Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Vladimir Sanier
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
19.10.2018 4 чел.
18.10.2018 1 чел.
17.10.2018 2 чел.
16.10.2018 3 чел.
15.10.2018 2 чел.
14.10.2018 7 чел.
13.10.2018 2 чел.
12.10.2018 4 чел.
11.10.2018 3 чел.
10.10.2018 3 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Воскресший из небытия

Труп молодой девушки лежал головой на восток, с широко раскинутыми руками и неловко подогнутой под себя правой ногой. Визуально никаких следов насилия на теле заметно не было. Только при более тщательном осмотре в области левой подмышечной впадины был обнаружен едва заметный след укола.
Красивое лицо в обрамлении пышных белокурых волос исказилось застывшей посмертной гримасой.
В квартире кругом царил беспорядок: ящики комода были выдвинуты, а всё содержимое из них выброшено наружу, посреди комнаты валялось опрокинутое кресло, скатерть со стола была небрежно сдёрнута и наполовину открывала его полированную поверхность, с полок книжного шкафа были сброшены книги, у подоконника среди глиняных черепков разбитого цветочного горшка оголённой корневой системой беспомощно высыхал кустик герани.
В квартире, где произошла трагедия, явно что-то искали. Но преступника, однозначно, интересовали вовсе не общепринятые ценности, ибо на левом запястье погибшей девушки блестел золотой браслет с часами "Ролекс", а в брошенной на диване раскрытой дамской сумочке оставалась нетронутой чековая книжка...

* * *

Своей яркой внешностью Жанна всегда привлекала внимание мужчин. Потоки комплиментов щедро сыпались на неё везде: на улице, в транспорте, в магазине, в университете. Поклонников было много, но тот единственный и неповторимый никак не появлялся среди изрядно надоевшей массы назойливых домогателей. Девушка тяготилась положением истомившейся девы на выданье.
Невзрачная пучеглазая подруга по курсу Сима ни единожды убеждала:
- Ты, Жанночка, выбери себе богатого олигарха, а со временем и любовь придёт. Так все девушки мечтают. И совсем в этом нет ничего предосудительного. Ведь известно же, что самые устойчивые браки по расчёту.
- Оставь, Сима, - обычно отмахивалась Жанна, - я так не хочу и без любви не собираюсь с кем попало избывать жизнь.
- Удивляюсь я тебе: при таких возможностях и столь легкомысленное нежелание достойно устроить свою судьбу.
- Ты хочешь сказать не устроить, а пристроить.
- Называй это как хочешь, но время бежит неумолимо и годы уносят с собой свежесть юного тела. Только я не стану долго копаться в своих чувствах: подхвачу подвернувшегося женишка и за жабры потащу в ЗАГС.
- Ну и что хорошего из этого получится? Потом развод и раздел имущества, делёжка детей...
- Зато хоть какое-то время поживу в своё удовольствие, а там и трава не расти.
- Тебе видней. Каждый волен распоряжаться собственной жизнью по своему усмотрению.
Неприхотливая в жизненных принципах подруга не унималась в любопытстве:
- Неужели ты, Жанна, никогда никого не любила?
- Почему ты так решила? - изумилась разборчивая красавица. - Был у меня парень. Мы в одной школе учились. Он на год старше меня.
- И что же потом случилось? Ты никогда про него не рассказывала, - заинтригованная новым обстоятельством из прошлого подруги, заинтересовалась Сима.
- Там всё кончено, - на глазах у Жанны заблестели слёзы. - Его забрали в армию. А через полгода из Чечни его родители получили официальное письмо от командования воинской части, что сын их погиб.
- Бедная Жанночка, я от души тебе сочувствую, - нежно обняла скорбящую подругу Сима. - Я представляю каково тебе было хоронить любимого человека.
- Нет, Симочка. Похорон не было.
- Как так?
- Он сгорел вместе со своим бензовозом.
- И никаких останков не нашли?
- Ничего.
- О, боже!
- Да, вот так бывает, дорогая Симочка.
- А как установили, что он сгорел?
- Господи, очевидцы засвидетельствовали. С ним же были сослуживцы, которые остались в живых после боя.
- Да. Ну, конечно... понимаю теперь. Но погибшего не вернёшь.
- На прощание мы поклялись друг другу в вечной любви,.. но как давно это было.

