Прочитать Опубликовать Настроить Войти

Рекомендуем прочитать

1. Елена Лактионова — СВОБОДНЫХ МЕСТ НЕТ 15 тыс. знк.
Сборник рассказов из нашей недавней советской действительности.
Герои рассказов – люди, которых в свое время называли «простыми советскими гражданами» - со своими горестями и радостями, своими перипетиями и сложностями жизни. Порой смешные и трогательные, порой несчастные и даже трагичные. Но всех их объединяет одно: тема «маленького человека» в этой жизни.
******************************************************************************************
НОВЫЙ ГОД

Надя получила комнату перед самым Новым годом. Но чего ей это стоило, одному Богу известно. Сколько ходила она в заводоуправление, униженно просила; однажды даже разревелась при всех, но ей говорили одно и то же: «У нас много очередников, проработавших на заводе куда дольше вашего. И потом: вы одна. Была бы семья, ребенок – другое дело. И не нужно плакать. Почему вы не хотите жить в общежитии? У вас хорошее благоустроенное общежитие. Чем оно вас не устраивает?»
Общежитие, хоть и было благоустроенным, уже давно перестало Надю устраивать. В общежитии было всё: горячая вода, душ, цветной телевизор, холодильники на каждой кухне, зеркала висели даже в коридоре – завод был богатым. Но не было для Нади в общежитии самого главного, без чего всем этим холодильникам и зеркалам цена – копейка.
В комнате между собой не ладили, ссорились по пустякам. Порой Наде так невыносимо делалось – впору беги, куда глаза глядят. А бежать было некуда.
Но так было не всегда. Кажется, еще недавно всё было не так, совсем не так.
Когда их, четырех девчонок, окончивших ПТУ, распределили на этот завод и поселили в одной комнате, жить им вместе было хорошо и весело.
2. Владимир Вейс — Пытка 7 тыс. знк.
- Ой!
Мы развернулись на это "Ой!". Ася уже рассматривала свою ногу. В правой руке у нее был чайник с кипятком. Левой она держалась за открытую дверь летней кухни.
Мы сидели в метрах четырех от нее у стены дома за большим летним столом. Вера Краснова, самая глазастая в нашем классе (с последней парты она узревала, какую оценку учитель выводил в журнале), закричала:
- Да ей же ногу проткнуло твоим гвоздем, Мишка!
Я подскочил к Асе в два прыжка и нагнулся. Гвоздь солидно продырявил носок тапочка, но крови на ржавом остряке не было.
Потом уж, когда Ася освободила ногу от неожиданного капкана в виде перевернутой доски, выяснилось, что гвоздь прошел между большим и вторым пальцами. Но одноклассница напустилась на меня:
- Чего ты разбросал деревяшки с гвоздями по двору? А если бы проткнуло? До ближайшей больницы не доберешься из твоих степей!
- Ладно тебе, не кричи - не жена, - сказал я. - Вон Ленка сидит и молчит.
Ленка смотрела на закат.
- Вот и повезло, что не жена, - не остыла еще Ася, - ни пылинки не было бы на дворе. Эх, как был безалаберным, так и остался.
Все засмеялись, так говорила наша классная.
40 лет прошло после выпускного. И вот, под старость, решили у меня собраться. Да приехало мало, восемь человек. Все пенсионеры.
- Что удивительно, - сказала Вера, - ведь если бы ногу проткнуло, вряд ли мы услышали от Аси ее "Ой!". Она бы молча выдернула ногу, залила водкой, да где-нибудь в уголочке платочком перевязала. Правда, Ась?
- Не заплакала бы, - отозвалась Ася. Она сбросила тапочки и пошла к нам босиком, статная и красивая, словно кинозвезда, которую не тронуло время.
3. Владимир Партолин — Провал «Миссии бин» 188 тыс. знк.
Если бы не топинамбур и не местная ягода, зиму не пережили бы. Тянули на одном пюре с киселем, а под Рождество прапорщик Лебедько упросил меня построить и отвести роту на дальнее от лагеря поле. Срубил саперкой не убранный подсолнечник, сгреб снег и выкопал клубень. На вид — банан, только с одного конца — юбочка в сеточку, с другого — пузырь с цветочками внутри.

— Цветы называли «анютиными глазками», ягоду — «оскоминой», — пояснил Лебедько. — Мы с Батей, Францем Аскольдовичем, — земля ему пухом, — в голод ели, только она и спасала.

Оскомина — ягода удивительная, сыграла немалую роль в моих злоключениях. Вот сижу, пишу о том. Мне, одному в четырех стенах гауптвахты, делать все равно нечего. Рапорт, поданный мной сразу после ареста, у начальства вызвал, мне рассказали, скептические усмешки. Но это до поры до времени — все скоро прояснится, и поверить придется.

* * *

Лагерь я приказал разбить на ратушной площади. Казарму, тир, госпиталь, столовую и гальюн обмазали глиной — эти блок-модули с ротного ветролета нам, забрав оружие, на острове оставили, но одни «стены» без оборудования и брони. Взять что в хижинах погибших крестьян я морпехам запретил, а зря: на девять дней пришли поселяне соседней деревни Мирное и забрали всю обстановку, утварь и одежду.

Перезимовали на солдатском батоне, спецназовских сливках и флотских макаронах, а по весне я вывел роту в поле сеять. Это событие Лебедько отметил в своем трактате с названием «Сельскохозяйственная деятельность спецназа морской пехоты ОВМР на острове Монтекристо».
4. Уставший Кривич. Каменев — МУЖИК СКАЗАЛ - МУЖИК СДЕЛАЛ 57 тыс. знк.
ПРЕДИСЛОВИЕ.
Всё, что написано в этом рассказе на пятьдесят процентов правда, чуть ли недокументальная, всё остальное тоже правда, но художественная. Обратите внимание, никаких посвящений. Я признаю, что иногда совершал непростительные ошибки. Хочешь человека на щит поднять, художественную память о нём оставить, а он, оказывается, настоящее …можно много слов поставить вместо точек и всё будет иметь право быть услышанным, вывод напрашивается сам: человек выбрал распущенный образ жизни. Я не хочу сказать, что там пробу ставить негде, возможно ещё осталось место, о котором никто не знает. Жёстко, но в то же время абстрактно, можно не обращать на это внимание, каждый вправе своё домысливать.

Проснулся Игорь у Сашки Зырина на затасканном старом диване, у которого в двух местах торчали пружины, и весь он от малейшего шевеления скрипел своими «костями», словно старый замученный человек. Игорь огляделся: Сашка спал на застойной панцирной кровати с никелированными дужками, почти что ретро, на грязных простынях, давненько не стиранных, как минимум пару месяцев; любил Сашка постельное бельё, никак не мог забыть свою прошлую благополучную жизнь. Этим он очень гордился и каждую пьянку, а последние годы пил он почти каждый день – перестроился, всем собутыльникам ставил это в пример. « Аккуратность , – говорил он , – самое важное в жизни одинокого мужчины.» Окно в комнату не мыл уже года три, и если бы не отдёргивали бы тюлевую занавеску серо -чёрного цвета, всем бы казалось, что на дворе сумерки, которые освещал чёрно-белый телевизор «Рекорд,» долгожитель, как и всё остальное, что было в комнате.
5. Aлександр Соколов — ВОЗВРАЩЕНИЕ 428 тыс. знк.
21+
Произведение содержит гей-тематику.
В Лос-Анджелесе умирает старая одинокая эмигрантка. У последней черты она переосмысливает свою жизнь и в порыве откровения делится своими мыслями с работником социальной службы, также приехавшим из России. Тот рассказывает ей свою историю о непростом пути обретения любви. Путь этот, начавшись со случайной встречи при тяжких обстоятельствах, неожиданно совершенно меняет его жизнь, заставив начать её с чистого листа...

Уважаемый читатель.

Если Вас привлекают эротические моменты в подобных произведениях, должен вас огорчить. Они здесь есть, поскольку есть в жизни, но их не так много, чтобы стоило ради этого читать такую большую повесть. Меня больше интересуют мысли и чувства героев на непростом пути обретения друг друга, мира и согласия с самим собой. Прошу простить, если они не окажутся созвучными Вашим собственным, поскольку каждому человеку свойственно свое мироощущение и каждое имеет право на существование.

Также убедительно прошу Вас воздержаться от прочтения, если Вы пока еще не достигли совершеннолетия.

С уважением.

Автор.

В О З В Р А Щ Е Н И Е

1.

