Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Сергей Петрович Голованов
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
19.10.2018 2 чел.
18.10.2018 3 чел.
17.10.2018 3 чел.
16.10.2018 4 чел.
15.10.2018 3 чел.
14.10.2018 9 чел.
13.10.2018 4 чел.
12.10.2018 2 чел.
11.10.2018 2 чел.
10.10.2018 3 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Завещание железного Феликса

   ГЛАВА 38.
  
   ВСТРЕЧА С АЗОРАМИ.
  
   Эти редкие лирические минуты хрустнули и затихли под тяжестью катка мрачных будней ФСБ. Спустя трое суток после ограбления несчастного Брюсселя три чекиста мрачно брели по своему песчаному пляжу на Азорах, чьё щедрое солнце от души покрыло бы ожогами и волдырями их бледные и противные всему окружающему великолепию рожи - но они умело прятали свои рожи. Позади остался перелёт через океан , впереди ждала привычная работа по давлению населения, которое в лице местного мэра и прочих тузов всячески противились их планам. Приближался срок окончания договора аренды. Деньги, эта кровь бизнеса, были украдены, но её ещё нужно было влить в отель, вдохнуть в него жизнь. За этим и приехали.
   Только Анита верила прохиндею-муженьку, что всё впереди хорошо и лучезарно, но два оперативника по себе знали, какие они сволочи, и потому резонно предполагали, что их любимое начальство намного превосходит их в этом качестве. Оба не верили начальству даже на копейку, и только поэтому ухитрились не только до сих пор оставаться в живых, но и звания получать, что подтверждает правильность такого мировоззрения. Их начальству тоже надо отдать должное - во время обучения всех курсантов не раз и не два предупреждают, соблюдая традицию от Железного Феликса, чтобы те забыли понятие "друг" и понятие "верить". Единственный друг чекиста - это сам чекист, а все прочие считаются явными и скрытыми врагами - последнее особенно касается вышестоящего начальства.
   Хотя адвокаты фирмы "Бенсон и К", встретившие их в аэропорту, радостно заверили, что вопрос о продаже земли решён и с мэром удасться договориться, оба чекиста пропустили их рапорт мимо ушей. Если они не верят собственному начальству, неужели будут верить собственным адвокатам ? Они и себе -то с оглядкой верили - так их учат. Мэр может сколько угодно обнадёживать, а на деле попросту волынить и вести дело к суду и окончанию договора. Суд исключается, он пристрастен, и понятно, какое решение примет, в пользу своего мэра. Проблему надо срочно решать, ибо начальство, оно такое, оно заморочек не любит. Есть отель или есть заморочки ? Зачем начальству заморочки ? Не лучше ли убрать их вместе с Кузьминым и Мишиным ? Только так и мыслит начальство. И потому предлагаемый адвокатами вариант с переговорами и взятками, вариант естественного и постепенного врастания в местный деловой мир и власть показался чекистам более рискованным и дорогим, нежели привычная тайная война всеми средствами, тем более, что ещё один из владельцев отеля, генерал Савельев, заранее позаботился об этих средствах. На островах вторую неделю дожидалась их прибытия группа оперативников. Они должны были собрать информацию общего и строго направленного характера, изображая кто туристов, кто - бизнесменов. Генерал не поскупился, выделил для работы профессионалов, практиков - такие только и нужны были владельцам отеля в предстоящей тихой войне с местной властью.
   До войны дойти надо. Пока мрачные чекисты и тащились по песку, подозрительно поглядывая на вырастающий впереди отельный комплекс, сверкающий всеми стёклами, и не менее подозрительно - на Аниту, которая сверкала крокодиловой сумочкой и начинала сверкать всё больше крокодиловой улыбкой. Оба знали, кто они такие - жулики и аферюги, но окружающий мир об этом знать не мог и потому должен был принимать их за хозяев отеля. Вроде так оно и казалось, но взращённое годами чекистское недоверие к окружающему не позволяло Кузьмину и Мишину расслабиться и поверить в хорошее.
   За два дня после ограбления майор Мишин сделал всё, чтобы вдохнуть жизнь в отель, всё - но сам же теперь выискивал подвох в этой жизни. Умом понимал, что клавиатура его ноутбука, отдавая распоряжения украденным деньгам, воплотила их в этих вот местных рабочих, которые чинили и строили, подметали и поливали, сажали и пропалывали, шпаклевали и стучали молотками, протирали стёкла и красили стены, а также всё прочее, что можно подкрасить. Мишин помнил, что перевёл деньги со счёта отеля на счёт местной строительной фирмы, погасив тем самым накопленную задолжность вместе с набежавшими процентами, и фирма, естественно, тут же возобновила все работы по ремонту отеля и благоустройству территории - да, он это помнил и понимал, но поверить - не мог, несчастный, убогий калека системы, рождающей фантазёров, и сам фантазёр. Не верил, что его фантазии - и есть реальность. Не зря великий Феликс в своём Завещании остерегал подчинённых ему фантазёров от излишнеё недоверчивости. Правда, с другой стороны страницы он остерёг ещё больше - от излишней доверчивости. Казалось бы, вот она - реальность. Отель готовится принять туристов, прихорашивается и наводит глянец, приветливо глядя всеми окнами в своих хозяев, как этим хозяевам и мечталось..., но где же, где подлянка ?!
   Кузьмин - тоже в этом смысле не меньший урод - не отставал от майора в излучении подозрительности. Белозубые приветственные улыбки встреченных по пути метисов с мётлами и мулатов с лопатами рождали в его душе неуютность, как под прицелом. Чекисты высадились из такси у границы своих владений и пошли к своему отелю пляжем, чтобы Анита показала им прилегающую к отелю территорию, и вначале пожалели об этой пешей прогулке. На такой жаре девчонка казалась им райской птичкой, за которой тащились они, два угрюмых потных ворона. Группы пальм на песке становились всё больше, плавно переходя в окультуренный джунглевый парк. Появились каменистые дорожки, фонтанчики и скамейки - и всё это проплывало мимо под комментарии Аниты, такие горделивые, будто сама всё это отстроила и посадила. До отеля в центре парка было уже рукой подать, когда пришлось остановиться у фонтанчика и малость привезти себя в порядок, умыться и отдохнуть - потому что перед парком преодолели эти чёртовы пустые пляжи, трижды чёртов песок, который тянулся так долго, что теперь, придя в себя, Мишин и Кузьмин начали понимать подлянку - да на этой территории можно выстроить ещё с десяток многоэтажных отелей, и всем обитателям их хватит места и для отдыха и для купаний. Если смотреть в перспективу, территория стоила намного больше всех построек . Окончательно поняв это, оба чекиста несмело заулыбались - акулово - крокодиловыми улыбочками. Они стали успокаиваться, придя в себя от первого беззаботно-тропического удара. Сквозь светлую песочно-пальмовую иллюзию они увидели, наконец, настоящую чёрную реальность - за эту территорию придётся всерьёз драться со всей местной деловой сволочью. Только на миг притупили Азоры их бдительность. Протащившись по своим пустынным пляжам, принадлежавшим отелю, они поняли, что приобрели бомбу, которая взорвала бы любого другого собственника..., кроме чекистов. Они видели тесноту построек у соседей, где аккуратные коттеджи имели всего лишь крохотный садик размером с салфетку. Они видели на соседних пляжах толпы людей, тесные ряды лежаков, чуть не впритык друг к дружке. Да тесновато. У местных заправил при мысли об отеле наверняка начинается обильное слюноотделение. Их представитель, мэр, может оказаться куда более крепким орехом - за ним стоят серьёзные силы. Без стрельбы явно не обойтись.