* * *

- Жанна, мой кузен Прохор на днях перебирается сюда, в Краснодар, - сияющая, как новогодняя ёлка, сообщила радостную весть Сима. - Он уже купил в Яблоновке дом и в следующее воскресенье мы с тобой идём на новоселье.
- Ну, ладно, ты: он твой кузен. А что же - я? Удобно ли идти к незнакомому мужчине? - выразила сомнение Жанна.
- Ты что. Даже не вздумай отпираться! Ты моя лучшая подруга и этим всё сказано. А с ним я тебя скоро познакомлю. Он славный. Мы выросли вместе, хотя Прохор на два года старше. Всегда меня защищал от нападок соседских мальчишек, я ведь в детстве была большая проказница и часто попадала в разные истории.
- Охотно верю. Ты и сейчас подвержена всяким авантюрам, - с добродушной улыбкой согласилась подруга. - И чем твой Прохор намерен здесь заниматься? Чем прославился в миру?
- Он серьёзный человек. Держит собственную строительную фирму.
- Олигарх значит.
- Это, пожалуй, будет громко сказано. Но вполне обеспеченный человек. Возводит фешенебельные особняки - уютные гнёздышки для олигархов, где те и строят своё семейное счастье.
- Хм-м! Что ж, посмотрим на персону, приближённую к олигархату, - небрежно хмыкнула красотка.
- Думаю, что Прохор произведёт на тебя впечатление. Он спортивный парень, не ханжа, обладает чувством юмора, и вообще, довольно хорош собой, - красочно живописала кузена осчастливленная Сима.

* * *

Жанна уже второй год жила на съёмной квартире на "Юбилейном". Хозяйка сдавала доставшуюся ей в наследство двухкомнатную квартиру вместе с мебелью, сама же проживала в другом районе Краснодара и наведывалась сюда лишь раз в месяц, чтоб получить плату за сдаваемое в наем жилище. Родители Жанны обитали в Таганроге, в семье царил достаток и дочь не испытывала нужды в насущных вопросах. Студенческая жизнь протекала насыщенно, учёба давалась вполне успешно. Что ещё нужно особо не обременённой бытовыми заботами молодой девице?..
Сегодня девушка не пошла на занятия, она испытывала недомогание и по этой причине оставалась дома. Из-за повышенной температуры тела её слегка лихорадило и, приняв жаропонижающее средство, больная укрылась пледом и прилегла на диване.
- А всё из-за открытого окна в такси. Подумаешь, жарко мне стало! Теперь лежи тут, борись с инфекцией, - донимала себя самобичеванием девушка. - А впрочем, есть повод задуматься о сущем.
...Вечер, посвящённый новоселью, прошёл нескучно. Присутствовало десятка два довольно амбициозных молодых людей с очаровательными спутницами. Все они являлись деловыми партнёрами виновника торжества. Сам Прохор вёл себя непринуждённо: остроумно шутил, интересно рассказывал разные случаи из жизни и, в то же время, не был назойливым и совсем не производил впечатление ограниченного рамками предпринимательства бизнесмена. Собой он представлял некий тип северного варяга: высокий голубоглазый блондин с могучим торсом, с приятной располагающей улыбкой, открывающей ровный ряд зубных жемчугов, и мужественным изломом белёсых бровей. Жанна про себя невольно отметила, что кузен подруги действительно хорош собой и притягивал к себе личным обаянием.
Время торжества пролетело мгновенно. Из всех впечатлений наиболее ярким осталось ощущение нежных мужских рук на талии во время танца. Жанна и сейчас всё ещё чувствовала прикосновения Прохора на своём теле. На прощание радушный хозяин любезно вызвал такси и усадил в него девушку, задержав при расставании в своей ладони несколько дольше принятого её миниатюрную ручку.
В девушке рождалось что-то новое, всеобъемлющее и неведомое.
Подруга Жанны тоже свела знакомство с одним из гостей двоюродного братца и вскоре её случайное увлечение переросло в нечто большее и Сима стала строить далеко идущие планы на будущее. Так, не закончив университет, она подхватила своего богатенького предпринимателя - одного из партнёров кузена, и собралась отбыть с ним в другой регион заводить совместное хозяйство. Жанна пыталась убедить подругу не совершать поспешных необдуманных действий, о которых в последствии придётся сожалеть. Но Сима была всецело поглощена личностью своего избранника и ничего слушать не желала, что бы, по её мнению, воспрепятствовало их счастью.
- А из краснодарского университета я переведу документы в другое учебное заведение, расположенное поближе к дому.
- Симочка, но вы ведь ещё официально даже не оформили свои отношения.
- Ничего, мы пока поживём в гражданском браке, а там видно будет: вдруг не сойдёмся характерами или ещё что-нибудь помешает нам, тогда и разбежаться не будет проблемой.
- Ты ещё не вступила в замужество, а уже помышляешь о расторжении отношений. Не находишь ли это очень странным?
- Отнюдь. В жизни надо быть практичной и готовой к худшему развитию сценария.
- Однако, как ни крути, а я не приемлю твою философию.
Сим разговор девушек был исчерпан и вскоре Жанна осталась без подруги. Но это не особенно отразилось на её текущей жизни, ибо все её помыслы были устремлены на собственного избранника, всецело охватившего личное пространство девушки.

