Прочитать Опубликовать Настроить Войти

Рекомендуем прочитать

1. Vladimir Sanier — Могила пока подождёт 32 тыс. знк.
МОГИЛА ПОКА ПОДОЖДЁТ
+ + +
Промозглое сентябрьское утро выдалось на редкость мерзким в этот яркий период эпатажного увядания окружающей природы. Арктический циклон налетел печенегом и неожиданно нагнал столько серости, заляпав ею небо так, что, казалось, ночь ещё не закончилась, хоть на часах показывало половину восьмого. Пронизывающий резкий ветер бесцеремонно теребил рекламные панно, электрические провода, ветви деревьев, тонко высвистывая разбойный мотив. Сверху накрапывала мелкая, противная морось. На улице понуро брели, согбенные, как бурлаки на Волге, редкие прохожие, зябко кутающиеся в застёгнутые на все пуговицы плащи и куртки.
Направляясь к окраине, по городу бешено мчался, с включённым проблесковым маячком и орущей звуковой сиреной, автомобиль скорой помощи. Подворачивающиеся на дороге другие авто живо прижимались к обочине, пропуская вперёд кричащее чьей-то бедой, тревожно раскрашенное красными крестами, транспортное средство.
В кабине «скорой» находились двое в белых халатах. Изнурённые рутинной заботой о страждущих, они отнюдь не обременяли себя осознанием присутствия посторонней боли, с которой повседневно вынуждены были сталкиваться по роду своей профессиональной деятельности. Тот, что сидел справа от водителя, вяло произнёс:
- Синоптики предвещали на ближайшие три дня сильные магнитные бури. Теперь надо ожидать обострения болезни у гипертоников.
Водитель, слегка повернув голову вправо, поддержал разговор:
- Да, тяжело придётся в эти дни метеозависимым людям.
2. Муратов Петр Юрьевич — «Эй, вратарь, готовься к бою!» 27 тыс. знк.
«Эй, вратарь, готовься к бою!»

Эта история случилась в далёкие 70-е годы, в пору моего насыщенного разноцветного казанского детства.
Четвертый учебный год начался для меня с неприятной неожиданности: лучший друг одноклассник Валерка Денисов перешел в другой класс — из «А» в «В». Дело в том, что классным руководителем 4«В» назначили Зою Ивановну, у которой когда-то училась мать Валерки. Без него своей жизни в «А»-классе я уже не представлял, а потому тоже попросился в новый класс. Бывшие одноклассники, встречаясь со мной в коридорах школы, года два укоряли: «Предатель, предатель...»
Однако в новом классе мне была уготована непростая жизнь. Валерке было попроще, ибо его мать работала учителем в нашей школе. Большинство учеников 4«В» были знакомы между собой с самого раннего детства: их переселили из каких-то бараков с Суконной Слободы. Многие байки о прошлом так и начинались: «Когда мы жили в Старых бараках...» «Мазу» в классе держали двое: Шамиль Хайбуллин, по кличке «Шампунь», и Толя Коровин, по кличке «Куцый». Между собой «авторитеты» класса были не очень, у каждого имелись свои «приближенные». Куцый, вдобавок, был на год старше остальных учеников.
Решающее значение для веса в коллективе имело наличие старших братьев или просто «наставников». Так и говорили: «Он ходит с таким-то». «Такой-то», разумеется, должен был принадлежать к числу «блатных», как они себя называли. Хулиганьё обитало повсюду, их дух, своеобразная субкультура, казалось, были разлиты в воздухе той, прежней Казани. «Нормальный» пацан стремился выглядеть приблатненным, культивировал в себе бойцовские качества — бесстрашие, агрессивность и умение драться.
3. Владимир — Пыль на зеркале 415 тыс. знк.
П Ы Л Ь Н А З Е Р К А Л Е

"Земную жизнь, пройдя до половины, я очутился в сумрачном
лесу."
Данте

I
Лето выдалось необычно дождливым, каждый день начинался и кончался ливнем, солнце лишь изредка выглядывало из-за туч и тут же снова скрывалось за мрачными облаками.
Когда Дмитрий достал из почтового ящика красивый конверт и извлек из него необычайно учтивое письмо, в котором Церковь Всеобщего Единения приглашало его отправиться на религиозный семинар в Крым, то первое желание, что у него возникло, - это выбросить приглашение в мусоропровод. Ехать туда он не собирался, хотя бы по одной причине - ему просто нечего там делать. И все же откуда им известен его адрес? И тут же вспомнил, что собственной рукой вписал его в блокнот Питеру.
" А все-таки они умело работают - эти ловцы человеческих душ, - подумал он. - Ведь у него с ними не было никаких серьезных контактов, случайно оказался на их мероприятии и тиснул об этом малюсенькую заметку. И вот они его уже записали в свой актив, приглашают на семинар. Ну, черт с ними".
Однако вечером с дачи неожиданно приехали жена с дочерью, и он переменил решение. К удивлению Дмитрия, Валентина не только одобрила его намерение принять приглашение, но даже вполне искренне обрадовалась тому, что в такие нелегкие времена ему выдалась возможность "бесплатно прокатиться к морю".
Через несколько дней они отправились на вокзал. Они стояли на платформе, жена давала ему последние указания, он же, наблюдая за вокзальной толчеей, почти не слушал ее. Мимо него шли люди, которые словно бурлаки тащили за собой гигантские баулы и чемоданы.
4. Юрий — Т. № 93. Пожелания, всем хорошо знакомой незнакомки. № 15 тыс. знк.
ВНИМАТЕЛЬНО СЛЕДИТЕ ЗА ЗНАКАМИ!
Реплика одной полоумной старухи, везде таскающейся с запеленатым поленом.
Кажется из телесериала Твин Пикс.
----Привет! Я Пьер! Хотя какой я к черту Пьер! Я Петр, по нашему просто Петро! Это меня так Пьером, один мой знакомый ныне уже покойный,/царствие ему небесное/, француз называл, - Жорж, /как Помпиду/. Хотя какой он к черту Жорж? И уж тем более, какой он к черту француз! Родители его из Мариуполя, лет двадцать назад выехали за бугор, и сейчас живут в Париже, а он Жорж, этот самый, по-нашему, просто Жорик, по-нашему, по хохляцки – Жорка. Так вот. После того как Жорика не стало, его, вы не поверите – асфальтоукладчик, раскатал, как тесто, на вареники… Прямо на автобусной остановке, он там один стоял, курил, наверное, он очень много курил, я ему всегда говорил, что эта зараза, /в смысле сигареты, загонят его раньше времени в могилу/. А вот и ошибся, оказалось, что ему не сигарет нужно было бояться, а асфальтоукладчика. Прикиньте, новая фобия в психиатрии могла появиться, /боязнь асфальтоукладчиков/. Хотя, если честно, при всем моем уважении к нему, я все равно ну ни как, ну хоть режьте меня, хоть ежьте, не мог понять раньше, как это можно быть таким лохом, что бы попасть под такую махину. И не заметить. Правда, это я раньше, не мог понять, а после того как получил от него /мыло/, с его последними исследованиями и чертежами, то к факту его гибели, глупой во всех смыслах, я уже отношусь не просто как к несчастному случаю, а как к проявлению, некоего высшего предназначения, или если хотите рока, а может просто и заслуженной расплаты за то,
5. Владимир Вейс — Солнечность 5 тыс. знк.
Вчера Максима посетило удивительно прекрасное настроение, какого уже давно не было. Словно вернулась молодость с вечерним ярким, но уже не жарким солнцем. Да, эта солнечность, осветившая давно забытые уголки его души, в которых он увидел свою молодость, почувствовал её безмятежную радость.
Вечером он сел за компьютер и, открыв сразу же свою страничку на литературном портале, стал записывать вчерашнее состояние души. И оно было великолепным, и слова ложились тесным рядком, отчего просторно гуляли мысли и чувства. Он описал вчерашнее состояние, всё больше входя в творческий азарт, и уже раскручивал незатейливый сюжет. Как там, в прошлой жизни, с раннего утра он был в дальнем колхозе, поговорил с председателем хозяйства, главным агрономом, побывал на ферме под лукавыми взглядами доярок и мычание коров, отобедал в местной столовой прекрасными наваристыми щами и, отказавшись от председательской машины, сел в рейсовый автобус. Как раз во время, потому что на крышу пазика обрушился озорной послеобеденный дождь и исчез, как и появился.
И вот тогда он вспомнил Олесю. Это произошло на автостанции, когда он проходил через зал ожидания мимо плачущей девушки. Остановился.
- Что у вас случилось?
- Кошелёк потеряла?
- А если мы нагнёмся?
Что он и сделал тогда, подняв из-под скамейки кошелёк.
- Бабушкин, что ли? – спросил он насмешливо, подавая затёртый мужской бумажник.
- Нет, мой, - радостно отвергла другое притязание Олеся и так улыбнулась Максиму, что он вспомнил о маме, когда она его встречала из школы. – Это дедушка мне дал.
- А что вы здесь делаете?
- Поступать приехала в авиатехникум.
- На пилота? – удивился Максим.
6. Владимир — Второе пришествие 702 тыс. знк.
Второе пришествие