В Лос-Анджелес пришло утро.
С океана веял легкий бриз, и слышались крики чаек. Лучи восходящего солнца играли бликами на поверхности воды, озаряя лица людей, вышедших на берег начать здесь свой очередной день. Их было много, и чем выше поднималось солнце, тем количество их увеличивалось. Кто-то занимался йогой или гимнастикой на прибрежном песке, кто-то совершал утреннюю пробежку вдоль берега, кто-то катался на велосипеде или на роликах.
6. Владимир Партолин — Повесть послехронных лет 281 тыс. знк.
Владимир Партолин

Повесть послехронных лет

1

Переключившись в режим телефона, Хизатуллин ответил:
— "Полковник Хизатуллин, слушаю". — "Закончила правку первой части. Будет время, прочти. Файл под именем "ppl". — "Ночь работала, куда спешишь?" — "От Франца есть что?" — "Я бы сразу позвонил… Твой брат даст о себе знать и вернется, я в этом уверен. Верь мне. Вместе закончите роман". — "Ты предлагал участие, соавторство и информацию". — "Утром сброшу текст, а пока вычитаю, поправлю, может, что-то. Встанешь, уже будет". — "Пока". — "Целую".
Хизатуллин подключил служебный компьютер к домашнему, нашел поисковиком и открыл файл с обозначением "ppl".
Написать роман его идея. Позавчера, в день снятия грифа "СЕКРЕТНО" с операции под кодовым названием "Миссия бин", в которой Франц был задействован, жена зашла проведать своячницу, сели разобрать семейный архив и обнаружили старый — дохронных еще лет — диск с литературными произведениями. Один из текстов был авторизирован именем "Покрышкин" . Прозвище Франца. Позвонили в штаб, нашли в секретном отделе и попросили срочно вернуться к себе в кабинет, где ждал сюрприз — на мониторе дневник друга, школьных, еще дохронных лет. В отделе он просматривал записи-ком ротного каптенармуса, кока и самого комроты майора Франца Курта. Годы эти документы пролежали в сейфе, знал о них кроме него, начальника управления контразведкой, только командующий. Секретность сняли, потому-то и пришла в голову мысль использовать воспоминания Франца и записи-ком его подчиненных — написать книгу.
7. Уставший Кривич. Каменев — ОШИБКА ЮРОДИВОГО 20 тыс. знк.


ОШИБКА ЮРОДИВОГО

Блажен, кто смолоду был молод. Блажен, кто вовремя созрел.

Александр Пушкин.

Дураки и безумцы обыкновенно говорят правду.

Роберт Бертон.

«Юродство – это рукотворное безумие».

Русское общество на протяжении всей своей истории нуждалось в юродивых.

Недоспасова Татьяна.



Очнулся Василий в больнице. Он пришёл в себя и обнаружил, что лежит в больничной палате на койке крепко зафиксированный ремнями. Голова после эпилептического приступа была чугунная, и мозг нехотя пытался восстановить всё, что привело его в знакомые с детства стены.
Картина не хотела складываться, перед глазами стояла заплаканная мамка и, не уставая повторяла: « Васенька сынок ну зачем ты так, когда ты меня слушаться научишься».
Чтобы было понятно, что из себя Василий представляет, надо знать, кто он и как попал в больницу, где применение медицинских санкций часто является одним из методов лечебной терапии.
Он был поздним ребёнком родился семимесячным, дохлым, как курица за «рубль двадцать». Медицина выжить помогла, но с детства были замечены задержки в психическом развитии. К пяти годам обнаружилась эпилепсия. В таких случаях говорят: не повезёт, так уж точно не повезёт, на ровном месте голову расшибёшь.
8. Владимир — Последний бастион 513 тыс. знк.


Последний бастион

Посвящается Дине Кирнарской

Глава первая

1

Как всегда после репетиции Княгинин чувствовал себя усталым и опустошенным. А сегодня это ощущение было особенно сильным. Хотя нагрузки были самые обычные, даже немного меньшие, чем всегда. Он закончил минут на пятнадцать раньше, чем удивил своих музыкантов. Его оркестранты привыкли к тому, что он все делает строго по расписанию. Если занятие должно длиться два часа, оно будет длиться ровно два часа. Ни минуты больше, ни минуты меньше. Такой порядок Княгинин завел вскоре после того, как возглавил коллектив. Он считал, что если существует во всем строгая дисциплина, то так легче управлять людьми. Музыканты же народ не самый дисциплинированный в мире, если произведение им нравится, репетировать они могут часами, но только тогда, когда им вздумается, когда есть настроение. Он хорошо это понимает, потому что по природе сам такой. Но они не могут себе позволить подобную расхлябанность, график выступлений и гастролей очень жесткий. Как и конкуренция. Слава богу, они в последнее время, как говорит Струмилин, на коне, приглашения выступить так и сыплются. И не только в своей стране, но почти со всего мира. Иногда у него даже возникает желание отказаться от некоторой их части. Во-первых, это не идет на пользу их игре, не всегда удается до конца отработать произведения, так как хотелось бы ему. А во-вторых, такой напряженный распорядок жизни все же несколько выматывает.
9. Елена Лактионова — АКТРИСА 10 тыс. знк.
Аннотация:
Валентина Селезнева – талантливая актриса местного драматического театра. У нее совсем недавно всё было так хорошо: была любовь, она замечательно играла, из нее будто бил фонтан неиссякаемой энергии. И вдруг всё это закончилось, куда-то исчезло. Она пытается разобраться в себе, понять, что с ней происходит? Может быть, она просто плохая актриса и ей нужно уходить из театра?
____________________________________________________________

(повесть)

Как всегда после спектакля Валентина пришла домой поздно. Легла на диван, подложив под голову руки. До чего отвратительно она играла сегодня! Валентина повторяла про себя: «ужасно, ужасно», надеясь, что хоть этим подстегнет, расшевелит себя, но смысл слов не доходил до нее, ей было всё равно. Тогда она попробовала заставить себя ужаснуться тому, что ей всё равно, но и из этого ничего не получалось. Взгляд равнодушно блуждал по комнате, и единственной конкретной мыслью было: поставить чайник или сразу лечь спать? И она могла уснуть, лечь и уснуть, ни о чем не тревожась, после такой скверной игры. В голове навязчиво прокручивались сцены только что сыгранного спектакля, обрывки недавно произнесенных фраз, разговоры, люди, поклоны и, вместе с тем, странная сосущая пустота.
Что с ней происходит, что? Ведь всё было так хорошо, так потрясающе всё складывалось; думалось: навсегда, всё время будет так, и куда-то это всё рухнуло, исчезло. И не хочется ничего. Ни-че-го. Лежать бы вот так, смотреть в потолок, а потом уснуть, без снов, без желаний.
10. Vladimir Sanier — Могила пока подождёт 32 тыс. знк.
МОГИЛА ПОКА ПОДОЖДЁТ
+ + +
Промозглое сентябрьское утро выдалось на редкость мерзким в этот яркий период эпатажного увядания окружающей природы. Арктический циклон налетел печенегом и неожиданно нагнал столько серости, заляпав ею небо так, что, казалось, ночь ещё не закончилась, хоть на часах показывало половину восьмого. Пронизывающий резкий ветер бесцеремонно теребил рекламные панно, электрические провода, ветви деревьев, тонко высвистывая разбойный мотив. Сверху накрапывала мелкая, противная морось. На улице понуро брели, согбенные, как бурлаки на Волге, редкие прохожие, зябко кутающиеся в застёгнутые на все пуговицы плащи и куртки.
Направляясь к окраине, по городу бешено мчался, с включённым проблесковым маячком и орущей звуковой сиреной, автомобиль скорой помощи. Подворачивающиеся на дороге другие авто живо прижимались к обочине, пропуская вперёд кричащее чьей-то бедой, тревожно раскрашенное красными крестами, транспортное средство.
В кабине «скорой» находились двое в белых халатах. Изнурённые рутинной заботой о страждущих, они отнюдь не обременяли себя осознанием присутствия посторонней боли, с которой повседневно вынуждены были сталкиваться по роду своей профессиональной деятельности. Тот, что сидел справа от водителя, вяло произнёс:
- Синоптики предвещали на ближайшие три дня сильные магнитные бури. Теперь надо ожидать обострения болезни у гипертоников.
Водитель, слегка повернув голову вправо, поддержал разговор:
- Да, тяжело придётся в эти дни метеозависимым людям.
11. Уставший Кривич. Каменев — НАДЕЖДА 17 тыс. знк.
НАДЕЖДА

Мы никогда не живём, а лишь надеемся, что будем жить.

