Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Сергей Петрович Голованов
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
21.07.2018 3 чел.
20.07.2018 0 чел.
19.07.2018 1 чел.
18.07.2018 2 чел.
17.07.2018 1 чел.
16.07.2018 4 чел.
15.07.2018 4 чел.
14.07.2018 2 чел.
13.07.2018 2 чел.
12.07.2018 0 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Завещание железного Феликса


   Глава15.
   ДВУХНЕДЕЛЬНЫЙ МАРАФОН.
   Получив сообщение Вацлава - дело сделано - капитан Мишин назначил общую встречу. Пора начинать. Встреча произошла в загородном гольф- клубе, где Ван Меер имел членский билет. Остальные прошли по гостевым.
   Погоняв мячик по полю, члены этого закрытого клуба с чувством выполненного долга тратили наработанное на поле здоровье на баб, выпивку и обжорство. Для чекиста скучища, и он отказался от предложения Ван Меер вступить в клуб за деньги голландца. Но встречаться тут было удобно.
   Усевшись за столиком возле поля и заказав коктейли, выслушали новость Мишина. Алмазов для продажи Ван Мееру Коля Маслов из Москвы не получит. Можно начинать, но сначала Мишин хотел бы проверить одно предположение. Гипотезу одну. Если она окажется верной, то мы возьмём всю кредитную линию Де Бирс. Голландец и Хейнкель навострили уши. Анита таращилась на холёных игроков, бродивших с клюшками по полю.
   Мишин сказал, что странности операции " грань" легко объяснимы, если речь идёт не только о покупке алмазов, но ещё и о взятке, которую перекачивает Де Бирс неизвестному кремлёвскому бонзе. Тогда становится понятной наглость и уверенность москвичей и наплевательское отношение Де Бирс к закупочной цене. За эту взятку бонза мог наобещать Де Бирс уступки в будущих переговорах, или ещё что - неважно. Важно другое - Де Бирс выделило на покупку алмазов сумму в 600 миллионов долларов, не зная ни количества алмазов Маслова, ни их качества. Заранее выделила. Почему ? Да потому, что именно эта сумма и была оговорена с кремлёвским деятелем. Общее количество алмазов для Маслова известно только кремлёвскому чиновнику. Он делит одно число на другое - и получилась вот такая завышенная цена. А Де Бирс плевать. Её эта закупочная цена за грамм вообще не интересует.
   Первым мысль Мишина понял, как ни странно, Хейнкель. Хотя почему - странно ? Лучше других знал вес своих алмазов, не раз уже и считал, и прикидывал...да, алмазов не хватало. Уж очень велика сумма Де Бирс , не хватало у немца алмазов, чтобы даже по официальной, предельно высокой цене - и скрысить всю линию. Ван Меер объяснил ему ещё раньше, в чём разница между кредитом и кредитной линией. Грубо говоря, кредит выдается сразу, а линия выдаётся частями, и банк деньги не выдаст, не получив в залог алмазы, причём с гарантией, что Де Бирс выкупит их по конкретной цене. И когда алмазы Хейнкеля закончатся, то деньги перестанут выдаваться, только и всего. И двести миллионов, или около этого, останутся у Де Бирс - Хейнкель уже прикидывал не раз эти цифры. Но если Де Бирс и впрямь не интересует закупочная цена, то почему бы не повысить её вдвое ? Вся кредитная линия...проверим, Джозеф ?
   Голландец понял - и заколебался. Вроде немыслимо, но... вдруг Мишин прав ? Голландец раздумывал, не замечая , что Мишин налил ему в коктейль водочки. Может, она и помогла решиться. В самом деле, почему не проверить .
   И Ван Меер, допив остатки коктейля, потащился к телефонным кабинкам в здании клуба. Мишин и Хейнкель незаметно его подталкивали. Анита тащилась следом, тараща глаза на всех встречных -поперечных мужчин. Таких клиентов у неё никогда не было.
   Телефонные кабины клуба - связь со всем светом для членов клуба бесплатно - оказались достаточно просторны, чтобы набиться в кабину вчетвером, наплевав на конспирацию. Они и набились. Ван Меер ничего не замечал. Он неуверенно мекал и мыкал в телефонную трубку, обильно потея, и объяснял невидимому руководству про новые и неожиданные сложности в переговорах с Колей Масловым, про его непомерный просто денежный аппетит, про...даже выговорить трудно, однако этот русский - он сумасшедший, но он настойчиво намекает на повышение цены, да-да! Выше официальной! Если его правильно понял - он хочет продавать вдвое...Да! в два раза дороже официальной закупочной...это не лезет ни в какие...что? что вы сказали?
   Мишин потом утверждал, что глаза у бедняги в этот момент сделались квадратными. Хейнкель оспаривал - нет, прямоугольными, как стёкла его очков. Только Аните показалось, что голландец состроил ей глазки. Однако перемену в лице Ван Меера заметили все. Согласие, полученное от Де Бирс , подтвердило теорию капитана Мишина, основанную на знании российских реалий. Ван Меер, Маслов и братки - всё это лишь декорации, которые выстроили люди из верхов руководства для своих зрителей. У Де Бирс это акционеры, у российского бонзы - вышестоящее начальство. Сам Президент, может быть, в числе зрителей. Впрочем - кому это интересно ? Только не им - есть всего десять дней, определённых кредитной линией. Быстрее её не съесть. Погнали.
   К этому времени Мишин обзавёлся конспиративной квартирой в центре Варшавы, в которой поселилась Анита. На деньги Ван Меера, конечно . Квартира эта по документам числилась частной, сдаваемой внаём разным лицам, в данный момент - госпоже Шкваркиной. Соседи по подъезду сразу определили в ней шлюху. Потому что нигде не работала и принимала гостей, и потому, что Мишин просил её вести себя, как шлюха, и наконец, потому, что так и есть. Кстати, последнее неосторожное высказывание обошлось капитану в десять минут яростной схватки, когда девушка пыталась ударить его стулом, сковородкой, утюгом, диваном, кулаками, ногами и - головой. Скрутив её, Мишину пришлось полчаса заверять , что она вовсе не шлюха, хотя и работала ею некоторое время, что он просто оговорился, нет, он пошутил неудачно, и сильно извиняется, и просит прощения, и вот, наконец, даже на коленях ползает...И впрямь пришлось ползать, чтобы операция не сорвалась , думая про себя - тьфу ты, шлюха обидчивая какая....
   С такой репутацией девушки Ван Меер и Хейнкель могли посещать её, не опасаясь вопросов со стороны возможного наблюдения. Мишин тоже посещал, но наблюдения не опасался. Он был единственным наблюдателем. Квартиру сняли как пункт передачи денег и алмазов, и вот - её время настало.
