Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Лариса Вчерашнюк (Сарасвати)
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
17.10.2017 29 чел.
16.10.2017 40 чел.
15.10.2017 37 чел.
14.10.2017 27 чел.
13.10.2017 39 чел.
12.10.2017 34 чел.
11.10.2017 26 чел.
10.10.2017 34 чел.
09.10.2017 27 чел.
08.10.2017 36 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Сказка про Илью-богатыря, Князеву сестрицу и Идолицу-Похотливицу

Идолица-Похотливица –
Моря Блудного сестрица
На ослихе выезжает
В полночь, песню напевает:

- Море Блудное, качайся,
Спиной-гривой выгибайся,
Я поеду по волне,
При Слепухе, при Луне.

Я Луну-то ослепила,
Жабьячей слезой кропила…
Нрав свой братец, проявляй,
Спину-гриву подставляй!

Я Луну заполонила,
В клеть-поклеть ее закрыла
Из цветочков дурманихи,
Корешочков ослепихи.

Подними меня, Волна,
Я проверю, как Она,
Средь запоров – крепко ль спит,
На цепях моих висит.

Подпитаю дурманиху,
Подолью воду слепихе,
Да и жабьячу слезу
Я, Хозяйка, обновлю.

Море-Блуд ей отвечает –
Волну к небу поднимает –
Пой, сестрица, хорошо!
Пой, сестрица, весело!

А Волна всё выше, выше,
В ней крылечки домов, крыши,
Чьи-то руки и глаза,
Похоть-алчные уста…

«»»

Идолица-Похотливица
На своей немой ослице
На Волне к Луне поднялась,
Всё проверив, улыбалась –

Да, работа хороша!
Я коварна и хитра!
Знаю, чем манить сердца,
Нет искуснее ловца!

Птиц сердечных, человечьих
Так ловлю – и будут петь мне,
Слух мой важный услаждать,
Красоту мне утверждать –

Я охотна отдыхать
В тонких трелях, в них дремать!
Птиц сердечных отбираю,
Я Луною управляю!

«»»

А на людской стороне
Спозаранку на Коне
Богатырь Илья гуляет,
За простором наблюдает.

В иных землях долго был,
Много силушки добыл
В битвах с иноземным злом –
Дружен с Солнечным мечом!

Подлость, хитрость и обман –
Злобы низкой смрадный сплав –
Меч исправно рассекает,
Уста-очи прочищает.

Вот вернулся в новой Славе
В свою землю, спать ль Булаве?
Голова ее сверкает,
Шест дрожит, к правде взывает.

Смотрит богатырь-Илья:
- Что ты, родная земля,
Рекой шумной обнищала,
Да сухой, голодной стала?

Сады полные плодами -
Да пустыми, все с червями,
Любящая где рука?
Где заботливы глаза?

Что за враг и как прокрался?
Не надолго ж отлучался…
Скоро как оно взросло! –
Хмурит богатырь чело.

Видит Князя своего,
Грустное его лицо,
На мели реки стоит
Да на дохлых рыб глядит.

Плечи Князя опустились,
Усы слабостью покрылысь –
Эх, Илюша, враг другой,
Не с мечом, не со стрелой –

Идолица-Похотливица,
Моря Блудного сестрица
Птиц сердечных полонила,
Сладким пойлом приманила –

Одурманила людей,
Стали слепы, без очей,
Ни жениться не хотят,
Ни детишек – всё блудят,

Себе ищут наслажденья,
Да не в радость, а в мученья –
Драки, ссоры, пир-вино,
Всё не в меру, всё в окно.

Вымрет наш народ, поди,
Что ж мне делать? Подскажи!
Я – князь Солнца, не Луны,
Мне умы подчинены,

А сердечные дела –
То не вотчина моя!
Мне не ведома любовь –
Власть и битва – то изволь!

Нет Княгини у меня,
Только дурочка-сестра –
Уж невеста, а играет
С куклами, всё наряжает,

Да на полную Луну,
Что качается в саду
По ночам, волшебно так,
Пялится… И я дурак –

На нее как погляжу.
Всё Илюша, ухожу,
Солнцем Ярым усладился,
Вроде как Ума напился.

А Луна-то не по мне,
Ох, ты горе, горе мне!

«»»

И Илюша озирается,
Тем, что видит, изумляется,
Что услышал – не дивуется,
В гневе да в сердцах волнуется.

Принял решение – и в сад собирается,
Мостится под деревом, укладается,
Птицу свою сердечную проверяет.
На месте ли, поет? – нежит, защищает.

Дождался – солнышко укатилось,
Небо ночное-тайное проявились,
Глядь – Луна слепая пьяно качается
Над деревом-верхушкой. Печалится

Илюша-богатырь, наблюдая,
Как люди идут из хилых домов, стеная,
Ревя по кошачьи, по собачьи,
Танцуя ужимки все зверячьи,

Силою слепой Луны,
Силою Моря-Блуд Волны
К водам его припадают,
Силу свою Родовую теряют –

Кто давно птиц своих потерял,
А кто еще имеет – сегодня отдал,
За Блуд-Волны целование, обдирание,
Бессмысленное лже-существолвание,

А утречком возвращаются без Птиц своих – пустые,
Глупые, обманутые, полуживые.

«»»

Аж тут Княжья сестрица,
Дурочка что девица,
К Илье подбегает
Да играть с ней заставляет –

С куклой в руках,
Бубенцы на рукавах,
Косицы в тесьмах –
Что за бардак? –

Илья хмурится, не до игры –
Иди-ко, в палаты свои!
Но вдруг, - ох! – девица в белку превращается
Да на ствол-дерево быстро, проворно забирается.

