Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Александр Адамович Славинский
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
23.09.2018 46 чел.
22.09.2018 44 чел.
21.09.2018 20 чел.
20.09.2018 5 чел.
19.09.2018 4 чел.
18.09.2018 4 чел.
17.09.2018 5 чел.
16.09.2018 7 чел.
15.09.2018 7 чел.
14.09.2018 4 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Эра Водолея

ЭРА ВОДОЛЕЯ

Пролог.

Как хорошо, что стены не могут говорить. Иначе рассказали бы о таких ужасах, и с такими подробностями, что от осознания дух захватывает. Но, к счастью, окружающие перегородки молчат, и лишь наблюдают — внимательно и беспристрастно.
Улыбка тронула губы, ибо Творец смерти знает истину — безмолвные свидетели не проболтаются. Даже не смотря на то, что увиденное ими сегодня, ни много ни мало — изменит мир. Что неизбежно, как и шаги, раздающиеся на лестнице — едва слышные, неспешные. А чуткое ухо различает лёгкое дыхание. Потрясающая акустика.
Шаги приближаются. А ведь если задуматься — так неторопливо подкрадывается закат старой эпохи. Иногда одна смерть может перевернуть мир. И тому немало примеров. Взять хотя бы убийство Николая II, уход из жизни Клеопатры, либо отравление Александра Македонского.
Подумать только — я причастен к истории. Мне доверили столь великую честь. От осознания значимости ощущаешь волнение. Сейчас именно я вершитель судеб, и в моих руках будущее целого мира.
Творец смерти позволил себе расслабиться. Уже скоро. Да и убивать не впервой. Устранять неугодных — моя работа. И вот снова востребован. Говорят, ремесло проституток самое древнее. Но люди ошибаются. Каждый знает библейскую притчу, как Авель погиб от руки Каина. Вот самое первое задокументированное преступление. И где там путаны?
Жертва неторопливо поднялась по ступеням и остановилась на площадке у входа. Что случилось? Палач задержал дыхание.
Секунды тянутся бесконечно медленно. Но Творец смерти — профессионал, к тому же лучший. Потому и доверили столь ответственное задание. Следует набраться терпения, чтобы ничего не испортить. Убить нужно в углу у окна. Так приказано. И вот жертва на месте.
Творец смерти мог бы и сейчас нанести удар. Но приговорённый должен сам пройти в угол. А до мелочей соблюсти пожелания заказчика — дело чести.
Царящую в пустых комнатах тишину взбодрил отдалённый шум — гомон толпы, шаги. Тремя этажами ниже сейчас многолюдно. Впрочем, ненадолго. Скоро опять воцарится безмолвие. Может, жертва того и дожидается?
И снова бесконечно медленно тянутся секунды. Творец смерти позволил себе дышать. Если б приговорённый учуял чужака, мог бы и сбежать. Но мужчина ещё тут.
Голоса внизу постепенно смолкают, и в здании опять воцаряется тишина. Вершитель судеб даже усомнился в присутствии жертвы. Но вот снова шаги. Медленные, осторожные.
Приговорённый входит. Здесь пусто, и даже шуршание материи при ходьбе отдаётся эхом.
Невероятно, но события развиваются, как и предсказано. Вошедший пересёк комнату и приблизился к окну. Высокий мужчина в дорогом тёмном костюме с короткой стрижкой. По гордой походке, широкой ровной спине, величественно поднятой голове чувствуется сильная личность. А значит, тот, кого заказали. Сомнений больше нет.
Едва появившись в поле зрения палача, укрытым за выступом стены, мужчина остановился. Всего на пару шагов не дошёл до окна. Возможно, остерегается, чтобы не заметили снизу. Но, почему стал именно там, где должен быть нанесён роковой удар? Нет объяснения. Как и до мелочей описанное заказчиком развитие событий.
Но сейчас не до размышлений. Творец смерти приготовился. Теперь ничто не остановит его. Даже если жертва обнаружит засаду.
Мужчина на шаг приблизился к роковому углу, расположенному немного в стороне от окна. Затем ещё на один, и снова остановился. Всё, как и предсказывалось.
Молится, что ли? — пронеслось в голове палача. — Самый раз.
Жертва резко обернулась, и глаза участников великой драмы встретились. А в следующий миг, чисто рефлекторно, Творец смерти нажал кнопку.
Голубая вспышка ослепила. А затем….
Они смотрели друг на друга в упор — глаза в глаза. Лишь мгновение. Не дольше. Но Творцу смерти показалось — целую вечность. Неожиданные эмоции затопили душу, зачерствевшую от множества убийств, и палач едва не разрыдался. Предупреждали — будет нелегко. Но даже не подозревал, что настолько.
Сами ноги подогнулись, и палач рухнул на колени, а голова склонилась вниз. Само сочинённая молитва заструилась, кажется, из глубины естества, поскольку Творец смерти не признавал священных текстов. Но….
То была просьба о прощении. Душа, не разум, осознала, что сотворили руки. Конечно, убийца никому не расскажет о постыдном эпизоде, да и себе не простит минутной слабости. Но сейчас….
Не издав ни звука, жертва рухнула. И наваждение пропало, оставив в душе незаживающую рану. Вот так. Что бы ни выдумывали философы, всему приходит конец.
При падении голова жертвы под неестественным углом повернулась вправо, а тело, будто сложившись, влево. Творец смерти поразился, насколько тщательно продумана и спланирована операция. Ведь заказчик описал даже позу, изламывающую мертвеца.
Волнение охолодило душу. А пришедшая мысль повергла в шок. Возникло предчувствие краха. Но, почему? Ведь скрупулёзно, до мелочей следовал инструкциям, и надлежащим образом нанёс смертельный удар. Жертва повержена. Но….
Мозг напряжённо заработал, пытаясь отыскать причину. Ведь не зря же Творец смерти заслужил признание лучшего.
Мудрость подсказала — жертва предполагала такой финал. Вот чем объясняется осторожность и медлительность. Вероятно, мужчина готовился. Затем резкий поворот. Догадался, что кто-то стоит за спиной? Палач несколько раз проиграл сцену в голове, и понял, что не ошибся. Вывод — если мужчина знал о готовящемся покушении, и всё же пришёл — значит, у него имелся план и для такого исхода. А себя то ли сознательно принёс в жертву, то ли…
Творец смерти затряс головой от досады. Не решить ему задачку. Слишком мало информации. А здравый смысл подсказывает — следует поскорее исчезнуть из этого уголка вселенной.
Творец смерти устало поднялся и вытер с лица предательские слёзы. И не подозревал, что способен на такие эмоции.
У выхода обернулся. Край брючины выглядывает из-за выступа. Почему-то боясь смотреть в лицо жертвы, палач аккуратно устранил недостаток. Теперь можно уходить.
Спускаясь по лестнице, Творец смерти ощутил, как что-то огромное свалилось с плеч, и снова жизнь вернулась в прежнее русло. Вероятно, то была ответственность.
Вот и всё. Профессионал выполнил заказ — аккуратно и добросовестно. А теперь начнётся самое интересное. Творец смерти один из немногих, кто посвящён в сокровенную тайну грядущего. И отныне будет наблюдать, как начнёт разворачиваться агония старого мира, а ему на смену придёт новый порядок. Вероятно, так же чувствовал себя и Харви Ли Освальд, убивший Джона Кеннеди. Но не хотелось бы закончить жизнь, как и тот легендарный убийца.
Кто здесь? Вроде бы различил шуршание материи. От напряжения голова кругом.
Мгновения тянутся бесконечно долго. Но тишина по-прежнему такая же, как в гробу при инициации. Может, эхо отразило шорох собственных одежд? Вероятно, поскольку чуткое ухо больше не уловило ни звука.
Пора. Даже если кто-то есть, ничего не изменится. А когда обнаружат труп, вообще неизвестно. И, с чувством выполненного долга, но с ощущением поражения, Творец смерти покинул здание.

Часть 1.

Глава 1.