1.
Введенский решил отправиться к отцу на электричке. Так было и спокойней и проще. На шоссе сплошные заторы, придется долго стоять в них. А ему сейчас не хочется это делать. Лучше спокойней добраться до цели по железной дороге. А заодно без помех еще раз обдумать предстоящий разговор. Никаких сомнений, что он будет не легким. Вернее, он не правильно подобрал слово, он будет самым тяжелым в его жизни. Это он предчувствует. Даже если последует разрыв, не стоит об этом сожалеть. Есть вещи посерьезней и поважней. Он слишком долго шел к этому, столько раз все обдумывал. Иногда хотелось отказаться и от своих мыслей и от написания книги. Но все то время, что он работал над ней, непрерывно ощущал, как двигает им вперед неведомая сила. Сначала он сомневался в ее присутствии, полагал, что это внешнее воздействие ему только кажется. Но чем дольше продолжалась работа над рукописью, тем все больше уверялся, что это не выдумка, не иллюзия. Она есть, руководит им, направляет и определяет его мышление и поступки. И тогда он брался за труд с новой силой, с еще большим усердием. Он должен был его завершить, несмотря на сомнения и даже страх. Точнее, это не совсем правильный оборот речи, он должен был его завершить именно благодаря сомнениям и страхам, прочно поселившимся с некоторого времени в его душе. Но с какого-то момента он вдруг понял: их преодоление и является его главным делом, для этого он и пишет страницу за страницей. Не останавливаться – вот главная задача, потому что если это случится, это станет не только его поражением.
7. Владимир Партолин — Повесть послехронных лет 281 тыс. знк.
Владимир Партолин

Повесть послехронных лет

1

Переключившись в режим телефона, Хизатуллин ответил:
— "Полковник Хизатуллин, слушаю". — "Закончила правку первой части. Будет время, прочти. Файл под именем "ppl". — "Ночь работала, куда спешишь?" — "От Франца есть что?" — "Я бы сразу позвонил… Твой брат даст о себе знать и вернется, я в этом уверен. Верь мне. Вместе закончите роман". — "Ты предлагал участие, соавторство и информацию". — "Утром сброшу текст, а пока вычитаю, поправлю, может, что-то. Встанешь, уже будет". — "Пока". — "Целую".
Хизатуллин подключил служебный компьютер к домашнему, нашел поисковиком и открыл файл с обозначением "ppl".
Написать роман его идея. Позавчера, в день снятия грифа "СЕКРЕТНО" с операции под кодовым названием "Миссия бин", в которой Франц был задействован, жена зашла проведать своячницу, сели разобрать семейный архив и обнаружили старый — дохронных еще лет — диск с литературными произведениями. Один из текстов был авторизирован именем "Покрышкин" . Прозвище Франца. Позвонили в штаб, нашли в секретном отделе и попросили срочно вернуться к себе в кабинет, где ждал сюрприз — на мониторе дневник друга, школьных, еще дохронных лет. В отделе он просматривал записи-ком ротного каптенармуса, кока и самого комроты майора Франца Курта. Годы эти документы пролежали в сейфе, знал о них кроме него, начальника управления контразведкой, только командующий. Секретность сняли, потому-то и пришла в голову мысль использовать воспоминания Франца и записи-ком его подчиненных — написать книгу.
8. Mari Sharlie — Круглые столы короля Артура. 59 тыс. знк.
Людям не нужен резон, чтобы сделать то,
что они хотят, им нужно оправдание. ( С. Моэм)

Четверг. Пасмурный и дождливый. Я сидел за столом в моем кабинете и писал письмо. Письмо следующего содержания:

"Дорогая Лилит! Считаю своим долгом Вас уведомить, что после того, что произошло вчера, наше совместное дело больше не имеет смысла. Не вините себя. О последствиях не беспокойтесь, формальности я улажу. Думаю, что лучше нам больше не видеться.
Анри."

Я писал быстро и небрежно, моя перьевая ручка то и дело ставила кляксы. Я поставил подпись и позвал слугу. В комнату вошел пожилой сгорбленный человек, но с живым, несмотря на свой возраст, блеском в глазах.
- Жан, передай письмо мадам Алар.
- Хорошо, - кивнул он и двинулся к выходу.
- Подожди, - остановил его я. – Ты не должен отправлять ей письмо на городской адрес.
- Как же я тогда передам его?
- Сегодня она должна быть в Версале в три часа дня.
- А если я ее там не встречу?
- В таком случае, иди прямо от вокзала и сверни в первый переулок справа. Там у третьего дома будет стоять старая ваза. Брось письмо туда.
- Но ведь на улице дождь, мсье. Чернила размоются.
- Ты меня хорошо слышишь?
- Да, мсье, я все сделаю.

Жан вышел, и какое-то странное чувство всколыхнулось во мне.

Знаете ли вы, какую эйфорию, какой азарт испытывает игрок? Вряд ли это можно описать.
Когда ты вечером идешь в клуб на очередную игру, названия которой ты даже не знаешь… Когда ты садишься за этот круглый, пропахший картами и спиртным, стол, обитый зеленым сукном…Когда карты начинают хрустеть в твоих руках, глаза горят, сердце учащенно бьется,
9. Муратов Петр Юрьевич — Синдром Сарафанова (или как мне однажды пригодилось уличное казан... 12 тыс. знк.

«Из комнаты выходит Васенька. Он в телогрейке, за его плечами рюкзак.
ВАСЕНЬКА. Большое оживление в семейной жизни… Ну что ж, продолжайте, я желаю вам всего хорошего.
САРАФАНОВ. Сынок-сынок, неподходящий момент для выяснения наших семейных...
ВАСЕНЬКА. Нет, папа! На этот раз ты меня не остановишь.
БУСЫГИН. Послушай, старина, бросай мешок, не надо так спешить.
ВАСЕНЬКА(Сарафанову) Зачем ты ходил к ней ночью? Кто тебя просил?
САРАФАНОВ. Сынок, я хотел тебе добра, я делал это всё для тебя.
ВАСЕНЬКА. Лучше бы ты обо мне не заботился! Прощайте!
САРАФАНОВ. Я прошу прощения, я на колени встану перед тобой, но я запрещаю тебе уходить.
БУСЫГИН (Васеньке). Послушай, старина, а как же наш уговор?
ВАСЕНЬКА. Пусти! Вы все мне осточертели! (Сарафанову) Видеть тебя не могу! (Бусыгину) И тебя тоже!
САРАФАНОВ. Что ты сказал? Так о родном брате?(Указывает на дверь) Убирайся! Сию минуту! Силой тебя оставлять не будем! Убирайся!..»
Александр Вампилов. «Старший сын»

Мы были добрыми соседями много лет еще с общежитских времен. Занимали по комнатке в угловом «аппендиксе» у туалета. Трудились также на одном предприятии: мы с супругой — на производстве, мать-одиночка Валя — в техническом бюро. Наши дочери были ровесницами.
И как же мы обрадовались новому соседству, получив квартиры в одном углу лестничной клетки панельной девятиэтажки, дверь в дверь. Всегда учтиво раскланивались, христосовались на пасху, менялись куличами, поздравляли друг друга с новым годом. Присматривали в их отсутствие за кошкой, а Валя, помнится, печатала мне реферат.
10. Владимир Вейс — Любовь с учительницей 14 тыс. знк.
Весенняя маета. Игорь долго стоял у окна и смотрел с высоты второго этажа, как люди шли мимо дома. Солнце вытапливало с тротуаров и крыш остатки снега. Везде была вода. Она лилась сверху, стекала по желобам, струилась по асфальту. Прохожие шли по разным делам. И зачастую они не обращали внимания на окружающее. Их привлекали магазин, собес, сберкасса. Все это было на первом этаже противоположного дома...
За спиной Игоря ударили куранты старинных домашних часов. Юноша вздрогнул и обернулся: половина двенадцатого. Надо собираться в школу. Он подумал о Галине Александровне. Хотел увидеть, поймать на себе взгляд ее серых глаз, услышать свою фамилию и вопрос: «А ты что думаешь Привалов?» И был готов ответить целой тирадой о творчестве Гоголя, о том, почему во многих его произведениях присутствуют фантастические образы.
На его столе лежит трехтомник Николая Васильевича с множеством закладок.
Ах этот долгожданный первый урок! Вторым идет немецкий язык. Потом физра, математика, химия… И он знал, что в течение всего дня его мысли будут постоянно возвращаться к Галине Александровне. Почти его сверстница с красивым лицом, изящной фигурой и гордой походкой балерины.
Игорь считал, что между ними возникла какая-то неведомая пока ему связь. Он даже не сомневался, что они способны читать мысли друг друга, как одногодки в одной семье. Со стороны выходило так, будто Галину Александровну, как ученицу, сидящую рядом с ним за одной партой, вдруг попросили провести сначала один урок. Показательный. А потом еще и еще. И каждый раз в ее взгляде Игорь читал обещание вернуться к нему. Или ему все это показалось и он так бредит?
11. Муратов Петр Юрьевич — СОП (или как я однажды работал лесником) 43 тыс. знк.
СОП
(или как я однажды работал лесником)

Эта история произошла в январе 1984 года. Я, дипломник Казанского университета и заядлый турист, столкнулся с проблемой: не с кем сходить в лыжный поход в свои последние студенческие зимние каникулы. Большинство знакомых туристов либо уже окончили ВУЗы, либо, как и я, стали дипломниками. Безусловно, выполнение дипломного проекта – безоговорочный приоритет, и некоторым было явно не до каникул. Но у меня, к счастью, возможность куда-нибудь вырваться появилась: я шёл с опережением графика выполнения дипломной работы. Однако один за другим «обломились» все варианты походов.
И тут в голову пришла идея, как совместить приятное с полезным – слиться с природой и поработать на общее благо в нашей университетской дружине «Служба охрана природы», сокращенно «СОП».

