединения. Расстелил подстилку, застолбив место в тени, и вскоре уже плыл через озеро.
Вернувшись, минут через пятнадцать, прошелся по пляжу, перебираясь меж загорелыми и не очень телами, и обнаружил расположившуюся рядом со мной компанию девушек. Но Фе среди них не было. Я надел очки, забытые случайно или намеренно девушкой Фе, и стал смотреть в небо, будто надеялся разглядеть свою фею. Увы…


Глава 1

Куда же приведет меня эта дорожка? Ни одного ориентира, и слева, и справа бесконечные луга, почти до самого горизонта. Темные силуэты. Солнце в зените, и припекает. Небо ясное, но не голубого или лазоревого, а нежно-сиреневого цвета. Красиво, конечно, но как-то непривычно. Редкие облачка застыли, будто приклеенные к небосводу. Ну да, попал-таки, куда стремился, так привыкай, только произошло так внезапно и случайно... Правда, так бывает практически всегда – или знаешь место, или знаешь время.
Я и не был готов к путешествию. С собой лишь борсетка, в ней – брелок, ключи от квартиры, запасная пачка сигарет, совершенно не нужные здесь документы, авторучка, зажигалка, гребешок девушки Фе, с которым я не расставался, ее же темные очки, кошелек, пластиковые карточки. В карманах – опять же сигареты, бесполезный здесь мобильник.
Вскоре стучавшие по мозгам человечки немного успокоились, им просто надоело, и я смог включить воображение и память.

Девушки, расположившиеся рядом со мной, решили полностью отдаться летнему солнцу, ибо их облачение составляли лишь разноцветные лоскутки бикини, естественно, top less, и темные очки – мол, я вас не вижу и вы меня тоже, цепочки, у одной даже крестик, браслетики на руках. Переговаривались о чем-то, не обращая внимания на сознательно проходящих мимо не только юнцов, выпячивающих грудь и поигрывающих мышцами. На меня же, как на соседа, ноль внимания. И хорошо. Но девушки так и просились на бумагу – я не мог пропустить столь удивительной и красивой натуры. Они уже успели загореть, ровный загар покрывал великолепно сложенные тела, причем абсолютно разные...
Достал из рюкзака термос с холодным кофе – говорят, он связывает жидкость в организме и вызывает жажду, сделал пару глотков. В машине были две бутылки с водой, и здесь еще одна – если уж допечет, прогуляюсь. Термос – обратно, а вот планшет и карандаш найдут себе занятия.
Привстал, облокотился на камушек, и начал рисовать. Сделал несколько набросков, стараясь не слишком пялиться на красоток – достаточно несколько беглых взглядов, к чему они должны уже привыкнуть, мне достаточно, образ зафиксируется в памяти.
Одна фигурка, другая... Готово. Купальщицы, кто только их не пытался рисовать! Я не оригинален, сюжет – тоже, а девушки – таки разные. Я увлекся... Среди трех граций выбрать кого-то невозможно. Но я невольно задержал взгляд на округлой, накаченной попке. Эта девушка привлекала больше своей простотой, легкими движениями. Улыбчивое лицо – а что же не смеяться, когда у тебя все козыри – молодость, привлекательность? Короткая стрижка – странно, блондинки обычно предпочитают длинные волосы, и чуть полновата, и что придавало особую прелесть. На руке – браслет, переливающийся модными в этом сезоне цветами радуги....
– Ой, меня что-то укусило, или обожгло! – девушка вскрикнула. Посмотрите!
– Кэт, да у тебя натуральный ожог! Давай, смажем кремом. Искупаешься, и все пройдет. И до свадьбы заживет...
– До какой свадьбы! Где вы женихов видели?
– Да целый пляж, выбирай!
– Ну, этим только получить доступ к телу, а дальше... В погоню за следующей наивной дурочкой.
– Значит, нам самим надо быть осмотрительнее, ведь должны же существовать нормальные мужчины...
Они двинулись к воде, на ходу перебрасываясь шутками, а я... Неужто могу обжигать взглядом? Не понимаю.
А девушки без внимания не останутся, ни блондинка, ни обе стройные шатенки. И хорошо, я вздохнул и продолжил свое занятие.