   Однако улыбаться наотмашь чекисты не спешили. Оба знали, что реальность ещё чернее, чем кажется, и потому - пусть одним глазом - но уже высматривали другую, более глубокую подлянку, что наверняка припасли бесхитростным чекистам коварные острова. Таков уж стиль работы прославленного ФСБ, и время показало только правильность этого стиля.
   У входа в главное здание суетились рабочие, а на ступеньках широкой лестницы хозяев встречал предупреждённый ранее прибывшими адвокатами седовласый европеец в строгом, не по жаре , костюме - и с приветливой, но словно приклеенной улыбкой. Рядом тушевался молодой человек в очках, оказавшийся переводчиком, однако вскоре выяснилось, что чекисты знали английский лучше всех тут, вместе взятых, поэтому смущённый молодой недотёпа вскоре потерялся где-то сзади. Управляющий же мистер Стоун во время приветствий и знакомства так и вибрировал от неуверенности в завтрашнем дне, источая перегорелый выхлоп виски, перемешанный с мятным запахом жевательной резинки. Новые хозяева обычно меняют управленцев на своих, - но не всегда, шансы у мистера имелись - и он старался понравиться. Забил уши трёх чекистов болтовнёй о проблемах отеля, которые он успешно - жалобный взгляд на невозмутимую Аниту - успешно решает - это сошло как с ушей, так и с рук. Но за то, что он приготовил для размещения хозяев номера в пентхаузе, поистине королевские, чекисты - двое, по крайней мере, - дружно его возненавидели. Молча и про себя - принимать на последнем этаже толпу туристов и бизнесменов значило засветить всю агентуру. Этот подозрительный в профессиональном смысле жест мигом всколыхнул недоверчивость чекистов. К тому же мистер Стоун имел в их глазах явно "палёное" гражданство - американское. Он вроде сам собой напрашивался на вылет, однако чекисты после короткого совещания у себя в номерах решили не спешить с выводами - коней на переправе не меняют -и терпеливо разглядеть прочие недостатки управляющего. В течение первых трёх дней Стоун, кстати, все их и показал - к "тихушному" пьянству прибавилась обычная лень, даже безалаберность, весьма редкая у американцев; наконец, полная аморальность. Тот ещё бабник оказался, но подозревать в нём ещё и шпиона ЦРУ способны только кадровые чекисты, которых учат подозревать в предательстве даже собственное начальство - и не зря, как свидетельствует славная история этой организации, которая то и дело сажала и расстреливала своих же руководителей. Ежов, Ягода, Берия...они продавались.., нет, легче перечислить разведки стран, которым они не успели продаться. Те из руководства, которых не успевали разоблачить и шлёпнуть, сбегали непременно пусть на гнилой, но любимый ими Запад. Жаль, что до сих пор засекречены слова Железного Феликса из его Завещания ..." В России объективно получается так, что чем выше должность, тем больший враг народа." Эта вроде странная закономерность российской системы постоянно подтверждается, однако, практикой - и особенно ярко в последнее десятилетие двадцатого века, когда - с точки зрения мерзавцев - коммуняк - народ оказался полностью под властью своих врагов, которые и скрываться перестали, а просто нахапали у народа денег и продолжают хапать. К сожалению пришедших к власти демократов, это беспристрастно доказывала обычная статистика смерти и рождаемости, возросшей нищеты, падения зарплаты и уровня жизни. Вот к каким последствиям приводит забвение заветов Железного Феликса, поэтому чекисты вовсе не чувствовали себя идиотами, разрабатывая план по перевербовке мистера Стоуна. Да и "техника безопасности" предписывала вербовку или перевербовку этого человека. Дело в том, что существуют так называемые "хлебные" места для агентов разведок, которые притягивают их, как навозных мух. Отель "Продвинутые Лохи", контролируемый ФСБ , превратился именно в такое место. Конечно, пьяниц, лентяев, бабников и просто жулья - основного рабочего материала чекистов - хватает везде, однако вербовочные рефлексы у комитетчиков в хлебных местах срабатывают автоматически. Если в хлебном месте, в самом его каравае торчит такой вот благодатный для вербовки объект..., да будь он хоть эталоном Библии! - нет, пройти мимо выше сил настоящего чекиста. Кстати, мимоходом Кузьмин посожалел, что Президент России выгнал всех подобных им вербовщиков из Главного Хлебного Места страны - Кремля, организовав собственную службу охраны. Какое охотничье раздолье развернётся, когда чекисты вернутся в Кремль.
   Поэтому зря, совершенно зря удивлялся и возмущался несчастный американец, когда на четвёртый день проснулся накрепко прикрученным к собственной кровати. С похмелья сильно болела голова, но два незнакомых негра, сидевшие рядом с постелью, тут же пообещали избавить от этой неприятности, оторвав к чертям всю голову, если Стоун тут же не расскажет, тварь, какое задание ему поручила заирская разведка. Одни негр начал угрюмо считать невесть до скольки, а второй показал удостоверение Главного Разведуправления Заира, страшный пистолет и набор не менее страшных инструментов для извлечения даже гвоздей, а не то что какой- то правды. Однако Стоун, как это свойственно подлецам под защитой звёздно-полосатого флага, принялся верещать что-то о правах человека и полиции, поэтому негры вкатили ему в вену пару кубиков очень вредного лекарства под названием "скополамин", известного в шпионских кругах как "сыворотка правды", а потом, заметив, что американец поплыл, принялись настаивать на своих фантазиях, да с таким упорством, что американец и не заметил, как втянулся в уличение их во лжи. Он уверил, что заирская разведка может спать спокойно, и это наглая ложь, что немец Хейнкель хоть что-то заикался про Заир. Этот цереушник дал чисто внутреннее, и без всякого заирства, задание - следить и прослушивать в отеле за новыми хозяевами - кто к ним приходит, да про что беседуют.., и "жучков" для прослушки дал целый набор, и магнитофончик - автомат.., но про Заир - ни слова не говорил, ну честное цереушное, поверьте, господа!..-
   Выболтав всё про места прописки "жучков", управляющий уплыл в страну Морфея, после чего один из негров открыл дверь номера, и внутрь вошли Кузьмин и Мишин, улыбаясь, как саблезубые тигры.