Казанский университет первым в Советском Союзе открыл на биолого-почвенном факультете специализированную кафедру «Охрана природы». На момент моего поступления (правда, на другую кафедру) она продолжала оставаться единственной и уникальной во всей стране – молодые энтузиасты дела защиты природы, желавшие посвятить этому свою жизнь, ехали поступать отовсюду.
Создателем и первым заведующим кафедры «Охрана природы» был профессор, доктор наук Попов Виктор Алексеевич – настоящий подвижник и пламенный защитник природы. Много пришлось потрудиться, прежде чем возникла кафедра его мечты. И мне приятно осознавать, что первые в стране выпускники со специальностью «охрана природы» вышли из стен моей Альма-матер.
12. Aлександр Соколов — АГАФАНГЕЛ 252 тыс. знк.
21+
Повесть содержит гей-тематику
Случайная встреча зрелого мужчины с девятнадцатилетним юношей, пробудившая в нем глубокое чувство, заставляет его заново осмыслить многое из того, что он выстрадал и обрел в себе на непростом жизненном пути. Окажется ли он способен сохранить себя и это чувство, не утратив любви к Богу? Сумеет ли пожертвовать самым дорогим ради счастья любимого человека? Эти и многие другие вопросы предстоит решить герою...
Автор категорически не рекомендует к прочтению не достигшим совершеннолетия.


1.



Пасха тогда случилась ранняя. Прощеное воскресенье пришлось почти на середину февраля. Василий не помнил такого раньше. А может, просто неоткуда ему было помнить – ведь четыре с половиной десятка лет из пяти прожитых он был далек от всего этого.
Вырос он самой обыкновенной безбожной семье совслужащих, к тому же, распавшейся, едва ему исполнилось восемнадцать. Родителям было важно лишь только, чтобы ребенок был не хуже других и непременно оправдал большие надежды в будущем. Однако Василию хотелось другого – самостоятельности. Причем, не видимой, а полной – жить и решать проблемы только самому. И не когда-то, а сейчас, сразу.
Не оправдавший ожиданий родителей выбором профессии продавца, дававшей по его расчетам простой и надежный путь к независимости, после развода он стал им лишь помехой. Общими усилиями они сделали непутевому сыну отдельную однокомнатную квартиру, благо прокормить себя он мог сам, и с усердием принялись обустраивать свои начатые с чистого листа жизни.
13. Андрей Лалош — О происхождении имени Иван 85 тыс. знк.
Рекомендую сразу скачать pdf файл статьи по ссылке:

https://sites.google.com/site/ounce777/moi-knigi/o-proishoz

Текст статьи содержит иллюстрации и различные типы шрифтов, которые никак не отобразятся в формате txt.

Во второй половине ХХ века, после сближения СССР и ряда латиноамериканских стран, мода на славянское имя Иван (в написании Iván) пришла во многиеиспаноязычные, а затем и в португалоязычные страны (в написании Ivão или Ivã). При этом исконные варианты имени Иван (исп. Juan — Хуан и порт. João — Жоао/Жуан) также очень популярны. Помимо имени Иван, в испанском языке конца ХХ — начала XXI веков модными стали и другие славянские имена (например, Владимир в форме Vladimir с ударением на последнем слоге и др.) Данные имена были популяризированны в том числе благодаря испанским и португальским теленовеллам (браз. персонаж Иван Аугусту в телесериале «Нежный Яд»,Бразилия, 1999 год, а также персонаж Иван Нойрет в испанском сериале Чёрная лагуна, 2007-2010). Имя Иван получило распространение также и среди латиноамериканского населения США, особенно на юго-западе страны и, в меньшей степени, среди афроамериканского населения страны в форме «Ivan» (произн. «Айвэн»).
Соответствия
У других народов имени Иван соответствуют имена:
Вано (груз.)
Ванятка, Янка, Ясь (ласкат. белорусск.),
Иоганн, Йоханн, Ганс (нем.)
Жуан (португ.)
Джованни, Джанни (итал.)
Джон (англ.)
Иуане (осет.)
Жохан (казахск.)[источник не указан 161 день]
Жан (фр.)
Иви (удм.)
Иво (хорв.)
Иоанн, Иоханан (црк. -слав.)
Йаван (чув.)
Йен (шотл.)
Йенс (швед., норв.)
Ийбу (кар.)
Йонас (лит.)
Йован (серб.)
Йыван (мар.)
Ованес (арм.)
14. Муратов Петр Юрьевич — Встретимся на Сковородке (воспоминания о Казанском университете) 394 тыс. знк.
Пётр Муратов

ВСТРЕТИМСЯ НА «СКОВОРОДКЕ»
(воспоминания о Казанском университете)

ВСТУПЛЕНИЕ

ВОСПОМИНАНИЕ ПЕРВОЕ
«Человечный человек» и идейная наковальня университета

ВОСПОМИНАНИЕ ВТОРОЕ
«И всё кругом колхозное, и всё кругом – моё!»

ВОСПОМИНАНИЕ ТРЕТЬЕ
Как я нарушал государственную границу, или «наши люди» всюду

ВОСПОМИНАНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ
Месть неудачливого ухажёра…………

ВОСПОМИНАНИЕ ПЯТОЕ
Памяти Ирины Мисюровой…………..

ВОСПОМИНАНИЕ ШЕСТОЕ
Как я работал лесником

ВОСПОМИНАНИЕ СЕДЬМОЕ
Как я защищался

ЭПИЛОГ


Моим одногруппникам Андрею Ширшову, Елене
Ильиной, Ирине Скипиной, Валерии Бойко и
Татьяне Клоковой посвящаю

Вступление

Я – довольно типичный представитель поколения, чья юность и молодость пришлась на 70-е и 80-е годы минувшего века. Уроженец Казани, выпускник Казанского университета, ныне живущий в Сибири и ностальгирующий по родному Татарстану. Однажды я почувствовал неодолимую тягу рассказать о своей студенческой молодости. И вот пишу, что к этому подтолкнуло?
Известно: «времена не выбирают, в них живут и умирают…» Поэтому описать своё студенчество – значит описать своё время. Тем более, пять моих студенческих лет выпали на самую последнюю пятилетку «развитого социализма». Менее чем через год после окончания мною университета начнется горбачёвская перестройка, которая похоронит под собой и страну, и строй, затем последуют годы «ельцинских реформ». События тех времён широко растиражированы и общеизвестны.
15. игорь николаевич григорови — отче наш 227 тыс. знк.
ОТЧЕ НАШ

1
«И будет в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши, и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляться будут; и на рабов Моих и на рабынь Моих в те дни излию от Духа Моего, и будут пророчествовать; и покажу чудеса на небе вверху и знамения на земле внизу, кровь и огонь и курение дыма: солнце превратится во тьму, и луна в кровь, прежде нежели наступит день Господень великий и славный; и будет: всякий, кто призовет имя Господне, спасется».
- А не обратил ли ты внимание на народ сей? Народ сей на пути полного развращения… Но у Меня там есть два избранных отрока… Вот ради них и спасу остаток.
Ангел Распорядитель воздал славу Творцу, принял благословение и, не пользуясь телепортацией, крыльями, лифтом, в раздумье прошествовал долу. Прозрачные золотые ступени лестницы спускались вплоть до самой земли, пронизывая небеса солнечным лучом, так что обозревались все семь небесных уровней. Но ангелу сейчас не было дел до небесной жизни. А взгляд его устремился на обитателей земли, за которых и хлопотал Вседержитель. И даже не на обитателей земли устремлялся ныне взгляд ангела, а на их душу, на их внутренний мир.

