Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Сергей Петрович Голованов
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
21.04.2018 2 чел.
20.04.2018 1 чел.
19.04.2018 0 чел.
18.04.2018 0 чел.
17.04.2018 4 чел.
16.04.2018 6 чел.
15.04.2018 3 чел.
14.04.2018 4 чел.
13.04.2018 1 чел.
12.04.2018 1 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

   ЗАВЕЩАНИЕ ЖЕЛЕЗНОГО ФЕЛИКСА .
  
   ЧЕРНАЯ ПОВЕСТЬ О ЧЕРНЫХ АНГЕЛАХ .
  
  
   Автор повести -
   Голованов С.П.
  
   Эпиграф.
   Человек всегда хуже, чем можно о нём подумать
   Приписывается создателю ВЧК
   Ф.Э.Дзержинскому.

  
   Предисловие.
  
   Конец второго тысячелетия. В России у власти больной Президент, понимающий, что губит страну... ,или... уже погубил? Возможно...,, если бы не существовало "Завещания Железного Феликса, .которое дало шанс России. Ну, и людей. которые помнили про "Завещание". Скромных людей. которых многие не любят - чекистов.
   Читателю решать - как отнестись к версии событий в этой книге - как к черной реальности или черному юмору. Во всяком случае, не следует забывать, что любой юмор есть сгущенная реальность. Так или иначе, "кремлевский переворот" на стыке столетий и вскоре последовавший за ним, мало кому видимый, "мировой переворот" - не они главное, а те люди, что их совершили - с горячим сердцем, холодной головой и чистыми руками - пусть только потому чистыми, что этих людей специально учат мыть руки, особенно в такие времена. Нельзя верить, что таких людей больше не осталось. Пока они есть - остается шанс и для России. хотя..., такое мнение после прочтения книги может показаться издевательством над здравым смыслом. Или просто черным юмором – но это решать читателю.
  
   Часть 1, "Провал операции "Грань".
  
   Глава 1.
АЛМАЗЫ И ИХ ПРОБЛЕМЫ.
   -Пора принимать решение, господа.- Директор компании "ДЕ БИРС" промокнул лоб белоснежным платком. Этот жест немного успокоил сидящего рядом сотрудника компании по имени Ван Меер. Он тоже потел, опасаясь, что это заметят. Даже из-за испарины на лбу его кандидатуру могли запросто отвергнуть. В правлении собрались волки с умом лисиц.
   Решение, которое предстояло принять правлению, должно было развязать так называемую "польскую проблему".Заметили ее с полгода назад - в Польше принялись падать цены алмазных изделий. Причину не сразу, но выяснили - цену сбивали контрабандные алмазы из России.
   Торговля алмазами дело очень не простое. Причина - в самом алмазе. Если посмотреть достаточно трезво, алмаз - это очень твёрдая стекляшка, только и всего. Выкладывая за алмазную безделицу бешеные деньги, покупатель оплачивает по большей части свои иллюзии, ибо тот же соблазнительный высверк на колечке любовницы или жены можно купить неизмеримо дешевле. Чтобы люди платили за свои иллюзии, необходимо постоянно их поддерживать, единственным способом - ценой. которая постоянно повышается. Это может обеспечить только монополия компании "Де Бирс" на алмазном рынке. Отсутствие конкуренции и позволяет компании повышать цены уже второе столетие. Кстати, необходимость монополии понимают все алмазодобывающие страны, поэтому и Россия. и Бразилия, и Заир, да и прочие страны предпочитают продавать львиную долю своей добычи именно Де Бирс, даже не пытаясь конкурировать . Они заключают с Де Бирс долгосрочные торговые соглашения о продаже алмазов, однако всякий раз, когда срок соглашения истекает. при заключении нового возникают очень жаркие споры. Возникают задолго "до".Продающая страна всегда требует купить у нее как можно больше. Желательно - вообще все добываемые алмазы. Пусть и дешевле. Хорошо, ещё дешевле. Но побольше. Де Бирс же стремится скорее заплатить дороже, но количеством чтоб поменьше. Ясно?
   Кстати, в ЮАР, где Де Бирс царствует безраздельно, все алмазоносные трубки давно залиты бетоном, окружены колючкой и минными полями, вокруг которых по раскаленным пескам рыщут злобные патрули с овчарками и автоматами наизготовку, и стрекочут днем и ночью патрульные вертолеты, выцеживая пески сквозь пулеметные прицелы - и не дай Бог кому постороннему заблудиться в тех песках, нашпигованных ненужными алмазами, как изюмом, заблудиться - и не заметить ни колючей проволоки, ни табличек с грозными надписями...вот так охраняется монополия на родине компании Де Бирс. Конечно, в остальном мире она защищается не столь радикальными средствами. Тем более, что правительства стран - алмазодобытчиц всеми силами пресекают попытки "левой" добычи и нелегальной торговли. Эти страны идут на сознательное свертывание алмазодобычи, едва договорятся о продажной квоте с Де Бирс. Пусть лишние алмазы лежат пока в земле...
   Если рухнет монополия Де Бирс, то бесконтрольная добыча алмазов приведёт к перенасыщению рынка и падению цен - но главное - к краху иллюзий в головах. Возможно, навсегда. Люди перестанут вкладывать деньги в алмазы, перестанут считать их ценностью, и обыкновенное стекло навсегда вытеснит алмазы из обихода.
   Впрочем, при любом повороте событий это не коснётся лишь одной части алмазов - из категории так называемого "достояния человечества".Это крупные камни, уникальные по цвету и прозрачности, не говоря об огранке. Их цена определяется только войной кошельков. Такие камни продаются всегда с аукционов, и даже при полном падении алмазного рынка всегда найдется несколько богатых идиотов, которые захотят иметь такой камень у себя. Контрабандные алмазы в Польше к этому сорту не относились. Мелкие, грубоватой огранки, они сбивали цену только количеством.
   Спектральный анализ камней показал, что происхождение их российское, и потому привычные карательные меры тут могли не сработать. Обратись Де Бирс к польским и российским властям, те приняли бы необходимые меры. чтобы пресечь незаконный бизнес, однако, по мнению аналитического отдела, Россия - этот издыхающий в судорогах идиотских реформ государственный монстр, попросту неспособна была навести у себя порядок. А раз так, алмазы будут по прежнему утекать из страны - через страны Балтии или вовсе через Китай. В подобных ситуациях Де Бирс предпочитает взять процесс под контроль, а именно - скупать эти левые алмазы по самой минимальной цене напрямую, без посредников, чтобы потом, в более благоприятный момент, прихлопнуть всю торговлю руками местной полиции.