   - Я так и знал. - сказал раздраженно Кузьмин.
   - Так и знал, блин.- вздохнул Мишин., а оба негра, пожав плечами, отправились в умывальник - смывать сапожный крем с российских физиономий. Да, чекисты не ошиблись - подлые Азоры открыли, что их реальность гораздо чернее, чем они представляли, и оба комитетчика теперь уже во все глаза вглядывались в её коварные глубины, подозревая, что ещё не вся чернота. Стоуна решено было оставить в покое и терзаниях, завербовав лучше самого вербовщика, Хейнкеля, который должен был на днях прилететь на острова.
   Встречать его отправился в аэропорт майор Мишин, а Кузьмин решил, наконец, после уничтожения "жучков", рискнуть встретиться с агентурой. В самом отеле это исключалось - подлец Хейнкель мог зарядить монетой и аппаратурой не только управляющего. Однако встреча была назначена как раз в отеле, поэтому Кузьмин, прихватив Аниту, направился к выходу - перед отелем раскинулся тропический парк, окультуренный дорожками и скамейками, чертовски сплошной и зелёный, непробиваемый никакой оптикой из окон отеля.
   - Стой у входа, лейтенант.- сказал ей Кузьмин. И сдуру решив подколоть, добавил очень серьёзно:- Задание очень трудное. Для тебя - почти невыполнимое. Но ты справишься. Изображать шлюху.-
   Его очень искренний и деловой тон Аните не понравился - она перестала улыбаться, давно усвоив, что у этих двух выродков рода человеческого, с которыми пришлось связаться, невозможно понять - где они просто шутят, где издеваются, а где говорят искренне и серьезно. Только поэтому, прежде чем бить, решила уточнить : - Ты хочешь сказать, что я работала проституткой ? -
   И чуть переместилась, чтобы легче попасть Кузьмину туфлёй между ног, если захочется. Однако матёрый чекист тоже переместился - по привычке - чтобы сделать это было по прежнему трудно, и удивлённо спросил : - А ты разве работала ? -
   - Я? Никогда. - ледяным тоном отрезала девушка, переложив крокодиловую сумочку, набитую всякой всячиной, в правую руку и чуть разворачивая плечо - для будущего удара по голове. Если вдруг захочется. А для маскировки выдала ослепительную крокодиловую улыбку.- А кто такие проститутки, кстати, товарищ полковник ? Слово как будто знакомое.-
   - Это женщины..., такие, скажем, легкомысленные. - Кузьмин невольно втянул голову в плечи и поспешил отступить.- Поэтому их трудно изобразить порядочной замужней женщине. Такой, как тебе. Но ты постарайся..- Он начал жалеть о приступе шутливости.
   - Это оскорбление? - Анита, словно невзначай, закинула сумку за плечо, однако для удара в голосе ещё не хватало уверенности, и Кузьмин поспешил этим воспользоваться.
   - Это приказ! - зашипел он, потому что ометлованный мулат неподалёку, занятый своим пыльным делом, повернул к ним свою курчавую голову.
   Анита зашипела тоже, почти по змеиному : - Антирес-с-сные приказы пошли. Проституткой работать ?- Рука с сумочкой напряглась. - Ах ты сутенёр ! А ще полковник. И деньги тебе отдавать ? Я мужу всё скажу. А тебе...сейчас...-
   - Товарищ старший лейтенант ! - зарычал Кузмин. - Вы забываетесь. -
   - Неизвестно, кто забывается. - Анита сделала прицелочный шажок вперёд. - Муж уехал - сразу в проститутки клеишь, сукин кот ? Это такие у чекистов приказы, да ? И долю какую отстегивать ? Половину ? Что, своих денег мало ? - Синие глаза плавились яростью, светлея всё сильней, и Кузьмин понял, что от безобразной драки на глазах мулатов его может спасти только самообладание чекиста. Подняв голову, он выпрямился, оставаясь на месте, и с недоумением сказал: - Изображать - я сказал. Изображать, а не работать. Неужели непонятно ? Словом, строй мужикам глазки.., ну, и всё такое..., а тех, кто спросит дорогу на Килиманджаро, отсылай ко мне, в парк. Я буду во-он там. -
   -А тех, кто не хочет в Калиманджару твою ? Тех, кто меня захочет ? Их к себе вести, да ?- Девчонка балансировала на грани взрыва, поэтому Кузьмин с возмущением ответил :- Тех посылай на три буквы, гадов ! Да просто бей по морде. Я подбегу и добавлю. Ты же хозяйка отеля, а не простая шлюха. -
   Укусив так напоследок, Кузьмин поспешил чуть не бегом по ступенькам вниз, в джунгли, зарекаясь впредь шутить с непредсказуемой девкой. После ограбления банка она изменилась. Стала огрызаться. Пусть Мишин лечит, ему видней.
   Все агенты знали Аниту в лицо, изучив фото всех владельцев отеля, поэтому обратились бы к девушке в любом случае со своим дурацким паролем - пусть она вниз головой виси.
   Туристы принялись подходить к полудню в самую жару, причём в Килиманджаро рвался каждый третий. Кузьмин из своего убежища в джунглях отлично просматривал лестницу, поэтому перехватывал таких сразу, едва они скрывались в зелени от взглядов из отеля. Дело пошло.
   У Мишина дело тоже сладилось. В глубине души он был уверен в успешной вербовке Хейнкеля - на него столько убойного компромата, что остаётся удивляться собственной тупости. Наверняка и Хейнкель удивлён, почему его до сих пор не пытаются прижать ? Ван Меера - завербовали. А он что ? Хуже ? Что за чекисты пошли..., неужели он такой никчёмный ? Может, обижается...
   В прогнозе майор не ошибся. По дороге из аэропорта немец, едва услышав фамилию Стоуна, раскаялся с таким жаром, что Мишин опешил. А работать на ФСБ согласился просто с решимостью топора, упавшего в воду. Столь необычное рвение вскоре объяснилось - сильной обидой немца на прежних хозяев из ЦРУ. Хейнкель щедро поделился своими обидами с майором.
   - Такого хамства от американцев я не ожидал. - горько признался он, глядя пустыми глазами то в затылок шофёра такси, то - на пальмы, мелькавшие за окном.