Какие тут душевные муки, извечный поиск истины, созерцание, умиротворение, всепрощение… Камень брошен – и бегом за новым, ибо сосед уже бросает свой. А тут подтянулись и другие ближние. Ехидненько так наблюдают,- глаз с прищуром, рот в ухмылки, злорадство пятнами по телесам открытым проступает, внутрях и по груди чесоточный зуд, а в паху и в зобу – отрыжка вековой неприязни.
16. Андрей Лалош — "Выбор невесты" - ключ к "Щелкунчику" Гофмана! 6 тыс. знк.
Это небольшое дополнение к опубликованному ранее произведению " Комментарий к сказке Гофмана Щелкунчик и мышиный Король." Ссылка на pdf документ:

https://sites.google.com/site/ounce777/kommentarij-k-selkun

Суть дополнения заключается в том, что "Выбор невесты" Гофмана является своеобразным ключём к сказке "Щелкунчик и мышиный король".
То есть в этом произведении сам Гофман напрямую назвал тех, кого он подразумевал под мышами в Щелкунчике. Рекомендую прочесть все произведение. Но для тех, кто ленится читать все, могу дать отрывки из него по данной теме.

Вот два отрывка из него:

Золотых дел мастер пристально посмотрел на старика и на Тусмана и затем, обращаясь к последнему, спросил, как-то странно засмеявшись:
- А слыхали ли вы про историю о еврее Липпольде, разыгравшуюся в тысяча пятьсот семьдесят втором году? - и прежде, чем Тусман успел ответить, продолжил:
- Еврей этот, пользовавшийся полным доверием курфюрста, был первым ростовщиком в стране и снабжал деньгами всех и каждого, в какой угодно сумме. Наконец, однако, был он обвинен во множестве мошеннических проделок и потребован к суду. Но тут, вследствие ли своей ловкости или с помощью каких-либо других средств, или, как многие подозревали, просто подкупом приближенных к курфюрсту, только ему удалось оправдаться вполне и сохранить прежнюю милость курфюрста, приказавшего отдать его только под присмотр бюргеров в собственном его доме на Штралауэрштрассе. Раз случилось, что Липпольд поссорился с женой, которая, рассердясь, сказала так громко, что слова ее слышали все:
17. Муратов Петр Юрьевич — Сказы про бизнес (рассказы сибирского предпринимателя) 271 тыс. знк.
Муратов П.Ю.

СКАЗЫ ПРО БИЗНЕС
(рассказы сибирского предпринимателя)

Компаньону Евгению,
супруге Светлане посвящаю

Вступление

Таких «сказов» в нашей стране можно услышать миллионы. Кому-то они могут показаться самыми обыкновенными, ничем не примечательными – нашел-де чем удивить. Не спорю, это не мемуары олигархов, которые могут поведать нечто такое... Зато мои Сказы автобиографичны и правдивы, их герои живут среди нас, все персонажи абсолютно реальные. Кому-то я изменил имя, кому-то – нет, а кого-то не назвал по имени вообще.
Не раз сюжеты будущих Сказов излагались мною устно в различных компаниях, и всегда воспринимались слушателями очень живо. Но слово прозвучит и исчезнет. И, со временем, всё забывается. Как говорил Проспер Меримэ, одну книгу в жизни может написать каждый. Может. Но далеко не каждый это делает. Однажды я попробовал, и первая моя книга «Встретимся на «Сковородке» (воспоминания о Казанском университете), вроде бы, получилась. Как сказал один мой читатель, чувствуется, что написано непрофессионалом, зато точно не на заказ. И, говорит, присутствует самое главное: «схвачен» и воспроизведен колорит места и времени. Но если удалось передать ощущение времени относительно стабильного периода нашей истории – последней пятилетки «развитого социализма», то события более поздних «веселых» времён тем более должны получиться колоритно и объемно.
18. Vladimir Sanier — Чужбина не встречает коврижками, гл.1,2 26 тыс. знк.
ГЛАВА ПЕРВАЯ

Наконец-то закончилась предполётная лихорадка, шереметьевский аэропорт остался внизу, а гигантский «Боинг» мощно набирал высоту. Бушевавшие во мне страсти постепенно улеглись, я вновь обрёл утраченную было способность непредвзято и трезво ощущать окружающее пространство. Ближайшими моими соседями оказалась чилийская чета с тремя детьми школьного возраста. Они возвращались домой из отпуска, который провели в Швеции. Я жаждал общения с выходцами из того мира, попасть в который так долго стремился. Мои попутчики тоже не прочь были скрасить время за приятной беседой. Глава семейства Диего – маленький смуглый брюнет отличался непривычной для глаза северянина подвижностью, даже скорее вертлявостью, которая делала его похожим на избалованного недовоспитанного ребёнка. Собственно, он первым и заговорил со мной.
- Не правда ли, очень душно в самолете? - скороговоркой протараторил Диего по-испански.
Я совершенно не знал языка той страны, в которую устремился, а посему ответил моему собеседнику необъятной располагающей улыбкой и угодливо закивал головой. Брюнета это, видимо, вдохновило и он стал более активно приставать ко мне. На что мне оставалось лишь глупо улыбаться и согласно кивать в такт. Через некоторое время новоявленный знакомый вперил в меня вопрошающий взгляд, видимо, ожидая ответа на какой-то свой вопрос. Я же, ни черта не понявший его, отчётливо ощутил, что впервые столкнулся с языковой проблемой. Что же было делать? Этого я пока не знал. Но латиносы удивительно коммуникабельны. Несмотря на то, что его беседа не находит взаимности, Диего продолжал обращаться ко мне – немому соучастнику одностороннего диалога.
19. Владимир Вейс — Воображение как память 9 тыс. знк.
Я – обычный чиновник, заведующий группой инженеров. Название моей «конторы» вряд ли что вам даст. Скрывая от друзей и знакомых, пишу небольшие литературные произведения. Это – испорченность школьной поры, когда учительница русского языка и литературы говорила, что у меня богатое воображение.
Оно-то и заставило меня учудить, когда я предложил жене рассказать о первой с ней встрече. Мы живем с ней почти четверть века.
Она пожала плечами, прекрасно зная предмет разговора.
- Нет, не той встречи, - сказал я, - когда я увидел тебя в вашей библиотеке, а самой первой.
- Разве раньше мы с тобой встречались?
- Да, - твердо сказал я. - Только в нашей памяти эти встречи не уложились. Представь, как это было.
- Так это было или ты выдумываешь?
- Сама поймешь. Когда я учился в десятом классе, то каждый вторник ходил с другом в мастерские на практику. Они находились в цехе вагонного депо, и путь лежал мимо вашей школы. В первый же сентябрьский вторник ворота школы были открыты, и возле них на переменах резвилась школьная детвора.
Мы с Витькой Семеновым ожесточенно спорили о проблемах Вселенной, перекрывая уличный шум криком своих глоток, извергавших понятия о «черных дырах», «парсеках», «геометрии Лобачевского» и прочем. Возраст был такой. И не слышали, как на нас наседал какой-то транспорт, кажется, легкий трактор с прицепом. И только звонкий голос какой-то девчонки привел нас в чувство.
Она крикнула: «Мальчишки, трактор!»
Всего два слова. Это была ты. Как ты там оказалась? У вас закончился первый урок. Ты, как прилежная ученица, стояла у ворот с учебником и запоминала прошлогодние уравнения.
20. Мария Наклейщикова (Машук) — Вертушка 65 тыс. знк.
Мама – человек, который, увидев 4 куска пирога на 5 едоков,
скажет, что ей никогда его и не хотелось
(Т. Йордан)

Лучшие дни, которые я всегда буду помнить из детства: летние вечера, когда мы с отцом ходили ставить машину в гараж. Это было настоящее приключение: перейти небольшую речку по двум трубам и не упасть, полюбоваться на ландыши, разыскать дикую землянику... А в гараже жили две ящерицы, с которыми любили поиграть, ещё можно было посидеть в машине и поизучать все кнопки. По дороге домой наши тени на асфальте становились длинными, строгими, и я радовалась, что, хотя я еще мелкая, моя тень уже выросла... И тогда, в шесть лет, я сказала себе, что запомню эти вечера на всю жизнь. Однажды все закончилось... Я и не подозревала тогда, как надолго моё голубое небо закроется грязно-серыми рваными облаками, словно в один миг жизнь перевернулась с ног на голову... Тени исчезли, лета я более не замечала, но навсегда остались картинки и ощущения мимолетного праздника. Каждый раз, когда наступает осень, я перелистываю эти снимки моей памяти...
(Helga Snowy, vk.com/snowyhelga)
* * *

Кирпичный дом, казавшийся дворцом,
Дощатым, недокрашенным крыльцом
Глядит во дворик сонно. И акаций
Давно уже оборваны стручки.
С отцом прилежно курят мужички,
Понурые в дыму своих простраций.

