Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Алексей Пертов
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
21.07.2018 1 чел.
20.07.2018 1 чел.
19.07.2018 1 чел.
18.07.2018 2 чел.
17.07.2018 1 чел.
16.07.2018 3 чел.
15.07.2018 4 чел.
14.07.2018 1 чел.
13.07.2018 1 чел.
12.07.2018 1 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Манипулятор

I

Серж Новак шел в кафе, где у него была назначена встреча с клиентом. Клиентом была дама. Вначале Серж подробно у нее выяснил, по чьей рекомендации она его нашла. Поиск клиентов посредством рекомендаций имел перед открытой рекламой преимущества: фильтровал любопытствующих, создавал особый фон, настраивающий клиентов на серьезный лад.
– Принесли?
– Да, как вы просили, – ответила она и передала Сержу несколько листков.
Даму звали Элеонора Сергеевна. Проблема, с которой она обратилась к Новаку, заключалась в ее муже. Владимир Михайлович Деля, супруг Элеоноры Сергеевны стал в последнее время испытывать проблемы в бизнесе. Никаких глобальных потрясений в делах у него не было, но что-то не давало ему выйти на новый уровень ведения дел. Обстоятельства складывались так, что он вот-вот должен подняться на ступеньку выше в финансовых поступлениях, но в действительности все возвращалось к «золотой середине», в которой он находился почти десять лет. У Владимира Михайловича сложилось ощущение, будто он опаздывает в действиях на один шаг, и кто-то постоянно опережает его. Это сильно его огорчало, что сказывалось на здоровье и на отношениях с супругой. Владимир Михайлович был на гране нервного срыва. «Никчемный я человек, неудачник, – заявлял он жене, – зря ты вышла за меня замуж!» Элеонора Сергеевна успокаивала мужа, как могла и даже втайне обращалась к различным психологам, гадалкам и колдунам. Но те только кормили обещаниями и вытягивали деньги.
Этот случай не был типичным для Новака. Обычно он занимался возвращением на «золотую середину», с которой клиент скатывался вниз. Поднаторев в восстановлении статус-кво, Серж решил расширить спектр услуг: не только возвращать клиенту утраченные позиции, но и качественно их улучшать. И эта возможность ему сейчас представилась.
К такому роду деятельности Сержа привели два обстоятельства. Первое заключалось в его интересе к системному анализу, когда он учился на математическом факультете. Второе – в истории, произошедшей с его знакомым, занимающимся бизнесом во времена дикого накопления капитала. Приятеля Сержа обложили данью местные бандиты. Избавиться от рэкетиров тому не мог помочь даже отец – полковник ФСБ. Тогда, по просьбе отца, в город из Санкт-Петербурга прибыли два незаметных человека, мужчина и женщина – с ними полковник когда-то учился, а впоследствии они ушли служить в ГРУ. Разведчики тихо прожили в гостинице месяц и уехали. После этого, бандиты не то, что отстали от приятеля, но и даже перестали замечать его присутствие в городе. Так как никакого силового давления грушники не применяли, Серж пришел к выводу, что для решения проблемы они использовали системный подход. По мнению Сержа, разведчики изучили сложившуюся преступную систему вокруг начинающего бизнесмена и сделали в ней несущественное точечное изменение, в результате чего она рассыпалась как карточный домик. После этого случая, Серж стал пробовать практиковать методы системного анализа в своей группе. В течение месяца он смог дважды поменять отношение студентов к старосте. Имеющий номинальный авторитет староста группы за две недели полностью потерял уважение учащихся, а затем снова восстановил его. Новак незаметно разбивал и вновь соединял сложившиеся пары, разрушал и восстанавливал дружеские отношения. В первое время ему мешали моральные нормы, но, избавившись от них, Новак отточил мастерство до совершенства. Людей он стал рассматривать как элементы в накладывающихся друг на друга системах. В какой-то момент Сержу показалось, что он занимается магией – за что бы он ни брался, все у него получалось.
Свое первое вознаграждение за решение проблемы при помощи методов системного анализа Новак получил случайно. Как-то раз он возвращался с каникул к месту учебы из родного города. В поезде его попутчиком оказался директор небольшой мебельной фирмы. Как часто бывает при случайных знакомствах в поездках, попутчик излил душу Сержу о своих бедах. Связаны они были с его бизнесом. До какого-то времени дела шли успешно, но в один момент все стало рушиться. Причем, без всяких на то оснований.
– Ума не приложу, в чем дело, – говорил он Сержу, – деньги в дело вкладываю, ассортимент расширяю, а отдачи все меньше и меньше.
Новак не стал вдаваться в особенности мебельного дела, а только поинтересовался коллективом фирмы. Задав несколько наводящих вопросов, Серж пришел к выводу, что источник проблемы заключается в новом бухгалтере, которую недавно приняли на место старого. И хотя директор заверял, что в его фирме строгий учет и контроль, Серж посоветовал тому сменить счетовода.
– А что, может я так и поступлю, мне терять уже нечего. Как бухгалтер она конечно грамотная, отчеты делает вовремя, документация всегда в порядке, но как-то не вписывается в коллектив. Ведет себя как серенькая мышка – ни с кем не общается, корпоративных мероприятий избегает. С ее приходом пропал запал в фирме. Все как вареные стали. Возможно, она и есть ложка дегтя в бочке меда.
Этот разговор в поезде так бы и остался для Новака ничего не значащим событием, если бы не случай. Через полгода на перекрестке перед Сержем остановилась новенькая черная «Волга», символ благополучия в те времена. Из нее приветливо махал рукой директор той самой мебельной фирмы, приглашая в салон автомобиля.
– Видно тебя сам бог тогда мне послал! – говорил счастливый директор, когда Новак сел в автомобиль. – Как уволил бухгалтершу, так сразу дела в гору пошли. Поехали ко мне в салон, покажу тебе новые модели.
В салоне директор увлеченно расхваливал диваны, а затем предложил Новаку выбрать себе любой понравившийся в подарок.
– Ты не стесняйся, – говорил он смутившемуся Сержу, – твой совет меня буквально от банкротства спас. Я тогда уже и вовсе думал с предпринимательством покончить, а вот… – И он любовно обвел руками зал, пестреющий разнообразными расцветками диванов.
Вдобавок ко всему, директор пригласил вечером Сержа в ресторан, где невзначай пожаловался на племянника, связавшегося с дурной компанией.
– Слушай, может ты посоветуешь, что с этим оболтусом делать? У тебя голова, смотрю, нестандартно варит. Сестра в долгу не останется, отблагодарит, – сказал мебельных дел мастер и, немного помолчав, добавил – хорошо отблагодарит.
Серж взял координаты сестры и, встретившись с ней, решил проблему ее сына. Сестра в долгу не осталась. Когда стало ясно, что сын окончательно порвал с бездельниками, взялся за ум и учебу, она заплатила Новаку приличную сумму, равную полугодовой зарплате на которую он мог рассчитывать по окончанию института. После этих событий Серж забросил институт и начал профессионально практиковать системный анализ – за деньги. Вначале клиентов он искал сам, буквально навязывая свои услуги в решении жизненных ситуаций всем подряд. А когда у него сложилась определенная репутация, клиенты стали сами находить его. За десять лет ведения столь специфичной работы, Серж Новак стал вполне успешным человеком – обзавелся хорошей квартирой, машиной, ездил отдыхать на заграничные курорты. В общем, был доволен жизнью и собой.
– Я так переживаю за Володю, – говорила Элеонора Сергеевна, – у него прямо депрессия из-за этого бизнеса.
«Прежде чем ставить кому-либо диагноз депрессия, убедитесь, что его не окружают идиоты», – подумал Серж.
– Не волнуйтесь, Элеонора Сергеевна, разберемся. Здесь все окружение Владимира Михайловича? – кивнул на листки Серж.
– Может я кого и упустила, но основные люди, с кем муж общается – все здесь.
– Хорошо, если что еще потребуется, я вам перезвоню.