Вольтер.

Надежда – хлеб бедняков.

Д. Герберт.

Оставь надежду всяк сюда входящий.

Данте Алигьери.

Надежда – известное дело всегда умирает в конце... Очень хочется верить и надеяться, что последних сто лет истории нашей исковерканной судьбы будут восприняты потомками, как « чёрная смута» и будем молиться, чтоб быстрей наступил конец красному беспределу, если это в принципе возможно.
Многие считают по-другому и возможно их большинство, но я простой обыватель и со временем пришёл к выводу, что не хочу себя считать ни советским, ни российским, а пытаюсь смотреть на территорию, где я родился, где прожил и проживаю всю жизнь, как бы со стороны. Я не испытываю никаких патриотических чувств к этой территории. Убеждён, что в современном мире не имеет значения, где ты родился.
Всё это средневековый анахронизм и пословицы по этому вопросу взяты из древности: «там, где родился, там и пригодился». Красиво звучит: демагоги, и власть любят её использовать. Если мозги на месте пригодиться ты можешь везде, но если извилины прямые, одна дорога: в патриоты записаться.
Жизнь – это мгновение. Не успел глаза открыть, а уже пора прощаться.
12. Aлександр Соколов — ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ТРОПА 309 тыс. знк.
21+
Повесть содержит гей-тематику
Случайно узнав о нетрадиционной сексуальной ориентации сына подростка, герой проходит путь от скорби и уныния до восприятия его таким, какой он есть, а переосмысление многих привычных понятий, приводит к коренному изменению собственной жизни.

АЛЕКСАНДР СОКОЛОВ

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ТРОПА

Повесть

1.

-Ну, что, Валерий Аркадьевич? Превосходно! Как всегда – превосходно.
Редактор встал, заложил руки в карманы и несколько раз прошелся, не выходя из-за стола, от стены к стене.
На губах у Валерия заиграла улыбка:
-Я рад. Как всегда - рад.
Редактору было уже за шестьдесят, но выглядел он крепко, мыслил ясно и покидать своего кресла не собирался. И вообще, в стенах этого издательства еще витал дух той эпохи, которая рухнула через десяток лет после рождения Валерия, и воспоминания о которой у него всегда отдавали какой-то сладостной ностальгией.
-Хотел предложить вам интересную работенку…
Редактор порылся в ящике стола и извлек довольно объемистую папку:
-...Но, как сказано кое-где, меня одолевают смутные сомнения. Взгляните сами.
Валерий взял и начал листать материал.
-Сомнения относительно моих способностей? – уточнил он.
Редактор усмехнулся и стал набивать свою неизменную трубку.
-По этому поводу у меня, как раз, сомнений не возникает. Мне бы очень хотелось, чтобы работу выполнили именно вы, - проговорил он прикуривая.
По кабинету поплыл ароматный дымок Золотого руна. Редактор не признавал ничего другого, очевидно, тоже все еще с тех времен. Впрочем, это касалось не только сорта табака.
-Срок, - пояснил он, - Это должно быть сделано к пятнадцатому апреля.
13. Муратов Петр Юрьевич — «Эй, вратарь, готовься к бою!» 27 тыс. знк.
«Эй, вратарь, готовься к бою!»

Эта история случилась в далёкие 70-е годы, в пору моего насыщенного разноцветного казанского детства.
Четвертый учебный год начался для меня с неприятной неожиданности: лучший друг одноклассник Валерка Денисов перешел в другой класс — из «А» в «В». Дело в том, что классным руководителем 4«В» назначили Зою Ивановну, у которой когда-то училась мать Валерки. Без него своей жизни в «А»-классе я уже не представлял, а потому тоже попросился в новый класс. Бывшие одноклассники, встречаясь со мной в коридорах школы, года два укоряли: «Предатель, предатель...»
Однако в новом классе мне была уготована непростая жизнь. Валерке было попроще, ибо его мать работала учителем в нашей школе. Большинство учеников 4«В» были знакомы между собой с самого раннего детства: их переселили из каких-то бараков с Суконной Слободы. Многие байки о прошлом так и начинались: «Когда мы жили в Старых бараках...» «Мазу» в классе держали двое: Шамиль Хайбуллин, по кличке «Шампунь», и Толя Коровин, по кличке «Куцый». Между собой «авторитеты» класса были не очень, у каждого имелись свои «приближенные». Куцый, вдобавок, был на год старше остальных учеников.
Решающее значение для веса в коллективе имело наличие старших братьев или просто «наставников». Так и говорили: «Он ходит с таким-то». «Такой-то», разумеется, должен был принадлежать к числу «блатных», как они себя называли. Хулиганьё обитало повсюду, их дух, своеобразная субкультура, казалось, были разлиты в воздухе той, прежней Казани. «Нормальный» пацан стремился выглядеть приблатненным, культивировал в себе бойцовские качества — бесстрашие, агрессивность и умение драться.
14. Владимир — Преображение 468 тыс. знк.
ПРЕОБРАЖЕНИЕ

Я вдруг понял, что не хочу больше жить и единственное оставшееся меня желание - это свести счеты с жизнью.
Ничего меня больше не радовало, ничего не притягивало к себе. Хотя все оставалось по прежнему; тот же город, те же люди, та же, только же полностью опостылевшая, работа. Ходил ли я по знакомым улицам, сидел ли за рабочим столом, располагался ли в кресле дома, безо всякого интереса уставившись в книгу или в цветной экран, все то, что я только то перечислил и то, что перечислять не стал, потеряло для меня всякий cмысл.
Все было точно так же, как и совсем недавно. Кроме одного, что-то кардинальным образом изменилось во мне. Там, где обычно возникали мысли, кипели страсти и фонтанировали эмоции, где иногда что-то болело, а гораздо чаще приходило в радостное возбуждение царили абсолютное спокойствие и пустота. Сам себе я напоминал опорожненный до последней апли сосуд и ставший по этой причине никому не нужным.
Раньше я полагал, что самое ужасное в жизни - это боль. Зубная, головная или душевная - это по большому счету не важно, так как во dсех случаях нет ничего хуже состояния, чем когда у тебя что-то не в порядке. Но теперь я понял, сколь глубоко заблуждался. Любая боль просто большое удовольствие по сравнению с ощущением своей полной ненужности, бессмысленности всех своих поступков. Когда желания умирают, как старые деревья, когда жизнь становится бесполезной, как вышедшая из обращения купюра, - вот тогда и начинаются страдания по полной
программе.
15. Уставший Кривич. Каменев — СОПРОМАТ 11 тыс. знк.


СОПРОМАТ

АНЕКДОТ: Один батюшка строил церковь. И всё бы хорошо, но колокольня всё время падала. Построят – упадёт. Снова построит – снова упадёт. И вот явился к батюшке ангел божий и изрёк: «Вмуруй жену свою в фундамент и в веках простоит Храм твой». Жену юную батюшка очень любил, но Господа тоже любил. И храм строить нужно. Погоревал, поплакал, попрощался с женой (она барышня богобоязненная, надо так надо) и таки замуровал. А колокольня всё равно упала. Потому что сопромат не наебёшь.

Было это давно и возможно не правда многое с годами из памяти стирается, а потом всё же думаешь: нет – это правда хоть и странная немножко она, а с кем не бывает. Если бы всё было хорошо жил бы как у Христа за пазухой, а так приходиться всю жизнь бодаться и замки воздушные строить.
Учиться Сергея поволокло, что с детства он не очень – то привечал, а тут на тебе своих киндеров уже пора уму разуму учить, а у него поперло, захотелось ума немножечко набраться. Он потом понять ни как не мог, зачем в эту историю впутался, но пересказчик, то есть автор заранее может сказать – диплом он получил и защитил его на отлично. То есть впутался не зря.
По прошествии длительного времени он смотрел на выписку из семестровых и экзаменационных ведомостей к диплому и искренне удивлялся: неужели он изучал все эти предметы. Да приходиться признать, было дело – изучал. Но с сопроматом были не то, чтобы сказать проблемы, скорей всего лень думать и куча дел – смешно и грустно это вспоминать – дела выеденного яйца не стоили.
16. Владимир Вейс — Ясень 11 тыс. знк.
Ясень

Я спросил у ясеня:
«Где моя любимая?»
(Из песни
Владимира Кюршона)

Сознательная жизнь человека, наверное, начинается с соседей. Педагоги говорят, с семьи. И все правы: бывает так, что соседи становятся частью этой семьи, не замечая, этого, как свершившегося факта.