И к радости сопливых пацанов –
Соседка одинокая блинов
Выносит щедро масляную гору.
Удобства во дворе. И рыжий кот
Хозяином на лавочке живёт –
21. Марат Галиев — Девочка-блюз 60 тыс. знк.
1.
Просочившиеся пиликающие монотонные звуки разбудили Академика как раз в то время, когда он наблюдал интересный сон – какое-то значимое из прошлой жизни событие. Он еще слышал, как вокруг галдели и смеялись люди, даже узнавал некоторые голоса, но лиц, как ни пытался, не мог разглядеть. Кто-то подал ему стакан, налил шампанское, затем в его руках оказались цветы. Понимая, что видение уходит, Академик стиснул зубы и попытался уцепиться за последний кадр – зачем-то запущенный им самим же в небо белый букет. Увы. Все вдруг застыло подобно картонной декорации, скомкалось и исчезло где-то в области затылка. Академик медленно открыл глаза. К его огорчению, оказалось, что, собственно, сна он и не запомнил. Осталось лишь нежное и немножко грустное послевкусие. Ему подумалось, что это несправедливо.

Сны приходили к Академику редко. Светлые, можно сказать, и вовсе. Чаще, приняв к ночи привычную дозу пойла, он просто проваливался, чтобы очнуться на рассвете с чугунной головой и суицидальными мыслями.
Из самых светлых - как-то приснилась Анапа, где много лет назад отдыхал с семьей. Он держал на плечах маленькую дочь и приседал с ней под набегающую волну. Супруга все пыталась добросить до них большой разноцветный мяч. Машенька от удовольствия визжала и тянула ручонки, но мяч уносило ветром.
Прошлой зимой, к удивлению, ни с того ни с сего привиделся пионерский лагерь «Связист», куда его до седьмого класса отправляли каждое лето. Он наблюдал себя одиноко сидящим у пионерского костра и недоумевал куда подевались остальные дети.
Иногда, словно в издёвку, находил деньги, отчего просыпался с ухмылкой.
22. Руденко Вадим Петрович — ДЕД МОРОЗ ИЗ КРАКОВА. 12 тыс. знк.
ДЕД МОРОЗ ИЗ КРАКОВА.
Под Новый Год решили мы с Серым подзаработать. У знакомой, работающей в театральной студии, арендовали два костюма Дедов Морозов и одной Снегурочки, со всей вытекающей атрибутикой (в атрибутику входили даже тексты поздравительных новогодних речевок). И арендовали, кстати, выгодно. Серый починил ей телевизор – бесплатно, а она нам костюмчики от Ив Сент Санта Клауса, которые были писком лапландской моды лет так тридцать назад.
Что ни говори, а бартер стал лозунгом жизни. На должность Снегурочки пригласили Ирку. А Ирка, я вам должен заметить, это девчонка еще того розлива. Без всяких сценариев, такую поздравительную речь может тиснуть, что любые будни покажутся праздником. Ира даже запищала от восторга, причем на самой высокой ноте, которую смогли выдать на-гора ее голосовые связки, что мы ее тоже берем в дело.
Дали объявление в газету и стали ждать заказов. Да, действительно, заказы пошли, но все сплошь какие-то нестандартные.
Первым у нас был заказ от женщины, возжелавшей кроме стандартных дедоморозовских услуг еще и цыганский хор. Цыганского хора у нас под рукой не было, потому сошлись на том, что Ира споет – **Очи черные**. Бедной Ирочке пришлось петь эту песню на **бис**, аж шестнадцать раз. Могло быть и больше. Так как компания гостей под каждое исполнение **Очей** поднимала и выпивала по бокальчику. Потом кричали:**бис**, и опять наливали себе в бокальчики. Но, после шестнадцатого раза, исполнение цыганской классики пришлось прекратить, так как среди гостей не осталось, ни одного, по-настоящему сильного, могущего поднять такую тяжесть, как бокальчик. Правда, **бис** еще кричали, но как-то вяло, не дружно. Не было уже того энтузиазма, какой буял в начале концерта.
Ну, что ж, цыганский хор из одного человека и встреча Нового Года лицом в салате – это явно по-русски.
23. Быков Юрий Анатольевич — Не читайте на ночь Кафку 39 тыс. знк.


1
Запах колбасы густо вливался в ноздри, мощным натиском будоражил рецепторы, и от возникавшей истомы покруживалась голова. Колбаса была языковая – в белом окаеме жирка и круглых вставках из него же на нежно-розовом срезе. Да…и запах, и вид были отменные!
Но наслаждался ими Селищев с тревогой: вдруг колбаса закончится раньше, чем подойдет его очередь? Продавщица и так уже несколько раз выкладывала из холодильника новые батоны колбасы, а в секундный распах дверцы было невозможно разглядеть, сколько их там остается.
У Селищева упало сердце, когда перед ним купили последние полкило. К тому же внезапно Селищев обнаружил: продавщица поразительно похожа на его злобную соседку Зою Никифоровну – та же стать, то же мясистое лицо, редкие усики – и ему сделалось еще хуже. Но неожиданно миролюбиво «Зоя Никифоровна» сказала:
- Вам сколько?
Селищев растерялся.
- Сколько вам взвешивать? – повторила она.
- Килограмм! – решил не мелочиться Селищев.
- С вас 260 рублей.
Он отсчитал деньги. Продавщица взяла их и … удалилась.
« Наверно, в этом холодильнике колбаса закончилась, пошла к другому,» - подумал Селищев.
Вскоре продавщица вернулась, неся белую картонную коробочку, - в такие обычно кладут пирожные. Ее она протянула Селищеву.
- Что это? – опешил он.
- Колбаса! – возмутилась продавщица, и от нее, как от настоящей Зои Никифоровны, завеяло опасностью.
Селищев торопливо поддел пальцем крышку коробки и заглянул внутрь. Там лежало несколько штук чего-то мясного, серого и бугристого, похожего на люля-кебаб.
- А где же языковая?
Продавщица будто и не слышала его:
- Брать будете?
24. Gelin — Проект Виридана 8 тыс. знк.
Проект Виридана

Он поселился у главного входа в офис. Такой толстенький ухоженный негр. Кудрявая борода выкрашена хной - значит мусульманин и денег на бухло просить не будет. Чистюля: в сортир ходит в нашу кофейню, а не ссыт прямо на асфальт как тот другой - бородатый с русской наколкой, что сидит на углу 18-й и Пенсильвании. Дважды за полгода видел этого "Колю - светлого ангела", как можно прочесть через драную майку, справляющим нужду прямо перед аптекой лицом к дороге. Не стесняясь никого и не боясь вооруженных ментов. Мой же принес стул и днем сидит на нем рядом со своим ложем. Добрая улыбка. Глаза немного сумасшедшие, но, с другой стороны, какой нормальный бы жил, так как он.

Теперь жабе - моему супервайзеру женского рода - негде ставить велик. Голландка не может без велосипеда летом и без коньков зимой. Пусть терпит. Мелочь, а приятно. Пришла жаловаться, и я посоветовал обратиться в полицию. "Так она (полиция) и приедет", - подумали мы каждый про себя.

Надо поддержать парня. Денег не просит, но от протянутого доллара не отказался. Жаба увидела и сказала с укором, что теперь бродяга точно не уйдет. Ну и пусть не уходит. Благодаря ему, еще и эти вечно счастливые итальянцы-курильщики ушли подальше от здания и не раздражают звероподобным хохотом и дурацкими "buon giorno" каждой блондинке на моей стороне улицы.

В шесть в парчок перед входом в главное здание приезжает кормушка. Мой (уже мой!) бродяга набрал себе белых коробок с объедками. Я спросил, впервые обратившись к нему, откуда еда, имея в виду кухню для бездомных, но тот обхватил коробки, как будто я хочу их отобрать.
25. Ива Столярова — Мертвый город 21 тыс. знк.
«МЕРТВЫЙ ГОРОД»

Сальников с трудом узнавал любимые места и уже жалел о внезапном приступе романтизма, согнавшем его с дивана. Приветливый в ясную погоду пейзаж сейчас был почти пугающим. Под колесами скользила непослушная дорога, дворники лимузина то и дело размазывали по стеклу рыжую жижу. Кто ж мог подумать, что ноябрь начнется в сентябре! За окнами автомобиля коричневыми хлопьями летела грязь. Там холодно, очень холодно. Промозгло и сыро. А в машине тепло и сухо. И музыка ничего.

***
Десять лет назад ради теплой машины с музыкой кандидат филологических наук Денис Андреевич Сальников оставил преподавание и перебрался в Москву осваивать новую профессию менеджера.

Хотя имя его укоротилось и стал он просто Дэном, самоуважения и денег в кошельке прибавилось. Он дорос до завотделом не последней столичной компании и мог бы позволить себе отпуск на теплом заграничном пляже, но скучал. Ему не хватало громогласной суеты университетских коридоров, студенческих походов, летних экспедиций по деревням, которые с таким трудом он выбивал у начальства.