Книга Ника Уралова.

16 марта.

Откинувшись на спинку кресла, я отрешённо пялюсь на входящих девушек. Почему отрешённо? Ну, во-первых, меня оторвали от работы, и я ещё не влился в новую реальность. А, во-вторых, есть на что посмотреть, чем и занимаюсь. Будто сидишь в зрительном зале и созерцаешь дефилирующих по подиуму моделей. Класс!
Но вот мельтешение прекратилось, девушки расселись, а сопровождавшие лица закрыли дверь. И я остался наедине с прекрасными созданиями, не в силах управиться с накатившими эмоциями. И тому виной женщины. Ведь с них всё начинается, и ими же заканчивается, когда приходит дама с косой. Но, хватит воды. Пора бы заняться делом.
Итак, девушки….
Честное слово, я пытался сосредоточиться. Но разве можно в присутствии красавиц думать о серьёзном?
Хм. У меня в глазах рябит от них, и я снова пересчитал. Для порядка. Нужно же хоть с чего-то начать.
Раз (куколка). Два (само очарование). Три (конфетка). Четыре (цветик-семицветик). Пять (мечта). Шесть (загляденье).
Одно плохо — ну почему так много?! Нет бы две, или три. Но столько…. Явно перебор. И все, как назло, красавицы. Засмотришься. Я, конечно, не против очаровательных созданий. Моей одинокой, истосковавшейся по женской ласке душе, они весьма по сердцу.
Я бы с удовольствием встретился б с ними, скажем, в ресторане. Спросил бы: как вас зовут? Где живёте? Хм. Кем работаете? Вы замужем или нет?
Стоп. Так нельзя говорить с дамами. Настоящий допрос. И тут я поймал себя на мысли — где-нибудь в ресторане девушки вряд ли откровенно беседовали б со мной. Ну, понятно. В интимной обстановке любая красавица постарается оказать впечатление на собеседника, напустит загадочного тумана, навешает лапши на уши. А заодно проверит, сколько может поместиться (своеобразный тест на лохотрон). Да, нравится нам, мужчины, или нет — такова проза жизни.
А ведь сейчас обстановка иная, — рассуждал я. — И в тесной полицейской комнатушке девушки ничего не утаят.
Хм. Последнее умозаключение мне понравилось. И я мысленно улыбнулся. А может, и воочию, поскольку во взглядах красавиц заметил перемену. Невозможно от женщины скрыть эмоции. Каждый мужчина должен помнить святое правило: глаза живого детектора внимательно следят за тобой, подмечая любую оплошность.
— Ну, и сколько вы будете разглядывать нас? — словно ушатом холодной (бр-р-р) воды окотила меня одна из красоток. Встрепенувшись и растеряв часть романтичной мечтательности, я перевёл взгляд на ту, что совсем недавно окрестил «куколка».
У выхода на стуле примостилась жгучая брюнетка. Сексуальная и желанная — мечта одинокого мужчины. Длинные, прямые волосы, светло-голубые тени и неестественно белая кожа. У меня возникла ассоциация со Снежной королевой.
Стройную фигурку красавицы облегает чёрное платье без рукавов, едва прикрывающее трусики того же цвета. Да, я приметил. А на ногах кожаные сапоги со шнуровкой до колен, отделанные замшей. На бёдрах Снежной королевы широкий пояс с блестящими заклёпками. Как бы я хотел оказаться на его месте, чтобы ощутить каждый сантиметр такой соблазнительной талии. Говорят же — мужчина любит глазами и руками.
Прекрати!!!
— Сколько захочу, столько и буду вас разглядывать, — выпалил я, застигнутый врасплох. И тут же пожалел. Нельзя грубо разговаривать с красивыми женщинами. Теперь я у них в чёрном списке нежелательных особ, от кого лучше держаться подальше.
— Лейтенант, не век же тут сидеть под вашим пытливым взглядом, — мудро заметила Снежная королева.
— С вас и начнём, — решил я. Но голос звучал мягче. Не хочется в присутствии красавиц переходить на официальные тона. К тому же инструкции требуют, чтобы мы с посетителями музея держались полюбезнее.
— Ваше имя, место проживания, род занятий.
— Посмотрите в компе, — раздражённо бросила Снежная королева. — Нажмите пальцем клавишу, и вся наша подноготная окажется перед вами.
Какой напор! Сколько эмоций. А как важно держится. Чувствую, скоро к ней начну обращаться — Ваше величество.
— Будете меня учить, как проводить беседу?! — рыкнул я.
Брюнетка лишь стиснула зубы. На умный вопрос, такой же ответ. Проглотив очередную горькую пилюлю женского презрения, я продолжил нейтральным тоном:
— Итак, ваше имя, место проживания, род занятий.
— Стефания Кельни, — представилась брюнетка, окидывая меня холодным взглядом.
— Но я не понимаю, зачем вы проводите допрос? — отрубила Снежная королева. И от выбранного тона меня пробрал озноб. — На Земле мы заполнили анкеты, и в них записано….
— Уважаемая, я знаю, что в анкете есть, а чего нет. Но у вас же на лбу не написано: меня зовут Стефания Кельни. Правда? Или я подслеповат? К тому же, мне нужно сверить информацию в стандартной анкете, с той, что вы предоставите. А вдруг вы не та, за кого себя выдаёте?
— Да уж, конечно…, — фыркнула Стефания.
— А если хотите, чтобы дело, наконец, сдвинулось с мёртвой точки, то будете кратко и быстро отвечать на вопросы, — продолжал я, не обращая внимания на реплики. — Итак, род занятий и место проживания.
— Живу в Париже, на Елисейских полях. Работаю в модельном бизнесе визажистом.
Хм. А откуда так хорошо знаешь русский язык? — едва не вырвалось у меня.
Я набрал на клаве — Стефания Кельни, и из базы данных корпорации получил стандартную анкету. Пока девушку не на чем ловить. Да я и не собирался. Им же не предъявлено обвинение. Проведу беседу и отпущу.
Итак, в досье указано — Кельни проживает в ультрасовременной квартире из серии «Умный дом». В подобных жилищах учтена любая прихоть, и стоят баснословно дорого. Но вот приобрести такой шедевр инженерной мысли визажисту явно не по карману.
В собственности - последней модели «Феррари» с антигравитационным приводом, что даёт возможность перемещаться как по земле, так и по воздуху. Короче, не автомобиль, а мини самолёт, или, как ещё называют — мультикоптер.
И ко всему заработок — пять тысяч евро в месяц. (Информация к размышлению о доходах и тратах). Стефании двадцать три. Из родственников мать. Кстати, не миллионерша, чтобы баловать ребёнка дорогими игрушками. Может, есть любящий отец или другая родня? Но в анкете не указано.
А впереди удивительные подробности. В разделе хобби написано — посещение кладбищ. Жуть. Впрочем, каждый проводит досуг по-своему. Я же не набиваюсь в женихи.
— Вы получили ответы? — с мрачным видом полюбопытствовала Стефания, когда я оторвался от монитора. Бр-р-р. От напряженного взгляда девушки можно превратиться в ледяную глыбу. И я даже ощутил, как мороз пробежал по спине.
— Да. За исключением того, что не указано в анкете.
Я обвёл взглядом притихших (хм) девочек. Сколько напряжения в позах и ненависти в глазах. И чего так волнуются? Неужели есть повод?
И снова вернулся к Стефании.
— Что вы делали на территории музея, закрытой для посещения, в то время как гид с ног сбился, разыскивая вас?
