Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Александр Адамович Славинский
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
4/22/2019 2 чел.
4/21/2019 2 чел.
4/20/2019 4 чел.
4/19/2019 4 чел.
4/18/2019 3 чел.
4/17/2019 2 чел.
4/16/2019 3 чел.
4/15/2019 3 чел.
4/14/2019 1 чел.
4/13/2019 2 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Призрак

Рассказ вошёл в сборник, ставший лауреатом международного конкурса "Золотой Гомер" 2018г в номинации "Увлекательная фантастика". Вместе с ним в сборнике так же представлены рассказы "В конце пути" и "Непобедимое оружие"

А в нашей жизни все не просто так!
Моменты, люди, взгляды не случайны...
И каждый, кто войдет в нее хоть раз,
Оставит отпечаток изначальный.
Янина Бурмистр


Тьма. Искорки звёзд. Размытые пятна галактик. И тишина. Всегда одно и то же. Надоело. Виды космоса давно приелись и стали обыденными. А этот уголок вселенной навевает уныние и тоску. И виной тому мрачные воспоминания.
В салоне корабля тоже царит тьма. Под стать настроению. А сейчас на душе весьма скверно. Тарла отвлеклась на мгновение от грустных мыслей, чтобы скорректировать курс звездолёта. И опять удалилась в страну печали.
Когда становилось невмоготу, она забрасывала дела, и прилетала в этот отдаленный сектор Галактики, на планету, называемую местными жителями Земля. Тут могила сына.
Зачем ей эти полёты? И сама не знала. Но по возвращении Тарла чувствовала себя лучше. Да и дела начинали спориться. Конечно, можно перенести могилу ближе к дому. Но тогда не было б длительных рейсов, когда одолевала скука, а в голову приходили бредовые идеи, кстати, при реализации дававшие потрясающие результаты. И позволявшие ей сохранять престиж, а родне на Исирионе увеличивать политическое влияние. Не летать же по огромному космосу лишь бы куда.
Грым, старший и единственный сын Тарлы, работал наблюдателем на планете Земля. Но, к сожалению, оказался не в том месте и не в то время. Шла война, и кровожадные варвары убили попавшегося под руку человека. Коллеги по корпусу разыскали тело Грыма и, не имея возможности на тот момент вывезти, похоронили по местным обычаям. Хотя трагедия случилась давно, Тарла не могла смириться и забыть первенца. Да и какая мать забудет взращённое собственное дитя, свою радость и боль.
Служба космической навигации Галактической цивилизации с Луны прислала запрос на идентификацию. Тарла отправила электронный паспорт. В ответ, как и обычно, пришло разрешение на посещение Земли. Её тут знают, ведь прилетает не впервой, и пропустили без излишней волокиты.
Ну, вот, путешествие окончено. В соответствии с заданной программой звездолёт встал на высокую планетарную орбиту.