   За несколько дней до телефонного звонка Вацлава о сделанном деле Анита встретилась с Колей Масловым. Познакомилась, назвавшись представителем торговой фирмы, и предложила купить алмазы. В офисе Маслова таких представителей от липовых фирм с туфтовыми документами перебывало достаточно, поскольку он прикрывался легальной ювелирной торговлей, и он бы не обратил на неё внимания. Тем более, цена алмазов завиральная. Фирмочка схватила где-то по дешёвке партию алмазов и теперь пытается заработать. На Маслове не заработаешь. Предложение заинтересовало только одним - девушка заверила Маслова в неограниченном количестве алмазов. Сколько надо - столько и будет. И в самые сжатые сроки. Сегодня заказ - завтра товар. И Коля взял визитку с её телефоном. Или девчонка врёт, или...за ней стоят серьезные люди. Вроде тех, что стояли за самим Масловым. Ничего конкретного Коля не обещал. Подумать обещал. И позвонить, если надумает что. Он всем это обещал. Однако через несколько дней ему пришлось лихорадочно разыскивать её визитку среди вороха других. Это произошло сразу после звонка из Москвы, о катастрофе - партии алмазов не будет, и нельзя сказать - когда будет следующая. Коля понял, что сделка с Ван Меером летит к чертям. А тот названивал ежедневно, явно нервничал, торопил. Такого партнёра Коля подвести не мог.
   Какие планы голландца могут рухнуть из-за пустозвонства Коли и какие деньги тот потеряет - Маслов боялся даже гадать. За такое кидалово в России вообще башку отрывают. Тут Европа, конечно, но...на хрен! Коля не желал из-за московских непоняток потерять представителя самой Де Бирс. Или ещё что, вроде своего здоровья.
   Коля вызвонил Аниту и назначил встречу в гостинице. На этой встрече все маски слетели, пошёл сплошной мат и реальные переговоры. Как ни пытался Коля сбросить цену, ничего не вышло. Расстроенный Коля позвонил Ван Мееру и расстроенным голосом сообщил о двойном повышении цены. И о неограниченном количестве. Выслушав непонятную тарабарщину - видимо, голландские ругательства - Коля с облегчением отёр пот со лба. Голландец согласился. Камни нужны явно для себя.
   На второй встрече дело едва не дошло до стрельбы из газового пистолета Аниты, но договорились уже конкретно - когда, где, и сколько. Коля пытался выторговать процент за посредничество, но пришлось согласиться на твёрдую оплату. Не маленькую - за каждую сделку Анита обещала выплачивать по сто тысяч долларов.
   Через два дня Анита привезла первую партию алмазов. Небольшую, для "прозвона линии". Сделка прошла гладко, как и предполагалось - Коля не выкинул никаких фортелей, отвёз алмазы Ван Мееру и передал номера счетов, на которые следовало перевести деньги, без изменений. От его честности, впрочем, ничего не зависело - эти номера сам же Ван Меер и продиктовал Аните за день до этого - но любым аферистам просто необходимо иметь дело с честным человеком. Финтить со счетами Коле не было никакого резона. Опасно. Если вскроется раньше времени, что деньги ушли не туда, а неизвестно куда, можешь и ноги не успеть унести. Свой "верняк" Коля возьмёт, когда пойдут московские алмазы. Раз уж удалось пробить двойную цену. Докладывать москвичам о своих левых заработках Коля тоже не собирался. Это их не касается.



   Глава 16.
   ЖАДНОСТЬ- БОЛЕЗНЬ СМЕРТЕЛЬНАЯ.
   Алексей Горохов, с трудом удерживая лопату, копал себе могилу. Он углубился в землю почти до пояса. Избитое тело ныло, голова гудела, он почти ничего не соображал, тупо ожидая окрика от бандитов - Ну, хватит ! - Вечер, как назло, выдался солнечным и тихим. По краю могилы полз тёмный жук. Край осыпался, и жук упал вниз. Алексей отложил лопату, кряхтя, достал жука и положил в траву - жук-то чем виноват ? Два бандита, Лёха и Варёный, верзила с красным, словно ошпаренным лицом, неподалёку разглядывали на пеньке выкопанные недавно алмазы.
   - Эти крупнее...смотри какой! Ни фига себе...- доносилось сквозь шум в ушах до Алексея.
   Из города они выехали на двух машинах. Когда он достал из-подо мха дипломат с алмазами, бандиты, открыв его, были так ошарашены количеством камней, что им не пришло в голову настоять как следует на своём вопросе - Это всё ? -
   - Всё.- ответил Алексей. Дипломат почти полон, но Лёха пытался настоять, подкрепляя вопрос ударами: - Точно - всё ? -
   Ударов Алексей почти не ощущал. В голове мутилось, и в тот момент он и в самом деле позабыл о второй, отсортированной им кучке алмазов. Но когда его повели поглубже в лес, вот эти двое, голова постепенно прояснилась. Одна машина с Ящером и бандитами уже уехала, а эти остались с приказом, который слышал и Алексей : - Лёха! Варёный! Прикопайте мужика поглубже. Только не живого, Лёха. Знаю я тебя. Мужик заслужил лёгкую смерть.-
   И когда Лёха вручил ему лопату, поигрывая пистолетом, он пробормотал заплетавшимся языком : - Мужики, отпустите! У меня ещё алмазы остались. Себе возьмёте.-
   - Мужики в поле пашут.- наставительно сказал Варёный, нечётко расслышав его бормотание, но более настроенный многими допросами в милиции слух Лёхи выхватил главное.
   - Я так и знал.- сказал Лёха, отводя руку для удара. Но бить передумал.- Не врёшь ? Если врёшь - я тебя точно живым в землю закопаю.
   Алексей замотал головой, и лопату у него отобрали.
   - Веди, Сусанин. - ухмыльнулся Лёха, толкнув в спину. - И не дай Бог тебе зачудить...Увидим алмазы - посмотрим, что с тобой делать. -
   Но слабая надежда на спасение не сбылась. Когда вернулись, Варёный сказал со вздохом : - Извини, братан. Но если мы тебя не закопаем, то закопают нас.- Лёха подал лопату, в другой руке сжимая полотняный мешочек из-под махорки, теперь набитый алмазами.
   Бандиты вывалили их на пенёк, принялись разглядывать и пересчитывать, не забывая подгонять Алексея короткими окриками. Тот не особо прислушивался к их разговору, хватало к себе прислушиваться, к собственным горьким мыслям, однако разговор его охранников постепенно повышался в тонах. Началось всё с полушутливого предложения Лёхи присвоить себе по алмазику, теперь же Лёха всерьёз, разгорячась, убеждал Варёного, что вообще эти алмазы нужно взять и поделить, о них же никто не знает. Но Варёный, упёртый парень, отвечал, что Ящер наверняка узнает, потом, от наводчика, сколько всего везли алмазов, и тогда... что-то в подвал не хочется. Да и вообще..., западло пацанов кидать, напоследок угрюмо бросил он.
   Лёха замолк. Убеждать бесполезно, если Варёный на "понятия" перешёл. Лёха наблюдал, как складывает в мешочек камни короткопалая, широкая ладонь Варёного, и лихорадочно размышлял. Эти камни, необычайно крупные, явно отборные, наверняка стоили целое состояние... такой шанс бывает раз в жизни. Второго не выпадет.., но этот Варёный..., если и удасться его убедить, он же расколется при первом вопросе...