II

Дома Новак мельком просмотрел список окружения Владимира Михайловича. Раньше он скрупулезно изучал все связи и взаимоотношения клиента, прежде чем принять решение по изменению ситуации. Со временем методичное копание в мелочах плюс практика, дали Сержу в распоряжение мощный инструмент. Этим инструментом явилась дьявольская интуиция, которая не только никогда не подводила его, но и становилась все сильнее после очередного дела. Обычно, она работала так: просматривая связи клиента, Серж ощущал легкий холодок в груди, когда его глаз падал на источник проблемы. После детальной проверки, подтверждающей внутренний сигнал, он принимал решение. В этот раз интуиция молчала. «Возможно она, и правда кого-то упустила», – думал Серж, мысленно представляя Элеонору Сергеевну. Когда ее образ четко проявился в воображении, появился знакомый холодок в груди. Вспомнив еле заметную тревожность в голосе Элеоноры Сергеевны, когда она говорила о муже, и которую он принял за естественную нервозность при беседе с незнакомым человеком, Новак понял, что источником проблемы является она. «Страх перемен, даже в лучшую сторону, способен свести на нет любые начинания окружающих», – подумал Серж. Это было подобно материнской гиперопеке, когда мать, опасаясь, что ее чадо у нее может забрать смерть, отнимала его у жизни, посылая тому сигналы об опасностях, таящихся во внешнем мире, в результате чего в подсознание ребенка закладывалась ошибка, приводящая к хроническим неудачам.
Методы системного анализа для решения проблем предполагали изменение отношений элементов между собой или выведения одного из системы. В данном случае изменение отношений было невозможно. Элеонора Сергеевна была окончательно сформировавшейся личностью, не способной к внутренним перерождениям. Решение было только одно – вывод Элеоноры Сергеевны. Новак впервые столкнулся с тем, что клиент, непроизвольно заказывал свое устранение. Разрушить отношения Элеоноры Сергеевны с мужем было в силах Сержа, но дилемма заключалась в том, что вознаграждения он за это бы не получил. Отказаться от заказа было выше сил Новака. Этому не позволяла его личная профессиональная гордость – за все время у него в делах не было еще ни одного прокола. Он решил на время отвлечься от сложившейся ситуации и погрузился в свое недавно появившееся увлечение.
Хобби Сержа заключалось в написании публицистических статей в интернет журналы. В них он завуалировано пропагандировал системный анализ под покровом псевдонаучных и оккультных теорий, чем привлекал к себе не вполне адекватных людей. Они видели в них только мистический налет, а Новака принимали за «посвященного» в тайны мироздания и просили о помощи. На их безумные письма Серж не отвечал. Дистанционно он не работал, да и финансовые возможности этих людей были весьма сомнительны. Только одно письмо, если не заинтересовало Новака, то позабавило. Оно было от некоего адепта организации, занимающейся духовными практиками. Адепт был солидарен с мыслью Новака в одной из статей, в которой Серж говорил о преступности как о структуре, которую невозможно разрушить. В своем письме он уточнил, что эта структура есть не что иное, как дьявольская сеть, по которой течет поток резонирующих и усиливающих друг друга мыслей совокупных умов грешников: обмануть, убить, украсть, соблазнить. Именно эта «совокупность умов грешников» и потешила Сержа. «Весьма оригинальное определение главному оппоненту бога!» – подумал он тогда. Ради забавы, Серж поинтересовался у него: возможно ли как-то управлять этим потоком? Тот ответил, что попадая в сеть, человек вынужден действовать в унисон с остальными, так как суммарное могущество потока неизменно превосходит силу каждой его из составляющей частей. Однако в потоке есть места неопределенности, заняв которые, можно получить стратегическое преимущество, но они не постоянны и возникают в соответствии с невообразимо сложной закономерностью, если и вовсе не хаотично. На какой-то миг это заинтересовало Сержа, как математика, но из-за абсурдности темы интерес сразу пропал.