– Это Вы нас рисуете? – я увлекся и не заметил, что они вернулись, в блестящих капельках воды, с мокрыми волосами. Блондинка Кэт нагнулась, чтобы посмотреть рисунок, так, что ее полная грудь чуть не оказалась в моей руке, остальные – Вероника и Лиза тоже не стеснялись, обступив меня со всех сторон...
– Похоже, правда, девочки? А можно нам?
Те согласно закивали.
– Подождите чуть, я сделаю копии....
Минут через пятнадцать все было готово, я подписал рисунки и протянул девушкам:
– Держите, на память, – и подумал, что пора уезжать, слишком много соблазнов.
– А я могу еще попозировать, – тихо сказала девушка Кэт, и едва заметно прикоснулась к лоскутку, имитирующему плавки, и сдвинула его на пару сантиметров, для меня, – а потом будет все. Вы меня и так уже облизали, и чуть не сожгли…
Более чем прозрачный намек...
Вероника и Лиза отвлеклись на решившихся познакомиться с ними ребят, а Кэт повторила:
– А после... после по взаимной договоренности...
Ее веснушчатое лицо покраснело, и я тоже, мгновенно подумав о подобной перспективе.
– Я как-то читала подобное объявление, подумала сначала – ну, написал какой-то неудовлетворенный придурок, а позже – разве плохо, что человек честно говорит о своих намерениях, а не пудрит мозги? Как Вы считаете?
Но как она могла узнать – ведь Фе сорвала все объявления? Или нелепейшее совпадение? Я не успел развить мысль дальше, потому что раздался настойчивый телефонный звонок. И хорошо, на некоторое время он меня спас...
– Клим, ты что ни трубку не берешь, ни на СМС не отвечаешь? Совсем заработался?
– Да, я на озере, на этюдах....
А хочешь на мне, я знаю, – это Кэт, или мне показалось, жара и разморило? Но я слушал внимательно.
– Так что бросай все и приезжай завтра утром, тут такие дела творятся.
– Какие дела? – у меня особых дел в Глючинске не было, выставка сама по себе, заказы я выполняю.
– Приезжай, не телефонный разговор. Голос Ника был взволнованный, и я понял, что это не шутка.
– Все. Жди.
– Вы что, уезжаете? А как же... – с ноткой сожаления...
А почему бы и нет? Безо всяких прелюдий, девушка на синем атласном покрывале. Но тревожное состояние охватило меня. May be, later... Я отдал девушкам все эскизы, и мы распрощались. Мне подумалось – навсегда. Может, это и к лучшему.


Глава 2

Я приехал в Глючинск ранним утром, когда все нормальные люди еще спали. Но Никита уже ждал меня возле галереи.
– У тебя как с нервами, все в порядке?
До этого звонка я считал, что да. Сейчас же был не уверен, но зачем приятелю знать об этом.
– Да вроде не жаловался. А что случилось? Ты говоришь одними загадками.
– Тогда пошли, сам увидишь.
Мы поднялись на второй этаж, где для моих картин был отведен целый зал. На некоторых уже висели таблички – «продано» или из частной коллекции. Одна же картина не продавалась в принципе. «Явление». Мокрая девушка в плаще и темных очках не собиралась конкурировать с библейским прототипом, однако возле нее постоянно собирались зрители. Сегодня же галерея была закрыта, свет в зале потушен, и мы с Ником были только вдвоем.
– Смотри, – Ник распахнул дверь.
Зал, а окна были плотно задрапированы, чтобы не проникал дневной свет, был освещен! И свет исходил от моей картины. И само изображение казалось объемным, чуть ли не голографическим. Я на мгновение замер. Кровь застучала в висках. Мозг не отключился, но не был способен что-либо воспринимать. Тысячи маленьких человечков бегали по нему и стучали миниатюрными молоточками по черепу и косточкам, протыкали его тоненькими вилочками. Я невольно подался вперед.
Кто это, если не живая, вернее, ожившая девушка Фе? С мокрого плаща стекали вниз капли в образовавшуюся лужицу, а из-под темных очков стекали натуральные слезы. Самообладание покинуло меня:
– Фе, ты вернулась? – я бросился к образу и....