   - Эта сволочь Барнет заявил мне..., нет, повторять его слова не буду. Ты обидишься . Барнет - начальник отдела Специальных Операций ЦРУ. Пришлось и до него добраться. Ведь я думал вначале, что меня просто не понимают, клерки несчастные. Те, кто внизу сидит. Насколько ценным является наш отель. Но после разговора с Барнетом я осознал - они все тупые ! Всё ЦРУ поголовно ! Иметь с такими дело просто опасно.-
   - А что ты ему втирал ? - с любопытством спросил Мишин. Интересно, что же такого ценного для ЦРУ разглядел в отеле этот тупица Хейнкель ?
   - Как это что ? - удивился немец. - Отель купила сама ФСБ ! А я пролез в акционеры, причём на собственные деньги. Я создал, можно сказать, крепость в тылу врага. Раз ФСБ его купило, то с какой-то целью - так ведь ? Для какой-то секретной операции. Я не просил за это медаль Конгресса, но затраченные мной деньги они просто обязаны были вернуть. Я просил всего -то вдвое за свои акции...,а Барнет..., он меня за дикаря держал, который только из джунглей вывалился. Этот придурок заявил, что я напрочь оторвался от жизни. Он уверяет, что искать какой -то смысл в действиях ФСБ может только дебил ...вроде меня.., и рассказал мне...- ну, это анекдот, конечно,- как ещё лет семь назад ихний Главный Компьютер, который занят обработкой разведданных со всего света - забарахлил...-
   Хейнкель нервно закурил, и принялся пересказывать этот "анекдот", который Мишин давно знал из секретной информации для внутреннего пользования ФСБ - и к сожалению, анекдотом не считал. Дело в том, что загадочными сбоями компьютера - прогнозами, которые упорно не сбывались - занимались чуть ли не год лучшие программисты США, причём трое из них являлись недавними эмигрантами из России, так что информация об "анекдоте" пришла в ФСБ из первых рук. Когда программисты зашли в тупик, в из группу ввели дополнительные силы, с более широким кругозором, а именно - двух философов, четверых экономистов, троих политологов и даже одного журналиста, который и наткнулся на причину. Во время работы со сверхсекретными блоками памяти и программного обеспечения дошла очередь и до России. И до КГБ. Журналист изумился - разве КГБ не разгромлено ?! Его же больше не существует. Вы что - газет не читаете?
   Да..., вечная сказка о голом короле и мальчике, который это увидел. Последний мираж, который создал издыхающий под ударами президентской палицы дракон и состоял в том, что дракон жив. И продолжает пакостить благородным рыцарям демократии по всему миру. Компьютер учитывал КГБ за реальную, очень мощную силу противодействия, и считал, считал.., всё время ошибаясь, и до того насчитался, что его уже на свалку подумывали оттащить - его, стоимостью в три миллиарда долларов! Вот какой ущерб мог нанести напоследок слепой удар когтистой лапы умирающего монстра. Программисты изъяли блоки памяти о КГБ, и компьютер сразу же перестал нести околесицу, резко повысив точность своих прогнозов и рекомендаций.
   Другое удивило майора - грубость Барнета по отношению к агенту, пусть и внештатному. Конечно, немец и впрямь заспал в джунглях изменения в расстановке сил мировых держав, но азбука оперативной работы требует бережного отношения к агентуре. Возможно, в ЦРУ с внештатниками и не церемонятся, богатое ведомство, может себе позволить и хамство, но всё-таки...азбука есть азбука. Барнет "послал" Хейнкеля явно намеренно. Зачем? Это настораживало майора. Да и сам Хейнкель ...слишком с готовностью, со щенячьей даже радостью упал в объятия ФСБ. Не ломался и цену себе не набивал...
   Размышляя об этих странностях, Мишин краем уха выслушивал секреты, что дорогой выкладывал немец - мало, ох мало оказалось тайн ЦРУ, всего-то на десяток километров. Ясное дело - управляющего завербовал, его секретаршу, ещё двух мулатов из обслуги - покажет их потом, негодяев..., чем ещё порадовать ФСБ, Хейнкель просто не знал. Но порадовал, сам того не подозревая, совершенно другим -своей глубинной, во всём сквозившей уверенностью, полученной ещё, возможно, в генах от битого под Сталинградом деда - "русские не сдаются". Оказалось, он ещё верил в ФСБ, ещё верил в Россию, мерзкий нацист, и лучшего друга для неё Мишин не смог бы и найти. Все прочие друзья превратились в соперников и врагов, даже родные вроде украинцы, латыши, киргизы и прочие.., которые просто смеялись над бедной Россией и бедным, больным её Президентом. Лишь немцы и евреи, испытанные враги, ещё верили в русских, и это рождало надежду даже у чекистов. Друзья всегда врут. Только враг скажет вам правду. И когда Хейнкель спросил майора его мнение, тот ответил с бетонной убеждённостью : - Барнет - осёл. Ты ещё дёшево предложил ему акции. Всего вдвое дороже. Вот увидишь - вскоре он предложит тройную цену. Плюнь ему в харю. А когда он предложит впятеро - доложишь мне. Но тридцать процентов - в любом случае мои. С начальством надо делиться - не забыл? Это основной закон российского бизнеса. -
   Хейнкель предпочёл эдак согласно промолчать. Разведчик-любитель, он смутно ощущал, что все его мысли этот русский пакостник-профессионал насквозь видит, и он не ошибался. Майор нашёл объяснение всех странностей - ГРУ. Главное Разведуправление, чьи алмазы и спёр Хейнкель. На это навела невысказанная мысль немца о защите, которая просвечивала во всём его рассказе. Если не ЦРУ, то ФСБ. Деньги - вопрос важный, кто спорит, однако своя шкура дороже всех денег мира. Не за одними деньгами летал Хейнкель в Америку. Он наверняка хотел выяснить - кому же принадлежат на самом деле похищенные алмазы ? Выяснить у тех, кто и навёл его на караван. Только они и могли навести, хозяева агента. Хейнкель осознал, что теперь, когда украденные алмазы всплыли в виде отеля, на их след могут выйти. Но кто ? Заирских партизан Хейнкель явно не опасался. Те ещё способны поискать похитителя в соседней стране, но искать по всему миру..., нет, дешевле новых алмазов накопать. Хейнкель явно получил ответ у Барнета, раз с радостью сдался ФСБ. Алмазы ГРУ...Можно подумать, что у американца совесть проснулась, раз сообщил Хейнкелю имя хозяина камней, но Мишин знал, что совести у разведслужб никогда не было и никогда не будет. Нет, не совесть заставила Барнета предупредить агента об опасности. А что ? Только расчёт. Возьмись за Хейнкеля ГРУ, тот выложит всё о своих наводчиках, а уж ЦРУ пока считалось с российской военной разведкой. Она избежала избиения, которому подверглось КГБ от рук Президента. Конечно, их тоже пощипали демократы, но немного - ГРУ лишилось скорее старых перьев, паразитов и лишнего жира, сохранив всю свою силу, в отличие от КГБ, от которого осталось скорее чучело, обклеенное перьями, под названьем ФСБ...Да, Барнет опасался ГРУ, и потому фактически послал Хейнкеля в объятия ФСБ, с твёрдой уверенностью в удушливости этих объятий для немца. ФСБ просто обязано оборвать след, ведущий к ним. И одновременно оборвёт и след к ЦРУ. И вот тогда..., тогда ЦРУ с чистой совестью продаст их отель обиженным военным разведчикам...