* * *

-Лука, а народ не врёт? На кладбище водятся призраки? - в ночной тиши лишь чавканье сапог да пара негромких голосов нарушают покой.
-Водятся, - пробурчал Лука. – Один точно. А чё тебя потянуло то на эту тему?
-Не знаю. Ну, а ты видел?
-Эге, несколько раз, - шмыгнув носом, Лука сплюнул.
-Да ну врать-то. И не страшно было?
-А чего бояться-то? Что мне, призрак? Сам я не маленький, и работаю тута не первый годок. Да, а какое сёдни число?
-Тринадцатое октября. А шо?
-Я те вот чё, Иван, скажу. Если повезёт, то сам и увидишь призрака.
-Да ну. А почему именно сегодня?
-Да потому. Число тринадцатое, а месяц октябрь. В ентот день призрак иногда и является.
-А что за дата такая?
-Идём, покажу, - Лука потянул коллегу за куртку.
Иван почему-то сдрейфил. Шуточное ли дело: бродить ночью по кладбищу, да ещё в поисках призрака. А товарищ, посмеиваясь в усы, тащит куда-то. Пришлось смириться. Ведь сам тему завёл.
-Вот тутова, - кивнул Лука.
За невысокой чугунной оградкой стоит камень. На грубой необработанной поверхности лишь в одном месте ровный скол. Бледный свет Луны падает на него, и Иван различил выбитые цифры - 13.IX.1812.
-Вот здесь я и видел призрака.
-А чья могилка то? - спросил Иван, рассматривая стелу в поисках эпитафии.
-Не знаю, - выдохнул Лука. - Надписей больше нет. Лишь цифры. А старые архивы исчезли. Так-то вот.
Иван молча рассматривал камень. Интересно, какую тайну хранит могила? Кого навечно сокрыла?
-Чистенько тут. Прибрано, - кивнул Иван.
-Да. Кто-то приглядывает. Вона и лавочка окрашена. Сорняков нет, и дорожка вокруг ровненькая. А ведь могилка то старая.
-А чё ты видел? Ну, какой был призрак?
-Давай отойдём, - предложил Лука, - я хоть и не боюсь приведений, но неспроста же народ байки о них сказывает. Негоже поминать лихо вблизи.
-Точно, не стоит, - не возражал Иван, и с радостью последовал за старшим товарищем. Сам то лишь месяц работает сторожем, и ещё не успел обвыкнуться. А при упоминании о потустороннем у него по спине бегают мураши. - Как говорится, не буди лиха, пока тихо.
Отойдя шагов на сорок, Лука остановился, и Иван с разгона врезался в него.
-Тише, горяча душа, - буркнул старик.
-Прости.
Лёгкий сырой ветерок колышет ветви деревьев, и при свете Луны на земле движутся тени. Иван вроде и не робкого десятка, но страх закрался сегодня в душу и держит, словно в клещах. Неведомо, почему захотелось бежать отсюда подальше. Скрипнувшие ветки добавили жути. И новый сторож затравленно осмотрелся. А сердечко так и ёкает в груди, хотя раньше не замечал за собой.
-Дело было так, - выдохнул Лука и высморкался. - Я впервой увидал призрака лет десять назад. Сам токо устроился сторожем. Иду, значит, в обход, и гляжу, что-то светится. Ну, думаю, перебрал малость, коль духи начинают мерещиться. Ан, нет. Подхожу ближе, сам чуть живой. А там сидит кто-то. Я без всякого, значит, кумекаю, взял парень лишку на душу, как и я, да и попутал лавочку парка, до коего тут недалече, с кладбищенской. Но что-то меня удержало нагнать, значит, нарушителя. Стою я тады, и соображаю - здеся не всё чисто. Тот, подле могилки, должен быть тёмный, как памятник. Но я хорошо видел его, будто кто фонариком светил. Я затаилси, и наблюдаю. И вот смотрю, а он начал двигаться. И вижу, сам то весь голубой. Вот тут и смекнул я о призраке.
Лука умолк, переводя дух, а Иван с опаской уставился на загадочный камень.
-И чё дальше?
-Да ничё. Исчез он. Я и сам не понял как. Вот есть, а после раз - и нет.
-Ты кому-нибудь говорил?
-Я шо, пришибленный? - отмахнулся Лука. - Ещё скажут, с ума выжил, да со сторожки попрут. И куды я опосля? Вот тебя я могу предупредить. Сам поймёшь, када увидишь.

* * *

Тарла оторвалась от раздумий. Пора. Женщина подошла к транспортатору. Пальцы коснулись голограммных клавиш, настраивая прибор для перемещения. Время суток на планете сверила заранее - на кладбище лучше появляться ночью. В тёмные часы там не бывает местных жителей, и никто не помешает беседовать у могилы Грыма с собственными мыслями, и спокойно плакать. Дома не позволяла себе эмоции, и потому окружающим казалась твёрдой и сильной. Но в женской душе порой свирепствовали такие ураганы, что даже заболевала. Вот здесь и даст выход накопившемуся. И никто не увидит.
Тарла поймала себя на мысли, что сегодня немного рассеяна - едва не покинула корабль без защиты. А это чревато последствиями. На каждой планете свои микробы и вирусы, с удовольствием поселяющиеся в организмах иномирян. А там, в лучшем случае, начинаются болезни, и ты уже неэффективен. Но чаще летальный исход.
Тарла прошла к встроенному шкафу и взяла активатор защитного поля, для удобства изготовленный в виде свободного плаща. Лёгкий и универсальный - подходит как мужчинам, так и женщинам. Конечно, если б собиралась на Землю в длительную командировку, приняла бы необходимые вакцины. Но ей и одного посещения достаточно.
Накинув плащ, тут же засветившийся голубым, Тарла встала на платформу транспортатора в ожидании перемещения. Оборудование настроено на автоматическое срабатывание. Вот окружила лёгкая дымка заработавшего устройства. Пространство начало быстро наполняться энергией, заставив волосы стать дыбом. Процесс разложил видимые элементы на мельчайшие квадратики. Миг тьмы, и ты в новом мире.
Земля встретила ночной тишиной и прохладным ветерком. Но гостью не заботят местные условия. И в пургу и в дождь внутри поля сохраняется приятный телу микроклимат. Плащ не защитит лишь от повышенного уровня гравитации. И после звездолёта женщина ощутила тяжесть собственного тела. Но с этим можно смириться.
Как известно, в природе нет ничего постоянного, особенно у людей, вечно изменяющих среду обитания. А при транспортировании важно иметь точные координаты поверхности, чтобы избежать осложнений. Кому хотелось бы оказаться высоко в воздухе, либо под землей? В первом случае можно разбиться, а во втором ожидает мгновенная смерть, поскольку транспортируемый организм не способен материализоваться в плотной среде. Поэтому для воплощения Тарла избрала соседний памятник, который не должен изменить своего местоположения. Хоть и неприлично, зато безопасно.
* * *