Меня называют писательницей. Так и называют, потому что по-другому не получается. Мне уже тридцать лет, а я, большей частью сижу в коляске и той же большей частью – у окна. У окна веранды, просторной, светлой, как мир на Земле. И не надо мне телевизора, потому что жизнь через стекло, а жарко, распахну окна, и без стекла, гораздо интереснее и поучительнее.

Лет семь назад мне купили ноутбук и дядя Степа, умелец на все руки, приладил рядом с сиденьем специальную подставку, которую можно вместе с планшетом откидывать набок, когда мне захочется встать и сделать то, что очень необходимо – я могу пройти один-два шага и все – назад, в коляску! Это я всё про окно. Открыть или закрыть. Открыть, когда душно, а закрыть при порыве ветра с дождём. И потом сцепить зубы, ожидая, когда резкая боль затихнет.

Место нашего посёлка рядом с шахтами, с «горами» от пород, окружившими нас некоем подобием громадных пограничных столбов. Я рассказываю о городе Дзержинском, и его самого тоже окружают посёлки, как наш, и то же - терриконы.

Не знаю, что вырастает первыми, посёлки или сами шахты? Но знаю, что надолго.
17. Татьяна Стрекалова — Звезда 114 тыс. знк.
Рождественская история

И затейливо же Господь белый свет устроил… Расстелил насколько глаз хватает равнину без конца, без края. Холмами её вздыбил гребнистыми, логами изрыл болотистыми, с ручьями-протоками, осокой-травой… Там-сям леса разбросал: ельник густой-влажный, сосняк сухой да жаркий, берёзу-ольху всякую, липу медвяную, лещину лупастую… Птиц весёлых пустил летать по лесу, гнёзда вить да щебеты сыпать. Посредь равнины из конца в конец - точно мастер-богомаз умелый – провёл кистью певучей полную гибкую линию – река получилась. Яркая синяя река в ясный день – вся в золоте нив. Ну, василёк во ржи! Сыпанул Господь из щедрого лукошка – и пошли цветы лазоревы по лугам, разнотравье душистое, земляника-черника оврагами, брусника-малина полянами, грибная поросль крепкая во сыром бору. Родился Стёпка на свет, раскрыл глаза свои глупые – и обомлел! До чего ж хорошо-то! Жить и жить бы…
По лугам коровки ходят, помыкивают, по полям пшеница зреет-наливается. Лошадки на закате воду пьют, в речке отражаются. Рябит речка – и лошадки в воде искрой частой, мелкой крошкой рассыпаются. Это летом. А зимой – другая жизнь. Зимой завалит село снегом по крыши, по венцы. Не высунешься. Высунуться – дорогу тори. Это Стёпка от младенчества понял. Тори себе. Что проторишь – то твоё. Замёрз – хворосту принеси, дров поколи. Молочка – коровку обиходь. Хлебца – пашенку вспаши-засей. Уж так Господь людям учредил. А значит – не спорь. Потому как за жизнь эту - в цветах-ягодах, дождях-радугах – за неё ж потрудиться надо…
18. Наталья Ветрова — СТРАСТИ ПО ПАДИШАХУ 539 тыс. знк.


СТРАСТИ ПО ПАДИШАХУ
1.
Море - хрустальная мечта жителей среднерусской равнины. Особенно, юных ее обитателей. Шесть студенток - самая дружная и самая броская на факультете компания, - успешно завершив третий год своего обучения в одном уж очень заумном техническом институте, заслужили благосклонное расположение своих родителей не только за положительные оценки, но и за стойкие моральные качества! И в связи с этим получили прекрасную возможность месяц или даже полтора - все зависит от того, как будут тратиться денежки! - понежиться на Черном море.
Отправились к морю две Иры, две Лены, Катя и Мила. Мила - ласковое от Людмилы. Пунктом назначения был выбран Сочи, город сказочной красоты и неземной жизни. Так, во всяком случае, представлялось нашим милым девушкам. Там, у моря, все ослепительно яркое, совсем не такое, как дома, в нечерноземной полосе, где тоже, кстати сказать, полно своих прелестей. Но эти прелести были свои: куда они денутся? Дождутся - ведь никто не собирался убегать от них, разве что на месяц-другой! Так что никаких обид ревнители местных красот не должны держать на юных красавиц, которым так захотелось морских чудес, пальм, южных звездных ночей и ослепительно-ярких солнечных дней!
Эйфорию предстоящих радостей не снизило даже то обстоятельство, что девушки не смогли достать билеты на один поезд, а самолетом показалось слишком дорого и страшновато. Их прибытие к вожделенному морю растягивалось на три этапа и четыре поезда. Первый этап - два поезда прибывали в Сочи в четверг днем, в первой его половине, разница всего-то в три часа. Этими поездами ехали две Иры и Мила.
19. Владимир — Федеральный наемник 642 тыс. знк.
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ НАЕМНИК

Автор предупреждает, что любые сходства с реальными событиями и с реальными людьми абсолютн случайны. Да их и не может быть, так как все описанное в романе родилось исключительно в голове создателя этого произведения.

Когда нечистый дух выйдет из чело-
века, то ходит по безводным местам,
ища покой и не находя говорит:
возвращусь в дом мой, откуда вышел.
Евангелие от Луки

Часть первая

О том, что я стану делать в первые минуты на свободе, я начал думать едва ли не за полгода до освобождения. Сперва эти мысли были эпизодическими, но по мере приближения долгожданного часа они заполнили едва ли не все мое мысленное пространство. Все остальные темы, которые вращались в моей голове предыдущее время, куда-то исчезли, вернее эти мысли не пропускали других.
Впрочем, когда человек три года видит одни и те же лица, когда вся его жилая площадь ограничена жестким прямоугольником койки в бараке, когда любое твое передвижение на самое ничтожное расстояние контролируется бдительным оком охранников с автоматами в руках, о чем еще можно думать. Прошлые события, которые занимали меня большую часть срока моего заключения, внезапно отошли в сторону, сделались незначительными. Передо мной растирался безбрежный океан будущего, но вот каким оно будет, я, несмотря на все свои мыслительные усилия, не представлял. В одном я был уверен: к старому пути нет, все что было в той прежней жизни, навсегда умерло.
20. Муратов Петр Юрьевич — Синдром Сарафанова (или как мне однажды пригодилось уличное казан... 12 тыс. знк.

«Из комнаты выходит Васенька. Он в телогрейке, за его плечами рюкзак.
ВАСЕНЬКА. Большое оживление в семейной жизни… Ну что ж, продолжайте, я желаю вам всего хорошего.
САРАФАНОВ. Сынок-сынок, неподходящий момент для выяснения наших семейных...
ВАСЕНЬКА. Нет, папа! На этот раз ты меня не остановишь.
БУСЫГИН. Послушай, старина, бросай мешок, не надо так спешить.
ВАСЕНЬКА(Сарафанову) Зачем ты ходил к ней ночью? Кто тебя просил?
САРАФАНОВ. Сынок, я хотел тебе добра, я делал это всё для тебя.
ВАСЕНЬКА. Лучше бы ты обо мне не заботился! Прощайте!
САРАФАНОВ. Я прошу прощения, я на колени встану перед тобой, но я запрещаю тебе уходить.
БУСЫГИН (Васеньке). Послушай, старина, а как же наш уговор?
ВАСЕНЬКА. Пусти! Вы все мне осточертели! (Сарафанову) Видеть тебя не могу! (Бусыгину) И тебя тоже!
САРАФАНОВ. Что ты сказал? Так о родном брате?(Указывает на дверь) Убирайся! Сию минуту! Силой тебя оставлять не будем! Убирайся!..»
Александр Вампилов. «Старший сын»