По этой дороге давно никто не ходил. На плотном покрытии, припорошенном тончайшим слоем песка, оставались лишь мои следы. Первое время каждый шаг давался с трудом, человечки с молоточками, еще не закончили своей миссии. Но дышалось легче, воздух наполнен медвяным ароматом, над цветочным лугов роились пчелки и разноцветные бабочки, собирающие нектар, цокали кузнечики, я приметил одного размером с тушканчика, только зеленый. И больше ничто не нарушало тишину.
Сколько идти среди лугов? Не могли же меня выбросить на полпути или окраине страны грез? Да, я стремился туда, не думая – возможен ли обратный путь?
Мимо пролетела гигантская стрекоза – значит, где-то поблизости водное пространство, эти летающие насекомые не улетают далеко от реки или озера. Правда, в той реальности, в которую меня затянуло, могло быть иначе.
Я уверенно и упрямо шел вперед. Если вы спросите, не оглядывался ли я, не опасался ли чего, то не получите отрицательного ответа. Луга, но цветы крупнее наших, все те же васильки, ромашки, колокольчики. Красиво, но чувствовалось запустение.
Наконец, вдали показалась рощица. Липы, орешник, цветущие медоносы. Феи любят мед. И нектары? Решил – дойду до нее и перекурю. Надеюсь, запах табака не убьет местную живность. Приметил несколько кустиков душистого табака, с большими белыми цветочками.
Взглянул на часы, сверился с мобильником – ого, прошло два часа! Неужто, я нахожусь в стране грез так долго? Или на время моего перемещения время остановилось? Не похоже, солнце как было, так и осталось почти в зените, и приклеенные облачка не переместились. Все логично, и я имею полное право провести полчаса в тени. Посижу, подумаю, а потом пойду дальше.
Прошел мимо гречишного поля – урожай почти созрел, но кто ж его уберет? И заросло. Будто не ухаживали за ним, или у них так принято – растет себе и растет. Непонятно.
На краю рощи присел в тенек перед решающим броском. Но вскоре все разъяснится. Только во рту пересохло, будет ли по дороге ручей? А когда дойду до поселения, феи не откажут путнику. Правда, я не представлял, как меня встретят.
На моей руке приземлилась обыкновенная божья коровка, с черными точками на красной спинке. Я вытянул ладонь: «Божья коровка, лети на небо... там твои детки», … – насекомое взмахнуло хитиновыми крылышками, взлетело и мгновенно скрылось с глаз. Видно, у нее были дела поважнее, нежели ползать по чьей-то ладошке.

Дым сигареты смешивался с невероятным цветочным запахом, немного кружилась голова. Так бы и остался здесь навсегда. Но я должен идти вперед, если хочу встретить ту, ради которой меня переправили в страну грез.
Но я был не одинок. Заметил в небе странную картину – вдалеке две стайки. Фигурки с прозрачными крылышками, убегающие, и догоняющие их темные, тоже крылатые, но агрессивные... Светлые фигурки разлетались в стороны, но темные, несмотря на то, что их было меньше, настигали и зависали над ними... А затем перемещались к другой. Светлокрылые вовсе не оказывали сопротивления. Непонятно. Похоже, что они…. Я встряхнул головой – да уж, у меня вся голова занята одними мыслями. На всякий случай решил остаться незамеченным, пока обе стайки не скрылись... Ну и дела, в стране грез не все так просто. Но могло ли быть иначе?

За рощицей начались настоящие чудеса – теперь я шел по тенистой аллее, окруженной не только привычными липами, кленами – кленовый сироп, я помню, но и не характерными для нашей широты растениями. Неведомый архитектор устроил настоящий ботанический сад – и пальмы с висящими на них кокосами, и гульманхыр, и джакаранда, и усыпанный белыми цветочками фикус. Откуда они здесь? Но кто сказал. Что мы на одной широте? Логичней предположить, что в стране грез вечное лето. И кактусы с острыми иголками.
Дорожки, разбегающиеся от центральной. И вот – граница поселения. Сворачиваю на первую, выложенную розовым кирпичом наподобие рустики. Меж кирпичиками пробивается травка, кое-где уже достаточно высокая, и не похоже, что по ней недавно ходили. Камушки прогибались под моими шагами, и шел я все медленнее и медленнее, приближаясь к маленькой, чисто условной калитке из штакетника в тон дороге. Никакого замка, калитка слегка поскрипывала....
Вокруг – живая изгородь, выполняющая, скорее, декоративную функцию, из шиповника, некоторые плоды ужа созрели, а над оставшимися цветочками роились пчелки. К домику вела нехоженая дорожка через заросшую лужайку. Да, так и есть – домик покинут. Уютный, нежно-розового цвета, два окошка по обеим сторонам двери, открытая веранда с пожухшими цветами. Крыша, покрытая черепицей. Настоящий домик-пряник. Только никого – паутина видна даже с десяти метров. И вот еще. Справа я приметил нечто напоминающую рожковую вешалку, на которой висели огромные стрекозиные крылья, тоже опутанные паутиной. Ну и ну...
Позвать – Эй, есть кто здесь? Но услышать меня некому.