   Варёный, завязывая мешочек, посмотрел в глаза, и словно прочитал его мысль, только наоборот: - К тому же, Лёха, мент - хоть и бывший - он завсегда мент, понял ? Ты же первый сдашь меня Ящеру. Был бы правильный пацан, я бы, может, и подумал...- Варёный посмотрел на копателя, но правая рука, словно невзначай, потянулась к карману пиджака, где лежал ТТ. Лёха ударил коротко и мощно, без замаха, но Варёный, опрокидываясь на спину, ухитрился выхватить пистолет. Лёха прыгнул ему коленями на грудь, Варёный охнул и выронил пистолет - даже Алексей услышал, как хрустнули рёбра. Лёха, оседлав лежащего, ударил головой в лицо, локтем прижал горло и принялся давить. Варёный хрипел, молотил его руками, но Лёха, рыча по звериному, пустил в дело и вторую руку, зажав шею в удушающий замок. Кому другому, вроде бомжа Алексея, он сразу бы позвонки сломал, но Варёный шею накачивал, сломать её - целая проблема, но вот задушить...тоже непросто. Если б не оглушающий удар, неизвестно, как повернулась бы схватка, но время было упущено, а удушающий замок из локтей сжимался всё сильнее, раздавливая хрящи...Варёный, дёргаясь, предсмертно захрипел, пуская с губ кровавую пену. Руки его обмякли, и только ноги ещё слабо подёргивались. Замерший в яме Алексей увидел, как затихающе вздрагивали грязные подошвы кроссовок Широкая спина Лёхи ходила ходуном от усилий. Алексей с трудом выбрался из ямы, стараясь не шуметь, хотя и понимал, что сейчас не до него. Всё тело ныло, ноги противно дрожали, настолько слабые, что колени подгибались. Алексей понял, что сбежать не получится. Просто сил не хватит. Нету сил. С замершим сердцем он выдернул из ямы лопату, взвесил на руке, делая шаг, и второй, и третий - примериваясь. На ходу поднял лопату, высоко замахиваясь - Лёха, что-то почуяв, поднял было голову - и тяжёлое лезвие, грязное от глины, со звоном врубилось в его затылок. Лёха обмяк, уткнувшись лицом в траву. Удар убил наповал - аж лопата застряла в черепной толстой кости - Алексей сумел выдернуть её только после нескольких попыток. Второй бандит лежал, выпучив глаза и широко раскрыв рот - тоже мёртвый.
   Лишившись остатка сил, Алексей выронил лопату и плюхнулся рядом на пятую точку. Отупелый разум словно замёрз - ни радости, ни страха, только безмерная апатия. Лишь спустя несколько минут, когда Алексей сумел себя заставить посмотреть на неопасных теперь бандитов, волна животной радости плеснулась в душе. И запоздалого страха. Если бы заметил хоть слабое шевеление, Алексей добил бы его с той остервенелой спешкой, с какой убивают раненую гадюку. Ладони, сцепясь на черенке лопаты, вздрагивали от напряжения, готовясь наносить рубящие удары снова и снова.., однако делать этого не пришлось.
   Немного придя в себя, Алексей смертельно захотел закурить. Всё ещё не верилось, что остался жив. Он вытащил пачку "мальборо" из кармана Лёхи, и выкурил сигарету, не почувствовав вкуса. Но в голове посветлело. Да и сил прибавилось.
   Между тем начинало темнеть. Светлого времени оставалось около часа, и следовало спешить. Вздохнув, Алексей принялся за работу. Спустя час он закончил маскировку двухместной могилы, - на месте, где планировалось закопать его. Получился приличный бугорок. Больше всего Алексей опасался, что земля зашевелится.
   Переодевшись в шмотки Варёного ( одного роста, только в плечах пошире, да и кроссовки в самый раз подошли), Алексей распихал по карманам два пистолета, выкидной нож, золотые цепи с крестами, перстень с камнем, документы, деньги, ключи - всё, что нашарил в карманах своих мучителей. Алмазы в мешочке сунул в грудной карман пиджака, и уже почти в темноте, сжав в руке лопату, побрёл осторожно по лесу, который знал как свои пять пальцев. Он приближался к Мерседесу, оставленному на просёлке неподалёку от шоссе, не меньше часа, впитывая всеми чувствами окружающую тьму, вздрагивая от каждого шороха. Он не помнил - кто вёл Мерседес. Вполне возможно, что в машине остался третий бандит. Даже ритмично мигавший под ветровым стеклом красный огонёк сигнализации не убеждал его в отсутствии водителя. Может, тот спал в машине ?
   Наконец, он решился. Машину убрать отсюда нужно было обязательно, с водителем она или без. Если завтра её найдут здесь, то через пару часов найдут и могилу. Тогда снова примутся искать. А если нет ни машины, ни братков.., кто знает, что подумает Ящер ? Когда догадается обшарить лес ?
   Алексей взвёл затвор ТТ. Оружие, знакомое ещё с армии.., он не промахнётся. Хватит бегать. Хватить прятаться от жизни..., в памяти ещё звенел удар лопаты в голову бандита - с ними только так и надо говорить...Затаившись за стволом, Алексей поднял пистолет, держа в другой руке электронный брелок с ключами от машины. Нажал кнопку - Мерседес мелодично пискнул, мигнул габаритными огнями...Алексей напрягся, выцеливая темноту. Ни звука. Никто не проснулся, не вылез из машины с расспросами...в машине никого не было.
   Если человек умеет водить хоть какую-то машину, разобраться в управлении новой для него труда не составит. За свою жизнь Алексей водил и БТР, и трактор, и Жигули, поэтому спустя полчаса он довольно уверенно выехал на ночное шоссе. Набирая скорость, он не видел, как с тихим шорохом над ним развернулся черный. Зловещий плащ Особиста, да и не мог этого видеть, ибо ничего над ним не развернулось - в реальности. Это мог бы увидеть лишь Особист Мишин, и то , если б знал, что небритый парень в машине везёт за пазухой алмазы из перехваченной машины. Сам того не зная, Алексей невольно влез в зону Особого режима, и влез причём в Особом режиме, хотя не слышал о существовании такого. Фактически он присвоил этими своими действиями статус Особиста, в чём ему вскоре предстояло убедиться... но пока...он был счастлив, разгоняя машину по ночному шоссе, ему казалось, что весь мир ложится под ноги, как шоссе. И он не ошибся, если вспомнить о черном плаще, развёрнутом над машиной, и - ошибся, если вспомнить, что ничего там не развернулось. И в этом был элемент мистики, и беспредела, и мудрости , как будто сама Россия, её культура на миг высветили свой главный стержень, неуловимую свою загадку, которую не могут понять на Западе.
   Так мог бы подумать капитан Мишин, находись он рядом на сиденье, ибо их судьбы отныне сцепились невидимыми нитями Особого режима.