   Согласно оперативной информации, алмазные поставки из России контролировал некий Николай Маслов, бизнесмен из "новых русских" с двумя подручными Лехой и Пашей. Руководство Де Бирс решило вступить с ними в переговоры на предмет оптовых закупок, хотя это могло оказаться не так просто. Дело в том, что алмазные теневые предприниматели - народ крайне недоверчивый. Если у продавца алмазов имеются постоянные, проверенные покупатели. то новых он искать не будет, А покупатели у Маслова имелись, в лице мелких гранильных мастерских и частных ювелирных магазинчиков. Ван Меер, который и занимался "польским вопросом",вначале организовал -через польские власти - проблемы для гранильщиков, вплоть до их закрытия под самыми разными предлогами, а варшавским магазинчикам из оперативного списка предложил партии алмазной бижутерии по самым демпинговым, бросовым ценам. Одно из польских детективных агентств взяло русского мафиози под максимальный контроль - его круглосуточным ведением занимались от шести до восьми человек на трёх машинах, включая сюда и двух обязательных специалистов по прослушиванию. Маслов бился, аки лев, за спасение своих варшавских покупателей. Одному владельцу гранильной мастерской он три раза давал деньги - на штраф, на новую лицензию, и на взятку за новую лицензию. Причем одалживал деньги даже без процентов, как будто не мафиози - вот до какого ужаса довели беднягу Маслова репрессии Де Бирс. Все попытки спасти дело неизменно проваливались, а перехваченные звонки в Россию позволяли догадываться, что Маслов отказывается от очередных партий товара. Два его помощника, Лёха и Паша, забегали по Варшаве, а потом и по всей стране. Наблюдение зафиксировало множество встреч и разговоров с людьми, причастными к алмазному бизнесу, Контакты самого низкого уровня, только с целью пробить выход на реального оптового покупателя - и Ван Меер уж постарался, чтобы они вышли именно на него. К данному моменту противная сторона полностью созрела - оставалось только назначить время и место для переговоров. Возвращаясь в Брюссель, где располагалась штаб-квартира компании, Ван Меер ещё не знал о решении руководства, Теперь оно известно, и выполнять его поручат, скорее всего, именно ему. Он же работал по этому делу. К тому же. трудновато будет найти добровольца на это дело, ибо все сотрудники стремятся держаться подальше от подобных, дурно пахнувших делишек. Ведь в случае огласки и скандала - а такое случается время от времени- компания отречется от своего сотрудника, заклеймив позором его преступную самодеятельность. Карьера с треском и навсегда лопнет. Когда пыль осядет, компания предоставит тихую должность в глухом захолустье, и это будет все. Так случилось, например, с однокашником Ван Меера по Колумбийскому университету, которого подставила под скандал израильская разведка. Теперь он жарится, как грешник в аду, где-то в центре Африки, скромным чиновником безо всяких перспектив. Компания всегда чиста и безупречна. Виноваты всегда сотрудники.
   - Надо принимать решение, господа.- повторил директор компании. и один из членов правления по имени Бюссе с недоумением в голосе спросил:- Все-таки непонятно. почему нельзя передать дело в руки полиции?-
   Директор с сожалением ответил: -Боюсь, вы не вникли в суть вопроса. Советую еще раз ознакомиться с рекомендациями наших аналитиков. Или поверить мне. потому что я внимательно изучил их доклад. Их вывод таков - Россия еще нецивилизованная страна, поэтому карательные акции приведут к обратному результату. а именно: воровать алмазы будут не меньше, но настолько изощренно, что мы сможем заметить это лишь по нашим падающим доходам. Россия - страна бывших рабов коммунизма. В их культуру понятие воровства входит жизненно важным элементом. Русские умеют воровать. Их туристы тащат все - полотенца в гостинице. тапочки и посуду. все.что увидят. Они воруют то. что нам и в голову не взбредет. Лампочки. вилки. стаканы. даже электроэнергию и горячую воду! Бананы в супермаркетах. за пару центов. В их культуре работа - это бесполезный груз, от которого нужно укорачиваться изо всех сил. Воровство - дело другое. Извините за невольную лекцию - я хочу. чтоб вы поняли- это их способ жизни. и бороться с ним бессмысленно. Лучше приспособиться.
   Бюссе недовольно возразил.- Алмазы- это не гостиничные тапочки. Руководство России не меньше нашего заинтересовано в прекращении безобразия. Правоохранительные органы там еще работают.-
   Директор с утомленным видом вздохнул и обратился к Ван Мееру.- Может быть. вы сможете прояснить вопрос?-
   -Попробую. Если уж воровство - это способ жизни. то воровать должны все - и правоохранительные органы тоже. Все снизу доверху, вплоть до высшего руководства. Наверняка за Николаем Масловым стоит крупный чин из Москвы. Если мы потребуем ареста Маслова. его арестуют. но это вряд ли отразится на количестве контрабандных алмазов. Исполнителей заменить легко, и я думаю, что....-
   -Думаю, теперь все ясно.- перебил его директор .-Предлагаю голосовать.-
   Предложение по скупке алмазов прошло единогласно, если не считать пятерых воздержавшихся - необычно много. Затем Ван Мееру предложили обождать в приёмной -значит. будут обсуждать его кандидатуру. Впрочем, кому еще поручать это дело? Любой другой кандидат- это упущенное время. Поклонившись, он вышел из огромного кабинета для заседаний
   Усевшись в мягкое кресло в пустой - не считая секретаршу- приёмной, Ван Меер смог ,наконец, вытереть пот и предаться тревожным размышлениям. Кажется, он сказал лишнее. Не зря директор поспешил его перебить. Ван Меер затронул вопрос не своего уровня, об участии в левой торговле кого-то из руководства России. Однако в случае с Николаем Масловым это вполне возможно. Уж очень гладко этот пройдоха сумел организовать свой бизнес в Варшаве, быстро и без препятствий, словно его оберегала невидимая рука. Кто спорит, русская мафия крепко стоит на ногах, но не слишком ли крупное для неё дело? Ни задержаний, ни арестов, будто все полицейские информаторы дружно продались русским. Там, где алмазы, всегда следует ожидать присутствие чьей -то разведки. В данном случае - российской. Почему директор правления обошел вопрос о возможном скандале? Ведь это - испытанный способ давления. Схема давно обкатанная -хватают за руку представителя Де Бирс на скупке "левых" алмазов, и тут же в газетах поднимается волна оплаченных статей на тему наглого монополизма, свободы торговли, диктата цен и двуличной политики Де Бирс. Раздаются призывы разорвать соглашение с коварной компанией, которые, впрочем, мгновенно утихают, едва Де Бирс изъявит готовность увеличить закупочную квоту. Скандал в прессе тут же стихает, он больше никому не нужен. заставляя потенциальных покупателей задумываться.
   Каждый день скандала проходит в бухгалтерских книгах под знаком убытков. Поэтому компании приходится уступать. Ну, и жертвовать исполнителем, с треском вышвыривая того из компании и даже затевая уголовное преследование, которое потом тихо прекращается. Кроме тех редких случаев, когда чиновник и впрямь воровал лично для себя .Кстати, именно так и собирался поступить Ван Меер, и тут было, о чём подумать. Компания явно не опасалась, что Маслова подставила разведка русских.