   От этой отчётливой мысли майор Мишин похолодел. ГРУ стоило бояться даже Особисту Мишину. Однако он всё ещё не хотел верить в ту донельзя чёрную реальность, которая начала проступать сквозь обманчивую беззаботность Азор.
   Отделённые от водителя стеклянной перегородкой, они могли говорить свободно, поэтому Мишин решил "дожать" немца, пока не опомнился. Расколоть, пока потрескивает. И тихо задал простенький вроде вопрос : - А кстати, давно хотел уточнить - в какую сторону шёл алмазный караван ? Из Заира, как все думают, или наоборот - в Заир ? Раз ты согласился на нас работать, давай уберём неясности. -
   Хейнкель опустил голову и чуть побледнел. Молчал минуты три. Наконец, выдавил : - Ты же знаешь...-
   - Давай откровенно, Курт.- веско сказал майор.- Ты должен доверять нам. Выкладывай в деталях - кто, когда и как тебя навёл. И запомни - чекисты никогда не сдаются. Ты теперь тоже чекист, так что будем отбиваться вместе.-
   Мишин невольно выдал Хейнкелю одну из тайн Завещания - все чекисты её знают. Общеизвестное заблуждение "русские не сдаются" поддерживается пулемётами заградотрядов из чекистов. Без них русские ещё как охотно и сдаются, и разбегаются - это показало огромное количество пленных в начале второй мировой войны. На самом дели истинно только изречение "чекисты не сдаются".
   Ободрённый Хейнкель выложил всё. Да, на караван его навёл человек от Барнета, из ЦРУ. Хейнкель и раньше выполнял его поручения - платил тот щедро, однако в этот раз Хейнкель малость офонарел от просьбы выяснить - ни много, ни мало - стратегические планы командования партизанских соединений партии Труда - независимой и действующей подпольно партии оппозиции Заира. Правда, за целых пятнадцать тысяч долларов, но Хейнкель всерьёз подумывал о вразумлении фантазёра из Лэнгли ударом в челюсть. Однако тевтонская выдержка победила - выслушал до конца, и не пожалел об этом. Всё было просто - за две ночи работы у письменного стола он заработал и получил эти деньги. Пришлось поднять все свои отчёты и рапорты за прошедший год - цереушник был уверен, что состав и количество перехваченной контрабанды, идущей в Заир, полностью высветят планы партизан. Хейнкель свёл в таблицу количество и наименования перехваченных грузов у нарушителей, и ясно понял, что боевых действий партизаны вообще не планируют. Количество оружия и боеприпасов очень резко уменьшилось, зато ещё резче, в несколько раз, возросло количество виски, рома и пива. Появились телевизоры и магнитофоны из Японии, мягкая мебель, но главное - шлюхи - задержано несколько сот белых и чёрных, явных шлюх по всем признакам. А эти, как мухи, слетаются только на запах денег и удовольствий. Создавалось впечатление, что оппозиция, наплевав на революционные идеалы, решила отдохнуть и пожить красиво.., дело хорошее, однако на какие же деньги ?!
   Этот вопрос весьма заинтересовал Хейнкеля - что он, партизан не знал ? с чего они загульванили ? И во время бесед в номере прибывшего цереушника за стаканчиком виски Хейнкель так и сяк допытывался о причинах странного ожирения партизан, получая в ответ раздражающе непонятную улыбку. Тогда хитрый Хейнкель, вроде как в благодарность за лёгкий заработок, закатил гостю вечеринку за свой счёт, с дорогим виски и чёрной икрой, с крутобёдрой негритянкой - и расчёт оправдался - размякший американец разболтал свою "страшную" тайну - партизаны занялись коммерцией. Они принялись отмывать чужие алмазы. Покупают их по дешёвке в других странах, завозят к себе - и продают, как свои, по своим налаженным каналам и ценам. Им не надо опасаться санкций Де Бирс, они и так вне закона. Цереушник весь лучился довольством - законному правительству Заира, другу США, партизаны не угрожали.
   Только во время встречи с Барнетом Хейнкель понял, что цереушник тогда проболтался специально. Он знал, что непременно надумает Хейнкель . Да, так его навели на караван. А сам Барнет уточнил главное - алмазы в Заир поступали не из разных стран, а только из России. И рассказал, что когда Россия свернула поддержку марксистских партий в других странах, партизаны, которые к тому времени планировали штурм столицы, начали довольно быстро хиреть. Чтобы выжить, им пришлось отступить и укрыться в джунглях, вокруг алмазоносных местечек, но добычи едва хватало на еду и патроны. Поставка же им крупных партий российских камней , о которой узнало ЦРУ, грозило возвратом к прежней нестабильности. Контакты на высшем уровне между разведслужбами обоих стран , США и России, теперь возможные, вроде прояснили ситуацию. Речь шла о чистой коммерции, которая никак не касалась политики. Россия пояснила, что партизаны помогают реализовать невостребованный Де Бирс избыток добываемых алмазов - ведь России деньги нужны. С вами хотя бы, американцами, по займам расплачиваться. Тихая такая торговая операция, вот и всё. В ЦРУ с пониманием отнеслись к российским трудностям. Де Бирс - частная компания, сама по себе, и если за её счёт Россия малость подлатается, то ЦРУ только радо за Россию. Лишь бы партизаны не перепутали коммерцию с чем другим вроде войны. Российская стороны твёрдо заверила, что этого не случится, и недоразумение вроде было исчерпано. Однако разведка и доверие - вещи несовместные, поэтому ЦРУ предпочло держать руку на пульсе. Одним из контролёров и был оперативник с пятнадцатью тысячами, посланный к Хейнкелю.
   В споре с Барнетом немец согласился, что нападать на караван никто его не просил. Но и Барнет не отрицал, что Хейнкель сделал для ЦРУ благое дело. Сообразительный, мигом просёк, что НАСТОЯЩИЕ караваны идут в другую сторону, маскируясь под мелкие партизанские отряды, с которыми пограничная стража предпочитает не связываться. Благое потому, что поставки алмазов всё равно вызывали у ЦРУ обоснованные опасения. Ведь когда-нибудь партизаны, обожравшись разносолами, перепившись до блевоты виски и заездившись на своих бабах до полного нестояния, вспомнят в тоске чёрного-чёрного тупика, куда их заманили лёгкие деньги, как ломились они раньше по джунглям, голодные и мокрые от рассветного тумана, поливая из автоматов наперевес всё живое свинцом и вопя от счастья и страха - ломились в светлое будущее.., рано или поздно они поймут, что продали право первородства за чечевичную похлёбку - и снова возьмутся за оружие. А лишние деньги - это новые друзья. И вместо того, чтобы чахнуть и хиреть, партизаны растут и крепчают - ну, и на кой чёрт ЦРУ лишняя морока ? Мир велик и прекрасен, и уж чего-чего, а мороков в нём и так предостаточно...