Мы были добрыми соседями много лет еще с общежитских времен. Занимали по комнатке в угловом «аппендиксе» у туалета. Трудились также на одном предприятии: мы с супругой — на производстве, мать-одиночка Валя — в техническом бюро. Наши дочери были ровесницами.
И как же мы обрадовались новому соседству, получив квартиры в одном углу лестничной клетки панельной девятиэтажки, дверь в дверь. Всегда учтиво раскланивались, христосовались на пасху, менялись куличами, поздравляли друг друга с новым годом. Присматривали в их отсутствие за кошкой, а Валя, помнится, печатала мне реферат.
21. Владимир Вейс — Ленин из нашей семьи 9 тыс. знк.
Свадьбы никто не готовил. Стол стоял под виноградником, над головами свешивались спелые грозди янтарно-зеленых ягод, люди поднимали руки, отщипывая их закусывали вино.
За столом находилось человек десять, а может, и больше: соседи, знакомые, просто ротозеи с улицы и выпивали по стаканчику за вызывающих удивление молодоженов и уходили. Постоянно глазело несколько мальчишек.
Я, сестра жениха, думала, что же будет дальше? Не будь меня, брату Вите и его невесте Зое пришлось не сладко. Они постоянно были объектом шуток для всего города, а здесь и подавно.
Но у Вити лицо счастливого человека. Впрочем, оно всегда такое. Он ходил по городу с блаженной полуулыбкой и всем предлагал свои услуги. Бабули не отказывались, когда он помогал нести им тяжелые сумки, девушки шарахались от его комплиментов по поводу груди или ягодиц. Убивала его искренняя готовность погладить рукой то, что понравилось, с невозможным для дурочка выражением: «Отменно, сударыня, отменно!»
У его невесты, известной Зои-Давалки, было действительно все отменно. А лифчик и трусы ей сшила одна из сердобольных портних, когда девушке исполнилось восемнадцать лет, и она берегла это достояние уже много лет очень простым способом - ходила без них.
Витя, ее ровесник был, как сейчас говорят, сексуально озабоченным. Это и использовали некоторые шаловливые вдовушки, которые хвастали в очередях, что юный дурачок просто неутомим в постели.
Как в голову Вите пробилась мысль о том, что надо жениться – непостижимо. Но однажды он привел Зою в дом и сказал, чтобы готовились к свадьбе.
Родители мои отказались принять в этом участие, лишь мама коротко сказала:
- Ленка, блох с нее сними.
22. Владимир Вейс — Пап, ты чего здесь? 5 тыс. знк.
Степанов стоял у окна и смотрел на школу, что была, напротив. Он посмотрел на часы, без двадцати два. Ученики второй смены спешили прийти чуть пораньше: кто-то из них был дежурным, кто-то хотел быстрее списать задачку или упражнение по русскому языку, кому-то не сиделось дома. Неожиданно Степанов увидел свою дочь, она шла с подружками, что жили вместе с ней в одном доме. Братьев не было, жены он не увидел.
- Твоя идёт? – услышал он голос Тамары.
Степанов не оглянулся, но женщина прижалась к его спине горячими грудями, обняла его живот и стала медленно сползать руками к паху. И словно не было полчаса назад страстных поцелуев, катаний по широкой кровати, смеха и признаний в любви. Да-да, он кричал ей о том, что она самая прекрасная из прекрасных, давно ожидаемая им, и он не знает, как раньше жил без неё.
- Да, это Сонечка!
- А почему одна? Твоя жена не работает.
- Она подрабатывает до часа.
- Всё вагоны моет?
- Так ей удобно. Деньги сразу дают…
- За что?
- Чем больше вагонов, тем больше…
- Наивный ты, Георгий. Она получает гораздо больше! Только «те» деньги отдаёт матери.
- Откуда ты знаешь? Да и тёща с ней ходит…
- Тёща, - засмеялась Тамара. И совсем опустила руки.
Георгий застонал. Он развернулся и впился губами в губы женщины. А потом сдавленным шёпотом предложил идти на постель.
Они побежали в спальную комнату. Но кровать была пуста, сквозь пружину виднелся пол, а у стены под окном был сброшен матрац и одеяло. Подушки сдвинуты к стене, под подоконник. Что ж, неплохой плацдарм!
23. Уставший Кривич. Каменев — СОН 9 тыс. знк.


СОН

Меня всегда преследовало чувство, что любые события, происходящие со мной, уже случались прежде, причём были куда ярче и значительней.

Юкио Мисима «Золотой храм».

Гипнос – бог сна! Сын у него Морфей кто мамаша есть интимная загадка точно не известно версий несколько, но нам от этого не жарко и не холодно другое нас интересует – приходит Морфей к нам, как правило, в ночную жизнь, когда считает нужным всегда с подарком неизвестным – это нам интересно. Вопрос, с каким ещё подарком? Ответ: души предупреждение – это узнаешь, когда глаза закрыты. Все тонкости явления знать, нам не дано, окутано «божественной» тайной. Не зря Шекспир о сне комедию писал. Он сон считал: «вкуснейшим из блюд». Нам до Шекспира, как до звезды ближайшей из млечного пути с гением сравняться не каждый гений может – это бесспорный факт. Речь естественно не обо мне и не о вас, поэтому куда же мне деваться бедолаги с моим – то дилетантским кругозором, но смелость на себя возьму, преодолею своё несовершенство и посмею добавить, что блюда ядовитые бывают: трагедии с комедиями рядышком стоят.
Бывает часто, ты его не ждёшь, устал, как собака, а он тут как тут и по мозгам тук – тук. Грёза одна из многих его помощниц скользнёт к тебе под одеяло, обнимет нежно, сжав душу в объятиях крепких и тогда держись, ведь неизвестно какая из них пришла к тебе, чтобы войти в тебя. Такое может нашептать, что уши в самокрутку свернутся – забудешь, зачем родился.
24. Владимир — Второе пришествие 702 тыс. знк.
Второе пришествие

1.
Введенский решил отправиться к отцу на электричке. Так было и спокойней и проще. На шоссе сплошные заторы, придется долго стоять в них. А ему сейчас не хочется это делать. Лучше спокойней добраться до цели по железной дороге. А заодно без помех еще раз обдумать предстоящий разговор. Никаких сомнений, что он будет не легким. Вернее, он не правильно подобрал слово, он будет самым тяжелым в его жизни. Это он предчувствует. Даже если последует разрыв, не стоит об этом сожалеть. Есть вещи посерьезней и поважней. Он слишком долго шел к этому, столько раз все обдумывал. Иногда хотелось отказаться и от своих мыслей и от написания книги. Но все то время, что он работал над ней, непрерывно ощущал, как двигает им вперед неведомая сила. Сначала он сомневался в ее присутствии, полагал, что это внешнее воздействие ему только кажется. Но чем дольше продолжалась работа над рукописью, тем все больше уверялся, что это не выдумка, не иллюзия. Она есть, руководит им, направляет и определяет его мышление и поступки. И тогда он брался за труд с новой силой, с еще большим усердием. Он должен был его завершить, несмотря на сомнения и даже страх. Точнее, это не совсем правильный оборот речи, он должен был его завершить именно благодаря сомнениям и страхам, прочно поселившимся с некоторого времени в его душе. Но с какого-то момента он вдруг понял: их преодоление и является его главным делом, для этого он и пишет страницу за страницей. Не останавливаться – вот главная задача, потому что если это случится, это станет не только его поражением.
25. Муратов Петр Юрьевич — СОП (или как я однажды работал лесником) 43 тыс. знк.
СОП
(или как я однажды работал лесником)

Эта история произошла в январе 1984 года. Я, дипломник Казанского университета и заядлый турист, столкнулся с проблемой: не с кем сходить в лыжный поход в свои последние студенческие зимние каникулы. Большинство знакомых туристов либо уже окончили ВУЗы, либо, как и я, стали дипломниками. Безусловно, выполнение дипломного проекта – безоговорочный приоритет, и некоторым было явно не до каникул. Но у меня, к счастью, возможность куда-нибудь вырваться появилась: я шёл с опережением графика выполнения дипломной работы. Однако один за другим «обломились» все варианты походов.
И тут в голову пришла идея, как совместить приятное с полезным – слиться с природой и поработать на общее благо в нашей университетской дружине «Служба охрана природы», сокращенно «СОП».