Фольклорная практика канула в Лету вместе с союзом братских республик. Да и была эта практика формальной. Привозили студентов всегда в одну и ту же деревню, к одним и тем же прирученным бабушкам, которые привычно пели одни и те же песни, рассказывали одни и те же байки.

Свалился же на голову сонного, замученного нехваткой финансов деканата горячий амбициозный парень, который для своей диссертации выбрал бесперспективную тему об отражении в этнофольклоре синкретизма верований и культов славянских и финно-угорских народов Поволжья. И ведь не столько по библиотекам сидел, как делают сегодня все нормальные аспиранты, сколько мотался со студентами по лесным деревням, выканючивая у приветливых, но не словоохотливых аборигенов приметы, предания и сказки.
26. Ольга Денисова — Взгляд Вселенной 42 тыс. знк.
Ольга Денисова

Рассказ

(фэнтези)

Взгляд Вселенной
(страницы из дневника космополита)

От автора.
Три основные религии возникли сравнительно недавно. Буддизм, самая древняя мировая религия, возникла в 5 – 6 веке до н. э. иудаизм – в 1 тысячелетии до н. э. Христианство – в 1 веке н. э.

Я попыталась понять, а что же было ранее? Во что верило человечество до возникновения мировых религий. Попыталась проанализировать и пофантазировать…

«В глубинах мирокружного кристалла,
Который как властитель наречен,
Под чьей державой мертвым зло лежало»

/Данте Алигьери, «Божественная комедия», «Рай», песнь 21; ст. 25./.

«Суд же состоит в том, что свет пришел в мир;
но люди более возлюбили тьму, нежели свет,
потому что дела их были злы.»

/Святое Благовествование от Иоанна. Гл. 3; ст.19./

Хронология моей жизни

Я воплотилась – в розовых пеленках. Открываю глаза – мама! Но она как будто бы - …испугалась моего взгляда.

Один год. Я – в центре круга. Мама, бабушка, прабабушка протягивают руки. Зовут…
Два года. Печка. Тепло. У нас – гости. Мне дают очищенное от кожуры яблоко…

Мои родственники. Вроде бы добрые люди, но какие-то взбалмашные. Радуются – пустякам. Ссорятся – по пустякам…

Новый год. Мелодия «Рио-рита». Кукла Алена. Под подушкой – шоколадные конфеты, мандарины…
Жар! Больница. На кровати – деревянная подставка. Обед… Требуют полоскать горло. Не умею! Ругаются…

Рядом кровать красивой девочки Риты. Она лидер. Я молчунья. Она меня иногда обижает. Потом – начинает мириться. Я ее не понимаю. Но, со слезами на душе, - прощаю…
27. Юрий — Т. №28. Изверг в джакузи. 18 тыс. знк.
Этот ежедневный, /хотя все-таки правильнее будет сказать ежевечерний, или даже еженощный/, ритуал наш герой, - назовем его просто писатель, или сочинитель, соблюдал свято, и неизменно с самого раннего детства. С того самого дня, когда однажды его мама, и так и эдак уговаривая своего непослушного сына выйти на улицу, для того, что бы перед сном справить малую нужду, позвала его, не опостылевшим словом – пописать, а сказала: Пойдем, сынок посчитаем звезды! Это необычное и показавшееся ему тогда, сразу же романтичным, и даже сказочным предложение, он принял безоговорочно, и с той самой ночи, обязательный поход, или выход на улицу, для того, что бы перед сном сделать несколько десятков глотков свежего лесного воздуха, ну и заодно и опустошить мочевой пузырь, превратился для него в некий, свято соблюдаемый ритуал. Он очень любил комфорт, и встроенные в квартире и в загородном доме туалеты, а также, аккуратный домик, спрятанный в зарослях, под вековыми соснами, куда, как говориться даже особы королевской крови, ходят без охраны.
Сколько гениальных мыслей, пришло в его голову, именно в моменты абсолютного расслабления, на этих самых унитазах, или в домике, под вековыми соснами, но с наступлением темноты, он ненавидел туалеты, имеются в виду встроенные унитазы, или построенные аккуратные домики, где ни будь в зарослях под вековыми соснами, и предпочитал справлять малую нужду, просто так на природе, под кустом или просто спрятавшись за угол здания. Зимою, эта его привычка, становилась проблематичной, /имеется в виду время когда выпадал снег/, но и тут его острый ум, нашел выход,
28. Антон Лосевский — Лет семь 25 тыс. знк.
При слове «школа» в уме мигом всплывали многослойные картинки разного качества из лохматого прошлого. Именно школа собирала их в одно. Школа не в качестве типовой постройки-коробки как образовательного учреждения, а, скорее, как отрезок жизни или состояние ума, безвозвратно утерянное, словно смутное воспоминание из прошлой жизни. В первую очередь припоминались различные анекдоты и приколы из школьной жизни, которых с лихвой хватило бы на специальный выпуск журнала «Анекдоты, приколы, байки, сканворды, афоризмы, гороскопы всего за десяточку». Но как забыть и то щемящее чувство, когда начинают просить к доске? Хорошо еще если наугад, будто в морском бое, тогда есть шансы уцелеть, но вот когда волна идет по ряду и с каждой минутой все приближается, вот тогда-то становилось достоверно остро и стремно. И как спасителен в такую минуту бывал звонок. И если после перемены намечалось продолжение той же экзекуции, то всегда можно было сказаться больным, или просто беспричинно уйти домой, чтобы так и не сказать им ничего.
А в целом учебный процесс слабо увязывался с детством, перерастающим в юность, каким-то он всегда являлся навязанным и принужденным. Подлинная школа жизни начиналась на перемене, когда лучший друг исхитрялся подпалить муху, бьющуюся в окно, а та вдруг неожиданно пахла жареным на всю рекреацию. Когда же звучал звонок на большую перемену, тогда и в мозгах происходила соответствующая большая перемена, и все парни класса, кроме обязательных изгоев, не сумевших себя проявить и поставить, устремлялись играть в вампиров.
29. Владимир Вейс — Исповедь проститутки 47 тыс. знк.
Глава первая о Борисе, его дочке и оргазме

Я поднимаю руку.
Хотя этого можно было и не делать.
Владелец «вольво» остановился не сразу, а чуть проехал.
Я его понимаю. Если не сотни глаз, то десятки видят эту картину – девушка лёгкого поведения, стоящая на обочине одной из оживлённых трасс города, ловит клиента. Особенно любопытны пассажиры общественного транспорта и маршрутных такси.
Но я не девушка лёгкого поведения! Ошибаетесь! Самого что ни на есть тяжёлого!
Владелец иномарки мужчина средних лет. Ему, судя по инею на висках, чуть за сорок. Он не перегибается через переднее сиденье, чтобы открыть мне дверь. Я знаю таких: они уверены в себе только с теми, кто зависим от них. И слегка трусливы. Остановиться чуть дальше – это подстраховка.
Я открываю дверь:
- Не передумал, - спросила я уже на сиденье, и сразу лезу в сумочку за сигаретами с ментоловым запахом. Он перебивает запах мужчины, лезущего ко мне с поцелуями. В тот самый момент. Подобные клиенты зомбированы своими жёнами, которые знают, что делают: «Ты меня поцелуй сначала, подогрей, а после…» Или в тот самый момент: «Ну, целуй меня, целуй!»
Пряча пачку сигарет в сумочку, показываю клиенту упаковку презервативов. Они у меня обычные. Навороченные пусть покупают сами клиенты!
Затем подсаживаюсь ближе к водителю. Моя рука делает рекогносцировку. Это поглаживание ног мужчины, нежный обжим. Ответная реакция говорит о том, что особых извращений можно не ожидать. Хотя ничего полностью нельзя предугадать.
- Ладно, - мужчина достаёт свои сигареты и прикуривает от зажигалки в приборной доске, и в этот момент я подумала, что мы знакомы, - брось ты это!
30. Зыков Денис — Чужие здесь не ходят 59 тыс. знк.