   Значит, не всё так просто. Возможно, сделка скорее договорная и проводится после определенных переговоров между заинтересованными сторонами. Ван Мееру этого не сообщат. Пусть работает за болвана. Возможно, компания решила сознательно подставить его. Возможно...ах. зачем гадать? Ведь в любом случае предстоящая операция представлялась Ван Мееру долгожданным шансом быстро и сравнительно безопасно разбогатеть. Даже если Маслова подставляет русская разведка. и впереди- скандал и отставка. Несколько миллионов долларов. что он надеялся урвать, с лихвой искупала эти неприятности. А если Маслов работает сам на себя. то и вовсе хорошо - никто и не заметит, как налево. в карман Ван Меера. уплывет изрядный денежный кусок.
   Ожидание в приёмной длилось недолго. Когда его пригласили в зал заседаний, Ван Меер принял окончательное решение, и оно заставило будто впервые - или в последний раз?- увидеть знакомый интерьер этого знаменитого зала. Десяток лет назад совершенно сумасшедший дизайнер из США за бешеные деньги устроил внутри такое великолепие из стекла, что люди, впервые попавшие сюда, с полчаса только разглядывали стены, мало вникая в звучавшие слова. Поэтому все сделки с новыми партнерами подписывались именно здесь. Всё сверкало и переливалось в потоках света скрытых дневных ламп, искрилось всеми цветами и гранями - стены. потолок, длинный стол, вычурные кресла, графины, стаканы и даже телефоны - они походили на вычурные цветные кристаллы самой причудливой формы. Человек словно оказывался внутри огромной алмазной пещеры ,где совершенно чёрный, матовый паркет лишь подчёркивал и усиливал блеск стен и потолка. Особенно привлекали внимание сверкающие изнутри светильники в виде граненых мужских фаллосов. с гранеными же причиндалами, в разной степени возбуждённости и разных размеров - до самых больших, со слоновью ногу. Дизайнер увидел в них символ компании и её деятельности, энергию и напор. Женские производящее - кормящие органы, в которых он видел символ алмазоносных недр, терялись в великолепии мужских, что дизайнер объяснил их вторичностью. Многое в жизни решает энергия и напор, но среди персонала компании стала популярна двусмысленная шуточка, которой награждали особо рьяных сотрудников - "упираться за светильник".Мол, это самая высшая награда от компании. Получить ее Ван Меер вовсе не жаждал.
   Когда он уселся на своё место, председатель сказал : - Мы решили предложить вам завершить польское дело. Вы согласны?-
   -Учитывая риск скандала, только при условии об увеличении моей премии.- не слишком уверенно ответил Ван-Меер. Жалкая премия в десяток тысяч долларов его не волновала, но правила игры требовали именно таких слов.
   - Разумеется, мы на это пойдём.- поспешил сказать председатель. -Тогда остаётся завершить формальности. Прошу проголосовать .Кто - за?-
   Все пятнадцать членов правления подняли руки. Точнее, четырнадцать. Пятнадцатый, самый старый, руки поднять не мог из-за подагры, и его приплюсовывали к большинству- он всё равно ничего не соображал из-за склероза. Если возникали сложности в виде равенства голосов, семь против семи, то вопрос решали метанием монетки. Эта старая традиция сохранилась ещё с первого главы компании, который поставил её на ноги именно монетным способом управления.
  
  
Глава 2.
КАПИТАН ХЕЙНКЕЛЬ.
   Капитан Хейнкель, солдат удачи по призванию и наёмник по профессии, служил по контракту в пограничной страже одного государства, с которым граничит алмазодобывающий Заир. На своей заставе Хейнкель быстро обучал "чёрных обезьян"- так он называл подчиненных- стрелять и ходить строем, а все остальное, необходимое в джунглях на границе, новобранцы умели лучше него – прятаться подкрадываться и вспарывать животы. Ван Меер познакомился с ним год назад, во время своей командировки в тамошние края. Отношения между пограничником и чиновником Де Бирс сложились самые дружеские при помощи напитков в баре ближайшего городка. и тяжёлых переходов по джунглям вдоль границы. Ван Меер убедился, что Хейнкель - парень что надо, а граница...что граница? - плотно закрыть её и пресечь контрабанду алмазов из Заира невозможно. Так и доложил в компанию в своём отчёте, который, кстати, и составляли вместе с Хейнкелем за стойкой бара. Этот весёлый наёмник показал Ван Мееру свою коллекцию чёрных ушей, высушенных до размера серебряного доллара. Ушки выглядели аккуратно, как украшения, из-за прикреплённого к мочке крохотного алмазика. Коллекция всё время менялась, потому что знакомые и туристы охотно покупали эту своеобразную дикую экзотику на сувениры. Некоторые дамы носили их, как украшения, на цепочке.
   Уши принадлежали отловленным контрабандистам. При задержании они всегда глотали алмазы. Им давали слабительное и сажали на цепь. Вылетевшие алмазы заставляли вылизывать, после чего отрезали ухо и отпускали обратно в джунгли с напутствием - неси ещё .Однако одноухие попадались крайне редко, а совсем безухий - всего раз. Изумлённый таким упорством Хейнкель решил отпустить его без повреждений, пообещав в другой раз отрезать яйца. По словам Хейнкеля, настырный негр тут же уточнил - одно или оба? В сердцах Хейнкель брякнул, что оба, но потом долго жалел лб этом, ибо знакомые девицы, услышав эту историю, тут же просили за любые деньги высушенное мужское яйцо с парой-тройкой алмазиков, на украшение.