Вернувшись на основную дорожку, я прошел метров сто, и еще раз свернул в проулок. Но и следующие два домика, как две капли воды, похожие на первый, оказались покинутыми. Нарастающее чувство тревоги охватило меня. А вдруг и вправду здесь что-то приключилось, и я неспроста оказался в стране грез?
Я шел под естественным навесом, кроны деревьев смыкались, почти не пропуская солнечные лучи. Один перекресток, другой. Появились указатели, таблички на столбиках, написанные готическим шрифтом. Значит, городок не опустел окончательно. Тогда где моя фея? И спросить не у кого – ни одна из жительниц не попалась мне навстречу. Может, у них послеобеденный тихий час? Названия улиц на фейском, но мне казалось – «Цветочная», «Оранжевая», «Васильковая». И здесь кто-то живет. Свернуть, постучаться в домик, но я упрямо продвигался вперед, отмахиваясь от бесконечных разноцветных бабочек. Разлетались!
А вот и стрекоза, мне показалось, что она как-то странно разворачивается и смотрит на меня, приглашая следовать за собой. Интуиция не подвела. Живой вертолетик приземлился на очередной столбик – посмотри здесь. И уставился на меня огромными выпученными глазами. Кириллица на табличке – “Девушка Фе”, и указатель направления. Сердце забилось учащенно, ноги вдруг сделались ватными, и я свернул на боковую аллею.


Глава 3

На самом деле аллея – широкая, тенистая. И не заброшенная, видно, по ней ходили постоянно, феи же не всегда летают. Деревья по обеим сторонам – экзотические гульманхыр и джакаранда, усыпанные красными и фиолетовыми цветочками. Разноцветные попугайчики сливались с ними, и с интересом смотрели на прохожего.
Вот и сиреневая цвет калитка. Остановился перевести дух – я был уверен, что девушка Фе дома. Но она меня встретит? И кого я увижу на самом деле – ту девушку, которая пришла ко мне в дождливый день, или же здесь она имеет иное обличие?
Кусты шиповника аккуратно пострижены, над ними, что не удивительно, вьются пчелки и бабочки, во дворе – ровненький газон. И такая же вешалка для крылышек. Открыл калитку, нерешительно сделал шаг вперед. Из-под ноги выпрыгнул кузнечик и с удивлением посмотрел на меня. Еще шаг, другой... да, такая же веранда, открытая, но закрытая гирляндами цветов, похожих на душистый табак, только разного цвета, а перед ней цветник. Анютины глазки, крокусы, желтенькие ноготки. Астры, тоже разноцветные, на аккуратных клумбочках, каменная горка с фонтанчиком. Неплохо устроились... Я подошел к веранде и решился:
 Фе... – голос мой сорвался...
Она выйдет, и что? Как встретит? Ведь она исчезла так внезапно. Ни звука. Двери, как таковой, не было – жалюзи из цветов, достаточно отодвинуть в сторону. И вдруг они разошлись, и на пороге появилась девушка Фе. Не в плаще, как в тот памятный день, а в одной, едва доходящей до середины бедра, прозрачной накидке.
Фея сделала шаг мне навстречу, взяла за руку, и, невозмутимо, будто не случилось ничего сверхъестественного, произнесла:
– Пошли, – и улыбнулась...
Я поднялся на веранду.
– Вот, смотри! – К потолку подвешена люлька, сплетенная из ивовых прутьев, и выложенная мягким мхом, на котором, укрытый тончайшим покрывалом, мирно спал младенец. С уже отросшими длинными рыжими волосами, – это Фунтик, наш...
– Сколько ему? – глупый вопрос, ведь со дня нашего расставания прошел год.
– Пять месяцев, ведь у нас, фей, если так случится, дети рождаются не через девять месяцев, а через семь, и растут быстрее. И после пяти месяцев начинают ходить. Правда, в нашей стране грез – редкость. Дети рождаются только от мужчин, людей, – поправилась она... и мы взрослеем рано, мне уже почти пятнадцать.
Выходит, я имел связь с несовершеннолетней. Только не знаю, относится ли это к феям?
– И живем мы, пока не сломается наш цветок, или обидит нас. Этого пережить нельзя.
Тут ребенок проснулся, и я услышал явственное – «мама». Вместе с Фе, держась за руку, мы подошли к люльке. Я нагнулся, а мальчик протянул ко мне ручонки – «папа»!
– Это я научила его, – гордо сказала Фе, – он очень способный. Я с ним говорю на вашем языке, чтобы, если так случится...
Что-то оборвалось внутри, я с трудом сдержал слезы. Фиолетовые глаза, как у Фе, рыжие волосы и мои черты.