Казанский университет первым в Советском Союзе открыл на биолого-почвенном факультете специализированную кафедру «Охрана природы». На момент моего поступления (правда, на другую кафедру) она продолжала оставаться единственной и уникальной во всей стране – молодые энтузиасты дела защиты природы, желавшие посвятить этому свою жизнь, ехали поступать отовсюду.
Создателем и первым заведующим кафедры «Охрана природы» был профессор, доктор наук Попов Виктор Алексеевич – настоящий подвижник и пламенный защитник природы. Много пришлось потрудиться, прежде чем возникла кафедра его мечты. И мне приятно осознавать, что первые в стране выпускники со специальностью «охрана природы» вышли из стен моей Альма-матер.
26. Владимир Вейс — Грани доброты 4 тыс. знк.
Мы прилетели из Чарджоу и сидели на автобусной остановке напротив здания аэропорта. Дочь Магды играла на скамейке рядом с нашей. Неожиданно подъехала четвёрка Жигулей, из неё вышел мужчина и направился к нам.
- Это мой муж, - спокойно предупредила Магда.
Я не успел ответить, как муж обнял и поцеловал её.
- Это мой муж, - представила его больше для него самого.
- Дмитрий, - протянул он руку.
Подбежала Лерка.
- Ой, папка!
Он поднял её на руки и обнял.
- Как слетали?
- Нормально, вот Геннадий помог нам.
Магда говорила неправду и это было простительно. В Чарджоу мы уехали два дня назад поездом, ночевали у её тетки на балконе. Был июль, тепло, мы спали, не укрываясь простынями. Ночью накатывали чувства, и мы вновь отдавались им.
И такие поездки были не единичными. С тёткой жила сестра Магды, но, как я понял, никто в дела в их семье не вмешивается. Значит, так надо.
И, надо сказать, моя бывшая жила в этом же городе и, не смотря на наш развод, сильно ревновала меня. Однажды, пользуясь тем, что я сказал детям, что буду проездом из Москвы в Ашхабад, пришла вместе с ними, выхватила паспорт, который я предъявил ей, указывая на штамп расторжения брака, вырвала эту страницу и убежала. Мы с Магдой посмотрели друг на друга и решили взять в поезд мою дочку. Она показалась моей любовнице совершенно запущенной, а я дал мальчишкам кое-что из привезённой одежды. И они смотрели на меня, как на Бога.
Время было сложное, страна разваливалась, появились "челноки", перевозящие товары, я тоже, получив зарплату в редакции, покупал всё, что считал необходимым для жизни в Туркмении.
27. Владимир — Или или 478 тыс. знк.
Или или

"Я попытался выразить ту мысль, что применение категории "рода" для обозначения того, чем должен быть человек, и особенно в качестве обозначения высшего итога, есть неправильное понимание и чистое язычество, поскольку этот род, человечество, отличается от рода животных не только его общим превосходством как рода, но и той человеческой особенностью, что каждый отдельный индивид в роде (не только выдающиеся индивиды, но каждый индивид) есть нечто большее, чем род. Ведь соотнести себя с Богом - это гораздо более высокая вещь, чем принадлежать роду и через род быть соотнесенным с Богом".
Серен Кьеркегор

1.
Дубровин ехал к любовнице. Они не виделись две недели, и он успел соскучиться. И сейчас глазами он смотрел на дорогу, а в голове вставили соблазнительные картины предстоящих сексуальных утех. Молодая, красивая, страстная и уже очень умелая в науке любви. От одной мысли о ней закипала кровь сильней, чем вода в чайнике.
Дубровин усмехнулся; ему уже пятьдесят пять лет, у него было столько женщин, а он совершенно не утолил голод по ним. Все хочется и хочется, почти как в молодости, словно бы года над ним и не властны. Хотя с другой стороны кое-что все-таки меняется. В молодости он был в сексе груб и примитивен, брал напором, не признавал никаких обходных путей и маневров. Просто элементарно получал наслаждение почти так же, как это делает бык. Однажды он видел, как тот вспарывает буренку, как при этом мычит от огромного удовольствия.
Он был еще тогда подростком, но его буквально всего пронзило мощным зарядом электричества.
28. Aлександр Соколов — Я ТЕБЕ ВЕРЮ! 276 тыс. знк.
Повесть содержит гей-тематику
В порыве помочь случайно встреченному в метро, неадекватно ведущему себя парню, герой отправляется вместе с ним в поездку, во время которой им суждено многое вместе пережить, что приведет к пробуждению глубокого чувства друг к другу.

Уважаемый читатель.

Все персонажи этой повести и географические подробности вымышлены. Возможные совпадения с реальными событиями и людьми случайны.

Считаю своим долгом предупредить о наличии нескольких откровенных сцен и отдельных моментов использования героями в диалогах ненормативной лексики.

Также убедительно прошу Вас воздержаться от прочтения, если Вы пока еще не достигли совершеннолетия.

С уважением.

Автор.

1.

Уже совсем стемнело, когда Толик вышел из кинотеатра.
Фильм ему не понравился, но он не жалел о потраченном времени. Толик любил захаживать в этот кинотеатр потому, что здесь демонстрировались фильмы на оригинальных языках с субтитрами, и это помогало ему попутно тренировать свой английский. Да и публика была несколько иная, чем в других. Крутили здесь, в основном, артхаус, привлекавший ценителей такого кино, а смотреть фильм в компании единомышленников ему было приятнее, чем среди «попкорновой», как называл ее про себя Толик, публики. Кстати, попкорном здесь тоже не торговали принципиально. Все вместе взятое, хотя кинотеатр был самым обыкновенным, а помещение уже давно нуждалось в основательном ремонте, создавало каждый раз впечатление временного отключения от тривиальности.
Толик взглянул на часы и неспешно направился по Покровке в сторону центра. До встречи оставалось более часа.
29. Владимир Вейс — У запала 7 тыс. знк.
Механик Хабибуллин привычно показал удостоверение на проходной, автоматически кивнул на какой-то вопрос или просто пожелание знакомого охранника Синцова, которого все звали Бздошой, пошёл в самый конец огромного здания, упиравшегося торцовой стеной в заводской аэродром.

В отрыве от здания примерно в сотне метров стоял небольшой цех, «курятник». Но к птицеферме он не имел никакого отношения, потому что здесь была мастерская и место работы Айрата. Назывался этот цех площадью в 200 квадратных метров или, несколько больше, «курятником» ещё и потому, что здесь и механики, и авиатехники, и заправщики курили вокруг открытой песочной ямы. Больше нигде на этом аэродроме не разрешали этого делать. Сам аэродром по спецификации закрытых учреждений называли Цехом Отрыва.

На нём по специальной полосе гоняли очередное изделие самолётосборочного завода, как правило «тушки». Но иногда изделие в ещё не собранном виде грузили в мощные грузовые «Русланы» или «Антеи» и увозили на другие предприятия для сборки в иных технологических условиях. Иногда садились пассажирские самолёты министерства обороны, привозящие комиссии. Много лет назад сюда даже привезли Юрия Гагарина после спуска в саратовской приволжской степи. Были и вертолёты и даже истребители. В общем аэродром жил своей производственной жизнью, не совсем похожей на военную, но и не столь напряжённой, как в плановые полёты.

На улице было ещё темно. Айрат с фонариком прошёлся по цеху, заглянул в закоулки за туалетом и небольшим складом запчастей, осмотрел все ворота. Всё закрыто. Надёжно, как и следует в определённые ситуации.
30. Владимир Вейс — Божье Терпение 7 тыс. знк.
Я подошёл к батюшке после утренней службы для благословления. Он перекрестил меня и подал крест для целования.
- Батюшка, а ведь Бога нет, - сказал я как можно смиреннее.
- Он есть, но не каждому дано постичь его существование, - спокойно сказал он, словно уже давно был готов к такому крамольному признанию. – Идите с миром, ибо наша встреча замыслена Им.
- Я его вижу иным, чем вы, служители церкви.
- И служители церкви его видят каждый по-своему, - ответствовал батюшка, подставляя крест для пожилой женщины. То ли она была глуха, то ли её не интересовал никто, кроме её самой и её грехов, но она даже не подняла голову и не повернула её в мою сторону.
Я вышел. Был солнечный день весны, тёплый. Свежий ветерок кружил вокруг моего лица, словно освежал мою голову от ненужных мыслей. Но они были и не могли не быть у лектора общества «Знание». И они всегда возникали, когда я входил в нашу небольшую церковь, смотрел на высокий свод, на огромное количество святых и многочисленное повторение Иисуса Христа на иконах. Он был канонически единообразен. А я всегда спрашивал, Господи, ты же сын Бога, а где икона с Его изображением? Неужели на него распространён закон мусульман, запрещающий изображать лица небесные, да и земные тоже?
Не совсем удобные для покаяния перед алтарём мысли, но они были каждый раз с постоянной периодичностью.
И думал, что делают здесь все эти прихожане, в основном пожилые женщины, зачем они отрываются от своих домов, чтобы идти в Дом Божий?
И говорил себе, что я лицемер. Зачем же я сам прихожу сюда вместе с супругой, иногда покидая её во время богослужения, потому что стоять уже не хватает сил.
31. Aлександр Соколов — ЧУЖОЙ 405 тыс. знк.
21+
Повесть содержит гей-тематику.
" ....Только сейчас Влад понял, как это страшно - разбудить в другом человеке чувство, которое тот раньше никогда не испытывал, и как ужасно, если не способен его защитить. Если бросаешь человека один на один с этим чувством, изменившим его, вырвавшим из привычного мира понятий, которыми он жил до этого..."