   До наёмника Хейнкеля заставой командовали офицеры из местных При них для быстроты задержанным бесхитростно вспарывали животы, но алмазов никогда не находили - судя по отчетам этих офицеров. Из предшественников Хейнкеля мало кто продержался тут больше 3-4 месяцев - кого не успевали подстрелить партизаны, тех снимало за воровство собственное начальство. Хейнкель же, как заговорённый, служил начальником заставы четвёртый год, хотя в округе не нашлось бы колдуна, который не насылал бы ему порчу за очередное отрезанное ухо. Сам Хейнкель считал, что насылают здоровье. Отрезанное ухо - не вскрытый живот. Партизаны его уж точно в упор не видели через свою оптику, купленную на контрабандные алмазы, ибо пойманные одиночки действовали на свой страх и риск. Свои алмазы партизаны переправляли по другим тропам, о которых Хейнкель, естественно, знал...,но и только. Знать и действовать - вещи разные, и партизаны эту разницу различали. Возможно, и оплачивали - об этом Хейнкель умалчивал. Он тоже оплачивал хорошее расположение начальства, сдавая львиную долю конфискованных алмазов и оставляя себе самую малость для коллекционных ушей. Такова жизнь. Как объяснил Ван Мееру сам Хейнкель, пачкать руки денежной пылью не в его правилах. Вот по крупному взять - дело другое. Ван Меер придерживался примерно таких же взглядов, поэтому планы Хейнкеля взять однажды крупный алмазный караван партизан вызвали интерес, который возрос еще больше, когда стало понятно, куда клонит наёмник. Дело в том. что без помощи Ван Меера по продаже алмазов эту идею лучше было и не рассматривать. Чтоб не искушала. Предельно высокую, мировую цену за грамм даёт только Де Бирс. за официальные алмазы, а "левые" их владелец вынужден сбывать раз в пятьдесят дешевле. В двадцать, если повезёт .В десять - это уже предел мечтаний. Слишком много перекупщиков в цепочке , слишком палёный товар. А после взятия каравана Хейнкеля кинутся искать все заинтересованные лица - поначалу, а потом - и все незаинтересованные, когда первые их заинтересуют. Попробуй тут поторговаться за цену, поискать покупателя пощедрее....если успеешь. А чем больше партия алмазов - тем ниже цена...,нет. без помощи Ван Меера Хейнкель и обдумывать не станет такое дело. Ван Меер колебался недолго - и пообещал поискать подходящий случай. С того разговора минул год, но только сейчас и подвалил тот сказочный, редкий случай, когда похищенные алмазы можно продать очень быстро и по хорошей цене. Конечно, риск имелся, но минимальный. Подмешать свой ручеек алмазов в речушку Коли Маслова труда не составит, но это может вскрыться .Всё-таки заирские алмазы только внешне неотличимы от якутских, но спектральный анализ легко выявляет разницу в примесях, свойственную каждому месторождению. Но кому придёт в голову его делать? Только не Ван Мееру. К тому же, "левые"камушки мог примешать и Маслов. Мафиози, что тут скажешь. Словом, в задуманной комбинации Ван Меер мог работать спокойно. И потому не стал откладывать телефонный звонок Хейнкелю. Наёмник обрадовался звонку старого приятеля и поспешил назначить встречу, для утряски мелочей.
   Свой ежегодный отпуск капитан Хейнкель всегда проводил в швейцарских Альпах - отдохнуть от жары. Там и решили встретиться, и Ван Меер после разговора поспешил забронировать себе номер в одном из горнолыжных отелей, на пару дней. Хейнкель заверил, что в течении недели обязательно выбьет краткосрочный отпуск для проверки здоровья в одной из европейских клиник. В телефонной беседе оба осторожничали, говорили намёками - лучше не рисковать, когда впереди маячит сумма как минимум с шестью нулями.
   Несколько дней до встречи Ван Меер занимался подготовкой переговоров с Масловым.
   Об одной странности в своих полномочиях он решил не говорить Хейнкелю. Могла насторожить. Дело касалось предельной закупочной цены за карат. В подобных сделках она всегда просчитывается заранее, чтобы компания хотя бы не понесла убытков. Однако в данном случае эту цифру так и не назначили. Один из заместителей, с которым прорабатывал вопрос Ван Меер, намекнул, что вопрос еще решается в верхах, и не совсем зависит от руководства Де Бирс. Фактически цену отдали на произвол русского мафиози.
   Разумеется, это устраивало Ван Меера - чем выше заломит цену Маслов, тем больше положат в свои карманы и они с Хейнкелем. Он не стал настаивать на объяснениях, хотя тревожный огонек в душе вспыхнул еще ярче. Да, сделка явно не простая..,. в которой его стараются держать за болвана. Что ж, в этот раз риск будет оправдан.
   Разговор состоялся вечером. Крупные звёзды усыпали чёрное альпийское небо, морозный воздух возбуждающе пощипывал ноздри. Расположились на широком балконе апартаментов Хейнкеля, на воле. В тёплом свете от балконной двери накрытый стол, за которым расположились приятели. блестел всевозможными бутылками. Позади остался хлопотный день приезда для одного. и полный снега, лыж и женского визга - для другого.
   Недавний ужин в ресторане отеля успокоил мысли и вселил в их души обманчивую уверенность в будущем. Ван Меер потягивал коньяк и неспешно описывал предстоящую сделку в Польше, которая давала шанс быстро и без особого риска сбыть алмазы. Причем цены весьма высокие. Неспешно излагая обстоятельства сделки, Ван Меер обошел ее возможные подводные камни, заверил, что смогут реализовать все камни, раздобытые Хейнкелем, и поставил вопрос, что больше всего интересовал - как делить будем? С его стороны всё готово. Сколько за карат рассчитывает получить сам Хейнкель? И сколько вообще этих каратов рассчитывает добыть?
   Хейнкель так внимательно слушал, что забыл про только раскуренную сигару - и она потухла. Ответил, что согласен по предельно реальной - по одной десятой стоимости. Но при тех обстоятельствах, что так удачно сложились...,он ценит откровенность Ван Меера, и просто не знает. что сказать. Уж слишком похоже на мечты.
   Ван Меер усмехнулся, пожал плечами, и ответил, что мечты иногда сбываются. Похоже, сейчас тот самый случай. Может, для простоты счёта, договоримся делить пополам?
   Это был грабеж, но Хейнкель, зачарованный перспективами, этого не заметил. А ведь основной риск предстоящей операции он тащил на себе.., впрочем, он привык к риску, как к воздуху - а кто оплачивает воздух?
   Предложение Ван Меера его устроило. Он достал записную книжку, что-то прикинул с карандашиком, и спросил: - Сколько времени у меня есть?-
   - Самое большее - это пара месяцев. Больше с началом не протяну. Сама сделка.., трудно сказать, сколько она продлится.-
   - Месяца, думаю, мне хватит.- сказал Хейнкель. Глаза его так расширились, что лицо показалось похудевшим за мгновение .-То, о чем мы говорили -мелочь в сравнении с ...- он поперхнулся от волнения. Хотел отпить из бокала, но там торчала забытая сигара. Выплеснув ее, выпил коньяка прямо из бутылки.
   - По сравнению с чем?- не удержался заинтригованный Ван Меер.
   Хейнкель ответил. только раскурив новую сигару. -Алмазный караван - это ерунда по сравнению с НАСТОЯЩИМ алмазным караваном. Вот его я и буду брать.-
   Еще в бытность работы на границе с Заиром Ван Меер слышал об алмазных караванах, регулярно отправляемых командованием партизан из глубины Заира через границу в соседнюю страну. Верблюдов в них, конечно, не имелось. Караваном в просторечии именовалась группа в 10-15 бойцов ,идущих друг за дружкой по тропе в джунглях, где у двоих-троих в середине за спинами висят плотно набитые алмазами вьючки. Такие группы передвигались налегке, стремительным броском. Перехватывались такие отряды чрезвычайно редко. Однако, среди местного населения ходили упорные слухи о других караванах - их и называли почему-то "настоящими".Ван Меер, да и большинство пограничников считали это просто народным фольклором. В ту пору, кстати, и сам Хейнкель так считал, и потому удивлённый Ван Меер спросил:- Это не легенда, выходит?-
   Передавали, что настоящий караван перемещает десятки килограммов алмазов, десятки... но так рисковать? Ван Меер не верил, что такое возможно.