– Сейчас я покормлю Фунтика, – она распахнула тунику и приложила ребенка к груди, – а ты прими душ с дороги, он на улице, и туалет, и возьми это – она достала из встроенного, совсем как у нас, шкафа, прозрачные тунику и шорты. Мягкие и нежные на ощупь.
– У нас все одеты подобным образом, – прочла мои мысли Фе, – так что будь готов ко всему и не стесняйся.
Легко ей говорить! Я ж не принадлежу к нудистам.
Душ и удобства располагались за домом. Удобства, как я понял, два – васильковое для гостей и близких сильного пола, а розовое – для фей настоящих. Никаких дверей, отодвигаешь гирлянду, и входишь. Возвышение, выложенное голубым кафелем, подобие не унитаза, а вазочки, и безо всяких бачков. Интересная конструкция. Рядом – душ, тоже кафель. Едва я встал, как из хромированного душа полилась вода, и сбоку, я сначала не понял, откуда. Ароматная, с пузырьками, минеральная, и пить ее можно. Что я и сделал. И неизбежно накопившаяся усталость сошла буквально за несколько минут.
Переодевшись, я, как ни странно, почувствовал себя комфортно.
Пока Фе была занята, я решил посмотреть – что там, за домом? Участок, как принято у нас называть, большой. Даже очень. Зеленая лужайка, слева – аккуратные грядки с созревающим урожаем – феи отнюдь не белоручки, дыни, арбузы, кабачки – все, как у нас, неведомые мне кусты с плодами. Выходит, и здесь феи питаются не святым духом. Справа, возле непрерывной живой изгороди, ульи на ножках. Четыре штуки, и необычной формы – полукруглый верх, с летками для пчел по бокам. Значит, Фе и другие феи занимаются пчеловодством, а потом меняют их на продукты и товары? Надо разобраться. А сейчас меня ждут Фе и наш сын.

Взял ребенка на руки и стал ему говорить то, что обычно говорят маленьким детишкам. А Фе стояла рядом и улыбалась. Мы сели в плетеные кресла на веранде, и не могли наглядеться друг на друга.


Глава 4

Девушка Фе показалась мне не той, которую я увидел впервые. Долгое расставание, и ждала ли меня Фе? Да, конечно, иначе как бы я оказался здесь?
А она улыбалась, глядя, как смущаюсь я, как с любовью смотрю на нашего сына. И улыбаюсь, видя, как огромный кузнечик, зелененький, прыгает на мою руку, а потом и на Фунтика. Тот просыпается и начинает играть с ним. Глазки у него – большие, и тоже фиолетовые, как у мамы. Как в японских мультфильмах.
– Не бойся, у него – это лучшие игрушки – кузнечики, божьи коровки и стрекозы. Они не причиняют друг другу зла. Вот, смотри… Большая стрекоза с прозрачными крылышками, с разноцветными пятнышками, приземлилась на ручке ребенка. Но не просто – та держала в лапках маленькую палочку, на которой я заметил крупинку меда. Фунтик протянул ручку, взял ее, и стал сосать, как леденец. Чудные дела! – Мы стараемся быть вместе с природой, ты видишь?
Куда уж! Стрекоза, взмахнув крылышками, взлетела, а мальчик махнул ей маленькой ручкой…
Да, ребенок растет не по дням, а по часам. Пожалуй, через пару лет мы будем с ним играть в футбол. Был бы мячик. Маленький, сафьяновый.
– Ты это имеешь в виду?
На полянке появилось несколько разноцветных мячиков, мальчик потянулся к ним, я опустил его на травку и взял за руку. Пару шагов – и он, будто это было заложено в нем генетически, пнул мячик ножкой.