— Ну…, — Стефания задумалась, и черты лица разгладились, показывая настоящий облик красавицы. Но девушка тут же взяла себя в руки, и голос обрёл прежнюю твёрдость. — Офицер…, нечто привлекло моё внимание…. Осознаю, что поступила неправильно…. Приношу извинения. Вы должны отпустить меня. Вы же понимаете, я спешу, чтобы не опоздать на обратный рейс.
Вот как! Вы торопитесь и опаздываете, а я тут ерундой занимаюсь?
— Уважаемые, хочу вас уведомить — в связи с произошедшими событиями, ваш отлёт задерживается.
— Как?! Почему?! Да что вы себе позволяете?! — в один голос воскликнули красотки, вмиг из ангелов превратившись в озлобленных фурий. Вскочив с мест, женщины навалились на стол. Благо, монитор, как крепость, прикрыл меня от их бурного негодования.
Дамы возвышаются надо мной, словно полноценное отделение, создавая голосами настоящий боевой гул. А суровые глаза, уставившиеся, словно заправленные пулями стволы, готовы расстрелять на месте.
— Так почему наш отлёт задерживается? — грозным тоном спросила блондинка. Умопомрачительно сексуальная и такая желанная….
Ну вот, опять переключаюсь. С сожалением должен констатировать — после месяцев воздержания холостой мужчина несколько однобоко рассматривает противоположный пол.
— Прошу вернуться на места! — произнёс я, поднявшись с кресла. Но со своими метр девяносто выгляжу неубедительно, ведь дамы возвышаются на добрую голову, и даже больше. Но сейчас не до банальностей. Расправив плечи, я стал шире и весомее, чем казался из-за компьютера.
— Сесть!!!
Думаю, мне удалось изобразить подобающий грозный вид, поскольку девушки на удивление быстро ретировались к стульям. Дерзкая атака красавиц захлебнулась. И после, с видом победителя, важно уперев руки в бока, я заявил:
— Произошедшие события требуют основательного расследования.
— Па-адума-аешь, са-абыти-ия ка-акие. Девушки ха-атели па-апудрить носики, — манерно выдохнула цветик-семицветик с большим сиреневым бантом на голове. Тот немного съехал на сторону, либо специально так приколот, чтобы создать образ игривой куколки.
— Та-ак что же теперь, ка-арабль из-за этава за-адерживать? А-афи-цер, ну, вы же па-анимаете, что это смеш-но, — ворковала цветик. — Будьте па-аи-инькой.
Честно, красавица меня побила. На моём же поле. Я вмиг ощутил, как спала напряжённость.
Опустившись на стул, я как из-за крепостной стены оглядел противостоящего «врага». Как-то плохо у меня выходит. Но ведь в первый раз.
— Продолжим знакомство, — произнёс я, словно выдвигая ультиматум.
— Простите, лейтенант, — переведя взгляд, я упёрся в суровые женские глаза, смотревшие через очки в строгой оправе. Сколько же в них надменности и, как мне показалось, откровенной неприязни. Девушка производит впечатление интеллектуалки, кому палец в рот не клади — откусит. — Вы не имеете права задерживать нас по таким пустякам.
— К тому же, — надменно продолжила она, — у нас есть собственные неотложные дела. И если вы нас задержите, где мы, по-вашему, проведём ночь? Ведь тут нет отелей….
Как я понял, данное обстоятельство представлялось интеллектуалке весомым аргументом, чем и атаковала меня.
— ….и вы должны отпустить нас. Вы же понимаете, что не правы, — закончила красотка поучительную речь.
— Уважаемые дамы, — произнёс я, стараясь вложить в голос побольше металла. — Ещё раз повторяю, вы считаетесь задержанными. Когда удостоверюсь, что вы чисты перед законом, вас тут же посадят на корабль, и отправят домой. Я прошу не мешать мне работать, — последние четыре слова я выделил особо. — Или буду вынужден поместить вас в камеру. И стану вызывать по одной. Заверяю, в таком случае вы задержитесь намного дольше, чем до следующего рейса. Вы хотите? — грозным взором обвёл я притихших дам.
— Мне кажется, — смягчил я тон, — хотя здесь и тесновато, но приятнее, чем в карцере. Или вы жаждете совершить экскурсию в нашу музейную арестантскую? Я устрою вам бесплатный тур, и даже могу стать гидом.
Не знаю, что именно — выбранный тон, речь, либо сила приведённых аргументов произвели впечатление на женский пол, но больше никто не пытался умничать. Однако красавицы не сдались и, как партизаны в засаде, вновь принялись буравить меня выразительными глазками. Отчего создавалось впечатление, что девушки мысленно пытают меня — протыкая ножами, вгоняя иголки под ногти…. Бррр…. Ну и разыгралось воображение. Лучше бы помогло мне закончить дело.
— Познакомимся с вами, — перевёл я взгляд на цветика-семицветика, сидевшую напротив. Девушка казалась не такой строгой и непреклонной, как интеллектуалка. — Те же вопросы, что и к Стефании.
— Меня зовут Гетти Квин, — скромно представилась красавица. Развязный тон исчез, и теперь девушка говорит со мной, наверное, как с преподавателем — официально и отрешённо. — Учусь в Делийском университете. Индия. Пита джи (хинди.папа) и мата джи (хинди.мама) подарили мне поездку за хорошую учёбу.
Звучит впечатляюще. Космотур — великолепная награда, учитывая стоимость. В анкете указано — Гетти студентка второго курса. Родители — состоятельные люди, владельцы золотоносных рудников. Есть сестра — старшая, замужем. В разделе хобби — коллекционирую плюшевых мишек.
Я посмотрел на девушку. Если б не дата рождения в анкете, дал бы Гетти шестнадцать или восемнадцать. Но не двадцать три. Да и выглядит в тинейджеровском наряде не по взрослому. На плечах кремовая блузка с молнией, оголяющая живот с соблазнительным пупком. Ниже талии коричневая юбочка в клетку. На ногах модные кроссовки и ультрасовременные гольфы с вышитыми звёздами. Из косметики лишь помада. Да к свежей бархатистой коже и не нужна краска. Девушка и так потрясающе выглядит.
— Что вы делали в помещении, где вас задержали?
— Я хотела увидеть панно, — сказала Квин. — Ну, с изображением атомов. Я пыталась определить элемент. Мы в университете сейчас проходим химию. Наверное, увлеклась. А затем полицейский наорал на меня. Я расстроилась, и теперь жалею, что прилетела сюда. Здесь столько правил.
Сама невинность. Но то панно на третьем этаже, а туристов водят лишь по первому. Не так уж красавица и безгрешна, как хочет показать. Налицо грубое нарушение правил музея.
Я вздохнул и переключился на следующую задержанную.
— Представьтесь, — обратился я к интеллектуалке. Теперь мне требуется холодной воды, чтобы умерить разыгравшееся воображение.
Девушка взяла руки в замок и обхватила перекинутое через ногу левое колено. Затем осмотрела меня с ног до головы, словно оценивая личность, скрывающуюся за крепостью из стола и монитора. Но отвечать не спешила.
На девушке строгий костюм чёрного цвета в тонкую белую полоску, состоящий из трёх предметов: жакета, юбки и жилета. На ногах туфли.
— Итак? — поторопил я.
— Патриция Алисандро Пепе, — сухо представилась девушка. — Работаю в компании по продаже недвижимости. Проживаю в основном в Гонконге. У подруги кровь пошла носом. С ней иногда случается. Мы не стали никого беспокоить, и решили немного задержаться. Я и не думала, что здесь такие строгие законы.
Интеллектуалка приврала. Насколько я знаю, экскурсантам доводят правила музея.