Быстро набросав небольшое эссе о тонких связях, которыми человек обрастает в течение жизни и которые определяют его место в социуме, Новак вернулся к своему сегодняшнему заказу. Взвесив, что для него является главным – выполнение заказа или его оплата, он пришел к выводу, что оплата стоит на втором месте. С точки зрения здравого смысл это было не разумно. У Сержа появился внутренний зуд, какого он никогда не испытывал, призывающий немедленно приступить к работе. В его голове мгновенно созревали планы, один изощреннее другого по разрыву отношений супругов Деля. В них было банальное распространение слухов о неверности одного из супругов, и даже организация несчастного случая для Элеоноры Сергеевны. И хотя Серж знал, что ничего такого делать он не будет и это всего лишь фантазии, творческий поток ни на миг не останавливался. Такое было с ним впервые. Из навязшего мозгового штурма его вывел звонок. Это был очередной клиент. Серж никогда не брался за новый заказ, не выполнив предыдущего, но в этот раз на встречу согласился. Рандеву клиент назначил прямо сейчас в одной из непрезентабельной шашлычной, что было весьма сомнительно. Однако Серж, благодарный звонку, отвлекшего его от крамольных мыслей, с готовностью поехал по указанному адресу.
В углу пропахшей жареным мясом и табаком шашлычной, за столом сидел невысокого роста пожилой мужчина. Новак сразу понял, что это и есть заказчик и направился прямиком к нему. За соседним столом расположились два крепкого телосложения парня, с грозным видом наблюдавшие за входной дверью. В противоположном углу о чем-то громко спорили маленького роста азербайджанец в потертой кожаной куртке и грязных остроносых ботинках и славянин, по внешнему виду – коммерсант. Мужчина повелительно кивнул Новаку на стул.
– Я слышал, что ты чудеса творить умеешь, – вместо приветствия сказал он, когда Серж сел за стол.
Серж хотел было спросить, как тот его нашел и о каких чудесах идет речь, но властный тон мужчины искривил его внутреннее психологическое пространство. Новак не мог выдавить из себя ни слова. В горле появился комок. От мужчины, сидящего напротив, исходила опасность. «Попадая под влияние сильной личности, становишься учетной записью в чужом жизненном сценарии», – подумал он. Учетной записью в чужом сценарии Новак становиться не хотел, поэтому быстро рассмотрел ситуацию с методологической точки зрения. «Если он меня искал, значит, проблема не у меня, а у него», – решил Серж, и комок в горле исчез.
– Чем я могу быть полезен?
– Мне надо провести в префектуру одного человека.
В этот момент из соседнего угла послышался истеричные вопли азербайджанца.
– Да ты знаешь, кто я такой?! Я вор!
При слове вор собеседник Сержа, прищурив глаз, взглянул на вопившего азербайджанца. Затем повернулся в сторону сидевших рядом парней.
– Ледень, – негромко сказал он.
Один из парней встал и медленно направился к столу, где разгорался скандал.
– Слышь, крадун, ты что-то видно попутал, – сказал он азербайджанцу и поднял того за шиворот, – сейчас я тебе растолкую.
Парень потащил резко побледневшего кавказца в сторону подсобного помещения. Бармен, при виде этой сцены опустил глаза вниз и начал усердно протирать бокалы. Новак ощутил себя в другой реальности – дремучей и архаичной, где правят жестокость и сила. Но это его не испугало, он как бы слился с ней и стал ее частью. Собеседник внимательно смотрел на Сержа. Новак почувствовал себя с ним на равных. Перед мысленным взором Сержа появилась схема, на которой были обозначены кружки, соединенные между собой стрелочками. Возле центрального кружка, самого крупного и мелко заштрихованного, стоял кружок, окрашенный в красный цвет. Такие схемы Новак рисовал для решения задач, методично выявляя связи и взаимоотношения клиента, где штрихами помечал клиента, а красным цветом проблемный элемент. Сержу показалось, что собеседник тоже увидел эту схему, и даже понял ее смысл, в отличие от него. Лицо мужчины просветлело от внутреннего озарения.
– Если то, что мне сейчас пришло на ум сработает, то я тебя отблагодарю.
В зале появились Ледень и азербайджанец. Ледень подталкивал обмякшего кавказца в сторону стола Новака и его собеседника.
– Так кто ты по жизни? – спросил мужчина кавказца.
– Я Гияс, фруктами на рынке торгую.
– Не вор?
– Клянусь мамой, не вор!
– Тогда слушай сюда, за самозванство налагаю на тебя штраф – десять тысяч долларов. Срок – три дня. Будешь к кому обращаться, штраф от Паши Стражника. Свидетели – Ледень и Медведь, – мужчина показал на второго парня, сидящего за соседним столом, и тот в ответ утвердительно кивнул головой. Все понял?
– Понял, понял, – тараторил Гияс.
– Разговор окончен, – сказал Стражник. – Ледень, Медведь, съездите на рынок с фраером, пусть покажет свои прилавки, чтобы знать, где его искать.
Ледень и Медведь взяли Гияса под руки и вывели из помещения. Из соседнего угла шашлычной с испуганным видом наблюдал эту сцену бывший оппонент Гияса. Ему было лет около двадцати пяти. Он был одет по последней моде и выглядел вполне успешно.
– Я тебя найду, – сказал Стражник Новаку.
Серж, поняв, что беседа окончена, направился к выходу. Закрывая за собой входную дверь, он боковым зрением увидел, как Стражник подошел к сопернику Гияса, и с деланной вежливостью спросил: «Что этот нехороший человек хотел от вас?»