- А дело было летом. Вот как шас. Ну точно помню, ей-ей,- дед Силантий перекрестился и посмотрел на присутствующих.
- Да ладно тебе старый, брехать почем зря! Ну что опять на молодых страху наводишь? Тьфу на тебя, окаянный,- продавщица сделала вид, что сплюнула, укоризненно посмотрев на старика,- Уже в который раз тебе говорю, а ты всё одно и тоже. Зачем портить людям отдых? Будут потом тебя костерить почем зря.
- А сама ты што?
- Што сама?- продавщица передразнила деревенскую интонацию и говор старика.
- Сама не боисся по ночам гулять?
- Да ну тебя к лешему,- продавщица СельПО Сапрыкина махнула на деда рукой и ушла в подсобку, бормоча что-то себе под нос.
- Ну дед, давай, расскажи, не томи,- студенты обступили старика со всех сторон. Егор усмехнулся, складывая продукты в сумку. Он эту историю, о пожаре в психбольнице, еще в старой Базилеевке, уже слышал. Слышал, когда они с мужиками приезжали в здешние края на карася, по весне. Тогда бывший сторож, а ныне просто старик и пенсионер, местный старожила дед Силантий, пудрил им, полупьяным мужикам мозги страшилками, у ночного костерка, там на Архиманке. А сейчас вот «лечит» молодых интернов, приехавших на практику в новый, отстроенный после того злосчастного пожара дурдом. Но тем не менее Егор уходить не торопился, дед Силантий был знатным рассказчиком.
- Ага, вот я и говорю. Как токма его тада привезли, я сразу почуял- чевой-то недоброе будет, ага. Какой-то он странной был. Этот… Пашка, Пашка как его… едрить его душу мать.
- Да не Пашка это был вовсе, не Пашка! Пень старый! Уже всё на свете перепутал,- из глубины подсобки послышался голос не молодой уже продавщицы.
- Как не Пашка? А кто ж тада?- дед почесал затылок, сдвинув, высохшей культей набекрень, выцветший фетровый кепарь.
31. Игорь Волознев — Портрет баронессы Зиммерштадт 49 тыс. знк.
ПОРТРЕТ БАРОНЕССЫ ЗИММЕРШТАДТ

Сюжет повести «Портрет баронессы Зиммерштадт» отчасти похож на сюжет гоголевского «Носа». В рассказе Гоголя от человека отделяется нос и бродит сам по себе; в нашей повести от человека отделяются гениталии. По вечерам они уходят от своего хозяина, молодого художника Деймона Росса, и возвращаются под утро. По ночам у него между ног голое место. И хотя гениталий нет, Деймон чувствует их. Он лежит и чувствует, как они где-то чем-то занимаются…

Портрет баронессы Зиммерштадт

Юная баронесса Алисия Зиммерштадт сидела в спальне перед зеркалом, готовясь ко сну. Пылал камин, в потемневших окнах отражались огоньки свечей. Зима в этом году выдалась на редкость промозглая. Из-за тумана и туч, которые почти не рассеивались, в Аддисберге вечерело рано. Горожане едва успевали тушить огни после долгих утренних сумерек, как приходилось снова зажигать их при наступлении раннего вечера.
Пока служанка расчёсывала на ночь её роскошные тёмно-каштановые волосы, Алисия рассматривала своё отражение в зеркале. Ей только что принесли букет от герцога Мариано Де Пре, её жениха. В записке было всё то же самое: герцог признавался в любви и назначал свидание.
- Вы не виделись с герцогом целую неделю, - заметила служанка. - Он наверняка недоволен, что вы не поехали сегодня на бал.
- Но я же больна, - возразила Алисия капризно. - Здешний климат вреден для меня, и притом в доме постоянные сквозняки. Даже здесь сквозит.
И правда, несмотря на пылающий камин, особого тепла в спальне не чувствовалось. Городской туман, казалось, проникал сюда через все щели.
Баронесса плотнее укутала плечи в шиншилловый мех.
32. alekseevia — Повести Ильи Ильича. Часть 3 61 тыс. знк.
Иван Алексеев
ПОВЕСТИ ИЛЬИ ИЛЬИЧА
Часть 3
Санкт-Петербург
Написано пером
2014
Смерти в семье и неустроенность детей заставляют героя заключительной повести Ильи Ильича задуматься о непрочности земного благополучия и искать смыслы жизни.
Привыкнув действовать решительно, он многое успевает за отпуск. Видит пропадающие и выбирающиеся на прямой путь тропинки. Слышит гул безвременья и отклики живых, ставших мертвыми. Прикасается к силе вихря, несущего волю.
Жизненные обстоятельства начинают складываться в его пользу, и он надеется, что если обо всем, что придумано на земле, думать своей головой, и крепко верить в то, что есть в душе с самого детства, то с божьей помощью можно выбраться на прямой путь.
www.napisanoperom.ru
Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.
Оглавление
5. За отпуск
Привычный круг (1)
Мертвые и живые (2)
Сила света (3)
Вместо послесловия

Мертвые и живые (2)
- Все твои бумаги должны быть на месте, - чуть испуганно ответила Волину мать. - Я прибрала их в папочку. Приготовлю к твоему приезду.
Услышав мамин голос, Николай Иванович отметил, как она постарела. Нехорошо, что он три года не был дома. Как ни объясняйся семейными обстоятельствами, а все-таки нехорошо.
- Коля, а мы ведь написали в Белоруссию, и нам ответили, - сказала мама. – Они подтвердили, что все правильно, и Николай есть в списках. В письме написано, в какой деревне захоронение, и к кому можно обратиться, чтобы нам его показали. Вот папа идет к телефону, он тебе лучше расскажет.
33. Катерина — Сигареты прикончат тебя 59 тыс. знк.
Как же здорово ночью в Москве!!! Витрины и яркие вывески заливают улицы пошлым разноцветным светом. Так и не понять – это еще сумерки или уже глубокая ночь? Гуляют какие-то парочки… Он ощупывает самые укромные уголки ее тела, а она, ничуть не стесняясь, ржет от его нелепых шуток… Пьяные опухшие бомжи спят с перепоя в подземных переходах и видят сны о своем счастливом детстве… Машины носятся туда-сюда, даже в 4 часа утра! И кому нужно ездить в 4 утра??? А все-таки они создают такое ощущение, что ты не одна, что вокруг тикает жизнь. Эти машины подрезают друг друга, наконец вырвавшись из дневных пробок, бибикают и радуются, как собака, которую наконец-то вывезли из квартиры на природу. Они останавливаются у обочины и снимают дешевых, ярко накрашенных проституток… Ветер разносит пустые полиэтиленовые пакеты всех окрасов и мастей, как будто ставит балет в стиле модерн. Сколько в Москве этой радостной, отвязной, беззаботной пошлости!!! Такое ощущение, что как только стрелки часов переваливают за двенадцать, город превращается в тинэйджера! И просто хочется расставить руки в стороны и бежать, вдыхая запах пролитого на асфальт пива! Бежать, бежать и улыбаться!!!
Вот до какого состояния можно довести человека. Я бежала вдоль дороги (к ларьку) за сигаретами, в 4 часа утра. Я не могла уснуть! Я торопила завтрашний день! Я просто, наконец, в конце-концов жила! ЖИЛА!!! Сама! Одна! У меня никого не было, и мне от этого было щекотно в груди… И мне так это нравилось! Хотя поначалу я боялась, что «съеду с катушек»…

Выдержка из моего дневника:
34. Муратов Петр Юрьевич — Сказ про туристов 76 тыс. знк.
СКАЗ ПРО ТУРИСТОВ

Памяти друзей Ирины Мисюровой, Сергея Пантюшина
и Александра Брызгалова

Давно хотел написать что-нибудь про нас, туристов. Нет, не про тех, кто пялится в окно автобуса или крутит баранку авто, не тех, кому зычный экскурсовод бойко приказывает: «Посмотрите направо, посмотрите налево!» И даже не про тех, кого сплавляют по рекам или таскают по горам нанятые профессиональные инструктора, хотя счастливый владелец путевки, одевший рюкзак, взявший в руки весло или оседлавший коня, уже вызывает уважение. Нет, не про них. А про самодеятельных туристов, это беспокойное племя горников, водников, «пешеходов», лыжников, спелеологов… Про тех, кому не надо растолковывать смысл словосочетания «категорированный спортивный поход», кто всегда улыбнется человеку, сходившему, например, в горную «пятерку». Это как пароль: «свой» – «чужой». «Свой» примет и оценит, а «чужой» и не поймет в чем дело: «Что-что? Куда сходил? В какую-такую «пятерку»? А зачем?» И сразу же чувствуешь внутреннее расположение к «своему» или, напротив, усталую скуку к «чужому». Действительно, «зачем»? «Зачем ходить» – не объяснишь, да и пытаться объяснить «зачем ходить» – лень или пустая трата времени.
Долго думал, как выстроить фабулу повествования, чтоб читалось с интересом и «своими», и «чужими». Просто рассказать про походы, красоты гор и рек, трудности преодоления маршрутов, туристский фольклор? Банально – подумалось мне, ведь информации на эту тему – море. Хотя, стоит заметить, к теме туризма я уже пару раз примерялся и в книге «Встретимся на «Сковородке», и в «Сказе про кольцовское чудо». Что же можно поведать нового?
35. Владимир — Последний бастион 513 тыс. знк.