   - Выходит, так.- наёмник криво ухмыльнулся.- Подробности передавать не буду, но моя либеральная политика принесла свои плоды. Я их прикормил.-
   Хейнкель окупался дымом, в котором тлел огонёк сигары.- Мне, в сущности, плевать на всё - и партизаны давно это поняли. Они неплохие ребята. Им тоже надо оплачивать баб, виски и патроны. Моё начальство гораздо вреднее. Словом..,"настоящие" караваны шастают через мой участок границы. Так сказать. заслужил доверие. К тому же, у меня появился отличный информатор. А мелочевку хватать - только руки пачкать...-
   -Ну, и...-
   - Ну и.., не твоя это проблема. Взять "настоящий караван" я-то смогу, но обратной дороги мне не будет. Бросятся искать и свои, и чужие. Ты должен мне гарантировать. что сумеешь продать ВСЕ алмазы.-
   Ван Меер ощутил лёгкий озноб. На такие масштабы он не рассчитывал. Риск повышался вместе со ставкой. На Кипре, в одном из местных отделений швейцарского банка Де Бирс открыла на его имя кредитную линию для покупки алмазов в сумме 600 миллионов долларов. Если он истратит ощутимую часть этих денег на покупку алмазов Хейнкеля - это никак не пройдёт незамеченным.
   Ван Меер прокашлял внезапно пересохшее горло. Надо решаться. Сделав шаг, делай и второй - иначе дорогу не осилить. Он сказал простуженным голосом:- Если исключить третью мировую войну и мой инфаркт, во всех прочих случаях - да, я гарантирую, что продам все твои.., наши алмазы. ВСЕ. И чёрт с ней, с компанией, в крайнем случае.-
   - Уверен, что сердце у тебя здоровое.- очень серьёзно сказал Хейнкель после долгого молчания, занятого сигарой, и Ван Меер понял, что алмазный караван уже обречён.
   В дальнейшей беседе они плотно обговорили практическую сторону дела - способы связи, условные фразы, подготовка фальшивых паспортов - и прочее, в деталях. И выпили глубокой уже ночью - за свою удачу - полные радужных планов на будущее...,
   ...которые наверняка бы осуществились, не притулись в соседнем номере возле наушников и магнитофона этакий скромный, неприметный - его учили так выглядеть - человек симпатичной славянской внешности, средних лет, усталый и разобиженный.На кого и на что разобижен - он и сам толком не вполне понимал, но обида явно присутствовала. Накопилась, видать, если подслушанный разговор прорвал что-то в душе этого человека, и всю жизнь, можно сказать, перевернул, исковеркал и скомкал, а ещё закинул невесть куда далеко. Звали этого человека Александр Андреич Мишин, и работал он в ФСБ России, имея воинское звание капитана госбезопасности. Это бы ладно - мало ли безопасников этих...шастают по планете, как стая собак, со сталинских еще времен - а толку что? как показала жизнь, они редко оказывают влияние на жизнь и планы других людей. Однако этот тип работал в самом засекреченном отделе ФСБ - в Особом Отделе - имел ранг Особиста, а уж эта категория, как показала история их страны, неизмеримо мощнее в смысле воздействия на других людей и даже целых стран и народов. Как он очутился в соседнем номере с наушниками на голове - да и с какой стати - про это он не рассказал ни администратору отеля, ни кому другому, и потому администратор и все прочие, кому пришло в голову поинтересоваться этим типом, считали его поляком с трудной фамилией, приехавшим на пару дней покататься на лыжах, повалять местных шлюх и попить коньячку для здоровья и отдыха. Этот "поляк" вылетел на следующий день обратно в Варшаву, в одном самолёте с голландцем Ван Меером. Незаметно для последнего, разумеется - так уж его учили.

  
  
   Глава 3.
КАПИТАН МИШИН.
   Капитан ФСБ Мишин уже давно, не первый год, испытывал неприятное ощущение -он чувствовал себя ...дураком? - ну, не совсем уж.. ,но близко. Очень близко. Чувство это иногда усиливалось, иногда исчезало, но после поездок в деревню к шурину во время отпуска оно возрастало неимоверно. Виноват был только шурин Сёма.
   Каждый год Мишин с женой и двумя дочками ездил в гости к её брату в глухую северную деревушку. Жил деревенский родственник на всём своем - и себе хватало, и с гостями поделиться .Конечно, и супруги Мишины не пустыми в гости отправлялись, но уж обратно их "Жигуль" всегда уезжал под завязку набитый мёдом, рыбой, мясом и дарами леса всех видов, от грибов до ягод . Ездили только летом, когда дорога есть - зимой, весной и осенью погода-непогода запечатывали деревню для всякого колёсного транспорта, пробиться мог только гусеничный, ну и двух - четырехногий. Дом у Сёмы с женой - огромный пятистенок, причём одна половина, летняя, ждала только гостей , а хозяевам с тремя детьми хватало своей половины. Дом, конечно, поставил Сёма. Он умел всё, что надобно для деревенской жизни. И работал от темна до темна, Очень редко, по вечерам, мог принять стопку медового самогона, но когда приезжала сестра с мужем, принимал две - и каждый вечер они с Мишиным беседовали ( скорее, спорили) о жизни и политике по неискоренимой российской привычке.
   А спорить было о чём. Колхоз местный нищал и разваливался на глазах. зарплату колхозникам - на три пузыря водки - и ту задерживали который год. Люди занимались кто чем горазд - на своих дворах и огородах, лесом ,рекой - и жили только с этого. Шла почти открытая растащиловка - и с полей, и с мастерских с гаражами, и из амбаров - не пропадать же добру? Оказывалось, что урожай картошки дешевле было пустить неубранным под снег, нежели пытаться продать - проверено, только в долги влезешь...
   Таких несуразиц кругом хватало. Приватизировать тут было нечего, кроме колхозного имущества, и потому "прихватизировали" лес - тюкали на продажу срубы для домов и бань. Лес рубили почти в открытую, отделываясь от наскочивших лесников бутылкой водки. Лесники тоже, впрочем, не отставали. Сёма занимался всем понемногу - и самогон варил, и срубы ладил ,считая всё это свободой, новой жизнью при демократии был вполне даже счастлив, и претензию к Мишину имел только одну - почему он, при такой работе и при такой должности, не "прихватизирует" при случае хоть парочку миллиончиков, в долларах? Тогда один из этих миллионов они бы вложили в пруд, Была у Сёмы мечта. над которой он трудился постоянно - запрудить местную речку, создав этим огромный пруд возле самой деревни, такой, в котором можно разводить рыбу в промышленных масштабах - которой можно жить. Ничего нереального в мечте не было - пруд такой ещё в прошлом веке исправно толстил кошельки местных рыбаков. Но до революции люди жили, что называется, всем миром - да и работали так же. Тогда плотину - из дерева, всей деревней - дружно сладили всего за неделю. Потом и мельницу поставили, от которой остались только воспоминания. Старики ещё помнили, как возами по зимнику возили в город мороженые платы щуки, линя, карася да и прочей рыбы. Сладили за неделю...Стволы на плотину шли двуохватные, волокли из лесу по шесть лошадей на ствол...где теперь те лошади и те люди? Лошадь осталась одна на всю деревню, а люди.., ну, люди, может, и не хуже, но нет уже в них веры и привычки работать сообща. Видимо, благодаря долгой совместной работе в колхозе. Сёма решил запрудить реку, и приватизировать получившийся пруд, только и всего. На вялые возражения земляков " ...а кто эт тебе позволит ? "- он отвечал не менее вяло "... а кто эт мне запретит ? " .Возразить было нечего. Местным властям наплевать было на всё до такой степени, что их и вовсе не было, этих властей. Свобода ! Часть средств от спиртзаводика на дому .что работал день и ночь, снабжая односельчан дешевой самогонкой, Сёма бросал, как в море, на оплату работ по очистке от леса и кустарника будущего дна водохранилища. Все местные алкаши в трудную минуту безденежья шли, как на каторгу, в будущий пруд...там постоянно кто-то ковырялся. Работы шли.., но слишком велика оказалась площадь. Будь у Сёмы миллион, пригнал бы из города тяжелую технику - бульдозеры и грейдеры, самосвалы и экскаваторы - эх! Неделя всего работы ! ...и Сёма искренне (если и придуривался, то самую малость ) убеждал Мишина, что уж он бы на его месте, при той всеобщей "прихватизации",что катилась по стране, давно бы сумел хватануть для себя и шурина несчастный миллион. При его-то возможностях, в ФСБ ! Ну. смешно?