Я набрал на клаве — Патриция Алисандро Пепе. В анкете указано — проживает в Гонконге и работает в агентстве по продаже недвижимости. Помимо городской квартиры, есть земля в России, доставшаяся в наследство от дяди. Патриции двадцать пять. Разведена. Хобби — прочерк. Но, видимо, по настоянию принимавшего анкету клерка, дописала — люблю готовить и читать книги. Хм. Я бы скорее поверил во второе.
— Кто ваша подруга? — спросил я.
— Альберта Таскани, — кивнула девушка на сидящую рядом красавицу.
— Альберта Таскани, — повторил я, переводя взгляд.
— Да? — тут же отозвалась соседка Пепе.
На плечиках девушки лёгкая накидка из белой искусственной шерсти. Свободное платье того же цвета. Под ним угадываются кружевные трусики и бюстгальтер. (И почему я на них обращаю внимание?)
Широкие закрученные локоны равномерно покрывают голову. Кажется, бигуди сняла, а расчесаться забыла. Косметики тоже немного: подведены брови, тушь и помада.
— Ваше объяснение, — поинтересовался я, набирая имя.
— Что тут добавить? — пожала Альберта плечами. — У меня иногда случаются носовые кровотечения. Сегодня днём во время экскурсии я почувствовала слабость, и после у меня обычно идёт кровь. Мы с Патрицией немного отстали от группы. А затем пришли солдаты и арестовали нас. Вот, собственно, и всё.
Я всмотрелся в лицо Альберты. Краткой речью девушка произвела впечатление. И не тем, что сказала, а как. Представьте королеву, решившую прикинуться, ну, скажем, птичницей. И одета, как простая женщина, и лицо измазано. Но попробуйте заговорить, и поймёте — беседуете не с той, кто всю жизнь проработал на ферме. Дикция, аура величия, само построение речи — выдают особу голубых кровей. Но почему решила влезть в шкуру обыкновенной девушки, и представиться невзрачной простушкой? Загадка. Кто же ты на самом деле, Альберта Таскани?
В анкете написано — художница. Гражданка Италии. Нигде не работает. Живёт на доходы от продажи картин. На банковском счету приличная сумма (приписка ручкой — в несколько миллиардов лир) — наследство покойного мужа, скончавшегося от инсульта. Возраст — двадцать семь. Есть пятилетняя дочь Мария. Альберта проживает на яхте и путешествует по всему миру. Недвижимость на Багамских островах.
В разделе хобби — вся жизнь. Оригинально. Хотя, если подумать, так мог написать вполне счастливый человек. Кстати, жить на яхте моя детская мечта, к сожалению, так и не реализовавшаяся.
Стук в дверь отвлёк меня.
— Кто там? — спросил я, отрывая взгляд от экрана.
Створка приоткрылась, и капитан Бренер поманил меня пальцем. К собственному удивлению, я даже обрадовался, что появилась возможность отдохнуть от женского общества.
А, кроме того, надеюсь, начальник службы безопасности облегчит мне жизнь и скажет, что девушек можно отпустить. И я, (наконец?), расстанусь с ними. С прекрасным полом лучше иметь дело в иной обстановке, а не в тесной полицейской каморке и, желательно, не со столь большим количеством.
— Сейчас вернусь, — сказал я дамам и, заметив настороженные взгляды, ну не мог удержаться, чтобы не закончить шуткой: — А вы, пожалуйста, не расходитесь.
На мою плоскость дамы ответили презрительным молчанием. И я трусливо сбежал, чтобы не потерять таявшее самоуважение.
Капитан Генри Бренер образец бравого солдата. Форма, состоящая из голубой сорочки с офицерскими нашивками и тёмно-синих брюк, не имеет лишних складочек. На голове армейский ёжик, подбородок чисто выбрит, тело бугрится мышцами.
— Лейтенант, у нас криминальный случай, — капитан вмиг развеял лелеемые надежды. — Ты хорошо знаешь маршрут экскурсий?
— Естественно.
— Так вот, в шестом корпусе на третьем этаже найден труп мужчины.
Вот так жизнь иногда преподносит неприятные сюрпризы. И я ощутил, как сердце забухало в груди.
— Женщин задержали в том же здании, — напомнил Генри. Властные глаза Бренера смотрят на меня сверху вниз с выражением голодного хищника. У него, как и у арестованных девушек, больше двух метров роста.
— У тебя шесть подозреваемых в убийстве, — продолжил Бренер. — Если сможешь, расколи. Но, сомневаюсь, что удастся. Ты ведь не следователь. Далее. Я ещё не докладывал начальству о преступлении. Час сорок минут до закрытия музея. После вынесем труп. Советую пойти и осмотреться. Рапорт писать тебе. Ну, а остальное, сам знаешь, по инструкции. Я пришлю ребят, чтобы помогли в случае необходимости.
— А Рефус…, — невольно вырвалось у меня имя напарника, на кого думал переложить часть работы. Но тут же понял — здесь Ферреро не помощник.
Бренер не отреагировал на мою реплику. Не попрощавшись, с озабоченным лицом капитан развернулся и ушёл, оставив меня наедине с собственными мыслями. Впрочем, я даже рад хоть ненадолго побыть в одиночестве.
Пару минут я простоял в раздумье возле своего офиса, если так можно назвать миниатюрный кабинетик, где едва умещаются стол и несколько стульев, занятых сейчас девушками. Подозреваемыми в убийстве — поправил я себя, и тут же вернулся к реальности. Капитан прав — нужно осмотреть место преступления. Но сначала необходимо закончить беседу с задержанными.
Полный решимости, я толкнул дверь и увидел беспорядочное движение. Мельтеша, как молекулы под микроскопом, девушки устремились к стульям. Я понимаю — дамы нервничают. А ещё хочется размяться. Любому не с руки сидеть в крохотном помещении, да ещё тесно прижавшись плечом к соседу. Но я успел заметить — одна девушка выскользнула из-за стола. И сейчас поведение задержанной выглядит подозрительно.
— Что вы там делали? — грозно спросил я у Гетти.
— Ну-у, не руга-айтесь та-ак, лейтена-ант, — закатила девушка очаровательные глазки. — Та-ам па-апра-асторнее. Вот и всё.
Подойдя к столу и взглянув на экран, я увидел, что девушка пыталась войти в базу данных, защищённую паролем.
Я сел и укоризненно посмотрел на красавицу. Вот и подозреваемый номер один. А Гетти продолжает невинно строить глазки, словно ничего и не случилось.
Эпизод стоит запомнить. Часто люди выглядят обманчиво. Я и не подумал бы, что красавица станет взламывать комп.
Теперь я озабоченно смотрю на девушек. Ведь одна из них убийца. А если передо мной банда подготовленных киллеров? Нужно с красотками держаться настороже.
— Давайте закончим наше знакомство. Представьтесь, кто вы и откуда, — посмотрел я на девушку, сидевшую у стены под одним из торшеров, освещающих кабинет.
Распущенные длинные русые волосы доходят едва не до пояса. Немного косметики на лице, дающей видимость жизни тусклой индивидуальности. Бюст облегает чёрный корсет со шнуровкой, опускающейся от лифа вниз до пупка. На бёдрах джинсовая юбка, сантиметров на пять закрывающая ноги сверху. Поверх неё широкий кожаный пояс с большой пряжкой, инкрустированной разноцветными камешками. На ногах высокие чёрные гольфы до колен. Туфли того же цвета на тонкой металлической шпильке.
Девушка хотя и не обделена, я бы сказал, классической красотой, но выглядит обыкновенно. Этакий гадкий утёнок с некими перспективами. Но я почему-то сомневаюсь, что однажды станет прекрасным лебедем. Чего-то в ней не хватает. Может, желания жить?