   Алексей же ничего такого не заметил и не подумал - знай себе гнал и гнал. Думая лишь о своей цели - небольшом городишке , где находилась ближайшая железнодорожная станция. Домчал быстро, спокойно, лишь на въезде в городок нехорошо ёкнуло сердце, когда фары высветили знак поста ГАИ. К счастью, пост явно отдыхал - тёмные его окна приветственно послали отражение собственных фар Мерседеса. Загнав машину в какой-то двор неподалёку от вокзала, Алексей оставил дверцу приоткрытой, с ключами, торчащими из замка зажигания - авось угонит кто... и к утру уже устраивался в отдельном купе поезда на Петербург. Не потому, что имел в нём какие-то жизненные зацепки, а просто других не подвернулось. Да и чем Петербург хуже любого другого города России для человека, который пытается начать новую жизнь ?
  
  
  
    Глава 17.
   ГОРЯЧАЯ ЧАСТЬ ДВУХНЕДЕЛЬНОГО МАРАФОНА .   
   После прогона "пробной " партии целый почти день потратили зря, дожимая Колю с двух сторон. Ван Меер просто быком наехал на Маслова, требуя увеличить поставки. Признался, что алмазов нужно.... много, очень - и быстрее. Тут дело не в деньгах. Алмазы нужны. Коля тут же позвонил Аните, назначил встречу, где она, нестерпимо улыбаясь, заверила Колю, что завалит его, гада, алмазами - если тот побыстрей крутиться начнёт. Каждый день - партия.
   Коля понимал, что алмазы у Аниты откуда-то взялись, и что их, возможно, кто-то ищет. При такой спешке осторожность летит к чертям, а такие крупные расходы денег могут привлечь внимание в деловом мире. Однако и то, что быстрота в таких случаях - единственный выход, он тоже понимал. И дело закрутилось.
   Хейнкель ежедневно утром притаскивал очередную партию алмазов на квартиру Аните. Притаскивал невесть откуда, из своего тайника, куда срывался из гостиницы глубокой ночью, опасаясь слежки. Анита вызывала охрану - четверых сотрудников частной охранной фирмы "витязь" - и под их эскортом мчалась в гостиницу к Маслову. Получив от девушки алмазы, Коля под охраной Лёхи и Паши оттаскивал их в гостиницу Ван Мееру, а уж потом Ван Меер, вызвав банковскую охрану, отвозил их в банк, где и оформлял их в качестве залога для очередной порции денег с кредитной линии Де Бирс. Деньги эти тут же перечислял на нужные счета банков разных стран , а часть денег - несколько миллионов обычно - он брал наличными, с собой, ибо этого требовали и Хейнкель , и Мишин, и главное - Анита.
   Деньги, понятно, небольшие по сравнению с перечисленными на счета сообщников, однако наличные, грубые и зримые, и потому у всех, кроме Ван Меера, потихоньку начала "ехать крыша", когда из вечера в вечер с упорством маньяков они делили и делили кучи долларов на квартире Аниты. Хейнкель , получив свой первый миллион в руки, сразу перестал ворчать, что кое-кто слишком много требует. Анита затряслась, и с каждым полученным миллионом тряслась всё сильнее. Её терзали смутные страхи. Мишин немного тревожился, что из-за нелепой случайности дело сорвётся - так немного, что постоянно контролировал руки - чтобы не тряслись, как у Аниты. Один только Ван Меер был спокоен. Один вид его лоснящейся самодовольством морды , с какой он вываливал на ковёр очередную кучу долларов, приводил всех в настроение. Голландец лучился гордостью, важностью и прочими хорошими расцветками. Он честно работал на родную компанию - и одновременно безопасно набивал свои карманы - о таком чуде он и не мечтал. Его карьере ничего не грозит. Он искренне любил своих подельников, которые в этом помогали. Особенно - Мишина. Без его участия сказка никогда бы не сбылась. К деньгам же Ван Меер относился спокойно. И раньше через его руки проходили огромные деньги, и теперь как-то забывалось, что это - свои, не чужие. Он помогал сообщникам в упрятывании денег на счетах - из боязни, что кто-то спалится по неопытности , вызовет чей - то интерес - прежде всего, чтобы не пострадать самому.
   Словом , мандраж нарастал, но в пределах нормы, а вот Коля Маслов, которого держали за "болвана", испытывал тихий ужас, приступы которого нарастали всякий раз, когда он видел сияющую Аниту на пороге своего номера, и опять с чемоданчиком, тяжёленьким, набитым опять алмазами. Она ослепительно улыбалась, и Коля с трудом давил панику. Откуда девчонки их таскает ?! И когда они, наконец, закончатся ?! Он понимал, что спрашивать бесполезно. Он понимал, что за Анитой кто-то стоит, и что алмазы эти где-то воруют...,но тут понимание кончалось, потому что... потому что столько воровать нельзя! Потому что поймают.
   Коля очень плохо спал, и в полубеспамятном забытье как-то ему пригрезился нехороший сон, где Коля старался втолковать мысли об умеренности воровства начальнику этой девчонки, Аниты, то есть - главарю банды, захватившей алмазный рудник. Из облака пыли доносился перестук ломов, скрежет камней и проклятия. Изнемождённые люди в рубище выходили из этого облака, прижимая к груди полные горсти алмазов. Бессердечный главарь кидал им куски хлеба, и люди бросали алмазы, хватая хлеб - а мрачные верзилы охранники сметали брошенные алмазы мётлами в огромную кучу. Колю главарь не слушал. И только один охранник голосом Балашова дружески сказал: - Не дрейфь, Колян. Они согласны меняться. Отдают и не бузят. Значит, им хватает. Всё честно. Вот лохи, а? - и загоготал таким омерзительным голосищем, что Коля проснулся в холодном поту.
   Своей опаски Коля старался не показывать. При ежедневном заработке в сто тысяч долларов Коля мог бы работать и под пулемётным огнём, хотя всё яснее ощущал тягу невидимой верёвки, на которой невидимый некто тащит его... куда? Да в тюрьму. На парашу.
   Коля не догадывался, что улыбчивая Анита боялась больше него. Мишин устал успокаивать её, что деньги никто не отберёт, и хватит этих глупых вопросов - чьи деньги делим? Да наши. Были общественные, значит, ничьи, а стали наши - это же просто. Так не бывает ? Тогда вспомни приватизацию в России - ты же там тогда жила.
   Девчонку капитан не убедил. Понял это, когда наткнулся в платяном шкафу на вязаный чулок, плотно набитый пачками долларов. Он походил на угластую колбасину. Мишин понял, что натолкнулся на новое проявление психического надлома. Банковским счетам Анита явно не верила. Мишин попытался объяснить, что прятать деньги в чулок - глупо, тем более угластыми пачками. Раньше в русских деревнях бабы штопали на таких вот болванках из старых чулок, туго набитых тряпьём и бумагой. Отличный тайник для денег. На виду, но ни один вор не догадается. Где видела - в деревне у бабушки? Но сейчас время другое - кто штопает чулки? Как раз такой странный чулок и вызовет подозрение у грабителей - разве нет ?