-А когда второй раз призрака видел? - поинтересовался Иван.
Лука задумчиво почесал лоб.
-Это было в тот год, как померла моя соседка, баба Нюра. Пяток лет тому. Напарник прихворнул и не вышел. Значит, иду я вот так, снова один. О призраке уж и забыл, ведь появляется то не каждый год. Да-а. И вот гляжу – кто-то сидит у памятника. Я думаю себе о чём-то, и даже не обратил внимания, что та самая могилка. Когда чую, со мной шо-то неладно. Волосы дыбом, значит, дыхалку спёрло. Я так и обмер.
-Струхнул?
-А то. Гляжу, понимаешь, а у камня призрак. Светится весь голубым. А глазища красные, злые, точно у покойной жёнушки, кады пьяным домой являлси. Вот тут я и разглядел бабу. Молодая, пригожая. Волосы длинные, аж до пояса. Я так и встал, как вкопанный. А та свирепо вытаращилась, мол, чё припёрся? А я онемел весь. Язык словно проглотил, и шага ступить не могу. Ну, думаю, как бы не предстать мне сейчас перед самим дьяволом в сопровождении той красотки. От тады и побелел.
-А она чё? – не удержался Иван.
-Да чё? Посмотрела на меня, дурака старого. А потом так резко взяла и исчезла. А я чуть не до утра столбом простоял. А днём к попу в церковь. Рассказываю, мол, так и так. А он спрашивает - пил с вечера? Ну, говорю, самую малость. А как тут ни пить? Совсем рехнуться можно. А поп и выдал, мол, белая горячка у меня. Я, значит, смекаю, могет и так. Люблю я побаловать себя хмельным. А домой пришёл, гляжу в зеркало, а волос седой.
-И больше призрака не видел?
-Не-а. Я, значит, хотел узнать, кто похоронен под тем камнем. Важный, небось, человек - барон али граф какой. Но старых архивов не сохранилось, большевики спалили. Так-то вот. Ну, а ты, Иван, когда седину в причёску запустил?
-Да, было дело.
-Горе какое, али шо?
-А-а-а, - махнул Иван рукой. - Пьянка всё.
-Ну, так расскажи, всё утро ближе станет.
Иван и Лука шагали по асфальтированной дорожке, огибавшей кладбище. По несколько раз за ночь сторожа делали обход, чтобы кто ни надругался над памятниками. А то могут и оградку спереть.
-Да что рассказывать, - вздохнул Иван. - Летом было дело. Работал я тогда в колхозе. Ну, тяпнули с мужиками, как водится. Но, видать, перебрали чуток.
-Во-во, - кивнул Лука. – А отсель и все беды случаюца.
-Короче, не помню, как домой шёл. Вдруг голос такой громкий, аж уши закладывает. И слышу: за грехи твои уготовано тебе место в аду. Ну, мне спьяну и привиделось, что господь судит меня и к дьяволу направляет, в преисподнюю. Испугался я сильно. Упал на колени и так усердно, значит, молюсь. Аж слеза с глаз. А бог молчит, и траурная музыка. Ну, думаю, это по мне. Загубил, дурень, свою душу. Тут пыхнул свет, люди пошли. Смотрю, а я на коленях в канаве у летнего кинотеатра отбиваю поклоны. А недалече пацаны стоят, в меня пальцами тыкают и со смеху давятся. Ну, а наутро дома в зеркале себя не узнаю, весь поседел.
-Ну, и каково на небе то? - выдавил Лука ухахатываясь в бороду.
-А мне тогда не до смеху было, - тяжело вздохнул Иван. - Но с тех пор не пью. Лишь запах спиртного учую, мураши по спине и поджилки трясутся.
-Гляди, шо там? - сдавленным голосом произнёс Лука. Иван повернулся, и рука невольно стала творить крёстные знамения. Возле неотёсанного камня с цифрами стоит привидение. Светится голубоватым сиянием. И у Ивана от страха дыхание спёрло.
* * *

