Прочитать Опубликовать Настроить Войти
Владимир Вейс
Добавить в избранное
Поставить на паузу
Написать автору
За последние 10 дней эту публикацию прочитали
23.09.2018 0 чел.
22.09.2018 1 чел.
21.09.2018 2 чел.
20.09.2018 6 чел.
19.09.2018 4 чел.
18.09.2018 5 чел.
17.09.2018 3 чел.
16.09.2018 4 чел.
15.09.2018 3 чел.
14.09.2018 4 чел.
Привлечь внимание читателей
Добавить в список   "Рекомендуем прочитать".

Любовь с учительницей

Весенняя маета. Игорь долго стоял у окна и смотрел с высоты второго этажа, как люди шли мимо дома. Солнце вытапливало с тротуаров и крыш остатки снега. Везде была вода. Она лилась сверху, стекала по желобам, струилась по асфальту. Прохожие шли по разным делам. И зачастую они не обращали внимания на окружающее. Их привлекали магазин, собес, сберкасса. Все это было на первом этаже противоположного дома...
За спиной Игоря ударили куранты старинных домашних часов. Юноша вздрогнул и обернулся: половина двенадцатого. Надо собираться в школу. Он подумал о Галине Александровне. Хотел увидеть, поймать на себе взгляд ее серых глаз, услышать свою фамилию и вопрос: «А ты что думаешь Привалов?» И был готов ответить целой тирадой о творчестве Гоголя, о том, почему во многих его произведениях присутствуют фантастические образы.
На его столе лежит трехтомник Николая Васильевича с множеством закладок.
Ах этот долгожданный первый урок! Вторым идет немецкий язык. Потом физра, математика, химия… И он знал, что в течение всего дня его мысли будут постоянно возвращаться к Галине Александровне. Почти его сверстница с красивым лицом, изящной фигурой и гордой походкой балерины.
Игорь считал, что между ними возникла какая-то неведомая пока ему связь. Он даже не сомневался, что они способны читать мысли друг друга, как одногодки в одной семье. Со стороны выходило так, будто Галину Александровну, как ученицу, сидящую рядом с ним за одной партой, вдруг попросили провести сначала один урок. Показательный. А потом еще и еще. И каждый раз в ее взгляде Игорь читал обещание вернуться к нему. Или ему все это показалось и он так бредит?
В сентябре впервые Галина Александровна вошла в их класс и, вызывая по журналу фамилии, поднимала учеников для знакомства.
Привалов был с конца седьмым. Перед ним Плешакова, за ним Рыбаков, Стенина. Угрюмов…
- Воронина?
Сидящая рядом с Игорем девушка нехотя поднялась.
- Я.
- Любимое произведение?
Ленка растерянно посмотрела на Игоря. У нее не было любимого произведения.
Голунов Женька сзади сидевший, прошептал «Мать» Горького.
- Мать Горького.
Все засмеялись. Этого произведения уже в школе не проходили.
- Хорошо. Голунов?
Женька встал.
Затем:
- Привалов?
О чем думал Игорь в это время, он не мог сказать. Его фамилия прозвучала неожиданно, и прежде чем до него дошло, учительница вновь спросила:
- Привалов?
Он поднялся. Воронина сбоку хихикнула, как бы понимая его состояние.
- Любимый герой?
- А если героиня? – уточнил Игорь.
- Кто?
- Татьяна Ларина.
- Разве вы проходили?
- Сестра проходила.
- Хорошо, садитесь.
Не «садись», а «садитесь». С уважением, но отстраненно. Это Игорю понравилось.
Через полгода, нет, это было год назад, в апреле, Воронина тогда заболела, а на урок пришли какие-то солидные проверяющие во главе с директрисой Мамоновой, Галина Александровна села рядом с Игорем. Директриса осталась стоять, двоим гостям дали стулья, а высокий чиновник стал вести урок литературы. Как-то мудрено, он задавал вопросы ученикам о жизни, о том, кем работают их родители и хорошо ли их мамы и папы учились в свое время?