— Лесиль Файертрап, — представилась девушка низким голосом. Если б не смотрел, решил бы, говорит юноша. — Что дальше? А, да. Работаю фотомоделью. Живу там, куда приглашают. Облетела весь мир.
Выходит, ошибся. Передо мной прекрасный лебедь на отдыхе. Никогда не подумал бы, что девушка натурщица. Какая-то она серенькая, будто мышка. Конечно, фигурка идеальная, ничего не скажешь. Законные 90 — 60 — 90 на месте. Но, на мой взгляд, Лесиль больше походит на продавщицу бутика, торгующего дамским бельём.
Я открыл анкету, и нашёл ссылки на известные журналы, с кем работала Файертрап. В строке о личном состоянии указана цифра с пятью нулями британских фунтов. Думаю, здорово так жить — путешествуя по миру, развлекаясь и зарабатывая. Можно лишь позавидовать.
Лесиль двадцать шесть. Родом из ЮАР. Хобби — позировать. Значит, ещё одна счастливая особа. Живёт, как нравится, и занимается любимым делом. На преступницу не похожа. Но разве можно судить о личности по внешности? Сам вот ошибся, глядя на девушку.
— Последний вопрос? — напомнил я.
— Какой? Ах, да. Я, ну, в общем, искала дамскую комнату. А тут прибежал солдат, и давай кричать. Я говорю — у меня неприятности, а тот выдаёт нравоучения. Я заявила, что не могу терпеть….
Лесиль оборвала себя, видимо, смутившись.
— Кто у нас остался? — я обвёл взглядом приунывших девушек. — Ну? Почему молчим? С кем мы ещё не познакомились?
— Со мной, — отозвалась вторая слева красавица. Подняла руку, будто школьница на уроке, и приветствовала меня дежурной улыбкой, с какой продавцы встречают покупателя. Вот кого я назвал бы фотомоделью, и даже киноактрисой. Яркая аура красавицы так и притягивает взгляд.
Портрет очаровательной незнакомки. Лицо загорелое, источающее заразительное женское обаяние. Причёска с оригинально уложенными косами — идеальная, словно только от стилиста. В ушах то ли серёжки то ли клипсы в форме закрученных спиралек, с привешенными конскими хвостиками.
Мечта одинокого мужчины. И столь же опасна, как и привлекательна. Ведь одна из подозреваемых. От пристального взгляда красотки с самого начала я чувствовал себя напряжённо. Кажется, девушка, словно рентген, видит меня насквозь, и старательно пересчитывает косточки.
— Представьтесь, — сказал я, рассматривая красавицу. На ней коротенькое бледно-жёлтое платье без рукавов. Зато с большим вырезом на груди, позволяющим разглядеть соблазнительные верхние половинки. Снизу пытливому мужскому взору открываются точёные коленки хозяйки. Довершают наряд золотые босоножки и под цвет платья сумка — хобо с цепочкой в качестве ремня.
Девушка производит впечатление целеустремлённой личности, привыкшей всё делать по-своему. В меру капризная, знает себе цену и умеет получать от жизни необходимое. Не удивлюсь, если окажется, что у неё капитал, доставшийся от многочисленных поклонников.
— Ядвига Малиновски, — с достоинством представилась красавица. Говорила с едва заметным акцентом. Судя по фамилии — полька.
— Мне продолжать? — спросила после небольшой паузы. Не в силах оторвать зачарованного взгляда, я откровенно пялился на девушку. Когда Ядвига говорит, на щеках играют маленькие ямочки, а кончик носа слегка двигается в такт движению губ.
— Да-да, — словно проснулся я через несколько секунд. И о чём думаю? Тут дело об убийстве, а я разглядываю красавиц. Но здравые мысли почему-то надолго не задерживаются в голове.
— Работаю журналистом, — заявила Ядвига, и я ощутил холод в глубине души. Прессы ещё не хватало.
— Здесь я в служебной командировке по заданию редакции журнала «Мир», — продолжала Малиновски. — Я должна написать статью об Атлантиде. Вы же знаете, за последний год посещаемость ковчега побила всевозможные рекорды. Ни один музей Земли не может похвастать таким потоком туристов, даже несмотря на высокую стоимость билетов….
— Да-да, — кивнул я, прерывая словоохотливую корреспондентку. — Но вы ещё не рассказали, почему отстали от группы.
— По-моему, и так понятно, — затараторила Ядвига. И у меня создалось впечатление — под болтливостью девушка пытается скрыть напряжение. — Мне хотелось немножко побыть в одиночестве, чтобы ощутить душу города. В толпе вдохновения не найдёшь. А творческой натуре для написания текста нужно уединение и….
— Разве вам не говорили, что отставать от группы нельзя? — прервал я словесный поток Ядвиги.
— Да, но….
— А вы не подумали, что правила не зря написаны? И на то есть причины. Несколько раз, отстав от группы, люди терялись. Ведь музей большой, а туристам показывают лишь часть территории. А однажды наши сотрудники не успели вовремя отыскать заблудившуюся старушку, и та скончалась.
Девушки внимательно смотрели на меня, словно на лектора, и я ощутил вдохновение на пространную речь.
— Как вы заметили, у нас большая посещаемость. Чтобы безопасно принять всех желающих, и написаны строгие правила. А вы их нарушили, и теперь сидите и ухмыляетесь, мол, пристали к вам с такими пустяками. Девушки, вы не соблюдали установленный порядок. За ваши действия предусмотрены штрафы, о чём вас предупреждали руководители групп.
— Сколько? И давайте забудем наши разногласия, — Патриция деловито открыла сумочку.
— Тут оплачивать не нужно, — осадил я несносную интеллектуалку. — На ваши адреса придут постановления суда.
— Тогда почему вы нас задерживаете? — за всех спросила Пепе.
Законный вопрос. Но я ещё не решил — объявлять женщинам, что подозреваются в убийстве, или нет? По закону я должен поставить задержанных в известность, поскольку те официально являются арестованными. Но, с другой стороны, я не знаю, как правильно вести дело. Никогда ещё не проводил таких расследований.
— Так что, лейтенант? — спросила Альберта. — Мы свободны?
Нет, я не могу отпустить задержанных. Убийство — серьёзное преступление. Но, с другой стороны, мне не хочется открывать девушкам тайны следствия.
По закону я имею право задержать туристов на сутки. Мне нужна фора во времени, чтобы до начала официального расследования, когда дамочки станут истеричными голосами вызывать адвокатов, отсеять случайных нарушителей порядка от тех, кто мог оказаться замешанным в преступлении. Я объявил женщинам, что они задержаны.
И тут началось. Дамы едва не растерзали меня, доказывая собственную невиновность, и заявляя, что я сексуальный маньяк и маразматик, помешанный на законе. А ведь я лишь хотел помочь девушкам выпутаться из скверного положения. В дело пошли кулаки, сумочки и даже ногти. Благо, торшеры оказались тяжёлыми, а стулья привинченными друг к другу. Иначе, думаю, и те обрушились бы на мою бедную голову.
Явившиеся по срочному вызову бойцы службы безопасности вызволили меня из женского плена, и буквально спасли жизнь. Правда, и им досталось. Злобных фурий пришлось утихомиривать, растаскивать по углам, и даже сажать на цепь — одевать наручники. Затем не на шутку развоевавшихся дам препроводили в карцер. А я остался зализывать раны — физические и душевные. Вот так и закончился мой самый первый в жизни допрос.