Последний бастион

Посвящается Дине Кирнарской

Глава первая

1

Как всегда после репетиции Княгинин чувствовал себя усталым и опустошенным. А сегодня это ощущение было особенно сильным. Хотя нагрузки были самые обычные, даже немного меньшие, чем всегда. Он закончил минут на пятнадцать раньше, чем удивил своих музыкантов. Его оркестранты привыкли к тому, что он все делает строго по расписанию. Если занятие должно длиться два часа, оно будет длиться ровно два часа. Ни минуты больше, ни минуты меньше. Такой порядок Княгинин завел вскоре после того, как возглавил коллектив. Он считал, что если существует во всем строгая дисциплина, то так легче управлять людьми. Музыканты же народ не самый дисциплинированный в мире, если произведение им нравится, репетировать они могут часами, но только тогда, когда им вздумается, когда есть настроение. Он хорошо это понимает, потому что по природе сам такой. Но они не могут себе позволить подобную расхлябанность, график выступлений и гастролей очень жесткий. Как и конкуренция. Слава богу, они в последнее время, как говорит Струмилин, на коне, приглашения выступить так и сыплются. И не только в своей стране, но почти со всего мира. Иногда у него даже возникает желание отказаться от некоторой их части. Во-первых, это не идет на пользу их игре, не всегда удается до конца отработать произведения, так как хотелось бы ему. А во-вторых, такой напряженный распорядок жизни все же несколько выматывает.
36. Aлександр Соколов — Я ТЕБЕ ВЕРЮ! 276 тыс. знк.
Повесть содержит гей-тематику
В порыве помочь случайно встреченному в метро, неадекватно ведущему себя парню, герой отправляется вместе с ним в поездку, во время которой им суждено многое вместе пережить, что приведет к пробуждению глубокого чувства друг к другу.

Уважаемый читатель.

Все персонажи этой повести и географические подробности вымышлены. Возможные совпадения с реальными событиями и людьми случайны.

Считаю своим долгом предупредить о наличии нескольких откровенных сцен и отдельных моментов использования героями в диалогах ненормативной лексики.

Также убедительно прошу Вас воздержаться от прочтения, если Вы пока еще не достигли совершеннолетия.

С уважением.

Автор.

1.

Уже совсем стемнело, когда Толик вышел из кинотеатра.
Фильм ему не понравился, но он не жалел о потраченном времени. Толик любил захаживать в этот кинотеатр потому, что здесь демонстрировались фильмы на оригинальных языках с субтитрами, и это помогало ему попутно тренировать свой английский. Да и публика была несколько иная, чем в других. Крутили здесь, в основном, артхаус, привлекавший ценителей такого кино, а смотреть фильм в компании единомышленников ему было приятнее, чем среди «попкорновой», как называл ее про себя Толик, публики. Кстати, попкорном здесь тоже не торговали принципиально. Все вместе взятое, хотя кинотеатр был самым обыкновенным, а помещение уже давно нуждалось в основательном ремонте, создавало каждый раз впечатление временного отключения от тривиальности.
Толик взглянул на часы и неспешно направился по Покровке в сторону центра. До встречи оставалось более часа.
37. Наталья Ветрова — СТРАСТИ ПО ПАДИШАХУ 539 тыс. знк.


СТРАСТИ ПО ПАДИШАХУ
1.
Море - хрустальная мечта жителей среднерусской равнины. Особенно, юных ее обитателей. Шесть студенток - самая дружная и самая броская на факультете компания, - успешно завершив третий год своего обучения в одном уж очень заумном техническом институте, заслужили благосклонное расположение своих родителей не только за положительные оценки, но и за стойкие моральные качества! И в связи с этим получили прекрасную возможность месяц или даже полтора - все зависит от того, как будут тратиться денежки! - понежиться на Черном море.
Отправились к морю две Иры, две Лены, Катя и Мила. Мила - ласковое от Людмилы. Пунктом назначения был выбран Сочи, город сказочной красоты и неземной жизни. Так, во всяком случае, представлялось нашим милым девушкам. Там, у моря, все ослепительно яркое, совсем не такое, как дома, в нечерноземной полосе, где тоже, кстати сказать, полно своих прелестей. Но эти прелести были свои: куда они денутся? Дождутся - ведь никто не собирался убегать от них, разве что на месяц-другой! Так что никаких обид ревнители местных красот не должны держать на юных красавиц, которым так захотелось морских чудес, пальм, южных звездных ночей и ослепительно-ярких солнечных дней!
Эйфорию предстоящих радостей не снизило даже то обстоятельство, что девушки не смогли достать билеты на один поезд, а самолетом показалось слишком дорого и страшновато. Их прибытие к вожделенному морю растягивалось на три этапа и четыре поезда. Первый этап - два поезда прибывали в Сочи в четверг днем, в первой его половине, разница всего-то в три часа. Этими поездами ехали две Иры и Мила.
38. Владимир — 783 тыс. знк.

Рай

Познание горько: кто глубже всех познал,
Тот плачет над роковой истиной –
Древо познания не есть древо жизни.
Лорд Байрон

Из-за того, что истина нам кажется такой
невероятной, мы избегаем ее познание
Гераклит


Настоящий путь открытий не в поиске
новых пейзажей, а в приобретение новых
глаз
Марсель Пруст

Часть первая
Глава 1
Это был самый печальный год моей жизни, год крушения всех моих надежд. Все началось с развода. Наш брак с Мариной давно шел к своему краху, хотя я все же до самого последнего момента надеялся на то, что каким-то чудом удастся сохранить этот союз. Но то, что должно случится, непременно случится, и она подала на развод. Ни уговоры, ни мольбы, ни обещания ничего не действовали, она была непреклонна, как уверенный в своей правоте инквизитор, и довела это дело до логического финала.
Для меня это был не просто крах моей семейной жизни, это был крах самих ее основ. Моя любовь к жене однажды вспыхнула, как факел, и с тех пор накал пламени ничуть не ослабел. Но если в начале жар огня воспламенял и ее, то со временем она загоралась от него все меньше и меньше. Было много причин, почему это происходило, но я не стану их тут препарировать, подобно патологоанатому заниматься их вскрытием.
39. Уставший Кривич. Каменев — РАССУЖДЕНИЯ 7 тыс. знк.


РАССУЖДЕНИЯ

(Глупость – это не преступление)

Дело было вечером, делать было не х** - Сергей лежал на диване и сам с собою рассуждал о превратностях жизни. Вспомнился ему рассказ Джек Лондона: «Под палубным тентом».
Джентльмены рассуждают о прекрасном. А что самое прекрасное в жизни? Женщина! Это как бы и не должно обсуждаться, но правда жизни иногда вносит коррективы. Правда она тоже в женском роде может много красочных нюансов в жизнь привнести. Краски так перемешает, что мягкие постельные тона закроют вход в огненное пространство ада.
Вот один из джентльменов настолько расчувствовался, что тему тонкую затронул: Можно ли леди назвать свиньёй? Он был настолько категоричен в своей правоте, что эмоционально ни желал слушать, ни чьих аргументов – утверждал: только сам джентльмен, будучи похожим на свинью может сказать, что женщина свинья. С ним спорить было, бесполезно старались и не спорили.
Но чтобы не спорить с такими джентльменами, упёртыми с которыми спорить вообще – то бессмысленно другой джентльмен решил случай из жизни рассказать в качестве доказательства противоположного мнения.
Звали его Трелор – ровным спокойным тоном, как написано у Лондона начал он свой рассказ. Сергей помнил только суть, но в этом и был заложен главный смысл.
Элита, - которая находилась на пароходе, в то время так было принято называть круизные судна – развлекалась, монетки в океан бросала в количестве неограниченным, а пацаны туземцы с палубы парохода за ними ныряли, и очень были этим довольны,
40. Сергей Ермолов — Несогласные. рассказ 41 тыс. знк.
Сергей Ермолов

Несогласные

Рассказ

Я выхожу на улицу в скверном настроении. Я угнетен, разбит, все тело болит. Яркий солнечный свет раздражает, в глазах саднит, как если б их запорошило мелким песком.
Я прохожу супермаркет, сияющий неоновым светом и набитый угрюмыми азиатами. Впереди тянется широкий проспект. Я иду вдоль стен, залепленных политическими плакатами и размалеванных аэрозольными надписями.
Небо висит совсем низко.
Люди раздраженно проталкиваются вперед, толкая друг друга плечами и локтями, чтобы расчистить себе путь на тротуаре. Я стараюсь не смотреть на окружавшие лица. Что этот город сделал с ними?
Трудно сосредоточиться на каком-то одном здании, на чьем-нибудь лице или витрине, потому что Москва находится в непрерывном движении. Тысячи людей вышагивают по улице или пересекали ее, стоит автобусам, грузовикам и легковушкам на секунду остановиться.
Я углубляюсь в боковую улочку, прохожу вдоль ограды и выхожу на открытую площадку. Я стою около магазина; выпрямившись, я замечаю свое отражение в окне. Я похож на мальчишку, который пытается выглядеть мужчиной.
Прохожу маленьким сквером с заброшенным, высохшим фонтаном в центре. Вокруг пустеет, будто люди стараются обходить это место стороной.
Хорошо идти никуда не торопясь и ни о чем не думая. Просто переставлять ноги, дав отдых голове. Улицы совершенно пусты. Странное место, странная погода без теней.
Город выглядит не лучшим образом. Он совершенно серый, словно вытершийся от долгого употребления. Лето всегда кончается быстрее, чем хотелось бы.