   Конечно, в Капитолии, где доклад ЦРУ по этой теме изучила закрытая от журналистов подкомиссия Конгресса, сочли опасения ЦРУ пустыми и велели этому ведомству оставить всё, как есть, ограничившись только контролем. И конечно, ЦРУ выполнило приказ Конгресса - секретные службы, они всегда выполняют приказ, потому что полностью под контролем общества - невозможным в принципе из-за режима секретности секретных служб - добавил с усмешкой Барнет.
   Он обвинил в будущих неприятностях самого Хейнкеля - если б он, как ЦРУ и рассчитывало, сдал большую часть алмазов государству, ГРУ не стало бы их искать. Бывают же потери, их списывают, и всё. Такова жизнь. Однако Хейнкель решил хапнуть всё, мало того, нарисовался с деньгами, вынырнув в этой фээсбешной афёре с отелем на Азорах, как последний дурак - и думает, что ЦРУ поможет ? И тем самым подпишется под нарушением договора с российской разведкой ? Вали- ка лучше подальше, нештатный агент.
   Слушая немца , майор Мишин вдруг ощутил на коже мурашки, холодные и крупные, как лягушата. Только теперь он окончательно понял, что за деньгами - придут. Вспомнилось, как Кузьмин требовать пристегнуть к делу ГРУ. Создать мираж..., который придёт теперь наяву. Не впервые Мишин сталкивался с тем, что нарисованный чекистами призрак вдруг наливается плотью и кровью, оживал, да так, что дух перехватывало. Это всегда изумляло, хотя ничего чудесного в этом не было - просто следствие одного из постулатов Железного Феликса, объясняющий волшебное оживание чудищ чекистского разума - " все люди преступники, и потому долг Особиста - не найти, а создать доказательства этого. Тот, кто думает о людях плохо - оптимист. Чекист должен думать о людях ещё хуже, чтобы хотя бы немного приблизиться к правде."
   Наконец Мишин увидел её - настоящую, донельзя чёрную реальность. Вся туша ГРУ вскоре наедет на их отель. ФСБ не выдержит. Несмотря на все свои обещания. Директор сдаст его, своего Особиста. Сначала он отдаст отель. А потом, если ГРУ примется упорствовать в наказании виновных - сдаст и его. Такова участь Особистов - их всегда предают свои же начальники. Это ещё один из постулатов Железного Феликса.
   Мурашки так и ползали по коже, но майор надеялся, что Хейнкель их не замечает. Он вспомнил о своей недостроенной яхте - это последний шанс сохранить хоть что-то. Кстати, к этому времени работа на стапелях вовсю кипела и пенилась. Сразу же после покупке отеля Мишин запустил работу по постройке яхты, первым же своим распоряжением. Анита рассказывала, когда вернулась с Азор, что управляющий нанял рабочих под командой инженера-кораблестроителя - и уже тогда остов прямо на её глазах начал преображаться в яхту. Сейчас же яхта практически готова - идёт отладка двигателей, завозится кухонное оборудование, заканчивается отделка внутренних помещений. Ещё немного - и у Мишина появится шанс удрать от предстоящего передела собственности. Разумеется, при сильном желании могут и в океане найти, но там он будет один, без предательского начальства за спиной. Там можно принять бой. Пусть он выглядит по сравнению с ГРУ этаким мелким тараканом, но кто сказал, что тараканы слабы ? Поймай его, если такой сильный. В этом благословенном Господом мире сила решает далеко не всё. А если подумать, человек выглядит против таракана довольно бледно. И кто знает, как насмехаются тараканы по своим щелям ? какими героями себя чувствуют, совершая набеги за крошками с хозяйского стола?
   Мысли о тараканах привели Мишина к воспоминанию о ещё одной секретной информации для внутреннего пользования ФСБ. Дело в том, что американским генетикам удалось найти и выделить так называемый "русский ген", и они попытались привить его тараканам. Они рассчитывали, что тараканы с таким геном будут замирать от достаточно громкого начальственного окрика, как это делают русские, но - дело не выгорело. Напротив, тараканы с русским геном оказались необычайно хитрыми, наглыми и сообразительными, а уж при окрике они не просто пускались в бега с дикой скоростью, но при невозможности спасения прыгали, как блохи , и кусались, как тарантулы. Это озадачило американских учёных - ведь иное название русского гена - "ген пассивности". Пришлось консультироваться с другими учеными в поисках разгадки, даже с философами, пока не поняли в чём дело. Поведение человека от генов тоже зависит. Но в гораздо большей степени оно зависит от другого - от обычной, повседневной жизни. Российская жизнь и российская государственность настолько же тяжелы, насколько тихо ведёт себя человек с русским геном. Более того, без русского гена в России вообще не выжить. Кстати говоря, американцы и не выживают - нет американцев в России. А россияне , напротив, способны после России жить хоть среди канибаллов. В Америке им попросту скучно, все жалуются.
   Прибыв в отель, Мишин с немцем вытащили все установленные последним "жучки", после чего Мишин отправился на поиски Кузьмина. Тот сидел в парке, в одиночестве на скамейке под пальмами, в тенёчке. Рожа - самая генеральская, то есть угрюмо-багровая, а взгляд давит так, что на дорожке пыль шевелится.., ну, и водкой разит, как и подобает от генеральской рожи - на десять метров. Он молча выслушал новость о неизбежном наезде ГРУ, подумал, скорбно вздохнул, и сказал, что проблемы надо решать по мере из поступления. ГРУ пока нет. А война с местными властями за землю - вот она, хоть сейчас начинай.