Примерно через полчаса Фунтик угомонился, и я положил его в люльку. Кто может сказать, какие чувства переполняли меня? Меня, совершенно неожиданно попавшего в страну грез, и встретившегося не только с девушкой Фе, но и рыженьким, похожим на меня плодом нашей любви?
А девушка Фе подошла ко мне, обняла, и… Что я мог спросить? Почему ты так внезапно исчезла? Мы действительно в стране грез? И почему у тебя снова распущенные волосы, и даже как ты смогла сделать, что я очутился здесь?
– Ты, наверное, голоден?
В моих руках появился поднос. Прозрачный, почти невесомый, а на нем – высокий стакан, наполненный оранжевой жидкостью, и несколько неизвестных мне фруктов или ягод. Нечто, по вкусу напоминающее мед, и клубника, только с зернышками. А здешний аромат ни с чем несравним.

– Скоро у нас будут гости. Я должна показать и сына, и его отца, а мне нужно поработать, и ты можешь посмотреть и помочь…
Понятно, пользование благами цивилизации не бесплатно, что нужно предложить нечто адекватное. Мы подошли к ульям, девушка Фе приложила к летку – я не знаю схожего термина, нечто вроде бутылочки с соской, которая стала наполняться медовой жидкостью.
– Мы собираем мед, отвозим его, и меняем. Я расскажу после. У вас это называется натуральный обмен, но не совсем так. Тебе интересно?
Мне было интересно все, но пока я предпочел осмотреться. Повторюсь, я пока не собрался расспрашивать Фе никаких вопросов, не лучше ли сказать то, что я мечтал все, прошедшее с момента нашего расставания, время:
– Фе, я люблю тебя, и… – проглотил комок в горле….
Ответа не услышал. Наверное, Фе было не до того, или я вообще ничего не понимаю…
– Теперь нужно покормить кузнечиков, они помогать собирать мед, позаботиться о мышках, и окунуться в ручеек. Но это потом. А завтра – мед с дальних полей…. И молоко – это опасно, но мне – нет. Ты же будешь со мной?
Против мышек я ничего не имел, наверное, те тоже выполняют определенную функцию в этой стране, а мед – наверное, это вроде местной валюты, а какую опасность представляет сбор молока?
Но пока я решился задать один вопрос:
– Фе, а что это за крылышки? И кивнул в сторону своеобразной вешалки…
– А, это… ты видел, мы можем парить над лугами, полями, но невысоко. А с крылышками, включаешь, и можешь лететь быстрее. Ты разве не заметил коровок, которые пасутся на дальних лугах?
Да, я видел вдалеке неясные фигурки, но, к своему стыду, ничего не понял, о чем сказал Фе.
– Но это дело опасное, можно попасться к эльфам, но мне это не грозит, потому что…. Но ты поймешь потом…
Так, я понял – не нужно ничего спрашивать, а быть наготове. И задал смешной, но естественный вопрос….
– А я могу взлететь, если…

– Да, и без крылышек, только пожелай этого…
Мне бы ответить, что я желаю только тебя, но я…. Взлететь! И поднялся на несколько дециметров над лужайкой, ощутив…. Не состояние полета или причастности, а то, что ныне я в полной власти Фе. Но не так – она лишь дала мне возможность…
– А теперь… Мы должны приготовиться к приему гостей.…
Какие гости! Созерцание любимой девушки, матери твоего ребенка, и практически обнаженной… Желание переполняло меня, но все зависело только от Фе…
Несколько пассов, и посреди полянки возник столик, а на нем – высокие бокалы с нектаром…. И мышки – те принесли и разложили по тарелочкам листочки неизвестных мне растений, и ягоды. Я говорю – неизвестных мне, но кто из простых, не сведущих в биологии, людей, знает? Похожие на клубнику, сливу и абрикос одновременно. А в центре каждого из столиков – светлячки с миниатюрными фонариками…
– Тебе нравится? – девушка прижалась ко мне, и прикосновение было настолько страстным, что я подумал – а какое все это имеет значение, если мы сейчас…. займемся любовью, и…. но знак должна подать только она. Если феи способны на это…