   Анита ничего не ответила, но чулок с долларами из шкафа исчез. Через пару дней Мишин нашёл его в чуланчике, причём в компании двух других чулков, таких же толстых и угластых - уже в другом пристанище, в пригородном частном дому, который он купил уже на четвёртый день делёжки. Это резервное жилище только начали обживать, мебелью и посудой. Размышляя над упрямством Аниты, Мишин на какой-то миг сумел ощутить её ужас - и его передёрнуло. Не дай Бог жить в таком страхе - уговоры тут не прокатят, вместе с самой железной логикой. Нужно время. Бедная девочка.., на её счетах скопилось больше тридцати миллионов долларов, а она цепляется за старые чулки. Это болезнь заставила хвататься за воспоминание из детства, связанное с покоем и надёжностью.
   Сам Мишин ничего похожего на страх не испытывал. Так, лёгкий холодок в груди. Конечно, у него профессионально низкий уровень этого самого страха, но беспокойство было - отчего? Мишин задумался. Делёжка пошла на вторую неделю, боевая подруга паникует всё больше, а он..., он просто верит Директору ФСБ. Проверяльщиков, как это водится во всех спецслужбах, где каждый следит за каждым, и в самом деле нет - он верит в это. Так обещал Директор. Мишин может творить, что хочет - никто за руку не схватит. Он - единственный..., хотя принципов "доверяй - но проверяй" и " предают только свои" никто не отменял. Но Директору в этом вопросе верить можно - иначе статус Особиста теряет свой смысл.
   Конечно, наверху всё равно вскоре станет известно о "косяке" в операции " грань". На каком-нибудь светском рауте представитель Де Бирс может намекнуть доверенному чиновнику из Кремля, что свои обязательства компания выполнила...,как насчёт выполнения ваших ? Выполнили - это значит, что кредитная линия в шестьсот миллионов подошла к концу..., в Кремле за головы схватятся - чьи алмазы закупила Де Бирс ? Наши поставки заморожены..., и московский бонза спросит это не у него, капитана Мишина. Он спросит у Директора ФСБ. А тому будет, что ответить. Особист Мишин старается оправдать статус и доверие. Ведь официально поставленная перед ним задача будет выполнена. Так что Директору будет, чем ответить. Конечно, потом его помощь всё равно потребуется - и Директор должен её оказать. Капитан Мишин верил в это. Иначе капитан Мишин не видел смысла в работе ФСБ. Как не видит его и сам Директор без введения Особого режима. Жадничать Мишин не собирался, так что с этого конца беспокойство не росло. Тут всё должно быть в порядке.
   Не сразу, но Мишин всё-таки нащупал корни своего беспокойства. Действительно, оно росло на другой почве. Он верил Хейнкелю насчёт происхождения алмазов. Не было причин не верить. Из алмазного каравана. Всё так. И Заир есть, и алмазы там есть, и партизаны есть, которые эти алмазы копают потихоньку.., но чтоб постольку?! Эти партизаны при таких объёмах добычи давно бы управляли всем Заиром, сидели в столице, и назывались бы по другому. Нет, тут что-то не так. Однако, поломав голову, Мишин решил по здравому размышлению, что этим тёмным пятнышком можно пренебречь. По крайней мере, в данный момент, пока это всего лишь тёмное пятнышко. Пока оно не выросло.
  


Глава 18 .
   ОШИБКА ВАЦЛАВА.   
   Звонок недостреленного курьера, о котором благоразумно промолчал его охранник, значительно ускорил выход на похитителей алмазов. Курьер, слышавший разговор в машине, сообразил, что Ящер - погоняло главаря этих бандитов. Это сообщённое имя Балашову ничего не говорило, но через своих людей в МВД Балашов быстро выяснил, кто такой Ящер и с чем его едят. Однако время ушло, и съедать Ящера самому было уже нерационально. Таким образом, зря Балашовская братва чистила стволы и пополняла боезапас - их "папа" озадачил своего партнёра Ковалёва, а тот - полковника Кузьмина. И когда из ФСБ заверили милицейское руководство, что этот Ящер - такой бяка, и сорвал нам важнейшую операцию, и желательно этого Ящера вместе с братвой под метёлочку на дознание...словом, на другой день ребята Ящера еле успевали трамбоваться по камерам. То, что сам Ящер считал огромной своей заслугой - отсутствие к нему претензий со стороны властей, легальную свою деятельность в качестве законопослушного бизнесмена - всё это рухнуло карточным домиком. И те же прикормленные милицейские чины, с сожалением пожав плечами, достали из сейфов "утерянные" показания и заявления потерпевших, по которым выходило, что Гордеев - Ящер - и впрямь ...такая бяка! Куда ж мы раньше смотрели?
   К чести милицейских чинов, ( хотя всегда найдутся привереды, которые тут вообще чести не увидят ) , каждый прикормленный успел предупредить самого Ящера. Всего за несколько минут до прибытия к особнячку Гордеева оперативников, но их хватило ушлому вору, чтобы уйти. С алмазами, пистолетом и тремя корешами, бросив без сожаления всё нажитое, как и подобает "вору в законе".
   Через два дня к вечеру Ящер уже сидел в гостях у Вацлава, излучая спокойствие солидного человека, у которого всё схвачено, за всё уплачено, никаких долгов и тем более трений с властями. Мол, ехал тут мимо на заморские пляжи пузо погреть, ну и завернул по пути, мелочёвку эту сбросить заодно...Однако Вацлава спокойствие это не обмануло. Свалился, как снег на голову, даже без телефонного звонка - без машины, оставив троих своих ребят в такси - и сразу принёс алмазы. Может, это кто и смог бы вписать в отпускную спешку, но не Вацлав. Дело плохо. И дело тут именно в алмазах, а не в Ящере. Можно отнимать косточки у маленьких собачек, но отнять кость у здоровенного барбоса...- сто раз подумаешь, и уйдёшь. Было же предчувствие. Капитан Мишин навёл именно на такую кость. Барбос, видимо, обиделся, взял след - и от ящеровой шайки наверняка только перья летят. И это перо... прилетело...
   Примерно в таком духе, но вежливо, Вацлав и высказался, намекнув, что за хвостом гостя скачет куча блох. Прямо сюда. Или чутьё подвело Вацлава?
   Конечно, такой вопрос мог быть задан после всех денежных расчётов. Работа сделана - оплати. Вопросы потом. В дипломате у Ящера успокоились полмиллиона долларов, а несколько минут назад на мониторе персонального компьютера высветилось подтверждение от швейцарского банка в получении на счёт Ящера остальных двух с половиной миллионов. Мишин не ошибся - добыча оказалась выше расчётной, но Вацлав не торговался - больше заплатит, больше и получит. Вот только за неприятности платить он не собирается.
   Повеселевший Ящер, нестерпимо сверкая стальными своими зубами, из-за которых и получил кличку, не видел причин темнить.
   - Не боись, дурила, я ж калач тёртый.- сказал он, поудобнее усаживаясь в кресле. - На тебя нипочём не выйдут...через меня...-
   Многозначительная пауза сказала Вацлаву многое, он приготовился выслушать претензии с каменным выражением на лице.