Галина Александровна ничем не выдавала своего переживания за урок и своих учеников. Она просто вела какие-то записи.
Но она впервые была совсем рядом, и Игорь искоса поглядывал на ее прекрасно уложенные волосы, чистую линию лица, чуть-чуть упрямый подбородок, тонкую шею. Неожиданно для себя Игорь обратил внимание на высокую грудь, которая была большой, и блузка расходилась, приоткрывая красивый лифчик и часть белой напряженной плоти.
Именно тогда в нем проснулось что-то новое и непонятное. Он опустил глаза и покраснел, словно его застукали на чем-то недозволенном.
В голове пронеслись разговоры в раздевалке на физкультуре, когда мальчишки говорили о том, что сейчас носят девчонки.
- Почти все ничего не одевают, - сказал Шустов. Он уже давно брился и поговаривали, что он живет с соседкой по лестничной площадке и родители пары ничего не имеют против. – Прижми любую и все под руками. Еще свеженькое…
Кто-то засмеялся и пошли разговоры о победах над девчонками. Трофимов успел рассказать о том, как однажды очень удачно проводил с дискотеки Валюшу с параллельного класса. «Ну, у нее буфера! - воскликнул он. – Я уж их и помял…»
- А в киску не заглядывал? – спросил, гоготнув Шустов.
- Было, - сказал Трофимов. Но как-то неуверенно. И все поняли, привирает. Но за это никто не осудил Трофимова. У каждого были свои подступы к близости, но зачастую девчонки позволяли все ребятам постарше, чтобы почувствовать себя женщиной.
Тогда, за партой, Галина Александровна, казалось, не видела никаких взглядов, ни состояние ученика.
Через месяц она оставила его после урока. Это был последний урок, и Игорь вызвался написать сценарий небольшой постановки на школьном вечере.
Первые майские дни были жаркими, и окна в классе были распахнутыми.
- Садитесь за эту парту, - предложила учительница и указала на первый ряд перед учительским столом.
От нее шел запах крема, дезодоранта и еще чего-то, что никак не поддавалось определению. Разве, если вспомнить, как пахло от сестры, уже студентки, когда она часто бегала в ванную комнату, закрывалась, а затем, выходя, тщательно осматривала себя в зеркало.
- Иди, все нормально, - говорила ей мать и при этом смотрела на сына невидящим взглядом. Это были их, женские тайны.
Но нет, это было иное. Что-то сладковатое и… запретное.
- Идея спектакля? – спросила Галина Александровна. Она открыла журнал и стала делать в нем отметки. На этот раз на ней был тонкий пуловер с небольшим вырезом, но грудь казалась очень большой. Она ритмично поднималась с каждым вздохом и опускалась при выдохе.
- Идея? – переспросил Игорь и подумал о губах учительницы. Они были яркими и четко вырисовывались изящным бантиком на подрумяненных щеках. – Идея, думаю, в том, чтобы выйти на сцену, в определенном порядке, в костюмах литературных героев, попавших в наше время. И их реплики о том, что они увидели в нас хорошее или противное их пониманию…
Юноша говорил и говорил, не сводя глаз с губ молодой женщины. Поднять взгляд, значит сбиться.
Он не заметил, как она отложила журнал и стала с интересом рассматривать его.
И снова его взгляд переместился на грудь. И здесь пришла мысль увидеть учительницу без одежды.
Он быстро затараторил и девушка посмотрела на часы.
- Хорошо, - сказала она. – Делайте наметки. Недели хватит?
Игорь только кивнул головой.
Ночью он спал урывками, ему грезилась учительница, которая плавала в каком-то огромном бассейне. Как она оказалась у края бассейна обнаженной, Игорь не понял. Он увидел, как она раскрыла ему свои руки, и он бросился к ней. Их тела сплелись.