   Мишин злился, а не смеялся. Возразить не получалось. Опровергнуть сельскую аргументацию было не просто - говорили, словно на разных языках.
   Мишин отвечал телевизионными фразами, которые таяли, как дым. О демократии и свободе. О временных трудностях. Реформах...но эта дымовая завеса только на минуту могла застлать Сёмину реальность в виде всеобщей растащиловки всего и вся, начиная с колхоза и заканчивая страной. Скоро десять уже лет этой свободы, и все эти годы люди работают, как и прежде, но не богатеют ,а только стремительно нищают, думая только о выживании. Куда девается их труд? В разных там арабских эмиратах население вообще не работает, а всё равно богатеет на доходы от нефти.. ,у нас же на эти доходы богатеет только нефтяное начальство, как и в других производствах - от металлургии до торговли.
   И все воруют по мере возможности, и никто не виноват, что у начальников в этом плане возможностей гораздо больше, чем у работяг. Чем выше должность, тем больше возможностей. Ну, колхозник - тут всё понятно, рад бы - да нечего украсть. Но Мишин - не колхозник. Почему же до сих пор нищий, если уже десять лет свобода воровства ? Ну ладно, раз Мишина так коробит от слова, заменим - не воровства, а присвоения. Так почему не присвоит пару миллиончиков? Они же бесхозные. Народ изготавливает эти миллионы в виде ценностей самых разных, как и раньше, а начальство делит и присваивает. Свобода же. Присваивает и делит. Ведь сколько денег в стране делят, аж перестрелки каждый день - - бандитов нанимают для делёжки.
   Эти полушутейные, но непробиваемые аргументы, особенно под одобрительный смех односельчан на вечерних посиделках весьма доставали капитана Мишина. Тем более, что Сёма по простому озвучивал то, что и сам Мишин думал. Муть какая то с этой демократией и реформами бесконечными. Болтовня, завеса дымовая. Его, капитана Мишина , вместе со всем трудящим населением просто используют ,как последних лохов, для своего обогащения, вешая на уши лапшу про свободу и реформы - с газетных страниц вешают, и по радио, и по ТВ. Но главная причина плохого самочувствия находилась в другом - Сёма, стреляя словами в темноту, попадал в цель. Мишин мог украсть и миллион, и больше....если приложит руки и голову. Пусть не прямо через его руки, но под присмотром капитана Мишина из страны уходили ценности на многие миллионы долларов. Он отвечал и контролировал конечный этап сверхсекретной операции "Грань",которую проводила спецгруппа ФСБ из Иностранного отдела. Еженедельные доклады капитана о ходе операции ложились на стол лично Директору ФСБ. Положим, не так воспитывают работников госбезопасности, чтобы они следовали советам всяких колхозников, но насмешливые словеса шурина били особенно больно именно потому, что Сёма и не подозревал об статусе Особиста, который имел капитан и который позволял ...фактически - всё. Какие-то пара миллионов для настоящего Особиста - вообще не вопрос, это раз плюнуть на ходу под ноги. Да, для настоящего...,Мишин же получил этот статус совсем недавно и все примеривался, все не решался применить. Почему? Он и сам ломал над этим голову. Может быть, из-за недоверия к Директору ФСБ ? Или не привык действовать в Особом режиме ? Да, этому его не учили.
   За операцию " Грань " капитану Мишину твёрдо были обещаны майорские погоны, однако операция чадила и чадила, так и не завершаясь решающим финалом. Коля Маслов процветал уже с год, удивительно долго, стабильно и нахально . Кому за это Маслов свечки ставил - Богу или чёрту - неизвестно, но уж точно не капитану Мишину. Потому что не подозревал о его существовании. Чекисты - люди скромные.
   Конечно, начальству видней, однако целый год торговли левыми алмазами ...не чересчур ли долгий и дорогой путь для компрометации Де Бирс ? Причём совершенно неизвестно - клюнет ли компания на такую тухлую приманку, как Коля Маслов ? И раньше а голову Мишина приходила мысль, что его .и всю группу, а возможно, и самого Директора ФСБ используют втемную, и вся операция " Грань " придумана только для прикрытия воровства и продажи алмазов. Рано или поздно кремлёвский бонза, что придумал эту операцию, проведение которой поручено Иностранному Отделу ФСБ, будет вынужден свернуть свою аферу. Её неудача повиснет на ФСБ и её Директоре. Понятно, почему он предложил Мишину статус Особиста. Наверняка и Директора беспокоили те же мысли.
   В самом деле - слишком много алмазов уходит, а ведь подставить Де Бирс можно было куда быстрее, злее и дешевле. Подбросить в номер Ван Мееру партию алмазов да организовать убедительную картину их покупки - с деньгами в кейсе, с арестованным "продавцом" и его "чистосердечным признанием. Выше горла хватило бы для скандала и давления. Когда стало понятным, что Де Бирс в лице господина Ван Меера готовится к переговорам с Масловым, обнаружилась новая странность. Московский партнёр Маслова настаивал на повышении цены впятеро ! Коля Маслов не надеялся и десятой части получить - это дай бы Бог ! Мишин слушал записанный на плёнку мат - перемат Коли Маслова, и сам матерился, не в силах понять, почему голос из России звучал так уверенно : - Не ори, Колян. Он купит. Я тебе говорю - купит....Нет, это ты послушай! Не вздумай уступить. Сдашь дешевле - не поверю, понял? С тебя потребую.-
   Этот российский контрагент Маслова уж точно не работал на ФСБ, так как по плану операции и ему, и Маслову предстоял арест, суд и немалый срок , как и другим участникам преступной группировки, неизвестных Мишину. Кроме тех, конечно, кто стучал в ФСБ ,позволяя держать руку на пульсе. Вроде одного из помощников Маслова – Лёхи ,которому ещё год назад грозил 15-ти летний срок за...,впрочем, неважно - это теперь клевета на невинного человека - теперь, когда он работал на Мишина. Уверенный тон москвича мог означать одно из двух - или он идиот, или капитан Мишин. Вместе с Директором ФСБ, возможно.