Глава 2.

Книга Анны Судьбиной.

14— 15 марта.

— Группа 17— 15 приглашается к стойке регистрации С, — гулким эхом разнеслось под сводами огромного терминала космопорта «Восточный». Тут же, словно маня за собой, на потолочном экране поплыли звёзды, а из динамиков полилась волшебная музыка фортепиано.
— Свершилось! — прошептала я в волнении, занимая место в очереди.
— О чём вы? — поинтересовалась незнакомка сзади.
— Лечу в космос! — я едва не прыгаю от радости.
— Поздравляю, — усмехнулась девушка. — Я тоже.
— Вы не понимаете, — возразила я, полуобернувшись. — Исполнилась моя заветная мечта. Я очень хотела попасть на ковчег. Открытие звездолёта в поясе астероидов шокировало меня.
— Не только вас, — ответила незнакомка. — А, полагаю, и всё человечество.
— Возможно. Но после того, как организовали космические экскурсии, для меня желание попасть на ковчег стало заветной мечтой. И вот сбывается.
— Посмотри вокруг — сколько людей. И каждый по той же причине. Кстати, меня зовут Элен.
Лишь сейчас, вернувшись из мира грёз, я окинула девушку взглядом. Брюнетка примерно моих лет. Симпатичная, открытая и жизнерадостная. С такими людьми приятно находиться в компании. На ней клетчатые голубые джинсы и блузка с коротким рукавом в серо-белую полоску. Из косметики помада и тени. С собой пакет, видимо, с личными вещами. Как и у меня. Остальная поклажа, в соответствии с правилами, сдана в багаж.
— А меня Анна, — представилась я.
— Проходите, — раздалось сзади, и мы направились к ожидающим у входа сотрудницам космопорта.
— Здравствуйте, — дежурной улыбкой приветствовала одна из девушек в сине-голубой униформе и, взяв со столика пластиковый стаканчик, протянула мне. — Пожалуйста, коктейль.
— Спасибо, не хочу.
— Простите, но это особый напиток, — терпеливо пояснила девушка. — И обязателен для всех, отправляющихся в космос. Вы же не желаете испытывать дискомфорт. Правда, ведь?
Дискомфорт? С чего бы? И тут я заметила, что впереди идущие люди через трубочки потягивают напиток.
— Бери, — подтолкнула Элен, и протянула руку за пластиковым стаканчиком.
— Благодарю, — растерянно произнесла я и, не понимая сути происходящего, залпом осушила ёмкость. Впрочем, фруктовый коктейль с привкусом ванили мне понравился, и добавил ещё несколько градусов приятного настроения. И в тот же миг я ощутила себя на вершине Олимпа.
— Проходите в салон, — поторопила сотрудница. — Ваша каюта номер восемь на третьей палубе. Следуйте за синим указателем.
Прямо в воздухе загорелась такая симпатичная фигурная стрелочка. Переливаясь и словно подмигивая, она поплыла вперёд, и я устремилась за ней.
— А ваш проводник зелёный, — сказала Элен другая сотрудница.
Я повернулась, но ничего не увидела.
— Пока, — улыбнулась новая знакомая и скрылась за поворотом.
— До завтра, — ответила я пустому коридору и, вновь уловив мигание стрелки, направилась за ней.
А чудеса продолжаются. Сделав несколько шагов по переходному коридору и оказавшись на борту космолёта, я обо всём забыла. Возникло ощущение, что попала в сказку. Всеми фибрами души я впитываю чарующее волшебство происходящего действа. И мне нет дела, что миллионы людей так же летали в космос. Это моя жизнь, и моя сказка.
Проходы не широкие, чтобы могли разминуться два человека. Везде металлические поручни. Стены покрыты мягкой тканью с мелким узором на бежевом фоне. На полу ковролин. А потолок излучает приятное желтоватое свечение. Меня окружает всё самое новое и совершенное, и я не могу не восхищаться.
Удивительно, но пока шла по лестницам за стрелочкой, чувства притупились и эмоции улеглись, что не характерно для меня. Зато появилось желание спать. По зевающим попутчикам я поняла — в коктейль подмешали снотворное. А когда вошла в каюту, то мечтала лишь об одном — растянуться на койке и забыться во сне. Вот так и закончился первый день на корабле. Впрочем, подобным образом начинался полёт и для остальных космотуристов. А самое интересное впереди.