Лишь под утро он уснул и его разбудил пронзительный телефонный звонок от матери, которая решила поднять его к школе.
Спектакль получился хорошим, и его отметили специальным приказом по школе. После экзаменов Игорь уехал к морю, к тетке. И пробыл там до половины августа. Он почти забыл о Галине Александровне, потому что у него впервые появилась девушка, которая разрешила ему все. Ее звали Оксаной, и они поклялись в любви.
Осень и зима прошли как-то незаметно. Игорь увлекся баскетболом, еще много времени уходило на посещение военкомата и прохождения комиссии. Он с Женькой Голуновым решил поступать в военное училище, обязательно в летное. Врачей было много, и каждый мог поставить точку на комиссии.
И вот вчерашний день. Казалось, ничего не произошло.
Как обычно вторая смена ждала окончания первой на улице. В час дня выходила малышня, и тогда дежурный из учителей давал отмашку. В фойе через несколько минут начинался такой круговорот и гомон, что обычно ученики поопытнее пропускали всех и успевали спокойно идти в свои классы. Вчера Игорь оказался в водовороте, и толпа вынесла его к стене, где он столкнулся с Галиной Александровной. На мгновение их прижало друг к другу, у Игоря закружилась голова от того, что он ощутил ее упругое тело и необыкновенные запахи.
Галина Александровна неожиданно для всех очень громко крикнула и все ученики, впервые услышав ее в гневе, затихли. Быстро рассосались, и Игорь нагнулся, чтобы поднять папку, которую из рук Галина Александровны вышибло в этой давке.
Она поблагодарила его и слегка дотронулась до его руки.
Что это было? Акт благодарности, просто случай или преднамеренное движение?
Игорь вновь подошел к окну и неожиданно среди прохожих увидел на противоположной стороне, на остановке, сошедшую с автобуса учительницу. Это была она, Галина Александровна. Она вынула из кармана какую-то бумажку, после посмотрела на номера домов и уверенно под зеленый свет на перекрестке направилась в сторону его дома.
Перейдя дорогу, она уже шла к подъезду. И вдруг, подняв голову, посмотрела на окно, за стеклом которого стоял Игорь. Он отшатнулся, хотя за тюлевой занавеской вряд ли был виден снаружи.
Вскоре раздался звонок и Игорь, стоявший у двери, увидел через «глазок» слегка искаженное лицо учительницы.
Он открыл.
- Привалов? Можно войти?
- Да, да.
Галина Александровна подала свой плащ, изящную шляпку. Она оказалась в темно-синем костюме, плотно облегавшим ее фигуру. Легкий газовый шарфик не сняла, и тот истончал необыкновенный запах дорогих духов.
- Я хотела познакомиться с вашей семьей.
- Дома никого нет. Мама еще не пришла с работы, хотя обычно в это время уже дома…
Игорь остановился. Он не хотел выдавать профессию матери, но решил не кривить душой:
- Она заканчивает уборку к 12. Должна прийти.
- Хорошо, у нас осталось около часа. Мы немного подождем и пойдем в школу. Я знаю, кем работает твоя мама. А сестра?
- Она почти целый день в университете. Пойдемте в зал. Там можно посидеть.
- У вас три комнаты?
- Да.
- И как вы их разделили?
- У нас с сестрой по комнате. Мама спит в зале на диване.
- Ну да, - ответила Галина Александровна, - диван, кухня, работа…
Игорь понял слегка насмешливый тон гостьи. Он стал разъяснять:
- Раньше они спали в одной комнате. Потом мама ушла…
- Покажи свою комнату.
Они еще не вошли в зал.
- У меня там…
- Ну, хорошо, - улыбнулась учительница, - я не так давно была студенткой. Наверное, ждать не будем. Иди, соберись и пойдем.
Игорь повернулся было по направлению своей комнаты, но неожиданно остановился:
- Вы только второй год работаете? Сразу после учебы?
- Да.
- И разница у нас семь лет?