* * *

Роман Жанны и Прохора развивался бурно. Они скоро очертили круг обоюдных интересов, который с течением времени непрестанно расширялся. Теперь они вместе проводили всё свободное от бытовых обязательств время. Их влечение друг к другу неуклонно росло и, несомненно, это была любовь. Как один день промчались два года и счастливая героиня нашего повествования уже находилась на последнем курсе университетского обучения. Недавно приезжали из Таганрога родители Жанны, чтоб познакомиться с женихом дочери. Состоялась официальная помолвка, где Прохор подарил возлюбленной кольцо с дорогим бриллиантом. Да и вообще, он не скупился на подарки для своей будущей спутницы жизни, что уже не подвергалось сомнению ни одной из сторон. Жанна беззаботно принимала щедроты от любимого человека.
Наконец, был назначен и день свадьбы. Всё складывалось как по счастливому сценарию. Молодые люди уже считали себя без пяти минут супругами. Прохор заботливо опекал любимую, ограждая её от всяких текущих проблем. Он даже настоял на том, чтобы Жанна позволила открыть на себя банковский счёт, и сама бы могла распоряжаться необходимыми ей в быту средствами.
- Тем более, - рассудительно убеждал Прохор, - предстоит свадебное мероприятие и к нему нужно достойно подготовиться.
- Аргумент, бесспорно, убедительный и я покорно подчиняюсь всеподавляющему мужскому началу, - согласилась девушка с таким доводом.

* * *

- Ну и денёк сегодня выдался замечательный! - подумала Жанна, возвратившись вечером домой.
Весна вступила в свои права. Всё кругом радовалось жизни, возрождалось и трепетало, словно овеянное благодатью.
Девушке казалось, будто и у неё душа благоухает, как тот раскрывшийся цветок, который подарил сегодня Прохор. Возвышенность переполнявших её чувств была вполне созвучна с поэтическими строками прочитанного недавно стихотворения:
Весенние ветер
свеж и весел,
рисует вензель
в облаках.
Для расправляющихся
чресел
живителен
его вокал.
Он воскрешает
мир растений,..
навеет в души
благодать,..
аж в ленте
тайных сновидений
снаружи
главное видать.
Вот и прими
его порывы,
так, без отрыва
от чудес,
под радужные
переливы
разволновавшихся
небес.