   То, что на российской стороне задействована обычная организованная уголовщина, Мишин знал. Ведь без реальных людей на скамье подсудимых в будущем не обойтись. Без них не доказать связь руководства Де Бирс с международной преступной группировкой, а также скупку Де Бирс левых алмазов помимо оговоренной с Россией квоты. Примерно такой фразой и формулировалась в документах задача операции " Грань ". Уверенный тон уголовщины выглядел, по меньшей мере, странно ,и для Мишина явилась ещё одним доводом в пользу того, что цель операции "Грань" - истинная цель - неизвестна. Директор ФСБ тоже намекнул на это. Недаром же он дважды сказал - "постарайтесь взять операцию под свой полный контроль ". Именно взять.., хотя формально контроль и так вроде в руках.
   Но этих подозрений и умозаключений капитану Мишину всё-таки не хватало до той критической массы, которая вызывает действие. Даже планы действия как-то не приходили в голову. Это случилось во время подслушивания разговора в альпийской гостинице ,когда из слов Ван Меера стало ясно, что Де Бирс заплатит по ценам Коли Маслова. Компания знает о них ещё до переговоров и уже готова платить. Но зачем Де Бирс покупать эти "левые" . и втридорога, если любое государство - алмазодобытчик продаст ей такие же алмазы с радостью и намного дешевле? Мишин вдруг отчётливо увидел и себя, и Ван Меера мелкими статистами в чужом спектакле. Им неизвестен ни замысел режиссера, ни содержания пьесы. Хотя в его работе такой порядок и обычен, но в данном случае легко догадаться о предварительном сговоре в самых верхах. Цель сговора между неизвестным кремлёвским деятелем и компанией Де Бирс виделась Мишину только одной - для "кремлюги",по крайней мере - урвать, хапнуть , украсть. В наше время его цель и не может быть иной. В иное Мишину не верилось. Де Бирс тоже получит свою выгоду, и громадную, если заранее готова нести убытки.
   Но даже подслушанный разговор едва ли смог бы подтолкнуть капитана Мишина к измене, хотя статус Особиста, который вроде как висел на плечах, напрочь исключает такое понятие, как "измена".Все-таки чувство долга, верность Родине и привычка подчиняться приказу - это своего рода плотина, выложенная годами службы. Может, и выстояла бы она, если б не покоилась на зыбком, песчаном основании - на семейной обстановке чекиста Мишина.
   Друзей у чекиста просто по определению быть не может - есть только товарищи, да и те по работе, но семья дело другое. Имелась семья, но с такой нескладухой, что Мишин с женой фактически и жили порознь, раздельно - только развод и оставалось оформить.
   А две дочки - погодки, так те и вовсе не считали его родным папой. Нет, папой называли - если пригрозить подзатыльником, или за конфету, но Мишин-то видел, какие притворяшки его девочки. Обидно находить было в их тетрадках свои бывшие фотографии, а дело-то для чекиста вроде обычное - внешность поменять. Работа такая. За последний десяток лет Мишину пришлось трижды делать пластическую операцию, а девчонкам каково ? вдруг вваливается в квартиру какой-то незнакомый мужик ,ревёт что-то радостное и кидается вроде с обнималками! - дочки с визгом под кровать - сам же учил не подходить к незнакомым. Тогда на радостях он просто забыл предупредить. Помнилось, жена выскочила из кухни на помощь со сковородкой - еле успел чемоданом прикрыться. Ну. жена -то ладно, узнала и поверила, а сквернавки - нет, так и не признали. Процессу узнавания помешали загруженность работой и частые длительные командировки, а потом снова "засветился",и снова срочная "пластика" - чтобы только вернуться в чужую страну, где объявлен в розыск, и продолжить работу. И всё- никакими общими воспоминаниями девчонок пробить не удалось. Они и маме перестали верить, считая, что та меняет пап как перчатки, а им втюхивает лапшу на уши, будто они уж совсем в ясли ходят. А уж после третьего раза ...Мишин и попытки прекратил, чтобы пролезть в папы. У жены тоже проблемы росли с каждой операцией. Соседи считали, что баба четвертого мужика меняет. Шалавой считали, а мужики клинья принялись подбивать, едва оставалась одна - вдруг в пятые примет ? Как-то и завяли отношения с женой. Она всё понимала. Старалась. И Мишин всё понимал. И тоже старался. Но вот умерло чувство - и всё. Что поделать ?
   Если б ещё хоть деньги в дом приносил стоящие, а ведь фактически всю семью только жена и кормила. А что мог принести в дом капитан Мишин ,если первый Президент России словно задался задачей выморить всё их чекистское ведомство, так ему ненавистное. Удивительно, как только люди пачками не перебегали во вражеский лагерь. Впрочем, хвалить чекистскую закалку не стоит - рады бы перебежать, да мало где принимают. Врагов не осталось, вроде в друзей превратились все поголовно. Жена Мишина, имея компьютерное образование, стабильную и приличную зарплату, поневоле смотрела на мужа, как на чокнутого дармоеда, который вечно шатается где-то месяцами, а потом приезжает, нищий и с чужой рожей...корми его ,придурка.
   Можно сказать, сама жизнь так и толкала капитана ФСБ к этому шагу - и он шагнул. Неясные мысли, что бродили в его голове. после подслушанного разговора вдруг выстроились в голове четким и ясным планом действий, словно разговор этот упал крупинкой соли в перенасыщенный раствор и вызвал мгновенную кристаллизацию. Такой случай Мишин упустить просто не мог. Вот где, наконец, ему понадобится статус Особиста.., ох, как понадобится!...такой вот итог получился у подслушанного разговора. Недаром мама говорила маленькому Мишину: - ...нехорошо подслушивать, Саша...-
   Жаль, только говорила не закрепляя любящим подзатыльником, потому и запомнилось неважно.
  
  
  


  
   Глава 4.
ПАКЕТ “А” .
   Даже директору алмазного прииска нелегко воровать алмазы. Почти невозможно - настолько изощрён и продуман контроль, а частые ревизии ! Если директор прииска Северный и воровал, причём помногу, то потому только, что ему было приказано воровать, официально. Конечно, слово "воровать" могло появиться позже, и в других документах - в тех же, что лежали в сейфе директора Синцова, такого слова и быть не могло. Там стояло " регулярно выделять оговоренную часть продукции в распоряжение генерала ФСБ Потапова". Эти алмазы фиксировались в секретном приложении к официальной бухгалтерии. Оно хранилось отдельно, в личном сейфе, и могло быть выдано только по личному распоряжению замминистра горнодобывающей промышленности Ковалёва Павла Михайловича. Он и отдал приказ о выделении алмазов ФСБ. Он хранился в том же сейфе, вместе с документацией по левым алмазам, вместе еще с одним, уже за подписью самого министра Завьялова, который запрещал ревизорам министерства проводить так называемую полную ревизию.