- Точный математический расчет, - усмехнулась учительница. – Идите, собирайтесь.
- А вы замужем?
- Я? – Галина Александровна засмеялась. – К чему это вам, Привалов?
- Разница есть, - сказал он. – Я люблю вас.
- Как это любишь?
- Как женщину.
- А где цветы, соответствующая обстановка? – спросила учительница, скрывая охватившее ее волнение. - Да и между нами не должно и не может быть ничего! Было ясно, что шутливым тоном и словами Галина Александровна пытается удержать ситуацию под контролем.
- Но оно есть!
- Что?
- Чувство.
- Я не знаю, что с вашей стороны, но я не думаю, что это любовь. Вы мне нравитесь, как ученик.
- И все?
- Да, наверное.
- А можно это проверить?
- Как?
Игорь быстро шагнул к девушке, обнял ее, привлек к себе лицо и прижался губами к ее губам.
Сначала было бездействие. Игорь чувствовал легкий холод. Но неожиданно губы Галины Александровны вздрогнули и чуть приоткрылись. Игорь и учительница соединились в глубоком поцелуе.
Когда он закончился, оба в изумлении отстранились друг от друга и Галина Александровна отвернулась.
- Все это неправильно, вы не должны были провоцировать меня на это.
Она повернулась к Игорю, пристально посмотрела на него и молча пошла в прихожую.
Игорь расставил руки, преграждая ей путь:
- Галина, подождите.
Он снова обнял ее, и девушка не выдержала, поддалась и на этот поцелуй.
Они сразу и не сообразили, как оказались в комнате Игоря и стали лихорадочно раздеваться.
Через время Галина Александровна лежала на плече Игоря:
- Я полюбила тебя с первого взгляда. Но боролась и, кажется, ты, было, отстранился от меня…
- Да, я пытался побороть чувства и уехал на лето. Там у меня появилась первая девушка. Но я совершенно ничего к ней не чувствую…
- Ах ты, негодник, - приподняла голову Галина Александровна. – Хотя, может это и правильно. Я ведь когда-то тоже проверяла себя с одним студентом. Но ты же совсем мальчишка!
Снова дали о себе знать часы.
- Ой, сколько времени?
- Половина!
Они соскочили, и стали быстро одеваться.
- От тебя изумительно пахнет, любимая, - кричал Игорь, натягивая свою одежду.
- А ты невинен и чист! Я люблю тебя!
- Ты не ставь мне пятерки, я все буду учить, но не выделяй меня!
- Я буду ставить тебе пятерки, потому что ты лучший в классе.
- Я не хочу тебя подводить, я не буду на тебя смотреть!
- Смотри на меня, я не смогу без этого жить…
В это время послышался звук вставляемого в замок двери ключа. Но молодые люди были готовы, и Галина Александровна уже набросила на себя плащ…
Вошла мама Игоря.
- Вы кто? – спросила она Галину Александровну.
- Учительница… Я на минутку, хотела вас дождаться, но уже надо спешить.
- Надо было мне позвонить, - ответила мама, - я заходила в магазин. Вот, Игорь, положи на кухню.
Сын схватил сумку матери.
- Что произошло? – тихо спросила мама учительницу.
- Ничего особенного. Он у вас хороший ученик. Я хотела поблагодарить вас... Ваш сын хорошо мне помогает.
- Я рада, жаль отец не дожил… Его убили, он заступился за женщину в темном переходе.
- Расскажете мне позже. Я обязательно зайду. Но надо бежать.

В июле Игорь и Галина расписались.
Галина ушла в другую школу, Игорь поступил в университет, карьеру офицера загубил окулист, но через год Игоря забрали в армию. В этом же году у них с Галиной появилась двойня и через несколько месяцев его на законных основаниях отпустили на гражданку. Он продолжил учиться и уже на первой практике давал уроки в школе вместе с женой.
10.02.2018

Все права на эту публикацую принадлежат автору и охраняются законом.