Автор приносит читателю извинения за наличие откровенных сцен и ненормативной лексики в надежде, что это не отвратит от прочтения и будет признателен, если тот, кто считает для себя это неприемлемым, опустит при чтении эти абзацы.

Автор категорически не рекомендует к прочтению не достигшим совершеннолетия.

ЧУЖОЙ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1.

Телефонный звонок застал Влада в ванной. Едва он выключил душ, как донеслась сквозь закрытую дверь его трель, неслышная ранее из-за шума воды. Накинув полотенце на плечи, Влад поспешил поднять трубку. Голос звонившего не показался знакомым, хотя интересовался он определенно им.
-Привет! Это Андрей Голубев, помнишь?
-Не совсем. Напомните о себе.
-Поль, мы учились с тобой когда-то в одном классе.
-Андрюха, Гуля! - протянул Влад, вызволяя из памяти давно забытое, - Ты?! Ты где? Ты откуда?
-Здесь, в Питере. Звонил тебе два раза, но ты неуловим.
-Ты как здесь очутился? Ты один? С Леной?
-Один. Приезжал по делам своей фирмы.
-Надолго?
-На четыре дня, завтра улетаю.
-Слушай, но надо же ведь увидеться, - Влад был совершенно ошеломлен новостью, и как всегда в таких случаях, плохо соображал,- Ты сейчас где? Во сколько самолет?
32. Владимир — Капиталист 759 тыс. знк.
Капиталист

Часть первая
Начало

1.
Ну, вот и все, он это сделал, он защитил диссертацию, и теперь он кандидат наук. Пять лет напряженного труда завершились триумфом, это редкий случай, когда слушатели провожают претендента аплодисментами. Да он и сам знает, что заслужил, у него действительно во многом новаторская работа. Точнее, идеи в целом не новы, но их интерпретация уже вызвала немалый интерес в научных кругах. Из Америки, Японии, Германии, даже из Австралии приходили отклики. Отец бы им гордился, как жаль, что он не дожил до этого события. Слава богу, жива мать. Надо будет ей позвонить, обрадовать. Она сильно волнуется. Даже побоялась присутствовать на защите. Сказала, что ей так спокойней. Ну, ничего, сейчас все ее волнения завершатся.
Туров двинулся на кафедру, к телефону, но удалось сделать всего несколько шагов, как он оказался в крепких объятиях Саватюгина.
- Поздравляю, Олег, ты молодчина. Я был уверен в тебе. Ты тут самый лучший.
Туров знал, что эти произнесенные им последние слова были любимой присказкой Саватюгина, которую он произносил в редких, но самых торжественных или ответственных случаях.
- Ерунда, ты не хуже. Ты тоже хорошо защитился.
Саватюгин посмотрел на друга, но ничего не сказал. Внезапно он приблизил свои губы к его уху.
- Ты готов продолжить наш недавний разговор? – почти шепотом спросил он.
- Всегда готов! – засмеялся Туров.
- Я серьезно.
- И я серьезно.
- Значит, поговорим.
- Да.
Принимая поздравления, Туров двинулся дальше. Он вошел на кафедру, закрыл дверь и вздохнул. Наконец-то он хотя бы несколько минут может побыть один.
33. Муратов Петр Юрьевич — Встретимся на Сковородке (воспоминания о Казанском университете) 394 тыс. знк.
Пётр Муратов

ВСТРЕТИМСЯ НА «СКОВОРОДКЕ»
(воспоминания о Казанском университете)

ВСТУПЛЕНИЕ

ВОСПОМИНАНИЕ ПЕРВОЕ
«Человечный человек» и идейная наковальня университета

ВОСПОМИНАНИЕ ВТОРОЕ
«И всё кругом колхозное, и всё кругом – моё!»

ВОСПОМИНАНИЕ ТРЕТЬЕ
Как я нарушал государственную границу, или «наши люди» всюду

ВОСПОМИНАНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ
Месть неудачливого ухажёра…………

ВОСПОМИНАНИЕ ПЯТОЕ
Памяти Ирины Мисюровой…………..

ВОСПОМИНАНИЕ ШЕСТОЕ
Как я работал лесником

ВОСПОМИНАНИЕ СЕДЬМОЕ
Как я защищался

ЭПИЛОГ


Моим одногруппникам Андрею Ширшову, Елене
Ильиной, Ирине Скипиной, Валерии Бойко и
Татьяне Клоковой посвящаю

Вступление

Я – довольно типичный представитель поколения, чья юность и молодость пришлась на 70-е и 80-е годы минувшего века. Уроженец Казани, выпускник Казанского университета, ныне живущий в Сибири и ностальгирующий по родному Татарстану. Однажды я почувствовал неодолимую тягу рассказать о своей студенческой молодости. И вот пишу, что к этому подтолкнуло?
Известно: «времена не выбирают, в них живут и умирают…» Поэтому описать своё студенчество – значит описать своё время. Тем более, пять моих студенческих лет выпали на самую последнюю пятилетку «развитого социализма». Менее чем через год после окончания мною университета начнется горбачёвская перестройка, которая похоронит под собой и страну, и строй, затем последуют годы «ельцинских реформ». События тех времён широко растиражированы и общеизвестны.
34. Уставший Кривич. Каменев — РАЗОЧАРОВАНИЕ 40 тыс. знк.


ПРЕДИСЛОВИЕ: "Не верь, не бойся, не проси".

ПОСВЕЩАЕТСЯ: Каменевой Екатерине Александровне.

Владимир проснулся как обычно – последнее время позже семи часов утра не просыпался, а так хотелось подрыхнуть. Он надеялся, что когда выйдет на пенсию выспится, чёрта с два, ничего не получалось, привычка выработанная годами, сильней твоего желания. Не ты организму – организм определяет твои возможности и желания.
Он хотел потянуться, но не получилось, почему – то желание пропало, в голове промелькнуло – расти перестал – решил вставать, валяться не было ни какого смысла. Надо было позавтракать , физиономию, слегка опухшую после сна, привести в порядок. К десяти часам обещала прийти Света, доченька любимая, самый важный человечек в его жизни. Она ему вчера звонила и очень волновалась. Всё ли у него в порядке, не решил ли он от обиды на организацию, которой доверял, ускорить своё пребывание на этой грешной земле – повод для этого – думать у неё был. Она была в курсе всех его передряг, которые шли рядом с ним как ни странно почти постоянно. А это была особенная из ряда простых серых полос – выпадающая – настоящая чёрная полоса. Это было не забыть. Света, чтобы как – то снять у него стрессовое напряжение, пообещала ему: Пап, завтра приду, и мы с тобой на твою малую родину съездим – «Царское село».
Дело от которого его трясло. Когда начинал, ему представлялось, что выеденного яйца не стоит, оказалось, он ошибся по крупному – верней будет считать, что не он ошибся – подлость по свету циркулирует повсеместная. Зло и добро рядышком по жизни стометровку бегут.
35. Владимир — 312 тыс. знк.
ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ МОЕГО МУЖА

1.
Случаются ли такие совпадения? Но если они случились, значит случаются. Но уж точно не чаще, чем раз в жизни. И то далеко не в каждой жизни. А вот в моей это произошло. Я стояла и не знала, что делать, как поступить.
Впрочем, вижу, вам не нравится стиль моего изложения, уж больно все не понятно, туманно. Хорошо, попробую рассказать все по порядку. С некоторых пор я предполагала, что это может случиться, я имею в виду одно из двух совпадений. Про второе у меня даже и мыслей не было. Не верила в такую возможность, уж слишком невероятной она мне казалась. Итак, про первое совпадение. Претендентов занять эту должность было достаточно, я сама могу составить весьма длинный список ни на одну страничку из более достойных, чем я кандидатур. Хотя кое-какие приметы, что все же выбор падет на меня, имелись. Сергей, точнее Сергей Вадимович Гороховский вдруг стал вести со мной довольно странные разговоры. Сначала я недоумевала, затем кое-какие догадки стали проникать в мой не натренированный долгими размышлениями женский мозг. И все же я до самого финиша не позволяла себе верить в такую лучезарную перспективу. Я давно взяла себе за правила: обнадежишь себя в чем-то, потом это не происходит, начинаешь расстраиваться. А зачем мне лишние расстройства, без них жизнь куда приятней. Еще в юности один мудрый (или он мне тогда таким казался) человек однажды мне сказал: чем меньше надеешься, тем больше получаешь. Счастье не в том, чтобы иметь много, а в том, чтобы иметь всегда чуть-чуть больше, чем хочется обладать.
36. Муратов Петр Юрьевич — Сказы про бизнес (рассказы сибирского предпринимателя) 271 тыс. знк.
Муратов П.Ю.