Тарла остановилась у могилы. Вот цель её такого долгого путешествия через десятки парсек и звёздный портал. Там, под огромным камнем, лежит самый дорогой ей человек. Когда-то ворочался в её животике и стучал ножкой. И вот его нет. Как нелепо.
На кладбище ничего не изменилось. Коллеги сына по местным традициям установили памятник, лавочку и оградку. И теперь мать благодарна им. Удобно вот так сидеть и предаваться мыслям. В памяти оживали милые воспоминания о днях с Грымом. Будто предчувствуя, не отпускала сына на Землю. Но он сам решил за себя. Никого не послушал. Ему хотелось новых впечатлений, ответственной работы, приносить обществу пользу. И вот теперь в могиле, а мать оплакивает любимое дитя.
Тарла ощутила, как слеза покатилась по щеке. Сейчас можно. Она позволила чувствам вырваться наружу. Здесь никто не увидит, и не узнает, что и у неё есть сердце. И оно также страдает. Там, дома, когда пришла ужасная весть о гибели сына, не позволила себе даже изменить выражение лица. Такие правила в обществе. Личность должна стойко переносить любые невзгоды, оставаться твёрдой, железной, и тогда её будут уважать. И лишь здесь, у могилы Грыма, избавившись от чужих глаз, разрешила себе отдаться печали и выпустить накопившиеся слёзы.

* * *

Когда первый испуг прошёл, Иван и Лука огляделись. Призрак всё там же, лишь присел на лавочку. И если б не светился голубым, то и вовсе походил бы на обыкновенного человека. Правда, росточка немалого. Чуть выше памятника. А люди макушкой едва до надписи достают.
-Ты чё, сдрейфил? – подковырнул Лука.
-А ты нет?! - огрызнулся Иван. Конечно, стыдно за проявленную слабость, и теперь запыжился, выставляя себя героем, чтобы коллега не насмехался. А у Луки злой язык. Начнёт выговаривать, и мёртвого из гроба поднимет.
-Идём, поглядим, чё она делает, - предложил Иван, в глубине души надеясь, что Лука откажется. Но тот, видимо, понял игру коллеги, и решил подкусить.
-Идём, - твёрдым голосом произнёс старый. - Ты справа, а я слева. Может, поймаем её.
-А ловить то зачем? - подивился Иван.
-Да к попу сведём. И буде потеха! Он меня всё алкашом кличет. Гляну я, чё сам запоёт, когда живого призрака увидит.
Иван струхнул не на шутку. Не думал, что Лука так загнёт. Одно в голове не укладывалось – а как ловить то? Призрак не живой. Но если старик решил, его не остановить. Вот пусть сам и думает, как вязать нечистого.
Мужчины разделились. Иван пошёл справа, а Лука слева. Обошли соседние могилы, и теперь, укрываясь за памятниками, крались к светящемуся призраку.
Ветерок крепчал и нагнал тучи. Вскоре Луна со звёздами ушли на покой. Тьма, будто кто глаза завязал. Лишь голубоватое свечение резко контрастирует с окружающим миром.
Иван осторожно перешагнул оградку сзади камня и притаился. Сердце бухает, точно набат по селу. Кровь мощными потоками несётся по жилам. Голова кругом то ли от волнения, то ли от страха. А дыхание едва сдерживал, боясь выдать себя раньше времени.
Под ногой хрустнуло. Иван схватился за сердце, испугавшись, что выскочит из груди.
Далече залаяли собаки. Ветер ещё покрепчал, и раскачиваемые деревья издавали звуки, похожие на стоны несчастных душ. От них по спине до копчика и ниже побежали мураши. И вновь Иван чувствовал себя, как и тогда, в пьяном бреду, у врат ада. Но что-то толкало вперёд. Словно есть к призраку дело.
Лука каркнул вороной. Значит, пора. Иван глубоко вдохнул и, у свежего ветра набравшись храбрости, выскочил из-за памятника. И оказался перед высоким призраком. Да, как и говорил Лука, это величественная красивая женщина. Черты лица в голубом ореоле словно выточены из мрамора. Она вся божественно неземная и далёкая.
Иван застыл в нерешительности.
Вот она подняла глаза и посмотрела на него. Сколько же в них жизни. По щекам текут слёзы. А наполнявшая женщину печаль, казалось, так глубока и естественна, что у мужчины невольно зарыдала душа. И пришло осознание - красавица явилась сюда излить свою боль.
-Держи её! - заорал Лука и кинулся к призраку. Иван почему-то испугался за таинственную незнакомку. Как же нелеп сейчас коллега, будто изголодавшийся волк набрасывающийся на очаровательную страдающую женщину. И тут увидел, что Лука застыл, парализованный неведомой силой.