III

Это событие Серж расценил как недоразумение. Подобное уже случалось, когда клиенты, не понимая, чем он занимается, рекомендовали его своим знакомым как чудотворца. Единственное, что оставило впечатление от сорвавшегося заказа, так это состояние включенности в мир жестокой реальности, которое, однако, сразу прошло, как только он покинул шашлычную. Вопрос с Элеонорой Сергеевной так и оставался открытым. Серж решил выждать два дня и все же отказать ей. «У каждого врача обязательно должно быть свое маленькое кладбище, иначе он ничего не делает», – успокоил он свою гордость и мысленно похоронил свой первый невыполненный заказ.
Следующий день преподнес ему еще один «сюрприз». На улице к нему подошли два аккуратно подстриженных молодых человека, предъявили удостоверения сотрудников ФСБ и предложили проехаться вместе с ними.
– Если я вам нужен, то вызывайте повесткой, – отказывался Новак.
– Зачем вам эта официальность, Серж Викторович? – говорил один из них. – Повестка – это протокол нужно будет подписывать, да и думать будете, зачем и для чего, пока к нам придете, а это нервы. А так, прямо сейчас поговорим в неформальной обстановке и вам спокойнее будет, и мы время сэкономим.
В умении уговаривать, используя психологическое давление, им отказать, было нельзя. Пока Новак пытался осмыслить сказанное, они мягко взяли его под руки и усадили в стоящий неподалеку автомобиль. Через пятнадцать минут автомобиль был возле здания главного управления ФСБ. Еще через пять минут Серж сидел в кабинете перед человеком в штатском, представившимся Александром Сергеевичем Давыдовым.
– Серж Викторович, вчера вы встречались с неким Стражниковым Павлом Георгиевичем. Вчерашний ваш знакомый – очень опасный человек – является авторитетом в преступном мире. Что он хотел от вас?
– Я и сам не понял. Вначале он мне говорил что-то о чудесах, потом о том, что ему нужно провести в префектуру человека, а затем в зале начался конфликт, после чего он мне сказал, что все сам понял и если что, то найдет меня.
– А вы, в какой сфере деятельности трудитесь?
– В сфере консалтинговых услуг.
– Понятно, а конкретно кого ему нужно провести в префектуру?
– Он не сказал.
– Интересно, – задумался Давыдов. – Недавно мы получили информацию, что Стражников собирается найти в исполнительной власти агента влияния. Возможно, для этого он и разыграл спектакль, показавший его могущество, свидетелем которого вы стали. А рассчитан спектакль был на сына префекта, который присутствовал в зале. Павел Георгиевич давно славится своими режиссерскими талантами.
– Конфликт был не настоящий?
– Не настоящий. Базарный торговец, проиграл в карты одному из людей Стражникова крупную сумму. Стражников узнал, что торговец знаком с сыном префекта и выманивает у него деньги, ссылаясь на принадлежность к преступному миру. За участие в этом спектакле, Стражников пообещал торговцу уменьшить часть его долга.
«Зачем он все это мне рассказывает?» – думал Серж.
Давыдов резко сменил тему.
– О каких чудесах шла речь?
– Да это он просто к слову сказал.
– У меня к вам будет одна просьба. Если вы еще раз встретитесь со Стражниковым, то постарайтесь как можно тщательнее запомнить, о чем шла речь и позвоните мне, – Давыдов протянул Сержу визитку.
Новак вышел из управления. «Меня вербуют? – думал Серж по дороге домой. – А, – посетила его догадка, – этот Давыдов надеется на мою болтливость и на то, что я буду распространять информацию о нечестной игре Стражникова. И если она дойдет до заинтересованных лиц, то разрушит планы Стражникова». Версия была более чем сомнительной, несмотря на то, что Серж сам пользовался подобными приемами, но он намеренно принял ее, чтобы больше не возвращаться к этой теме.
Весь следующий день Новак пытался дозвониться до Элеоноры Сергеевны, но ее телефон был отключен. Тогда он позвонил своей бывшей клиентке, по рекомендации которой Элеонора Сергеевна его нашла. Он спросил, не знает ли она домашний номер телефона Элеоноры Сергеевны. Та сообщила, что с Элеонорой Сергеевной вчера случилось несчастье – ее насмерть сбило машиной.
– Это что такое творится, – причитала она, – живем как на войне! За рулем одни алкоголики и наркоманы ездят. Куда только государство смотрит!
– Водителя нашли?
– Какой там нашли. У него и номеров то не было. Мчался как угорелый, даже не остановился паразит!
«Все же пусть и волею случая, а заказ выполнен», – думал Серж, прислушиваясь к своему внутреннему состоянию. С одной стороны, все произошло без его непосредственного участия, а с другой стороны задача, хотя и ценой трагедии, была выполнена. Перед глазами появилась картинка с лежащей на тротуаре женщиной. Ее сменила схема с красным кружком в центре, перечеркнутым жирным черным крестом. Профессиональная гордость получила частичную сатисфакцию. «Надо будет еще через некоторое время посмотреть, что будет с делами Владимира Михайловича», – ревниво думал Серж, испытывая вновь появившейся внутренний зуд.
«Ты бессовестный, бездушный манипулятор!» – вспомнились ему слова бывшей подруги Илоны.
– Тебе просто не понять, чем я занимаюсь, – отвечал он ей тогда, – если я и манипулятор, то в смысле механизма, управляющего перемещением грузов. Я своего рода эвакуатор съехавших на обочину жизни людей. И моя деятельность, в отличие от твоего занятия, имеет вполне научный подход, – Илона составляла за деньги гороскопы ищущим лучшей жизни людям.
– Вот, вот – это еще раз доказывает, что ты к людям относишься как к предметам.
– Илона! Я ответственен за свою работу. А ты просто пользуешься готовыми клише, которые навязываешь клиентам. Этим самым ты снимаешь с себя личную ответственность. Очень удобно прикрываться светилами – извините, но так говорят звезды! Так что вопросы о манипуляции и совести весьма спорны.
– Ты законченный эгоист и еще много несчастья принесешь окружающим! – вспыхнула Илона.
Серж спорить не стал. «Бабий кадык не заткнешь ни пирогом, ни рукавицей», – подумал он. После этого разговора по инициативе Илоны их отношения закончились. «Интерес начинает пропадать, где становится слишком сложно и непонятно, – думал он об Илоне, – видно непрост я для нее оказался».
«Какая к черту совесть! – размышлял он сейчас. – Сегодня совесть определяется законопослушанием и не более. Лично моей вины перед законом в трагедии абсолютно никакой нет».
В последних неудачных двух заказах Серж увидел негативную тенденцию. Чтобы ее изменить, он решил пока заказов не принимать и на время сменить обстановку. Он купил билеты до Испании и уже через три дня был на берегу Средиземного моря.