   - Ты ведь затемнил малость, Вацлав. Так? Не балашовские это алмазы.-
   - Понятия не имею, чьи они.- сухо ответил Вацлав.- Вывел на машину человек, которого я знаю не один год. И которому доверяю почти как себе. Он тоже не дурак, и через него на меня не выйти. Лишнего не скажет. Если у тебя дело вперекосяк вышло, вини себя. Чище работать надо.-
   - А я не возникаю.- миролюбиво сказал Ящер.- Накладка была, факт. И в своём "косяке" я никого не виню. Но своё мнение выскажу - за камушками этими наверняка спецслужба стоит. Не наши ребята, нет, Не криминал. Мне успели сообщить, что ментов ФСБ науськала. Может, и ФСБ. Этих спецслужб сейчас развелось, как клещей в березняке. Так что сам думай. Хвостов я к тебе не привёл - башку на отсечение даю. Но ухо востро держи - от души совет. Этим ребятам ниточку дай - весь клубок мигом раскатают. А с моей стороны - какая ниточка ? Наше с тобой знакомство ? Так знакомых у меня - сам понимаешь...нет, с моей стороны не докопаются...-
   Когда Ящер со своими ребятами отбыл, Вацлав призадумался. То, что Ящера громило ФСБ, только подтвердило подозрения, что капитан Мишин предал свою контору. Значит, и его, Вацлава, подставил - случись что, на помощь ФСБ рассчитывать нечего. Какая, к чёрту помощь. если контора вычислит предателя, то из Мишина вытряхнут всё - и Вацлава. И те три миллиона, которые он должен получить, могут вырвать из глотки вместе со внутренностями.
   Интересно, сколько заработает на алмазах сам капитан? Десять миллионов? Двадцать? Раз уж такие риски пошли, на Мишина можно и надавить. Чтоб не скупился. Шесть миллионов гораздо лучше звучит, нежели три. Заплатит, предатель. Теперь время такое - свобода.., и каждый сам за себя. Бизнес - это война. Защищайся.
   Однако наобум действовать не резон. Вацлав решил разузнать побольше о капитановых делишках, тем более что возможность имелась - трое бывших сотрудников полиции, что числились у него на работе телохранителями, давно использовались им для сбора информации и даже для выбивания долгов. Справятся с простой- то слежкой. Вацлав назвал им объект наблюдения, адрес - и принялся ждать результатов. Они поступили уже на второй день наблюдения, несмотря на то, что слежку пришлось свернуть - объект явно засёк за собой хвост. Однако принесённые фотографии встреч и контактов объекта позволили установить двоих, ключевых -господина Ван Меера и господина Маслова. Этого и хватило Вацлаву, чтобы "просечь" ситуацию. Ван Меер - представитель Де Бирс - и Коля Маслов, бизнесмен широкого профиля с алмазным уклоном . Вацлаву стало ясно, что Де Бирс покупает, а русская мафия - продаёт. Что? Алмазы, конечно. И Мишин с ними - под каким прикрытием ? Втёрся в доверие - и следит, и слушает. Как посредник, наверное, втёрся. От Маслова и раздобыл информацию об алмазной машине...
   Тем же вечером неожиданно позвонил капитан Мишин .Сухо попросил " не дурить со слежкой, не совать нос, куда не просят, а нести свой товар. Как договаривались." Вацлав изобразил недоумение, но понял, что Мишина это не обмануло. Следовало торопиться. Капитан мог стать опасным, его желательно вывести из игры вообще, он теперь Вацлаву без надобности. Он и сам сумеет продать алмазы Ван Мееру. Или Маслову.
   Решение пришло быстро. Письмо русскому мафиози он писал печатными буквами. Короткое и простое:-" За тобой следит ФСБ. Если нужны подробности, положи десять долларов под камень у магазина " У Пана Яцека". Продажная тварь".
   Надежда на сообразительность "мафии" не оправдалась. Мишин встречался с Масловым как один из "витязей" в охране Аниты, и потому не мог попасть в поле зрения Маслова. Точнее, в поле подозрения. Через портье письмо было передано, и вечером того же дня Коля лихорадочно накачивался виски, не менее лихорадочно соображая, кто из окружающих работает на ФСБ. Шла уже вторая неделя алмазного марафона, нервы у Коли звенели, как струны, и безуспешное ломание головы только подстёгивало злость на неизвестного стукача. Напившись, он орал у себя в номере, размахивая письмом :- Плевать мне, что следят! Да у Балашова всё ФСБ схвачено! А этого урода я ещё по стенке размажу! Откуда эта продажная тварь обо мне узнала?! Кто он такой ? И вообще - что за непонятки ? Что за детство долбанное?! Положи под камень! - а нет там никаких камней, падла ты продажная! Смотреть надо, прежде чем маляву рисовать! Урод. Лёха, Паша. Поймайте его. Он хитрожопый, ему эта десятка на фиг не впёрлась. Он хочет, чтобы я с кирпичом по улице таскался, как отморозок последний. Он меня на фотку снять хочет. С кирпичом. Как дурака. Возьми с собой кирпич, Лёха. Нет там кирпича. И сотню ему положь, твари этой крохоборской.., а ты, Пашка, караулить будешь. Поймайте его, парни. -
   Засыпая, он всё бормотал про какого-то Бубнова, клятого пенсионера, и про лунную ночь - кореша не поняли, укрывая одеялом шефа. Наутро Коля едва не бросил всю торговлю, но два похмельных стакана укрепили его волю. Сто тысяч долларов. В конце концов, смертникам-террористам платят гораздо меньше. Сто тысяч. Ещё. Он уже почти миллионер. Он встретил Аниту с очередными алмазами , как солдат в окопе без единой гранаты встречает наползающий танк. Будь, что будет. Авось не раздавит.
   А ночью Вацлаву опять звонил Мишин. Удивлённо спросил: - Совесть у тебя есть ? Зачем тебе десять долларов ? Я предлагаю значительно больше.-
   - Извини, но условия изменились.- решился поляк.- Ты сам виноват. Ты играешь сам за себя. А это - и для меня опасно. Поэтому я и хочу десять. И не долларов, конечно. Понятно ?.-
   - Ты ошибаешься. Не лезь в мои дела. Последний раз предупреждаю. По хорошему. Сделай, как договорились. Зачем тебе заморочки ?-
   - Я лучше подожду. - сказал Вацлав.- Не обижайся, это же просто бизнес.-
   - Ты ошибаешься.- Мишин повесил трубку.
   Вацлав решил, что спешить рискованно. Мишин явно работает заодно с Колей Масловым. С мафией спелся. Да, письмо было ошибкой. Теперь надо сидеть в своём особнячке, под охраной - и ждать. Мишин ещё позвонит.


  
   Глава 19.
   ПЕРВАЯ ПРОДАЖА.   