* * *

Тарла с негодованием взирала на дикарей, помешавших её безмолвному уединению. Такие же, движимые звериными инстинктами, убили Грыма. В душе разгорелась ярость. Жажда мести захлестнула женщину. Негодование заклокотало в груди. Она могла сейчас что угодно сделать с этими недоразвитыми особями.
И Тарла решила наказать землян. Удар энергетического поля, и эти звери больше не поднимут руку на другого. И ей ничего не будет стоить.
И тут душа словно завопила – стоп!
Тарла не понимала себя. Что происходит? Глаза заметались между застывшими дикарями. И тогда дошло.
Взгляд. Да-да именно он. Взгляд мужчины. Женщина чувствует движение эмоций окружающих. И то восхищение, то неподдельное изумление, читавшееся во взоре землянина, остудили ярость.
Тарла ощутила в глубине души, как дрогнули там некие дремавшие струнки. Без сомнения, дикарь увидел в ней красивую женщину. И не мог скрыть эмоции. Глаза явно выражают неподдельное восхищение. А на Исирионе, где проявление чувств считается постыдным, а люди, словно роботы, надели на лица маски безразличия, такой взгляд просто невозможен. И человек, даже не подозревая о том, сделал для неё больше, чем родня за пол жизни. Мужчина увидел, что она не пустышка, не машина, дающая прибыль. А личность, достойная восхищения, а возможно, и так не достававшей ей любви.
Вспышка гнева улеглась быстро, как и появилась. Тарла взглянула на памятник и активировала транспортатор.

* * *

Иван открыл глаза и с удивлением обнаружил, что сидит у печи в сторожке. За окном светает. Лука похрапывал на лавке. Мир и покой царят в грязной тёплой комнатушке.
Проносится мысль: как я здесь очутился? Последнее, что осталось в памяти - женщина необыкновенной красоты. Её образ, наполненный тоской и светящийся таинственным голубым ореолом, как живой стоял перед ним. Она исчезла прямо у него на глазах.
Иван вышел на улицу. Ветер гнёт траву к земле. Тяжёлые дождевые тучи затянули небо, грозя разродиться ливнем. Но мужчина не замечал ненастья. Погруженный в свои мысли, он сейчас далеко отсюда. Ноги сами несут куда-то. Внезапно остановился. Пришёл, и сердце от волнения забухало в груди. Какая тайна сокрыта под камнем, осталось загадкой. Но образ неземной красавицы сохранился в душе, заржавевшей без любви. И пробудил в глубине нечто возвышенное.
А был ли призрак на самом деле? Или привиделся во хмелю? Но ведь не пью.
Образ прекрасной незнакомки истаивал. Боясь навсегда потерять волшебные черты, мужчина достал из кармана тупой карандаш и какую-то исписанную ведомость, и прямо на чёрных строчках рука стремительно набросала портрет голубого призрака. И вот она, как живая, смотрит на него из своей загадочной дымки, опять задевая в глубине души такие струны, о коих и не подозревал.
Теперь сделать бы её в цвете, - пронеслось в голове. – Но, как? Ведь никогда раньше не рисовал. Но разве то помеха, коль внутри всё поёт о любви.

* * *

Тарла ввела на пульте координаты обратного маршрута. Пора домой. Эта встреча с землянами пробудила в глубине души нечто особенное, сокровенное. Теперь она готова вновь окунуться в напряжённую атмосферу своего мира. И, возможно даже, опять найти любовь.
22.05.2015

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.