СКАЗЫ ПРО БИЗНЕС
(рассказы сибирского предпринимателя)

Компаньону Евгению,
супруге Светлане посвящаю

Вступление

Таких «сказов» в нашей стране можно услышать миллионы. Кому-то они могут показаться самыми обыкновенными, ничем не примечательными – нашел-де чем удивить. Не спорю, это не мемуары олигархов, которые могут поведать нечто такое... Зато мои Сказы автобиографичны и правдивы, их герои живут среди нас, все персонажи абсолютно реальные. Кому-то я изменил имя, кому-то – нет, а кого-то не назвал по имени вообще.
Не раз сюжеты будущих Сказов излагались мною устно в различных компаниях, и всегда воспринимались слушателями очень живо. Но слово прозвучит и исчезнет. И, со временем, всё забывается. Как говорил Проспер Меримэ, одну книгу в жизни может написать каждый. Может. Но далеко не каждый это делает. Однажды я попробовал, и первая моя книга «Встретимся на «Сковородке» (воспоминания о Казанском университете), вроде бы, получилась. Как сказал один мой читатель, чувствуется, что написано непрофессионалом, зато точно не на заказ. И, говорит, присутствует самое главное: «схвачен» и воспроизведен колорит места и времени. Но если удалось передать ощущение времени относительно стабильного периода нашей истории – последней пятилетки «развитого социализма», то события более поздних «веселых» времён тем более должны получиться колоритно и объемно.
37. Владимир Вейс — Исповедь проститутки 47 тыс. знк.
Глава первая о Борисе, его дочке и оргазме

Я поднимаю руку.
Хотя этого можно было и не делать.
Владелец «вольво» остановился не сразу, а чуть проехал.
Я его понимаю. Если не сотни глаз, то десятки видят эту картину – девушка лёгкого поведения, стоящая на обочине одной из оживлённых трасс города, ловит клиента. Особенно любопытны пассажиры общественного транспорта и маршрутных такси.
Но я не девушка лёгкого поведения! Ошибаетесь! Самого что ни на есть тяжёлого!
Владелец иномарки мужчина средних лет. Ему, судя по инею на висках, чуть за сорок. Он не перегибается через переднее сиденье, чтобы открыть мне дверь. Я знаю таких: они уверены в себе только с теми, кто зависим от них. И слегка трусливы. Остановиться чуть дальше – это подстраховка.
Я открываю дверь:
- Не передумал, - спросила я уже на сиденье, и сразу лезу в сумочку за сигаретами с ментоловым запахом. Он перебивает запах мужчины, лезущего ко мне с поцелуями. В тот самый момент. Подобные клиенты зомбированы своими жёнами, которые знают, что делают: «Ты меня поцелуй сначала, подогрей, а после…» Или в тот самый момент: «Ну, целуй меня, целуй!»
Пряча пачку сигарет в сумочку, показываю клиенту упаковку презервативов. Они у меня обычные. Навороченные пусть покупают сами клиенты!
Затем подсаживаюсь ближе к водителю. Моя рука делает рекогносцировку. Это поглаживание ног мужчины, нежный обжим. Ответная реакция говорит о том, что особых извращений можно не ожидать. Хотя ничего полностью нельзя предугадать.
- Ладно, - мужчина достаёт свои сигареты и прикуривает от зажигалки в приборной доске, и в этот момент я подумала, что мы знакомы, - брось ты это!
38. Уставший Кривич. Каменев — ПРОВОКАЦИЯ 30 тыс. знк.


ПРОВОКАЦИЯ

На добро, отвечай добром, на зло – справедливостью. Конфуций.

Просыпаться не хотелось, всегда хочется ещё чуть – чуть понежиться. Ночь беспокойная была, ворочался всё время с боку на бок – кружилась голова – химеры снились и только под утро по-настоящему заснул. Виктор лежал в постели с закрытыми глазами и рядом с ним крепко прижавшись, печаль лежала. Она его уже, как год не покидала – жалела. Вспоминать ни чего не хотелось, но куда денешься, когда мозг так устроен и тебя не спрашивает, а сверлит твои клетки грустными воспоминаниями – терпи. Пока склероз войну им не объявит и не возьмёт всё под свой административный контроль.
Печаль, как женщина родная, вместе с ним переживала, всё понимала, но была настырна и постоянно ему напоминала: расслабься, раскройся, груз с души с ними и легче станет, но Виктор, как мог, сопротивлялся, пока она его так достала, что не выдержал и решил кусочком жизни поделиться. Вдруг на самом деле легче станет, а возможно кому поможет…
Но, чтобы полностью всё наболевшее излить, должна быть грамотейка, которой, как раз и не хватало, ведь в институтах не учился, образование, как Рэй Брэдбери, в библиотеках получал – расширял свой узкий кругозор. Всё остальное, чем обладал – шахматы научили аналитику с логикой познать, что помогло в дальнейшем меньше спотыкаться, когда нужно мог веское слово сказать, хотя признаться надо на жизнь он не в самоварную трубу смотрел – изнанку видел не понаслышке, пришлось не раз соприкасаться. Не только розы нюхать, но и в говне купаться.
39. Владимир — 783 тыс. знк.

Рай

Познание горько: кто глубже всех познал,
Тот плачет над роковой истиной –
Древо познания не есть древо жизни.
Лорд Байрон

Из-за того, что истина нам кажется такой
невероятной, мы избегаем ее познание
Гераклит


Настоящий путь открытий не в поиске
новых пейзажей, а в приобретение новых
глаз
Марсель Пруст

Часть первая
Глава 1
Это был самый печальный год моей жизни, год крушения всех моих надежд. Все началось с развода. Наш брак с Мариной давно шел к своему краху, хотя я все же до самого последнего момента надеялся на то, что каким-то чудом удастся сохранить этот союз. Но то, что должно случится, непременно случится, и она подала на развод. Ни уговоры, ни мольбы, ни обещания ничего не действовали, она была непреклонна, как уверенный в своей правоте инквизитор, и довела это дело до логического финала.
Для меня это был не просто крах моей семейной жизни, это был крах самих ее основ. Моя любовь к жене однажды вспыхнула, как факел, и с тех пор накал пламени ничуть не ослабел. Но если в начале жар огня воспламенял и ее, то со временем она загоралась от него все меньше и меньше. Было много причин, почему это происходило, но я не стану их тут препарировать, подобно патологоанатому заниматься их вскрытием.
40. Владимир Вейс — Солнечность 5 тыс. знк.
Вчера Максима посетило удивительно прекрасное настроение, какого уже давно не было. Словно вернулась молодость с вечерним ярким, но уже не жарким солнцем. Да, эта солнечность, осветившая давно забытые уголки его души, в которых он увидел свою молодость, почувствовал её безмятежную радость.
Вечером он сел за компьютер и, открыв сразу же свою страничку на литературном портале, стал записывать вчерашнее состояние души. И оно было великолепным, и слова ложились тесным рядком, отчего просторно гуляли мысли и чувства. Он описал вчерашнее состояние, всё больше входя в творческий азарт, и уже раскручивал незатейливый сюжет. Как там, в прошлой жизни, с раннего утра он был в дальнем колхозе, поговорил с председателем хозяйства, главным агрономом, побывал на ферме под лукавыми взглядами доярок и мычание коров, отобедал в местной столовой прекрасными наваристыми щами и, отказавшись от председательской машины, сел в рейсовый автобус. Как раз во время, потому что на крышу пазика обрушился озорной послеобеденный дождь и исчез, как и появился.
И вот тогда он вспомнил Олесю. Это произошло на автостанции, когда он проходил через зал ожидания мимо плачущей девушки. Остановился.
- Что у вас случилось?
- Кошелёк потеряла?
- А если мы нагнёмся?
Что он и сделал тогда, подняв из-под скамейки кошелёк.
- Бабушкин, что ли? – спросил он насмешливо, подавая затёртый мужской бумажник.
- Нет, мой, - радостно отвергла другое притязание Олеся и так улыбнулась Максиму, что он вспомнил о маме, когда она его встречала из школы. – Это дедушка мне дал.
- А что вы здесь делаете?
- Поступать приехала в авиатехникум.
- На пилота? – удивился Максим.