   Алексей Горохов сошёл с поезда ранним утром на одном из вокзалов Петербурга. Первым делом принялся подыскивать тайник для алмазов - они казались гирей на шее тонущего. Подходящее местечко нашлось довольно скоро, в глухом закоулке, переходящем в заросший бурьяном небольшой пустырь возле брошенной стройплощадки. Строители успели поднять фундамент несколько лет назад, а потом у заказчика, видимо, кончились деньги. Разорился. В то время - сплошь и рядом. Стройка задумывалась немаленькой, то ли дом многоэтажный, то ли цех, так что, полазив по мусору, Алексей сумел запрятать алмазы достаточно надёжно - снова в двух местах, вместе с оружием. Оставил с собой лишь три камушка размером с крупные вишню, орешек и абрикос, неправильной формы. Три - не мешочек. Сцапает милиция - отвертеться ещё можно - купил, нашёл, украл, наконец....к тем, смертельно опасным алмазам это не приведёт.
   За время в поезде Алексей не только успел капитально выспаться и успокоиться, но и продумать дальнейшие свои шаги. Два трупа за спиной и алмазы в кармане странным образом заставили поверить в будущее. Раньше его не было, будущего. Только настоящее, Простое выживание до самой смерти. Судьба дала шанс, но за такими шансами охотников куда как много, все с крепкими кулаками, готовые закопать заживо.., сколько их ещё встретится, когда начнёт показывать алмазы? Два трупа за спиной отвечали за него - а налетай, земли хватит... Вспоминая своё спасение, Алексей испытывал только гордость.
   В таком крупном городе сбыть алмазы представлялось нетрудным. Если не привередничать с ценой. Лишь бы хватило на покупку квартиры. Ну, и на первое время, пока найдёт работу. На большее Алексей не рассчитывал. Денег из бандитских лопатников в пересчёте на валюту - триста долларов. При жизни в землянке хватило бы на год, а здесь... хватит ли на неделю ?
   Алексей бродил по городу, чувствуя себя не очень уютно. Отвык от людских толп, шума, реки из автомобилей. Он брёл по Невскому проспекту среди разноцветной летней толчеи, оглушенный гомоном и яркими красками. В летнем кафе на открытом воздухе он присел за столик с бутылкой пива, и тут же к нему подсели две полуголые девчонки лет пятнадцати , нахальные - стреляли глазками и требовали угощения пивом. Алексей с трудом от них отделался - и побрёл дальше. Заходил в ювелирные магазины, но так и не решился предложить свои камни. К тому же везде слишком людно. Наконец , он решился. В относительно малолюдном магазине, где на полках сверкали самовары, а икон было больше, чем в иной церкви, заметил скучающую в углу продавщицу и подошел к ней.
   - Не подскажете, что за камень ? - Алексей достал алмаз.- У деда в шкатулке наткнулся. Может, драгоценный ? -
   Та скользнула равнодушным взглядом.- Это не ко мне. Пройдите к хозяину.-
   Она показала на проход в прилавке. Алексей прошел в небольшую комнатку, заставленную картинами, иконами и прочим антикварным хламом. За столом сидел толстый, щекастый молодой человек, сосредоточенно ковыряясь в непонятном древнем механизме, похожем на часы, по которым гуляла кувалда.
   - Андрей Викторович, к вам.- сказала сзади продавщица, и ушла.
   - Что у вас ? - глаза щекастого мигом обежали руки посетителя.
   - У деда в шкатулке нашёл.- Алексей выложил камень.- Хлам бы он хранить не стал. Наверняка драгоценный.-
   - Посмотрим...- В руке появилась лупа, в другой - тонкое шильце. В процессе осмотра - тёрли о стекло, бумагу, скребли и царапали, просвечивали на сильной лампе - лицо у парня на миг словно застыло - Алексей заметил. Впрочем, лишь на миг.
   - Трудно сказать.- Андрей Викторович продолжал разглядывать камень. - Думаю, полудрагоценный....хотя я не специалист. А сколько вы хотите ? -
   - Понятия не имею. А сколько вы предложите ? -
   Снова мгновенный оценивающий взгляд - и равнодушный ответ: - Стольником рискну, пожалуй. Не больше.-
   - В смысле - долларов ? -
   Щекастый расплылся в натужной улыбке. Глаза оставались оценивающими. - Рублей, конечно.-
   - Мне мелочь не нужна, спасибо. Я вам лучше так его подарю...- Алексей снова обратил внимание, как на миг застыло у парня лицо, и выждав паузу, добавил : - ...когда поговорю с более знающим человеком.-
   Он повернулся к выходу и тут же услышал : - Есть у меня спец по камням. Старший продавец, должен уже прийти. Да вы садитесь, сейчас позову.-
   Андрей Викторович шустро выкатил из комнаты, и Алексей , потоптавшись, уселся в кресло, борясь со вспыхнувшими опасениями - если владелец магазина примется в каждом подозрительном случае вызывать милицию, у него вся торговля заглохнет в тот же день. Хозяин вернулся через полминуты, а за ним вошёл пожилой, тёртый на вид мужичок с глазами мелкого воришки, в синем форменном халате.
   - Посмотри, Коля.- сказал Андрей Викторович, уступая своё кресло. Коля, усевшись, невозмутимо принялся за манипуляции с камнем. Наконец, сказал сиплым, явно пропитым голосом : - Это алмаз. Точно. Сырой.-
   - Стоит заплатить сто долларов ? -спросил Андрей Викторович .
   - Думаю, - веско сказал Коля,- рискнуть можно.-
   - Смотри, не ошибись, как в тот раз. - сказал Андрей Викторович , - Так и быть, сто долларов я заплачу. -
   Алексей растерянно ответил :- Я только прицениться зашёл. Продавать... за сто долларов... как-то неинтересно...-
   - Не понял.- наигранно удивился Андрей Викторович .- Вроде собирались продавать. Когда уточняли про доллары, я так и понял...-
   - Нет, доллары - это уже лучше, чем рубли, но...-
   - Андрей.- просипел Коля.- Дай мужику двести. Ошибусь - возмещу.-
   - Не, Андрей Викторович ... и двести... как-то...-
   - Ну, ни фига!- щекастый вытаращил глаза.- Двести мало ?! Я тогда не знаю.., Коля, объясни ты ему ! -
   - Кореш, слушай сюда.- С доверительной укоризной заговорил Коля.- Двести - это уже запредел. Ты, может, не в курсе, но алмазик - сырой. За него статья светит. Нам всем, а тебе - особенно. Это раз. Ты уйдёшь с долларами, а нам под статьёй ходить. Риск или нет ?-
   - Это ваш бизнес.-
   - Вот именно.- наставительно сказал Коля. - И это не весь риск. А только хвостик. Думаешь, если алмаз - то и всё ? А они тоже разные - какой с трещинкой, какой с мутью, какой ещё с изъянцем - без огранки не разберёшь. А она ого сколько стоит.., кот в мешке, короче, за двести долларов.-
   - Он же крупный.- Алексей засомневался. Коля говорил убедительно.
   - И что ? Большая Федура, а дура - знаешь такую пословицу? Может, он только на опилки алмазные и сгодится ? Короче, ещё полтинник, чтоб тебе не думалось. Идёт ?-
   - Ну.., давай уж стольник...- сдался Алексей .- И забирай.-
   - Триста баксов ?- зашипел щекастый.- Ты отвечаешь, если туфта - Коля, понял? -
   - Слышал. Плати, и кончай бодягу.- твёрдо сказал Коля.