   Благодаря этим документам в сейфе ,Синцов, передавая Потапову очередной пакет с алмазами, долгое время не чувствовал себя вором. Вплоть до того дня, когда Ковалёв поинтересовался ,много ли алмазов накопилось в пакете А? Он сделал это как бы между прочим, уже садясь в машину и держась за ручку приоткрытой двери. Синцов брякнул, не в силах сразу припомнить каратный вес: - Да кило шесть будет. Точная цифра в бумагах. -
   Ковалев кивнул, сел в машину. Потом Синцов не раз вспоминал и обдумывал этот момент - и эту задержку с посадкой в машину, и мелькнувшее в лице выражение оторопи и еще чего-то.., да и другие детали - в повороте туловища даже, в наклоне головы, когда вроде слушают тебя вполуха, а на деле - наоборот. Пакет А, впрочем, стоил особого внимания. На него ни Ковалев, ни тем более Завьялов письменного распоряжения не давали - по форме оно и не требовалось. Так, небольшое устное уточнение насчёт алмазов генералу Потапову, в пределах общего веса. Ковалёв тогда сказал, что особо крупные камни, редкие, ценные.., ну, Синцов понимает - какие, в двух словах тут не объяснить, тут опыт нужен, словом, стоит пока попридержать, хорошо ? В отдельный пакет. Назовём его пакет А. Для телефонных разговоров обозначение, идёт ? Неизвестно ведь, как будет развиваться задуманная операция. Возможно, ее придется срочно свернуть, при неудачных обстоятельствах Жалко будет потерять их, особо ценные. А если операция примет нужное направление, пакет А никогда не поздно пустить следом, сразу или частями.
   Какую операцию задумало начальство, Синцову знать не положено, но он догадывался, что она - из области торговой политики и направлена против Де Бирс .Уж очень солидное обеспечение - четвёртая часть добычи с прииска уходит, а такой массированный выброс алмазов куда бы то ни было неизбежно заставит Де Бирс отреагировать. Но если в партиях "сырых" алмазов будут попадаться камни из пакета А, Де Бирс отреагирует гораздо быстрее. Странно, что Ковалёв пожалел "крупняк". Неужели уверен в неудаче? Или, наоборот - в удаче?
   Синцову за время работы нередко и прежде приходилось выдавать мелкие партии алмазов представителям секретных служб. Для их работы алмазы зачастую весьма удобны. Для взяток и подкупа, да и просто для оплаты агентам. Такая объёмная передача происходила, однако, впервые, и потому вызывала - не беспокойство, нет, но скорее его тень. Вопрос о пакете А невольно всколыхнул эту тень, сгустил. Синцов вынул его из сейфа, просмотрел, сверяя по документам - и вытер вспотевший лоб. Оказалось, он и не заметил, что скопилось целое состояние. Камни эти после черновой огранки, которую ФСБ наверняка делает, будут просто убойным зрелищем для любого мало мальски сведущего человека. Чистый нокаут. Да, целое состояние. И серьезное, где виллы, яхты и Кадиллаки - мелкая чепуха, купленная на проценты с основного алмазного капитала. После окончательной огранки, которая станет для камней пропуском на аукционы, они пойдут только поштучно. И кто знает, сколько миллионов долларов выложит сумасшедший нефтяной шейх или зажравшийся американский магнат за вот этот, похожий на небольшой кирпичик, голубоватый камень? Привычным взором Синцов видел, какую красоту можно извлечь из этих сейчас невзрачных камней хорошей огранкой. Главное - они большие и чистые, без посторонних вкраплений и мути. Коллекционные, одним словом. А какие редкие оттенки! И опал, и охра ,и фиолет, и кадмий, и всё в меру, всё... да сам же отбирал, чёрт подери! Если секретные службы пустят в распыл такую коллекцию, за державу станет обидно. А им это запросто - лишь бы результат получить. Отстреляют, им всё равно, чем бить по цели - алмазами или пулями, лишь бы попасть. А это всё - таки не патроны, которых можно наштамповать миллионы. Нечто неповторимое, сгусток вечности и гармонии. Зрачок Бога, если словами поэта. Прав Ковалёв, ох, как прав. Эти алмазы нужно оставить в России.
   Однако мысли о Ковалёве вскоре приняли этакий серый оттенок. Такие люди, как он, на таком посту, не задают вопросы просто так - им некогда. Если вопрос задан, за ним последует действие. Обязательно. Но какое?
   Тут тени догадок начали сгущаться. При любом развитии операции, которую проводят спецслужбы по заказу их министерства, отправленные алмазы будут списаны.Они в данном случае - только расходный материал. В принципе, они уже списаны. Уже. Списаны и эти, в пакете А. Их редкость и блеск, они как бы не существуют. Учёт ведется только по каратному весу - и тут всё сходится - и в документах Потапова, и в отчётности Синцова. По количеству всё сходится, а вот по качеству...да один пакет А по стоимости превышает все выданные на операцию алмазы. Возможно, в несколько раз. Качество в данной операции, видимо, неважно, поэтому не учитывается. Синцов мог подобрать по общему каратному весу несколько мелких алмазов и заменить ими вот этот голубоватый, или этот, вовсе редкостный, оттенка нежной умбры, - и положить в карман сразу несколько "Мерседесов". Качество не учитывается, и Ковалёв знает это лучше Синцова...,вот какое действие следует ожидать! Несколько килограммов мелких камней Ковалёв на своём посту раздобудет запросто. И заменит камни в пакете А. Вернёт стоимость алмазной мелочи прииску, откуда её взял, или вовсе спишет на форс-мажор,- и вот он, новый русский миллионер. Виновных - нет. И хищения - нет. Сделал состояние, можно сказать, из воздуха. Да, Ковалёв может сделать это. Хорошо зная этого руководителя, из новой "демократической " волны, со своеобразным чувством морали и вседозволенности, Синцов не сомневался, что тот так и сделает. Синцову скажет, что сумел убедить министра не пускать в ход эти коллекционные камни. Это же глупо, если можно заменить другими. Вот этими, что я и привёз. Давайте заменим. Операция завершается. Всё в отчётах сойдётся....
   Вот только для Ковалёва останется ненужный свидетель. Который может заинтересоваться судьбой пакета А...,или рассказать, если кто-то поинтересуется. Синцов вдруг ощутил, как заныло сердце. В наше время убирают и за гораздо меньшие суммы. Надо хорошенько всё обдумать... ЕЩЕ БОЛЬШЕ ИНТЕРЕСНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Голованова Сергея http://russolit.ru/profile/sokolskivolk/ а так же http://zelluloza.ru/search/details/4909/ ПРИЯТНОГО ВАМ ЧТЕНИЯ!
15.08.2014

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.