Глава 5

Мы стояли обнявшись, я буквально впитывал Фе… какая, к дьяволу, фея, реальная женщина, фактически моя жена, мать моего ребенка, которого я только что держал на руках. Я приподнял и без того невесомую тунику, и прикоснулся… Упругое, ласковое, выгибающееся мне навстречу тело, губы, не забытые, но не реагирующие на поцелуи… Что это? Фе? Но мы сливались в одно единое, пока…
Я услышал легкое шуршание. Фе отстранилась.
– Смотри.
На полянке перед нашим домом, как... Не найду сравнения, приземлялись, одна за другой, феи! С разноцветными самыми крылышками. Они снимали их и развешивали на вешалке. Но не все –некоторые прилетали, приходили – наверное, ближайшие соседи.
В глазах рябило – не от разноцветных летательных аппаратов, а от окружившей меня внезапно красоты. Попробуй разобраться, кто здесь есть…. И…. Столько обнаженных девушек! Ибо одеты они были по одной форме, в прозрачных туниках, лишь на оборочках аппликации, повторяющие узор на крылышках. Ладно, мне не привыкать, все же я художник, и работал с обнаженной натурой, абстрагируясь от собственных желаний. Но тогда были привычные для меня условия, и, прежде всего, работа. Здесь же….
Фе оставалась невозмутимой. Когда все – я ухитрился пересчитать, их было двенадцать, феи, прибыли, она взяла меня за руку, и представила:
– Это Клим, отец нашего Фунтика, – для меня, по-русски, а для своих – на фейском.
Да, оказаться в такой компании, и не понимать абсолютно ни одного слова. Нет, не европейский язык, я тогда хоть что-то бы понял, может, нечто древнеиндийское или древнееврейское? Санскрит? Придется учить. Совершенно глупая мысль, а, я пытаюсь отвлечься. Потому что…
Феи же, одна за другой, подходили ко мне и представлялись, называя свои имена. Приседали, как полагается, приподнимая и без того короткие туники. Я кивал каждой и пытался дружески улыбнуться, но это получалось с трудом – мое прозрачное одеяние не могло скрыть…. Но они, казалось, не замечали этого. Я целовал нежные протянутые пальчики, феи были обучены светским правилам, и старался не фиксировать внимание на прекрасных фигурках.
Девушки были как на подбор. Светленькие, темненькие, рыженькие, только глаза у всех – фиолетовые, а тела… Европеоидная раса, но у некоторых – явно индийские черты, и смуглая кожа. А возраст – наверное, у фей его определить невозможно, да и стоит ли?
После представления – я практически не запомнил имена, беда моя, могу зафиксировать внешность, облик, а как зовут, всегда сложность, потом разберемся, девушки подошли к столику, и каждая взяла бокал с нектаром. Я последовал их примеру. Настоящий девичник, где я выступаю в роли приглашенного кавалера. Фе решила представить своего мужчину, поделиться радостью. Вполне естественно, а что касается одеяний – у них по-другому не бывает. А в нашем мире следуют нашим правилам. Достаточное объяснение?
Фе рядом со мной, дарит меня нежным взглядом, и обменивается словами и улыбками со своими подружками. Я же только киваю, не понимая ни слова. Я предположил, что они говорят на санскрите. Пожалуй, любой султан позавидовал бы мне, была б у него возможность видеть сонм столь прекрасных девушек. А те с интересом и несколько бесцеремонно разглядывали меня. Я был выше любой из них на голову, диковинка, рыжий великан, и практически голый. Шучу, но мне было не до того.
– Они спрашивают, как ты попал сюда…. И что видел по пути…
– Фе, на каком языке вы говорите? Я ничего не понимаю, и почему к тебе обращаются Индрани?
– Это наш язык, передающийся из поколения в поколение. Некоторые из нас, кому удалось побывать в вашем мире, приносят знание и слова…. А Индрани – это мое имя, ты даже не спросил. Означает – «могущая укротить дождь». Но у тебя было одно желание. Так рассказывай, тебя ждут…

И я рассказал. Как увидел оживший портрет Фе, как оказался на ведущей в их городок дороги, как увидел заброшенные домики, и подумал, куда же могли деваться их обитательницы. Но умолчал о том, что увидел в небе. Мне показалось, что об этом говорить не надо.
Феи слушали с интересом, перебрасывались фразами, кивали и покачивали головами. Вполне человеческая реакция. Отпивали нектар из наполненных стаканов. Похихикивали – а что же их так интересовало? И о чем-то шептались с Фе…
– Фе, Индрани, о чем они…
– Они спрашивают, можно ли тебя потрогать, как я…
Девушка Фе прикоснулась ко мне.
28.08.2013

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.