IV

Отдых Сержа проходил стандартно. За свои многочисленные поездки по различным курортам у него сложился определенный алгоритм поведения. Перепробовав поначалу разнообразные экстремальные развлечения: подводную охоту, катание с гор на надувных санях, дампинг и тому подобное, он впоследствии ограничился дневными походами на пляж и вечерними посещениями питейных заведений, где искал знакомств на ночь со скучающими дамами. Это для него было своеобразной охотой. К концу второй недели «эротического сафари» в списке его «трофей» были две американки, француженка и одна соотечественница. Вот и сегодня он сидел в пока пустующем баре в ожидании добычи.
В бар вошли четверо мужчин. В полумраке зала их лица были неразличимы. И хотя их было всего четверо, у Новака возникло ощущение, что вместе с ними вошло многотысячное войско. К этому ощущению добавилось уже знакомое состояние включенности в мир жестокой реальности.
– Ледень, – прозвучал в тишине властный голос – поторопи халдеев.
Один из мужчин направился к барной стойке. У Сержа появилась догадка, и, чтобы ее проверить, он тоже подошел к стойке. С более близкого расстояния он разглядел в компании знакомых по шашлычной – Стражника, Медведя, Леденя и молодого человека, для которого, по словам Давыдова, был устроен тогда спектакль. Стражник посмотрел на Новака.
– Какая встреча! Рад видеть земляка на чужбине!
Он жестом пригласил Сержа за стол.
– Парни! – обратился Стражник к своей свите. – Прогуляйтесь до Реваза. Скажите, что от меня и возьмите у него девок, что понравятся. Но не зарывайтесь, шлюх не обижайте!
На лицах парней появились похотливые улыбки, и они встали из-за стола и вышли из бара.
Бармен принес бутылку конька.
– Сдается мне, что наша встреча не случайна, – сказал Стражник, наливая коньяк в рюмки. – За встречу! – они выпили. За столом повисло молчание. Стражник о чем-то думал – Пойдем, – сказал он немного погодя, – мне кое-что нужно проверить.
– Куда?
– Здесь недалеко, – и уже обращаясь к бармену, добавил, положив на стол купюру в сто евро, – ничего не трогай, через пару часов вернемся.
Бармен вряд ли понял, что сказал Стражник, но усиленно кивал головой в знак того, что все так и будет. «Они только делают вид, что ничего не понимают, но когда видят деньги, то все даже очень хорошо понимают», – проворчал Стражник.
Стражник встал из-за стола и направился к выходу. Серж пошел за ним.
Минут через пятнадцать они были в казино. Стражник обменял деньги на фишки, и они прошли в зал. По тому, как персонал почтительно отнесся к Стражнику, было ясно, что он здесь является желанным гостем. «Стой всегда рядом со мной и никуда не отходи», – велел Стражник. Он, не задерживаясь надолго, переходил от одного рулеточного стола к другому, делая минимальные ставки. Серж следовал за ним. Стражнику не везло. Серж заметил, что они ходят по кругу против часовой стрелки. Как только они сделали третий круг, Стражник за одним из столов удвоил ставку и выиграл. У Сержа в этот момент к состоянию включенности в мир жестокой реальности добавилась эйфория, схожая с сексуальным возбуждением. Сержа обуяло неимоверное предвосхищение успеха. «Есть контакт», – тихо произнес Стражник. Не отходя от этого стола, он, постепенно повышая ставки, начал вести игру по крупному. Внутренняя реальность Новака изменилась. Он ощущал себя единым целым со всеми игроками мира, которым в данный момент сопутствовала удача. Стражнику немыслимо везло – гора фишек росла перед ним, как на дрожжах. Вокруг их стола собирались любопытствующие. Новак краем взгляда увидел, как менеджер зала показал официантке на них и, уже через минуту она была перед Стражником с подносом, на котором стоял бокал шампанского. Стражник автоматически взял бокал и, поток азарта в теле Новака вмиг исчез. Видимо Стражник это тоже почувствовал «Сбили волну, суки», – зло прошептал он. Сделав две небольших ставки, которые проиграл, он встал из-за стола и, увлекая за собой Сержа, направился к кассе, где обменял фишки на деньги. «Так положено», – сказал он, отдав Сержу часть выигрыша. Сумма была равна примерно двум заказам Новака.
Они вернулись в бар. Бармен свое обещание выполнил – стол стоял нетронутым.
– Все же не просто так я тебя встретил, – налил коньяк Стражник, когда они сели за стол. – За удачу!
Едва они выпили, как Стражник вновь и вновь наполнял рюмки. Он хмелел на глазах.
– Еще тогда я понял, что неспроста ты мне попался.
Новаку показалось, что Стражник не в себе. Его глаза стали бегать по сторонам, будто он чего-то опасался. Плечи опустились, он пригнулся к столу и как бы стал меньше ростом. Властные нотки из голоса пропали и появились заговорщицкие.
– В этом мире дьявол все запутал и перемешал. Я еще с малолетки это подмечать стал. Раз, взяли меня на кармане. Мусор посмотрел на меня и отпустил. Никогда не забуду его глаза – злые, как у бродячей собаки. По ним сразу было видно, что он свой. Но не по жизни – по духу. Помотавшись по лагерям, понял, что среди своих много чужих, а среди чужих своих. Но еще есть и не свои и не чужие – какие-то особенные. Сидит он рядом с тобой, и в этот момент тебе начинают помогать умом и духом все, для кого ты свой. Ты мне тогда помог.
– Чем?
– Тебе не понять, как и штирлицам! – он выпрямился, в газах появилась прежняя уверенность. – Они каждый мой шаг пасут. И тебя теперь будут дергать.
В этот момент в зал вошла его свита.
– Парни! Идем на море! – пьяно кричал Стражник.
– Паша, тебе надо поспать, – заметил Ледень.
– Все в ажуре, – ответил ему Стражник. – Словимся, – сказал он к Сержу.
Пошатываясь, он встал из-за стола, и компания вальяжно покинула бар, оставив Новака в одиночестве. Эта встреча оставила у него неприятный осадок, который не смогла компенсировать даже крупная сумма денег, полученная от Стражника. У него складывалось впечатление, что его используют в какой-то игре, где ему отведена непонятная роль. «Надо завтра же ехать домой», – подумал Серж. Он поспешил к себе в номер.
На следующее утро Серж купил билет до Москвы на ближайший рейс. Перед самым отъездом увидел, как работники отеля что-то бурно обсуждают между собой.
– Вчера в море мужчина утонул, – подошла к Новаку соседка из номера напротив. – Вы уже уезжаете? – разочарованно спросила она.
Она была родом из российской глубинки, далеко уже немолодая женщина. В течение всего времени отдыха Сержа она пыталась с ним флиртовать, от чего он тактично уходил.
– Да, к сожалению дела.
– Жаль.