* * *

Утро второго дня полёта застало меня в крохотном отсеке, где с трудом разместилось бы два человека. Зато индивидуальном. Стены обтянуты жёлтой тканью. Вот зачем в анкете спрашивали о любимом цвете. Кстати, вчера я не заметила. Спинка дивана и пол нежно зелёные. Потолок даёт рассеянный свет. Здесь мило и уютно. И даже не верится, что в каких-то сантиметрах от меня космос.
Стартовые неприятности прошли, когда я спала. Вот для чего снотворное. Зато теперь ощущение невесомости буквально окрыляет. И я, отбросив путы, удерживающие меня на кровати, тут же воспарила, представляя себя ангелом. Именно так мы летаем во снах. Здорово!
— Доброе утро! Корпорация «Древний ковчег» приветствует вас, — раздался из динамика приятный женский голос. — Поздравляем с успешным выходом в космос. Мы отдалились от Земли на семь тысяч километров, и космолёт продолжает набирать скорость. А сейчас несколько советов, чтобы вы комфортно чувствовали себя на корабле.
Я внимала инструкциям, паря в воздухе. Потрясающее ощущение.
— Хочу напомнить, — продолжала девушка, — в невесомости нет доступа к открытой воде. Если вы испытываете жажду, можете воспользоваться прозрачными тюбиками в стенном шкафу. А в цветных — напитки и коктейли. На этикетках указано содержимое.
Напротив кровати прямо в стене открылась панель, и я увидела целую коллекцию закреплённых ёмкостей. Собираясь в полёт, я просмотрела учебный фильм, и теперь имею представление, о чём говорится.
— Если отодвинуть следующую панель, — вещала диктор, — вы сможете достать эллиптический велотренажёр. Напоминаем, вам необходимо каждый день заниматься в соответствии с разработанной программой. Для организма неделя в космосе без привычной гравитации настоящий стресс. Наше тело начинает деградировать. Наблюдается потеря костной ткани и кальция, попадающего в кровь. А ведь нам после двух недель в космосе предстоит вернуться на планету….
Так не хочется сейчас думать о возвращении на Землю, ведь полёт только начинается. Но, организаторы правы, и заботиться о здоровье нужно постоянно.
— А теперь вы должны научиться передвигаться по салону в космических сапожках, — провозгласила девушка. — Конечно, парить восхитительно. Но вы скоро убедитесь, что летать среди других людей неудобно. А сейчас протяните руку и достаньте из-под ложемента обувь, приготовленную специально для вас.
Я попыталась. Но сейчас парю в метре над постелью, и не могу дотянуться до пола. Вот так фокус. И что же теперь? Я вспомнила фильмы о космонавтах. Те летали по кораблю, отталкиваясь от стен. Значит, и у меня получится. Кувырок, ноги отталкиваются от потолка и я на ложе.
А затем я обучалась ходить в сапожках. Такое непривычное и смешное занятие. Чувствуешь себя младенцем, делающим первые шажки. Когда ставишь ногу на пятку, включается магнит, и тебя притягивает к полу. Создаётся впечатление, что ты по-прежнему на Земле. Перекатывая ступню, опираешься на пальцы, и нога легко отрывается от пола. Кажется, ничего сложного. Но ведь нужно привыкнуть. К тому же в невесомости совсем не чувствуешь веса тела, и создаётся впечатление, что ты бестелесная душа. К чему тоже надо приспособиться. В общем, мне потребовалось около получаса, чтобы освоиться с сапожками. Зато позже я чувствовала себя намного уверенней.
Итак, вторые сутки полёта. День привыкания к новым условиям жизни, знакомств и налаживания взаимоотношений. После завтрака нас пригласили в центральный отсек. Двери сами открылись, и экскурсанты в одинаковых белых сапожках дружно высыпали в коридор. По походке сразу видно прилежных учеников. А лентяи, наслаждавшиеся парением в невесомости, теперь смешно хромают.
Элен — жизнерадостная и улыбающаяся, выпорхнула из каюты одновременно со мной. Как и вчера, в клетчатых брюках и блузке в серо-белую полоску. Впрочем, и я осталась в короткой джинсовой юбочке и голубой тенниске.
Обменявшись приветствиями, мы направились за другими туристами, и оказались в уютном круглом салоне. На полу зелёный ковролин с длинным ворсом. Свет исходит с потолка. Стены обтянуты мягким белым материалом с абстрактным узором. По контуру отсека сплошной диван.
Заняв места, мы с интересом рассматриваем друг друга, ведь оказались впервые так вот рядом. На многих спортивные костюмы, поскольку удобны в пути.
— Здравствуйте. Разрешите от себя лично и от имени корпорации «Древний ковчег», приветствовать вас на борту нашего корабля, — обратился к нам приятный мужчина, поднявшийся с дивана. Ему около пятидесяти, но выглядит стройным и подтянутым. И даже залысина не портит. На нём форменная одежда сотрудников корпорации — голубая тенниска с бейджем и синие брюки.
— Давайте знакомиться, — с улыбкой продолжил мужчина. — Впереди нас ожидают две недели волшебного путешествия. Шесть дней полёта туда, и столько же обратно. Три часа на экскурсию по древнему ковчегу. Что, согласитесь, не так уж и мало. Хочу заметить, вас ожидают удивительные дни. Поверьте, я знаю, о чём говорю. Многие стремятся попасть в космос. И вот, мы здесь, с чем вас и поздравляю.
Кто-то захлопал в ладоши, и тут же присоединились остальные.
— Итак, — продолжил мужчина. — Я — руководитель вашей группы, и любые вопросы решаются через меня. Таковы правила компании, о чём вас известили на общем первоначальном инструктаже. На корабле сейчас находится сорок туристов. По десять в каждой группе. Шесть членов экипажа. Думаю, с ними вы не увидитесь. И ещё четыре ваших заботливых гида. Итого, пятьдесят человек.
Меня зовут Сергей Каварин. С самого начала, как организовали космические экскурсии, я работаю в корпорации «Древний ковчег» в качестве руководителя группы. Сейчас вы мои подопечные, и я постараюсь, чтобы вы не скучали. Кто-то из вас уже летал к поясу астероидов?
— Нет, — присутствующие дружно завертели головами.
— Хорошо, — кивнул Сергей. — Значит, никто не уличит меня во лжи, если я привру для красного словца.
Мы рассмеялись. Напряжение, обычно возникающее среди незнакомцев, развеялось, и беседа продолжилась в дружеском кругу.
— Ну, а теперь ваша очередь, — улыбнулся Сергей. — Каждый из вас должен немного рассказать о себе, чтобы мы комфортнее чувствовали себя в окружении товарищей.
Я с интересом присматривалась к спутникам. Работая преподавателем, я научилась читать лица, и новые знакомые мне понравились. Конечно, нельзя по первому впечатлению судить о людях, но оно много значит. И тут выяснилось, что группа сформирована в основном из представителей русскоязычных стран. У нас лишь одна семейная пара из Владивостока — Иван Воронин сорока лет с женой Ириной. Миловидная Елена Жорина с пятнадцатилетним сыном Ильёй из Белоруссии. Остальные, как и я, путешествуют одиночками. Врачу Анджеле Солнцевой до тридцати. Строгая женщина с точёными чертами лица и с причёской каре до плеч из Казахстана. Терлецкая Лида — восемнадцатилетняя студентка с радужными волосами из Воронежа. Двадцатипятилетний Виталий Опарин — учёный-изобретатель из Армении. Купил тур в космос за первый внедрённый патент. Симпатичный молодой человек с лёгкой небритостью, но впавшей грудью и в очках с металлической оправой.
А когда встал последний мужчина, я словно получила удар током.
— Меня зовут Борис Корсак. Мне тридцать пять лет….
Мой ровесник. Сдержанный, аккуратный, с короткой стрижкой. Даже не знаю, что мне больше понравилось в нём. Может, карие глаза и греческий профиль. Или манера говорить сжато, но конкретно. Да и обтягивающая мускулистый торс белая тенниска с тёмно-серыми брюками великолепно смотрятся на нём.
А ещё у Бориса нет спутницы, а на руке кольца.
— Не засматривайся, — подмигнула Элен. — Парень занят.
Подруга выступала чуть раньше. Мы обе из Санкт-Петербурга, и похожи, будто сёстры. У неё, как и у меня — серо-голубые глаза, слегка вздёрнутый носик, заострённый подбородок и тёмные волосы. Но мои до плеч, а у неё мальчишеская причёска. Элен ровесница мне, и тоже одиночка. Но уже вдова. Муж погиб в автокатастрофе.
— Я живу в Симферополе, — рассказывал Корсак. — Работаю в технодолине инженером-конструктором в корпорации «Макрокосм».
Я тут же представила его в роли научного сотрудника у пюпитра с чертежами, либо сидящим за компьютером.
Борис стоит напротив и, кажется, смотрит лишь на меня. Возможно, и нафантазировала, поскольку я неисправимый романтик. Но мне нравится так думать. А почему бы и нет? Кто холостой женщине запретит мечтать?
А едва встретившись с Борисом взглядом, я поняла — между нами возможна любовь, и сердечко так сладко затрепетало.
— Вот и познакомились, — сказал наш руководитель, вставая. — Мы каждый день будем здесь встречаться, и вы узнаете много интересного. А сейчас небольшой экскурс в историю. Не возражаете?
— Расскажите, как всё начиналось, — попросил Корсак. — Я имею в виду открытие ковчега.
— Борис, — улыбнулся Сергей, — вы предвосхитили моё вступление. Отсюда я и собирался начать.
Каварин обвёл группу взглядом и спросил:
— Возражений не будет?
— Нет. Рассказывайте, — за всех ответил Иван.
— Хорошо, — кивнул Сергей. — В мире существовало множество гипотез и фантастических версий — как человечество встретится с внеземным разумом. Но жизнь преподнесла сюрприз. Такого развития событий, по-моему, и не предполагалось.
А дело обстояло так. После выхода на орбиту Марса, космические рубежи землян раздвинулись. Появились новые технологии, и люди всё больше удалялись от родной планеты. И со временем приблизились к астероидному поясу, кружащему по орбите между Юпитером и Марсом. Существует множество научных теорий, объясняющих возникновение столь удивительного космического явления. По одной из версий, это останки планеты Фаэтон. Помните греческую легенду?
Одни, улыбаясь, кивали, другие отрицательно качали головами. И я из числа последних.
— Я расскажу, — продолжил Сергей. — Однажды Фаэтон — сын бога солнца Феба — попросил отца прокатиться на колеснице, запряжённой огненными конями. Уступая горячему юноше, тот согласился. Но жеребцы понесли, не разбирая дороги. Земля горела, небеса сотрясались, жизнь погибала. И тогда громовержец Юпитер поразил колесницу молнией, и мир вернулся к привычному существованию. Интерпретируя легенду, учёные сделали вывод, что гигант Юпитер притянул Фаэтон мощным гравитационным полем и разрушил. И сейчас на небе мы наблюдаем останки погибшего космического тела.