Весна, молодость, нерастраченный запас нежности взбудоражили в девушке женские чувства. И в этот момент вдруг громко прозвучал дверной звонок, бесцеремонно прервав приятные размышления. На пороге стоял незнакомый мальчишка с неподписанным почтовым конвертом в руке:
- Просили вам передать.
Жанна в недоумении повертела в руках странное неподписанное послание:
- От кого бы это могло быть?
Вскрыв конверт, она извлекла наружу тетрадный листок, исписанный торопливым неразборчивым почерком. Из письма выпала фотография незнакомого молодого бородатого мужчины в военной камуфляжной куртке. Впрочем, при более пристальном рассмотрении едва улавливалось что-то знакомое в отчуждённом взгляде незнакомца.
Заинтригованная девушка погрузилась в чтение письма. На лице её выразительно отразилась крайняя степень волнения. Закончив чтение, Жанна принялась нервно теребить свесившийся со стола край скатерти. Мысли заметались в голове, как тени по стене при вспышках молнии во время грозы. Она снова схватила дрожащими пальцами фото и впилась лихорадочным взором в изображение бородатого мужчины.
- Воскресший из небытия, - наконец вымолвила вслух взволнованная девушка. - И что теперь делать? Поздно ведь. Но он ничего не знает. Необходимо объясниться. Он должен понять. И уйти. Ничего не поделаешь - судьба распорядилась так за нас.
На улице совсем стемнело. Жанна поспешно вздёрнула руку с часами к глазам:
- Господи, уже одиннадцатый час! Сейчас он придёт. Надо спрятать письмо, чтоб случайно не попалось на глаза Прохору. Он сейчас такой счастливый и не хочется омрачать ему дни перед свадьбой.
Едва только Жанна успела сунуть полученное письмо в одну из книг, стоящих в шкафу, как в прихожей прозвучал звонок.