   - Не, ну ты крутой ! - обозлился Андрей Викторович .- Моими бабками распоряжаться ! Двести пятьдесят - и хорош.-
   - Дело твоё. Но я бы заплатил.- стоял на своём Коля.
   - Бабке своей советуй.- пробурчал Андрей Викторович, тем не менее вытаскивая бумажник.- Советчик...- Он быстро выдернул несколько бумажек, протянул с неприступным видом Алексею. - Хочешь- бери, хочешь - нет.-
   Алексей пересчитал - двести пятьдесят. И почувствовал обиду - щекастый давил чересчур нагло.
   - Нет.- сказав это, ощутил облегчение. Положив деньги на стол, взял алмаз.- Если надумаю, зайду завтра.- И бросил алмаз в карман пиджака, услышав характерный сухой стучок камня о камень - он совсем забыл о двух других алмазах в том же кармане.
   - Чёрт, ладно.- внезапно сказал Андрей Викторович .- Была не была. Плачу триста.-
   Он добавил мятую бумажку.
   Отступать от своих слов Алексей счёл неудобным, и сунул руку в карман, не сообразив, что вряд ли вытащит тот же самый алмаз. Вытащил наудачу - другой, по закону подлости. Обозлясь, вытащил и остальные, выбрал на ладони нужный - под взглядами - и положил на стол.
   - У деда - что? Полная шкатулка была ? - спросил с завистью Андрей Викторович .
   - Всего три.- сухо ответил Алексей .
   - Давай и их, до кучи, а ? Посмотрим.-
   - Я подумаю. Спешить некуда. Может, кто больше даст.- Алексей взял доллары и направился к двери.
   - Зайди завтра, может, я и больше дам.- запоздалый возглас хозяина догнал уже в зале. Алексей вышел на улицу, понимая, что сварганил дело в крупный перекосяк. Так что... побыстрей отсюда. И подальше.
   - Постой, кореш! - сиплый голос Коли заставил вздрогнуть. Тот догнал, дохнул застарелым перегаром, и пробубнил : - Слышь, если надумаешь толкать камни, к Викторычу не подходи - сразу ко мне, понял ? Я людей знаю нужных - оба заработаем.-
   - Лады. Договорились. А сейчас - извини, Коля, спешу.- Алексей ускорил шаг и скоро затерялся в толпе.
   Прогулявшись с полчасика по улицам и успокоясь, Алексей пришёл к выводу, что продешевил. Его обманули. Развели, как лоха. Сколько же стоят алмазы? Тут ему пришло в голову, что цену алмазов он может запросто узнать в государственных магазинах, которых он решил было избегать. Пусть не принимают там сырых алмазов, но цену-то знать должны.
   В магазинах расспросы ни к чему не привели - продавщицы или не знали, или отделывались общими словами, что от веса камня цены зависят слабо. Скорее от чистоты и огранки, а на вес продают только технические алмазы. Цена ? Ну, в пределах нескольких долларов за грамм, вероятно. А что, у вас есть ? Можем найти покупателя...
   Поняв, что собеседники по прежнему видят в нём лоха, Алексей оставил эти попытки, так ничего толком не узнав. Но прикидывать стал - если по десять долларов за грамм, то за свои четыре кило он выручит сорок тысяч. На путную квартиру не хватит. А если не в крупном городе, а в маленьком? Хватит. С запасом. А в деревне? Там он вообще будет выглядеть миллионером. Алексей прибодрился. Всё нормально. Андрей Викторович и впрямь рисковал. Алмаз весил всего-то грамм сорок-пятьдесят. Значит, наварит на нём двести долларов - нормальная коммерция. Алексей решил, что зря паниковал. Пожалуй, завтра стоит туда снова заглянуть и сбагрить оставшуюся пару.
   Алексей пообедал в каком-то кафе, снова чувствуя себя не в своей тарелке - кругом люди, и все едят, и цены дикие, и порции маленькие...бомжи порой сытней питаются, и уж куда дешевле...город идиотов - как тут люди живут ? Подумалось, что он просто одичал, но желания срастись с городом, стать своим - не имелось никакого. Дом в деревне - эта цель становилась всё привлекательнее с каждой ложкой непонятного супа.
   Во второй половине дня Алексей действовал по другому. Накупил газет, уселся в скверике с авторучкой, и принялся за просмотр объявлений из раздела "куплю". Вскоре пришёл к выводу, что в стране страшный дефицит антиквариата и лома цветных металлов, а вот алмазы никому не нужны. Единственный вид объявлений, как-то связанный с нужной темой, касался ремонта ювелирных изделий. Подумав, Алексей решил выбрать из объявляльщиков самого богатенького - по количеству рекламы, но выбор оказался столь велик, что ... простая мысль пришла в голову - богатые как раз в рекламе не нуждаются. Во всех купленных газетах только два телефона встретились по одному разу. Только одно объявление имело подпись - " ремонт ювелирных изделий. 217-35-76. С 9 до 15. Ароныч.- И это решило дело.
   Позвонив из таксофона, Алексей услышал голос пожилого человека. - Я вас слушаю...-
   - Здравствуйте, - начал Алексей ,- я хотел бы получить консультацию. Заплачу.-
   - Здравствуйте. Простите, мы знакомы?-
   - Нет, я звоню по объявлению.-
   - А что за вопрос ?-
   - У меня имеется драгоценный камень. Алмаз. От дедушки остался. Вы не могли бы оценить его?-
   - Оценить можно. Но за консультацию я беру дорого. Пятьдесят долларов.-
   - Ни фига себе..- вырвалось у Алексея, - это... это где-то полторы тысячи рублей ? Вы серьезно ?-
   - Конечно.-
   Алексей долго молчал. Так долго, что собеседник напомнил о себе - Алло ! -
   -Я здесь.- выдавил Алексей .- Деньги у меня есть, но...-
   - Вы думаете, стоит ли моя консультация таких денег.- с безразличием сказала трубка.- Вам решать. Но я ценю свой опыт и своё время именно так. Ваш камень может оценить и простой продавец. Приблизительно и бесплатно. Вам какой уровень нужен ?-
   - Правдивый.- сказал Алексей раздражённо.- Все врут -
   - Информация - такой же товар. И тоже стоит денег.-
   - Ладно.- Решился Алексей .- Надеюсь, уж за пятьдесят-то долларов вы темнить не станете.-
   - Не имею такой привычки, молодой человек.-
   - Тогда я согласен. Как мне к вам добраться ?-
   - Боюсь, сегодня уже поздно. Приезжайте завтра, к десяти. - Собеседник назвал адрес, который Алексей записал на обрывке газеты. ЕЩЕ БОЛЬШЕ ИНТЕРЕСНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Голованова Сергея http://russolit.ru/profile/sokolskivolk/ а так же http://zelluloza.ru/search/details/4909/ ПРИЯТНОГО ВАМ ЧТЕНИЯ!
15.08.2014

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.