   - Саня, - грустно заявил Кузьмин, - поначалу я думал, что тут просто богадельня. Я думал, что твоя девчонка - просто паникёрша. Что тут на деле - край непуганых кретинов. Ведь даже до мафии эти местные ещё не додумались. Живут - ну ты не поверишь - по закону, а ?! У них суд присяжных - представляешь?! Вот на что они надеются. Но вот сейчас ребят послушал и понял - всё не так смешно, как казалось. Не зря надеются... Я по привычке путал его с нашим российским судом, бодяжного разлива, за которым нет ничего. Наших судей просто по телефону запугать можно. А уж если свидетеля шлёпнуть, или там денежкой помахать.., недаром у нас сидят одни придурки, пьяницы и неудачники. Не бандитов же реальных сажать этим бодяжным судом. Здесь за судом...ну ладно - полиция, с ней справимся, - но тут решение суда поддержит всё, все и вся. Потому что, если что - подскочит седьмой флот США. Первым. Не хватит - армия подскочит - чуть позже. Выбирай, с кем спорить. Оказывается, у них суд - это высшая инстанция. Ни мэр, ни другое начальство, с кем запросто бы договорились. Я охренел. Суд присяжных, ты представляешь ?! Это же...просто люди, которые тут живут и по улицам ходят Бред. И все эти присяжные - из местных. И ясно, какое решение они примут - нам оно не понравится. Вот и весь расчёт. Нас даже запугивать не будут. А тем более отстреливать. Нас просто задавят по закону ! Где справедливость. Саня ?! Здешняя мэрия собирается подавать на нас в суд, где будет оспаривать наши права на покупку земли. А в местном законодательном собрании для полного успеха срочно проталкивают закон о признании недействительными всех договоров аренды сроком больше десяти лет. На этом основании они сто пудов выигрывают процесс и откажут нам в продаже земли. -
   - Затруднительно будет перестрелять всех присяжных, - мрачно сказал Мишин, - но чекисты трудностей не боятся. -
   - Не смешно. - грубо оборвал Кузьмин. -До суда вообще доводить нельзя. Мы вовремя прилетели. Наши адвокаты ни черта не знают, кретины. Основной удар нужно нанести по законодателям. Там есть и сторонники нового закона, и противники. Вот первых мы и примемся давить всеми силами, но тихо и мирно. И мэр, конечно - тоже проблема. В самом крайнем случае - шлёпнем под несчастный случай. Его преемник будет сговорчивей. Но это в самом крайнем случае. Ведь мы - всему миру известные гуманисты. Поэтому упор сделаем только на компанию запугивания. И тут есть одна закавыка. Ведь мы - простые владельцы акций, честные и порядочные бизнесмены. Мы же не можем угрожать людям, так ? Нам такое и в голову не придёт. Поэтому пусть их пугает наша "крыша". Мы ведь - русские, известные всему миру недотёпы, которые не могут без начальства, хоть какого, и даже на свободе - без "крыши" и мафии - никак. Ты оказался прав насчёт Коли Маслова - он отличный парень. Я просто вижу его управляющим вместо этого пьяницы Стоуна. В малиновом пиджаке, спортивных штанах и с золотой собачьей цепью на бычьей шее. Поэтому давай-ка срочно за ним - одна нога здесь, другая там. Я уже заказал билеты для тебя и лейтенанта.-
   -------------- -------------------------- ----------------
   ГЛАВА 39.
   ВЕРБОВКА МАФИОЗИ.
   У чекистов ничего не пропадает, люди хозяйственные, они всякую дрянь стараются приспособить к своему делу, поэтому зря, совершенно зря мучился неизвестностью в тюремной камере "алмазный король" - просто ему не сочли нужным сообщить, что он деталь на складе у чекистов. В нужный момент его достанут и поставят в нужное место. Коля Маслов сидел в одиночной камере, нисколько не сомневаясь, что поляки таки пришьют ему убийство Ибн Фаттаха. Уголовное дело против него возбудили именно по статье "умышленное убийство", а следователь, очень не любивший детских значков, не спешил приобщать к делу заключение судмедэкспертизы о естественной кончине старика. Команды не было. Но в это прекрасное утро команда поступила, и Колю Маслова вытащили, наконец, на допрос. Ночи в камере - одиночке измучили его холодом, кошмарами и полубессонницей. Никак не мог привыкнуть к запаху параши. Никак не заживали синяки, полученные при задержании от дубинок и кулаков, ныли расшатанные зубы...или это душа ныла? Каждую ночь Коля проклинал свою доверчивость и исступленно мечтал встретить как-нибудь в темном переулке "синеглазую гадину", которая так ловко подставила его под удар. Он даже обрадовался, когда хмурый конвой повел его не допрос, хотя ничего хорошего там не светило. Он не ошибся.
   В небольшом мрачном кабинете, где за массивным столом горбатился за писаниной неласковый человечек с мутным, как самогон, взглядом, Коля вдруг увидел сидящую у стеночки пару - одетую с иголочки, сияющую "синеглазую гадину" Аниту и незнакомого мужчину средних лет. Лица обоих цвели крокодильими улыбками.
   - Вот она ! Убийца Ибн Фаттаха! - завопил Коля, подымая указующий перст и делая шаг вперед - но тут же получил и по персту, и по руке, и по хребту - в две дубинки с двух сторон. Его с такой силой впечатали в табурет, что перехватило дыхание.
   - Я протестую против негуманного обращения с российским гражданином. - радостно заявила Анита, вскочив на ноги. - От лица российского посольства. Вот. -
   Мужчина рядом тоже встал и представился : - Гражданин Маслов, я ваш переводчик. - И тут же заговорил по польски, который Коля отлично понимал. - Господин следователь, добавьте ему еще, а то протест посольства выглядит надуманным. -
   Следователь кивнул своим стражам, и Колю принялись избивать. На него сыпалась, казалось, вся Великая Китайская Стена кирпич за кирпичом - он охал, кряхтел и вскрикивал, подпрыгивая на табуретке, словно под током. Когда последний кирпич бухнул по темечку, сквозь пыль, поднятую в голове, донеслось звонкое : - Нет, я решительно протестую против столь жестокого обращения с российским гражданином. От лица посольства России. Понятно ? -
   - Российский представитель требует избежать лишних мучений. - на польском пояснил переводчик. - Давайте с размаху шмякнем его в пол. За руки, за ноги - и...я помогу. -
   Коля что-то протестующе забулькал Говорить еще не мог.
   - Мозги у него явно не на месте - узнаёт всех направо -налево, да еще в убийстве обвиняет. - пояснил переводчик. - Их место на полу, по моему. -
   - Я ошибся. - прокашлял Коля. - Я извиняюсь. -
   - Обознались - хотите сказать ? -
   - Обознался, да. Бывает. -
   - Значит, вы незнакомы с этой женщиной, гражданин Маслов ? - уточнил переводчик по русски.
   - Впервые вижу. - буркнул Коля, опуская глаза.
   - Тогда познакомьтесь - Анита Фёдоровна Шкваркина - представитель посольства России и ваш адвокат. -
   - Очень рад. - проскрипел Коля, не решаясь поднять голову.
   - Госпожа Шкваркина уже ознакомилась с материалами вашего обвинения. Вы знаете, что вам грозит смертная казнь ? Зачем вы замучили старичка ? -
   - Я ...я его не мучил. - вяло сказал Коля.