Трёт Илья глаза молодецкие, не понимает,
Как сам вдруг на дерево залезает,
И тело его – что за дивь? – не людское,
И сердце не его стучит, а чужое.

Помутилось в голове, весело ему бельчонком по дереву носится,
А белочка – Княжья сестрица
К верхушке самой его зовёт, подзывает,
И глазками круглыми смотрит, не моргает.

И остается сделать Илье шаг до слепой Луны,
Но зацепились за ветку-сучок широкие штаны –
И очнулся Илья от дурмана-замана,
И застучало опять его сердце не пьяно,

И видит он себя,
Храброго богатыря,
На ветке, на высоте,
Словно на богатырском коне, в седле,

Ойкнул, зашатался, да вниз полетел в крапиву,
- Знать, долго жить буду, не умру…

«»»

А Княжьей сестрицы -
Дурочки-девицы
Нет и следа!
Да уж, беда-кутерьма!

Илья из крапивы выходит, потирается,
Тело от жал острых горит, содрогается,
Илья охапкой ее собирает,
Не выпускает –

Завтра в сад Княжий опять приду,
Да крапивой ревнивой себя обвяжу –
Чтоб дивам не поддаваться,
Чтоб живым да в уме остаться.

«»»

И вот опять ночь-Солнце прочь наступила,
А в карманах богатыря и за поясом – крапива,
Он под деревом, в корнях лежит, наблюдает,
Как слепая Луна людские умы дурманит.

А вот и Княжья сестрица -
Дурочка-девица
К Илье подступает
Да к игре своей приглашает.

Илья соглашается,
За ней на твердь-дерево взбирается,
И видит, что не белка она,
И не глупа, а хитра,

На тонкие ветки его манит,
Ветки эти качает,
Чтобы богатырь за Луну-слепу ухватился,
Да в ее власти очутился.

Но Илья крапиву-ревниву не выпускает,
Зорко вокруг себя наблюдает,
И видит ветвь дерева, не тонкую – но одну,
И растет она в саму-самую высь-вышину,

Выше самих Солнца и Луны,
Выше Огня и Воды!
Веточки дерева качаются-шатаются,
Илья за Небесную ветвь рукою хватается

И держится, не отпускает,
Пока Идолиха дерево качает
Да злится, не прекращает,
Гнев ей черный глаза заливает –

И так раскачала, желая,
Так ушатала, всё забывая,
Что дерево накренилось – и сломалось,
А Луна-слепа с цепей и сорвалась

И упала в Блудное Море,
А Илья прыг за ней -
Не было еще на Земле всей
Богатыря храбрей!

Луну, словно дитятко, над Волной поймал,
Да к сердцу своему, где Птица поет, прижал,
Ударил каблуком-сапожком по голодной Волне,
Уселся на ее гриве-спине,

Крапивой, как хлыстом к берегу погоняет,
Воробей у сапожка зерно-огнь рассыпает,
Волну усмиряет.
Грива ее быстро упала,
Да тихою к берегу с Ильею пристала.

А Илюша Луну-Красну колодца водой умыл,
На траву-зелену ее положил,
Чтобы здрава стала, как и была,
Чтобы любовью заиграла, как чистая вода.

И смотрит Илья – Луна обновляется,
Дурманы из ее лика испаряются,
Чужая воля власть потеряла,
И сердце ее живое светлою силою задышало.

И поцеловала Луна-Красна
В чело богатыря,
Сама на небо, домой поспешила, лад обновить,
Да всех плененных Птиц сердечных, людских,
Освободить, отпустить.

Так и сделалось – Хозяйка-Луна в доме своем убрала,
Дурманища и слепотища с корнями повырывала,
Птицы сердечные радугами заполыхали
Да к людям назад, в их окошки постучали.

Луна Илюшу в доме своем встречает,
Влагою вечной его наполняет –
Была я слаба-одна,
Я ведь Солнцу родня!

А мы поругались – зазнались,
Да за заборами укрывались,
С Идолихою подружилась,
Волею-судьбою своей расплатилась.

Вижу теперь через свое окошко,
Яр-Солнце-брата, и вечную связь-дорожку,
Слуг своих ему лунных пошлю,
Да за невзгоды-нероды все перепрошу!

А ты говори, что хочешь, храбрец,
Ты и нам родня живая, богатырь-удалец!

Илья смущается,
С ноги на ногу переминается,
- Мне бы люд свой спасти, увести
От моря-Блуд, Идолицы, а то еще слабы.

- Ты, Илюша, о том больше не переживай,
Домой на землю весело ступай,
Я буду Блуд-море теперь сторожить,
И Идолицу-Похотливицу струнить.

Сердцам – моё вновь велень-управленье,
А умам – Солнца-брата моего вновь явленье!
Мы здесь, на небе станем дружны,
А на земле станьте и вы!

Прощай, богатырь! – Луна-Светла сказала
И Лунного Коня своего оседлала,
Что стрелой в сад его к дереву примчал,
И рекой-серебром потек назад.

Тряхнул Илья головой – стоит Князя сестрица,
Да так хороша, что запела Илюши сердечная Птица!

- Я тебя, Илюша, здесь поджидала! –
Сестрица Князя ему тихо сказала,
- Не я хотела тебя изгубить,
Идолица владела мной, хотела тебя полонить.

И взял ее богатырь за руки,
И к Славному морю пошли,
Где никогда не бывает беды,
Где Славь-Орлица
Благородит лица –
Где прошлое в громах исчезает,
Где земля в детях себя продолжает,
Где богатырь и красна-девица
Не теряют свои лица,
Где властвует сердца Птица –
И связь крепкая утверждается,
И дети Славные в мире вечно рождаются
30.09.2017

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.