V

«Вот тебе и лечение географией, – размышлял Серж, лежа дома на диване, вспомнив совет одного теле психолога при депрессии сменить на время обстановку. – Если у тебя внутри пустота, то она едет вместе с тобой, – мысленно оппонировал он тогда психологу. – В моем случае вместе за мной потянулись дела».
Ему захотелось узнать о судьбе мужа Элеоноры Сергеевны. Он позвонил знакомой Элеоноры Сергеевны.
– Здравствуйте, Ирина Петровна, как ваши дела?
– Спасибо, Серж Викторович, с вашей помощью – все отлично, – Серж помог ей восстановиться на прежнюю должность после того как ее подсидела конкурентка.
– Рад за вас, Ирина Петровна. Мне очень жаль, что произошло с Элеонорой Сергеевной. Муж, наверное, сильно переживает?
– Ой, и не говорите, Серж Викторович! Он за три дня весь поседел. Бизнес свой сразу распродал и подался в чиновники.
– Как в чиновники?
– Ему уже давно предлагали место начальника департамента имущественных отношений, да только Эля была против этого. Она говорила, что люди, которые его туда сватают – бандиты. Владимир Михайлович – человек мягкий, податливый и Эля думала, что они будут через него свои дела решать, а ему за все отвечать. Поэтому и хотела, чтобы его бизнес шел лучше, а он забыл о префектуре.
– Понятно, Ирина Петровна, если у ваших знакомых будут проблемы, то всегда рад помочь.
– Обязательно вас порекомендую, Серж Викторович, вы просто чудотворец!
«Когда сильно чего-то желаешь, получаешь ровно наоборот, – думал Серж, – закон обратного усилия в действии. Все же прав я был, что проблема в ней».
Новак вспомнил о своем обещании позвонить Давыдову, если у него еще раз произойдет встреча со Стражником. «В наше время дружба с таким ведомством совсем не помешает, – подумал он, – если только с ним сильно близко не сближаться». Он набрал номер Давыдова. Давыдов предложил прямо сейчас подъехать к нему. Серж вышел из дома и через час был в управлении ФСБ.
После недолгих согласований с дежурным Сержу выписали пропуск и он поднялся в уже знакомый кабинет, где кроме Давыдова находился еще один человек.
– Грязнов Петр Семенович, – представил Давыдов его Новаку – Вы побеседуйте, а то у меня дела образовались, – и он вышел из кабинета.
Когда Серж ехал к Давыдову, то думал, что речь будет идти о встрече со Стражником, однако Грязнова интересовала его работа, а точнее методы системного анализа. Серж, вкратце рассказал ему о них.
– Говорите изменение отношения субъекта к ситуации или выведение проблемного элемента из системы? – Грязнов задумался. – Вам, по-видимому, просто невероятно везет. На практике невозможно все безошибочно просчитать, когда имеешь дело с живыми объектами. Математически можно точно вычислить, где окажется собака, если ее ударить с определенной силой в заданном направлении. Но подпустит ли она к себе и не укусит ли – большой вопрос.
– Не думаю, что везет. Недавно я наблюдал со стороны проявление везения и это никак не связано с системным анализом.
– Где и какое везение вы наблюдали?
Серж рассказал о случае в казино.
Грязнов стал подробно расспрашивать Сержа, как все было. Его интересовали мельчайшие детали, предшествующие игре.
– Стало быть, перед тем как началась полоса везения, ваш знакомый трижды обошел зал против часовой стрелки. Вы что-нибудь необычное ощущали при этом?
– Мне показалось, что я связан со всеми, кому в этот момент сопутствует удача.
– А еще что-нибудь непривычное при общении с вашим знакомым испытывали?
– Испытывал. Состояние агрессии.
– А после общения с вашим знакомым вокруг вас ничего неординарного не происходило? Драки? Конфликты?
– Не замечал.
– Ну, да ладно.
В кабинет вошел Давыдов. Он вопросительно посмотрел на Грязнова. Грязнов кивнул ему головой.
– Ну, что же, Серж Викторович, – сказав Давыдов Новаку, – спасибо, что пришли. Больше задерживать вас не будем. Всего вам доброго. Успехов.
Новак вышел из кабинета.
– Похоже, здесь что-то есть по моей части, – сказал Грязнов Давыдову, как только Серж закрыл за собой дверь, – присмотри за ним.
– Слушаюсь, товарищ полковник.
«Задерживать больше не будем! – мысленно ворчал по дороге Новак. – Для чего я был им нужен? Причем мои ощущения? Заняться им что ли больше нечем?»
Проходя мимо кинотеатра, Серж остановился. С афиши на него смотрел улыбающийся Герман Стариков, сокурсник с философского факультета, с которым они в пору учебы вели модные в те времена интеллектуальные беседы за чашкой кофе. «Герыч?» – удивился Серж, еще большее удивление вызвал текст афиши, сообщающий о лекции «Мистические тенденции в постсовременном мире» ведущего в стране трендсеттера. – Вот дает! – вслух восхищался Новак. – Трендсеттер! Герыч всегда был мастер пудрить мозги!
«Парадокс, – думал он, – сегодня без высшего образования продавцом сотовых телефонов невозможно устроиться, а общество запрашивает мракобесие. Или может его обществу навязывают?»