   - Ну разумеется. - сказал мужчина. - Утюг и паяльник. Как же я сразу не догадался ? Вы пытались его согреть, не правда ли ? Боюсь, присяжные вам не поверят. Хотите ознакомиться с материалами обвинения ? -
   - Конечно, хочу. - сказал Коля.
   Следователь встал из-за стола, придвинул на край пухлую папку. - Надеюсь, вам хватит часа, господа ? -
   - Хватит. - заверил переводчик, и поляки вышли.
   - Читай, Коля. - дружелюбно сказал мужчина, по хозяйски садясь в кресло следователя. Пошарив в столе, он достал оттуда дубинку и кастет. Улыбаясь, словно акула, кастет надела на узкие пальцы девушка – блескуче -медный, тяжёлый.
   - Так с кем ты меня перепутал, корешок ? - нежным голосом спросила она, и стукнула кастетом по колену. Коля заскрипел зубами, дернулся от боли, но стерпел молча. В голове блеснула догадка - подобным черным юмором отличаются только чекисты. Если он попал в лапы ФСБ...Чёрная тоска в душе подсветилась проблесками надежды - с этими можно договориться. Он много знает.
   - Ни с кем. - проскрипел он. - Я же извинился. -
   - Ты читай, не отвлекайся. . - мужчина небрежно и больно вытянул Колю по шее дубинкой, и тот послушно раскрыл папку.
   - Я давно обещала ему яйца оквадратить. - сказала девушка, и с силой ударила кастетом в плечо. От вспышки тупой боли Коля застонал, не сдержался, но по прежнему делал вид, что очень занят чтением. Мужчине это явно понравилось. Он откинулся на спинку кресла и назидательно сказал: - Анита, месть - это непродуктивно. Это простая потеря времени. Взгляд в прошлое и война с призраками. Нам надо смотреть только в будущее - и трудности, и враги находятся там. А для этого тебе надо научиться прощать. Давайте, миритесь. Вам вместе работать. Иначе какой ты чекист ? -
   Девушка подумала и заявила : - Я - хороший чекист. - Она бесцеремонно уселась Коле на колени. И погладила его кастетом по щеке. - Ну что, мир-дружба? - В голосе, впрочем, мира не ощущалось.
   - Мир. Я вас не знаю. - хрипло сказал бедняга, с ужасом чувствуя, как под тёплой тяжестью девушки его мужское достоинство принялось увеличиваться. Девушка это ощутила.
   - Может, мне попрыгать ? Для полного счастья ? -насмешливо спросила она, и снова ударила кастетом по колену. Не так сильно, как прежде, но в то же самое колено - и Коля взвыл. Его затрясло, желанием мигом увяло.
   - Ты читай, не отвлекайся. - мужчина опять стукнул его по шее.- Впрочем, чтение тебе не поможет. Только раскаяние. Давай-ка, не теряя времени, пиши явку с повинной. - Он достал из стола стопку бумаги. - За что замучил старичка, когда и как. Облегчи совесть, убивец. Мы умеем прощать. И с чистой совестью - на свободу. Мы будем ждать внизу. Красная "Мазда". За час управишься ? -
   - А если я не убийца...Зачем я буду...- вяло начал было возражать Коля, но удар дубинкой по голове и удар кастетом по рёбрам - от вскочившей на ноги девчонки - заставил его захлебнуться словами.
   - А на кой чёрт нам нужен добропорядочный гражданин ? - нахмурился мужчина. - Нам на хрен не нужны эти придурки. Мы с убийцами работаем, они интересней. Или ты пишешь своё сочинение, и мы берём тебя на работу, или гниёшь до конца дней в тюряге.- Тут он нахмурился ещё больше. - Или...ты не веришь, что мы работаем в ФСБ ?-
   Коля промолчал, и мужчина, изучив его морду, огорчённо сказал: - Ай -яй-яй....Какие наглые пошли уголовники, Анита. Вот что значит - разгул демократии. Чекистов уже в лицо не признают. Удостоверение требуют. Анита, предъяви удостоверение этой жертве демократии. С печатью.-
   - Щас-с...- встрепенулась девушка, поднимая кулак с кастетом. - Завсегда готовы. - Она смотрела Коле в глаза. У него заныли зубы . И всё лицо. И голова.
   - Не надо удостоверения! - взмолился он. - Я вам верю. Я напишу. Хоть сейчас. Я...-
   - Так пиши. - мужчина придвинул Коле стопку бумаги и авторучку. - Когда напишешь, отдашь следователю. Он тебя отпустит. - Переводчик встал и направился к двери. - Ждём тебя внизу. Красная "Мазда". -
   Напрасно Анита, уже сидя за рулём красной японки, засомневалась, что матёрый уголовник, криминал и мафия напишет признание в убийстве, веря, что его освободят. Коля только спросил у следователя : - На каком языке писать ? -
   - На русском.- буркнул тот, не поднимая самогонных глаз, и Коля погнал писанину.
   Мишин предложил Аните поспорить - на бутылку Рейнского , урожая 1876 года. Анита подумала - и отказалась. Чекисты хитрые. Если даже она выиграет, Мишин отдаст ей только пустую бутылку.
   - Если не напишет - что ж, поставим на его место хоть Лёху. Тоже мерзавец порядочный. Не так уж это важно. Главное, чтобы человек верил нам, чекистам. Это единственное, чего мы хотим. Если не верит - это не наш человек. Не сломанный.-
   Следователь, внимательно прочитав Колину писанину, спрятал её в стол, и сказал, глядя в стенку: - Ваше признание убедительно. К сожалению, не могу ему поверить, потому что российские дипломаты уже предоставили не менее убедительное алиби для вас. Я вынужден закрыть дело. Вы свободны. Вот пропуск. Извините. -
   В машине Мишин вручил Маслову новенький загранпаспорт с его фотографией.
   - Фаттахов. Николай. - прочитал тот вслух, но ничего не спросил.
   - Вряд ли ты забудешь новую фамилию. -Сказал Мишин. -
   - Никак нет, не забуду. - угрюмо и бодро отозвался Фаттахов. - Я куда-то лечу? -
   В паспорте торчал авиабилет.
   - На Азоры. Вместе с нами. Рейс через два часа. Как раз успеешь в аэропорту привести себя в порядок. Управляющий отелем должен выглядеть, а не походить, как ты, на русского уголовника, сбежавшего из тюрьмы. Дай ему одеколон, Анита. -
   - Хрен ему в грызло. Он меня шлюхой обзывал. - мстительно сказала девушка. - Пусть воняет. -
   - Тогда конечно. Пусть. Кто спорит. Я лучше окошко приоткрою.- ЕЩЕ БОЛЬШЕ ИНТЕРЕСНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Голованова Сергея http://russolit.ru/profile/sokolskivolk/ а так же http://zelluloza.ru/search/details/4909/ ПРИЯТНОГО ВАМ ЧТЕНИЯ!
15.08.2014

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.