Имеется ещё одна версия. Но, менее поэтичная. Если посмотреть на Марс, видно, что планета ассиметрична. Южное полушарие будто срезано, и уровень поверхности заметно понижен. А на другой стороне Марса самые большие в солнечной системе вулканы. Учёные полагают, наш красный сосед однажды столкнулся с огромным метеоритом. От мощнейшего удара часть коры оторвалась и улетела в космос, образовав пояс астероидов. Называемый так же Кованым Браслетом. А на другой стороне Марса возникли гигантские вулканы. Самый большой из них — Олимп, достигает в высоту 21 километр, а в диаметре около 540.
— Но существуют и иные версии, — сказал Борис.
— Да, — кивнул Сергей. — Имеются и другие теории происхождения астероидного пояса, со своей убедительной аргументацией. Но не будем же мы каждую перечислять. Космические ведомства и учёные всего мира пытаются разобраться, что же произошло в данном регионе миллиарды лет назад. Но так и не выдвинули теории, отвечающей на все вопросы.
А теперь вернёмся к нашей теме. Во время изучения астероидного потока учёные обнаружили удивительный космический объект идеальной формы в виде эллипса. В диаметре чуть больше шести километров. А в поперечнике до двух.
— Ого, кораблик, — ахнула Элен.
— Как известно, в природе ничего не имеет правильных очертаний, — вдохновенно продолжал Сергей. — Не может существовать астероид идеальной формы в потоке, где огромные каменные глыбы постоянно сталкиваются и разрушаются. Но если допустить гипотетическую возможность подобного эллипса, то следует отметить — других таких объектов нет.
Данный псевдо астероид и стал настоящей сенсацией. К нему направили зонд. И тогда исследователи обнаружили, что тот имеет полость внутри. А судя по спектрограмме изготовлен из железа такой высокой пробы, что на Земле получить невозможно.
— Вот это да! — выдохнул Илья, наш пятнадцатилетний спутник.
— Образец подобного металла обнаружен в Техасском молотке, — продолжал Сергей. — А в Индии стоит железная колонна семи метров высотой и весом в шесть с половиной тонн, входящая в состав архитектурного ансамбля Кутб-Минара.
— Там ей поклоняются, как святыне, — добавил Борис. И я снова посмотрела на него. Мне нравятся эрудиты.
— Прошло больше сорока лет после открытия эллипсоида, — рассказывал Каварин. — И с тех пор статьи о космическом объекте не сходят с газетных полос. Неизвестно, как продолжалось бы исследование внеземелья, если бы не эта грандиозная (а по-другому и не скажешь) находка, буквально перевернувшая нашу цивилизацию, и подтолкнувшая развитие космической промышленности.
Мы завороженно внимали. Борис прав — интересно слушать человека, непосредственно работающего в космосе. Едва подумав о нём, я бросила взгляд на Корсака. И, о чудо, наши глаза встретились. Мужчина улыбнулся, а я поплыла от взыгравших эмоций, и поспешно отвернулась.
— Изучив данные, полученные с зондов, — продолжал Сергей, — космическое агентство России отправило к астероидному потоку корабль с людьми. И те выяснили, что древняя техника работает исправно.
А чудеса лишь начинались. Внутри полого искусственного тела космонавты обнаружили самый настоящий город с домами, улицами, даже с замёрзшим озером и реками. Угадывались следы парков. Вот так и открыли Атлантиду.
— Интересно, кто дал название кораблю? — спросила Ирина. Женщина лет сорока с крашенными под блондинку волосами. На ней трикотажное платье с геометрическим орнаментом.
— Учёные исходили из того, что ковчег, возможно, доставивший на Землю космических переселенцев, является прообразом наших городов. А самое известное древнее поселение — Атлантида. К тому же, планировка на корабле во многом совпадает с легендарным островом в описании Платона. Так и возникло название.
А самое потрясающее открытие ещё ожидало своей очереди. Представьте, когда люди начали исследовать внутренности ковчега — многие предпочитают так называть космический артефакт, ввиду колоссальных размеров — включилась аппаратура. Небо осветилось, температура поднялась, растаяла вода, и город наполнился воздухом, пригодным для дыхания.
— Выходит, ковчег в законсервированном виде ожидал возвращения хозяев, — резюмировал Борис.
— Получается, так, — кивнул Сергей. — И люди, оказавшись внутри, своим появлением запустили режим оживления.
— Значит, строители ковчега относились к гуманоидам, если на наш биологический вид так отреагировала аппаратура? — поинтересовался Борис.
— Возможно, — улыбнулся Сергей. — К сожалению, мы пока не знаем ответа на данный вопрос. Но давайте по порядку. И вы получите всю доступную информацию о ковчеге.
Итак, сперва Атлантиду исследовали лишь учёные. Но позже сюда подключились коммерческие структуры. Для изучения космического объекта внеземной цивилизации, расположенного далеко от Земли, требуется много денег. Вопрос — где взять средства? А в те времена — сорок лет назад, на один перелёт к ковчегу уходил год и миллиарды рублей.
Но люди не могли бросить артефакт, даже не смотря на дороговизну исследований. Есть мнение, что Атлантида — космический Ноев ковчег, спасший людей от великого потопа. И сюда же в разные времена попадали библейские пророки, оставившие нам описания в так называемых видениях. Тот же Илья и Енох.
Многие исследователи придерживаются гипотезы, что ковчег — жилище богов, некогда окультуривших вид homo sapiens, либо доставивших наших предков сюда из другой системы. Но, в качестве рабочей принята версия, что корабль — раритет древней цивилизации нашего космического соседа.
— Вы имеете в виду Марса? — поинтересовался Илья. — Но почему?
— На то есть причины. И даже косвенные подтверждения. Когда Атлантида ожила, люди получили представление о родном мире хозяев ковчега. Нависающая над городом внутренняя поверхность корабля — небо — оказалась не привычно голубой, а желтоватой. Воздух слегка разрежен, как на Земле высоко в горах, и с той же плотностью. Учёные полагают — такие небо и атмосфера были на Марсе до того, как его изрешетил метеоритный дождь.
— Значит, на Марсе тоже жили люди? — опять Илья.
— Предполагается, на четвёртой планете существовала жизнь. Следы бурных рек можно увидеть и сейчас. В нескольких сантиметрах под поверхностью Марса обнаружена замёрзшая вода. И звездолёт в поясе астероидов вполне мог быть современником той эпохи, когда на красной планете, как сейчас на Земле, жили разумные существа. Иначе вообще, откуда взяться здесь кораблю?
Далее, по мнению учёных, события развивались так. После сильного метеоритного удара, разрушившего планету, марсиане перебрались на терраформированную к тому времени Землю.
— Спорная гипотеза, — заметил Иван.
— Безусловно, — не возражал Сергей. — Предлагаю вам придумать логическое объяснение, почему ковчег остался без хозяев в таком отдалении от населённой планеты Солнечной системы. Не отрицаю, есть противники изложенной теории, приводящие вполне убедительные доводы. Но традиционная наука выбирает за основу простую гипотезу.
— Как же, простую, — воскликнул Илья. Но парня тут же одёрнула мать.
— Время идёт, — продолжил Сергей, — но вопросов, по-прежнему, много. Чтобы не останавливать изучение удивительного артефакта, к проекту «Древний ковчег» привлекли коммерческие структуры. Десять лет назад учёные создали корабли, способные доставлять людей к поясу астероидов, и вот уже четыре года космический музей принимает туристов.
Даже не смотря на огромную цену тура, желающих увидеть ковчег оказалось так много, что корабли по маршруту Земля — Атлантида — Земля теперь летают постоянно. Каждый день из космопорта Восточный стартует двадцать четыре космолёта. Запускали бы и больше, но есть пределы. С возросшим количеством рейсов не успевали бы справляться наземные службы. Да и те, что работают на корабле. Организация туров не простое мероприятие. Представьте — в корпорации «Древний ковчег» для безопасного функционирования системы задействовано до полумиллиона служащих. Поэтому с Земли успевают запускать лишь по одному челноку в час.
— А вы постоянно живёте в космосе? — скромно потупив глаза, поинтересовалась Лида.
— Нет, — усмехнулся Сергей. — Честно, я бы не выдержал. Полёт в космос для организма настоящая шокотерапия. Вы знаете, не каждому удаётся пройти медкомиссию. Безусловно, конструкторы хорошо потрудились для нашей безопасности. Тут и защитный кожух, и особые материалы, задерживающие космическую радиацию. Но есть норма, которую превышать не стоит. Впрочем, на пляже ведь тоже нельзя долго загорать — обгоришь.
Мы рассмеялись.
— Я вижу, немного утомил вас лекцией, — заметил Сергей. — Поэтому хочу сейчас прерваться. А в завершение отмечу — устройство экскурсий стало возможным, поскольку ковчег постоянно находится на одинаковом расстоянии от Земли.
— Как? — удивился Виталий.
— Корабль летит по орбите вокруг Солнца курсом, параллельным нашей планете. Учёные до сих пор ломают голову над данной загадкой. А кое-кто считает такое положение доказательством, что Атлантида — жилище древних богов Земли, издали следивших за подопечными на третьей планете. И отсюда дававших указания, к примеру, Моисею. Но куда делись обитатели корабля, теория не объясняет.
Мы обсудили ещё несколько бытовых и организационных вопросов. И на том утренняя встреча завершилась. Сергей прав — мы немного устали. А ещё хочется вернуться в каюту и насладиться парением в невесомости.
Когда мы расходились, в дверях я столкнулась с Борисом. Корсак с улыбкой извинился и пропустил меня. А я ощутила, как учащённо забилось сердечко. Вот бы познакомиться с ним поближе. Но я боялась думать о любви — в моём представлении чем-то прекрасном и возвышенном. А из-за жизненных неудач, казавшимся мифом.

Продолжение здесь https://ridero.ru/books/era_vodoleya/
28.12.2016

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.