VI


– Паша! Какого черта ты еще здесь?! Езжай в Израиль и замри там. Все, тебя нет. Ты умер.
– Все в ажуре, Семенович, утонул, так утонул. Пацаны в натуре поверили. Только не ты игру ведешь, а черти тобой играют.
–Тебе, Павел Георгиевич, голову лечить пора. Про квартиру эту забудь и немедленно в аэропорт. Документы у тебя есть.
– Значит, больше не увидимся?
– Может еще и воскреснешь.
Стражник встал с кресла и вышел. Грязнов закрыл за ним дверь и, выждав полчаса, покинул конспиративную квартиру.
Грязнов шел по вечерней улице. «Как все это началось?» – вспоминал он. А началось все закономерно и предсказуемо. Образование, которое давало своим сотрудникам Академия ФСБ, отличалось слабостью гуманитарных наук. Все больший упор был на науки точные. Гуманитарный вакуум в головах обязательно должен был чем-то заполниться. А если ты работаешь в секретной организации, где предметом гордости является то, что организация секретная, вакуум начинается заполняться тайными знаниями. Начальник Грязнова стал интересоваться мистикой. Грязнов, не столько ради интереса, а для продвижения по службе, рьяно бросился в изучение всего, что связано со сверхъестественным. Это дошло до начальства и возымело успех – он был назначен руководителем нового отдела. Отдел был неофициальным, но в условиях корпоративной этики, был наравне со всеми и даже привилегированнее других, так как подчинялся непосредственно самому высокому начальству. Финансировался отдел из тайных фондов ФСБ и был призван заниматься выявлением мистических фактов.
Если таких фактов не было, а отдел существует, то эти факты просто обязаны появляться. Не веря в мистику, Грязнов упорно искал, а больше фальсифицировал факты в угоду начальству. Когда фактов по конкретному случаю было достаточно и нужно было предъявлять виновника «таинственных событий», он неизменно пропадал, и найти его не представлялось возможным.
«Серж Новак, – думал Грязнов, – под каким соусом его преподать?» Придя домой, Грязнов стал писать донесение: «Стражник в результате несчастного случая утонул в море в Испании. Это еще раз подтверждает, что пристальное наблюдение за элементами системы вызывает ее возмущение. В поле зрения появился новый объект, соприкасавшийся со Стражником, и по всем признакам встроившийся в систему».
Грязнов понимал, что вводит начальство в заблуждение, но у него уже давно сложилось мнение, что работа его отдела просто фарс.
Разработки знахарок, целителей и всевозможных экстрасенсов-шарлатанов неизбежно заводили Грязнова в тупик. Ему нужна была фальсификация масштабного характера. Для этого была необходима теория. Грязнов разрабатывал теорию, выявляя связи между преступниками и законопослушными людьми, соприкасающимися с ними, и событиями противоправного характера, происходящими вокруг них, к которым они не были непосредственно причастны. Эфемерность этих связей давала Грязнову широкое поле для деятельности. Он, словно писатель, творил фантастический роман из реальных людей и реальных событий, комбинируя их по своему усмотрению. Но чем больше он смотрел на мир через призму этих связей, тем меньше ему приходилось подгонять и притягивать факты.
Новак ехал в недавно открывшийся торговый центр. Трасса была перегружена, и он подолгу стоял в пробках. На одном из светофоров он в зеркало увидел, как сзади темно-синяя «Тойота», выехав на встречную полосу, пытается пристроиться за ним. Девушка, за рулем «Мазды», стоящей за Новаком, пропустила ее вперед. Серж заехал на заправочную станцию. Заправившись горючим, и выезжая на трассу, он увидел припаркованную на обочине «Тойоту», которая двинулась вслед за ним. Серж остановился возле кафе. Быстро пообедав, он вышел из кафе и направился к своей машине. Неподалеку стояла «Тойота». Серж сел в машину и тронулся. «Тойота» последовала за ним. Подъехав к торговому центру, Серж стал искать место, где припарковаться. Найдя единственное свободное место, он остановился и вышел из машины. На стоянку заехала все та же «Тойота». Свободных мест больше не было. Из «Тойоты» вышли два аккуратно подстриженных молодых человека и подошли к стареньким «Жигулям», в которых сидел пожилой мужчина, по виду пенсионер. Они стали что-то ему говорить, энергично жестикулируя руками. За этой сценой наблюдали трое крепких мужчин в кожаных куртках, курящие возле черного «Джипа». «Нахалы!» – возмущенно подумал Новак, смотря как один из молодых людей пытается силой вытащить пенсионера из машины. В этот момент он ощутил включенность в мир жестокой реальности. Мужчины, как по команде ринулись к молодым людям. Один из них что-то сказал, склонившемуся над окном «Жигулей» парню. Тот, даже не посмотрев на него, оттолкнул его рукой. Мужчина пнул парня по ноге. Нога парня подкосилась, и он упал на землю. Второй парень, хотел было схватить за грудки мужчину, но тут, же получил удар в челюсть, от которого рухнул на асфальт. Мужчины не спеша вернулись к «Джипу», сели в него и уехали. Молодые люди, поднялись с тротуара, кое-как доплелись до своего автомобиля и тоже покинули стоянку.
– Что за подготовка у твоих людей! – кричал Грязнов на Давыдова. – Это же сверх непрофессионализм! Вам уже ничего нельзя доверить!
– Виноват, товарищ полковник.
– Проход криминала в префектуру допустили! Оперативную работу вести не можете! Мы что, для пешки поставлены или на страже интересов государства стоим?!
– Все исправим, товарищ полковник.
Грязнов был рад проколу работников Давыдова. Оплошность группы наблюдения дала ему повод для очередного донесения: «Объект Новак подает все признаки включенности в систему. Оперативная группа, ведущая наблюдение за Новаком, подверглась мощному сопротивлению со стороны системы».
Свои донесения Грязнов передавал начальству через курьеров. Встречался с ними он в одном и том же месте – на пустыре за городом, возле городской свалки. Все курьеры были с какими-то внешними изъянами: то прихрамывающие, то с перекошенными лицами. Грязнов подъехал к условленному времени на свалку. Возле груды зловонного мусора стояла женщина. Завидев машину Грязнова, она трижды кашлянула, прикрыв кулаком рот. Это был условный сигнал. Грязнов вышел из машины и подошел к ней. Она была невысокая брюнетка с приятными чертами лица, одетая в дорогую, но видавшую виды одежду. Женщина улыбнулась Грязнову. Он увидел, что у нее нет двух передних зубов, а те, что были – изрядно изъедены кариесом. К зловонию помойки добавился запах гниющих зубов «Где он только их находит!?» – с раздражением подумал он о начальнике. Женщина молча забрала у него запечатанный сургучом конверт с донесением и спрятала под куртку, прожженную в двух местах. Ловким движением, она вытащила из рукава сложенную вчетверо грязную бумажку, сунула ее в руки Грязнову и, развернувшись, торопливо пошла вдоль гор мусора. Грязнов развернул бумажку. На ней корявым подчерком было написано: «Прибыть на встречу вместе со следующим курьером».
У него ёкнуло сердце. Своего начальника он никогда не видел. По слухам, начальник был тайным советником президента. Грязнов боготворил его как бога. Он одновременно и хотел с ним встретиться и боялся этого. Ему казалось, что начальник сразу же поймет, что Грязнов его дезинформирует.
Грязно достал из кармана зажигалку и сжег бумажку. Он посмотрел в сторону, куда пошла женщина. Ее нигде не было видно. Грязнов много раз пытался проследить, как курьеры покидают место встречи, но так и ничего не понял. Они, идя вдоль груд мусора, в один момент как бы сливались с ним и больше не появлялись в поле зрения.