* * *

...Сергей расположился на диване, а Жанна умышленно села в кресло, чтобы тем определить дистанцию в их нынешних отношениях. Она поняла, что не испытывает к сидящему перед ней человеку никаких чувств - он ей был абсолютно чужой. Но во имя связывавшего их прошлого, соблюдая приличия, необходимо было выслушать его. Заранее пресекая всякие надежды и расчёты бывшего своего возлюбленного, Жанна в двух словах рассказала свою историю и даже пригласила Сергея на предстоящее свадебное торжество.
От услышанных новостей на лице воскресшего не дрогнул ни один мускул, оно оставалось угрюмым и безучастным. Только в глазах на короткое мгновение отразился холодный блеск и тут же исчез, затерявшись в глубинах души. Наступило тягостное молчание. Девушка чувствовала, что Сергею необходимо исповедоваться и она решила дать такую возможность:
- Что это мы всё обо мне. Сергей, как же тебе удалось выжить?
Уронив голову, он сдавленно произнёс:
- Все эти годы я жил тобой. И только благодаря этому выжил.
- Но прошло столько времени. Всё так изменилось. Мысленно тебя все давно похоронили.
- И ты?
- Да, Сергей. Согласись, за все годы ты не подал о себе никакой весточки.
- У меня не было такой возможности. Всё это время я был в плену. И как только удалось вырваться, я поспешил к тебе. Пока нашёл тебя в другом городе. И вот я здесь. Ты должна последовать за мной.
- Ты с ума сошёл. Всё изменилось. Обстоятельства властны над нами. У меня теперь другая жизнь. Да и ты стал другой.
- Это так, я другой. Но тебя люблю по-прежнему. Нет, даже больше.
- Теперь ничего не изменишь. Нужно смириться с судьбой. Но расскажи как ты остался жив?
Шумно вздохнув, словно набрав воздуха перед прыжком в холодную воду, Сергей погрузился в воспоминания:
- Мы попали в засаду. Когда произошёл взрыв, меня выбросило взрывной волной из кабины. Я оказался в какой-то расщелине присыпанным землёй. Видимо поэтому по окончании боя наши не нашли меня. Нашли чеченцы. Они ночью вернулись за телами своих погибших. Меня обнаружили раненного и контуженного в бессознательном состоянии. Одна чеченка выходила. У неё вся семья погибла при бомбёжке, и она была немного не в себе от постигшего её горя. Все эти шесть лет она меня и опекала. Когда чеченцы поняли, что не дождутся за меня выкупа, несколько раз пытались казнить. Она меня спасала. Пришлось многое испытать: издевательства, побои и тягло изнурительной работы. Иногда совсем невыносимо было, хотелось руки на себя наложить. И в такие моменты в сознании возникал твой образ, и ты спасала меня. А ещё та чеченка.
- Где она теперь? - захваченная услышанным, спросила Жанна.
- Подожди, не перебивай и слушай дальше. После контузии я долго не говорил, но много думал. Бежать было бессмысленно: кругом на многие километры громоздились горы. Аул располагался в глухих местах. Несколько раз я пробовал бежать, но с моей хромой ногой меня быстро настигали преследователи, потом долго и жестоко избивали и запирали в сарае на несколько дней. Одна Амина сочувствовала мне и просовывала в темницу еду и воду. Рано или поздно расправа неминуемо настигла бы меня. Чтоб спасти мою жизнь, Амина однажды предложила жениться на ней. Но прежде необходимо было принять ислам. Это был единственный шанс. И я им воспользовался. Мулла сначала с недоверием отнёсся к нашей затее. Но увидев моё рвение, сам увлёкся и стал обучать постижению Корана. И ты знаешь, в этой мудрой книге я нашёл много созвучных моему мировоззрению мыслей. Так я душой принял идеи мусульманства и уже не смог их предать. Теперь моё имя Махмуд и двое сыновей ждут моего возвращения там, в горах. Ты станешь моей второй женой и поедешь со мной.
При этих словах Сергей поднял голову и опустил тяжёлый взор на поражённую услышанным Жанну. Его яростный безумный взгляд своей невменяемостью подействовал, как гипноз, сковав и обездвижив тело трепещущей в страхе девушки. Бородатый безумец мрачно придвинулся к жертве. И превозмогая себя, Жанна решительно вымолвила:
- Этому не бывать. Уходи.
И девушка, вытянув руки, попыталась отстраниться.
- Тогда не достанешься никому! - сквозь побелевшие губы тяжело выдавил из себя новоявленный мусульманин.
Краем глаза Жанна успела уловить быстрое движение Сергея под её левой рукой и мгновенно ощутила укол с левой стороны... и провалилась в бездну...

* * *

За окном зарумянилось утро. Первый солнечный луч вскоре вспыхнул на востоке. Махмуд понял, что нужно немедленно уходить, пока не проснулся город. О нём в этом мире все давно забыли. Нужно только не оставить после себя улик. Он склонился над распластанной на полу в опрокинутом кресле жертвой и, вынув торчащее в левой подмышке шило, спрятал орудие расправы в карман.
Невзначай встретившись глазами с остекленевшим взором некогда любимой девушки, убийца испытал некоторое сожаление, но чувство ревности погасило проявленную слабость и он исступлённо произнёс:
- Это не убийство, а акт возмездия! Она должна была ждать.
После этого он оттащил бездыханное тело на середину комнаты, расположив головою на восток согласно мусульманскому обычаю, и принялся над трупом совершать утренний намаз. Он пылко просил Аллаха принять вновь представшую неверную душу заблудшей христианки. Закончив молитву, бородач вспомнил о написанном им письме к убитой. Его нельзя было здесь оставлять...
26.09.2016

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.