VII

Следующая встреча с курьером должна было произойти через неделю. Всю неделю Грязнов провел в ожидании, вспоминая первые шаги в должности.
Одно из первых его дел была разработка колдуна, насылавшего порчи на смерть. В ходе проведения оперативных действий, выяснилось, что за колдуном стояла группа профессиональных убийц, умело маскирующая убийства под несчастные случаи. После сбора доказательств все члены шайки были арестованы. Во время следствия, с сотрудниками, ведущими дело, стали происходить неприятности. У одного из следователей разбился в автомобильной катастрофе отец, живший в отдаленном городе. Другой следователь неожиданно сошел с ума. Оперативный работник, принимавший участие в задержании колдуна, в одночасье лишился жены и ребенка, умерших во время родов. Тогда у Грязнова и стали появляться зачатки теории.
Неделя прошла. Грязнов сидел в автомобиле с плотно закрытыми окнами. Свалка горела. В огне что-то взрывалось. Ветер разносил по пустырю черный дым. Из клубов дыма появился карлик. Он был одет в телогрейку и резиновые сапоги, несмотря на разгар лета. Карлик трижды поднес кулак ко рту. Грязнов вышел из автомобиля и пошел к нему на встречу. Подойдя ближе, Грязнов увидел, что у карлика нет одного глаза. Лицо его было сморщено как печеное яблоко. На грушевидной голове клочками торчали рыжие волосы. Единственный глаз, стеклянный как у рыбы, равнодушно смотрел на Грязнова. Карлик издал короткий звук, похожий на урезанное кошачье мяуканье и, развернувшись, пошел вдоль свалки. Грязнов последовал за ним. Они шли вдоль свалки. Грязнов, спотыкаясь о торчащие из земли железные арматуры, старался не отставать от карлика, уверенно идущего вперед. От клубов едкого дыма у Грязнова першило в горле. Тошнотворный запах проникал во все клетки легких. Голова налилась свинцовой тяжестью. Идти становилось все тяжелее. Конца свалки не было видно. Грязнову казалось, что они ходят по кругу. Собрав всю свою волю в кулак, он шел за карликом. Он потерял счет времени. Силы стали оставлять его. Ноги стали ватными. Во рту появилась горечь. Грязнов начал задыхаться. Ноги резко подкосились, и Грязнов упал. Перед глазами возникла темнота. Он потерял сознание…
Придя в себя, Грязнов ощутил, что плывет по воздуху над землей. В голове пеленой стоял туман. Он посмотрел вниз и увидел, что карлик несет его на руках. Несмотря на маленький рост, карлик обладал недюжей силой. Он словно пушинку нес Грязнова на своих коротеньких, как стальных прутьях руках, вытянутых вперед. Через несколько минут, они выбрались из облаков дыма. Грязнов вздохнул свежего воздуха. В голове стала появляться ясность. Впереди показалась заброшенная узкоколейка, уходящая в лес. На узкоколейке стояла дрезина. Карлик донес Грязнова до дрезины и усадил его в нее. Затем он сам залез в нее и, взявшись за рычаги, начал их качать. Дрезина тронулась. Они заехали в лес. На голой земле не было ни единой травинки. Лес был мертвым. Безрукие и безволосые деревья медленно проплывали мимо них. Стояла гробовая тишина, в которой только слышался скрип дрезины. Вскоре лес закончился, и перед ними открылась река. Узкоколейка упиралась в берег. Они подъехали к реке. На берегу стояла лодка. В лодке сидел бородатый мужик с длинными седыми волосами. Карлик вышел из дрезины, подошел к мужику, достал из кармана грязную старинную монету и протянул ему. Мужик взял монету в ладонь, поднес к глазам. Разглядев ее, он утвердительно кивнул головой. «Конспираторы хреновы, – зло подумал Грязнов, – живем в двадцать первом веке, а все по старинке работаем». Карлик рукой показал Грязнову на лодку. Грязнов вылез с дрезины и забрался в лодку. Карлик оттолкнул лодку от берега. Мужик взял в руки весла и начал грести. «Что-то я не помню, чтобы в этом районе была река», – думал Грязнов, наблюдая, как легко весла входят в воду. Лодка беззвучно скользила по спокойной воде, оставляя за собой мелкую рябь. Приблизительно через полчаса Грязнов ощутил легкий толчок – лодка уткнулась носом в берег. «Ну, вот и прибыли, касатик», – сказал мужик, вытирая пот рукавом со лба. Грязнов хотел было возмутиться такой фамильярности, но вспомнив, чьим курьером является мужик – промолчал. Грязнов вышел из лодки. Берег густо порос кустами. Мужик сложил два пальца вместе, сунул в рот и негромко свистнул. Из-за кустов появилась громадная собака. Как смоль черная, с длинной шерстью, она села на землю и внимательно смотрела на Грязнова. Сзади послышался шум. Грязнов обернулся и увидел, как мужик, толкнув лодку руками, вскочил в нее и начал быстро грести в обратную сторону. «Это что еще за дела?» – возмущенно подумал Грязнов, оглядываясь вокруг. Собака подошла к нему, ткнулась мордой в ногу и отошла на несколько метров от реки. Грязнов направился к ней. Собака пошла вглубь кустов. Грязнов остановился. Собака, точно увидев это, обернулась и угрожающее зарычала, оскалив длинные клыки. «А, кинологические штучки!», – подумал Грязнов и уверенно пошел вслед за собакой. Грязнов продирался сквозь кусты. Его строгий костюм, после сегодняшних приключений постепенно превращался в лохмотья. «Как я в таком виде предстану перед ним?» – нервничал Грязнов, ощущая запах гари от себя. Постепенно кусты исчезли. Почва под ногами становилась тверже и каменистее. Идти было все труднее. Собака все чаще останавливалась, дожидаясь Грязнова. Грязнов понял, что они поднимаются в гору. На пути появился ручей. Собака остановилась возле него и лакала воду. Напившись, она стояла, вытащив язык, и тяжело дышала. Грязнов, зачерпывая ладошками воду из ручья, жадно пил. Вода была холодной и совершенно безвкусной. Оторвавшись от воды, Грязнов посмотрел назад, откуда они пришли. С большой высоты, в закате солнца, он увидел внизу реку, окруженную высоченными горами. «Откуда к черту здесь горы?!» – подумал он. Собака зарычала и пошла вверх. Грязнов поплелся за ней. Стало темнеть. Когда силуэт собаки стал совсем еле различим, она подошла к Грязнову и улеглась перед его ногами. Грязнов в бессилии упал на землю. Земля была холодной. Грязнов стал замерзать. Он пододвинулся ближе к собаке. От нее исходило тепло. Грязнов уснул.
Его разбудило рычание. Открыв глаза, он увидел, что уже рассвело. Грязнов поднялся с земли. Кругом были скалистые горы. Собака стояла рядом, приглашая продолжить путь. Собака пошла. Грязнов тронулся за ней. Через час пути показалась отвесная скала. В скале чернотой зияла пещера. Собака остановилась у входа. Грязнов зашел в пещеру. Собака вошла за ним. Грязнов медленно шел в темноте на ощупь, чувствуя за собой присутствие собаки. Внезапно он руками уперся в стену. Ощупав ее, он понял, что зашел в тупик и дороги дальше нет. Грязнов хотел было вернуться назад, и уже развернулся, но тут же услышал рычание. Из темноты на него смотрели горящие желтые глаза. Грязнов лег на землю и стал ждать. Время замерло. Он уже почти сутки ничего не ел и сильно ослаб. Сознание периодически отключалось, погружая его во внутреннюю темноту, выйдя из которой, он оказывался в темноте реальной. Не то во внутренней, не то в реальной темноте он увидел светящуюся красную точку. Точка стала расти и превратилась в расплывчатое пятно. Грязнов смотрел на пятно и вспоминал служебные дела. Он отчаянно пытался отыскать в них моменты, где был честен и не манипулировал фактами, но на ум приходили только фальсификации. Пятно ожило – стало то сжиматься, то разжиматься, принимая причудливые формы. Чем больше Грязнову вспоминалось его плутовство, тем больше пятно становилось похоже на отвратительное лицо. Оно гримасничало и ехидно улыбалось, словно насмехаясь над ним. В нем Грязнов видел то Стражника, то колдуна, с которого начал разрабатывать свою теорию. «На кой только черт судьба закинула меня в этот отдел!» – сокрушился Грязнов. Пятно стало приближаться к нему, разинув огромную огнедышащую пасть. Грязнова обуял ужас. Пятно, обдав жаром, поглотило его.





VIII

Через неделю обугленное тело Грязнова, обглоданное бродячими собаками, было найдено на свалке водителем мусоровоза. «Интересно, они жрали его до того, как он сгорел, или после?» – стоя над трупом, размышляли сотрудники полиции.
21.05.2014

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.