Прочитать Опубликовать Настроить Войти

Рекомендуем прочитать

1. Наталья Ветрова — 78 тыс. знк.
КЛЮШКА В ТИРЕ
Конец апреля выдался расчудесным. Кремово-солнечным, дымчато-палевым и нежно-зеленым. Вторая половина дня в разгаре. Солнечно. Сквер сияет первозданной чистотой. Весь скопившийся за зиму мусор убран, газоны словно причесаны, асфальтовые дорожки чисто выметены, только что не вымыты, кусты боярышника подстрижены как под линейку.
Самая завораживающе праздничная часть сквера  прозрачно-светозарная аллея, окаймленная стройными, как на подбор одного роста, лиственницами. Эта аллея пересекалась с другой, старой аллеей, обсаженной мощными тенистыми липами. По ровным, без бугров и выбоин, лужайкам живописно раскинулись молоденькие рябины, клены, тополя, изрядно вымахавшие березы
За маленькой детской площадкой вокруг новенького здания тира толпились люди. Происходила торжественная акция его открытия. Своего рода праздник. Гуляющий народ стекался помаленьку туда, к тиру. Играла музыка. Говор, смех. В общем, весна.
Эти двое тоже обратили свое внимание на толпу и смех. Они пересекали сквер по старой липовой аллее - молодая худенькая, невысокая стройная женщина и долговязый подросток с коробкой торта в руках. Она одета изящно - приковывает взгляд, - но как-то, то ли старомодно, словно из другого времени или другой жизни, то ли еще как! На ней черное летнее пальто, короткое, прямое и узкое, с воротником стойкой и прямыми плечами. Из-под пальто струится темно-серая с серебристым отливом юбка, фалдящая по стройным ножкам, обутым в изящные, но не первой молодости туфельки на невысоких каблучках. На голове плотно облегающая - по тугости, прямо как резиновая купальная!
2. Юрий — Т. № 89. Хирург- недоучка. 15 тыс. знк.
Сегодня сороковой день. Именно сегодня будет решаться моя судьба. Что меня ждет неизвестно. Да что гадать, как будет так пусть и будет. Самое главное, что Пашка ну типа “ воскрес”, и как бы дальше не сложилась моя дальнейшая участь, первые его слова которые он произнес потрескавшимися губами, вселяет в меня надежду что что-то хорошее я все таки успел в своей жизни сделать, раз мой друг вернувшись с того света, после моей первой и единственной в жизни “ внутричерепной операции”, первым делом вспомнил обо мне.
А начиналось все с самое обычной драки в кафе. Один из горячих кавказских парней /типа случайно/, толкнул мою девушку, я, естественно для начала предложил ему извиниться. После его отрицательного ответа я предложил ему выйти обсудить его поведение, ну и пошло поехало. Джигит оказался племянником какого то мелкого функционера в Минобразовании, короче говоря, отчислили меня за аморалку с четвертого курса медицинского, не смотря даже на то что учился я отлично, и по общему мнению, в перспективе мне светило блестящее будущее на стезе нейрохирургии.
----- Ничего страшного, пойдет в армию, отслужит, глядишь ума наберется, потом если “почувствует что это его” восстановиться!
Военком, которому я рассказал, как все было, ухмыльнувшись, сказал:
----'Уж раз ты так их не любишь, то не люби уж их по настоящему!
Для меня никогда не было главным какой ты национальности, для меня было главным, какой ты человек. Спорить я не стал, если Родина говорит надо, то мы /так воспитаны/ что привыкли говорить есть!
И поехал я в армию, так сказать по Пушкинским местам, на пылающий Кавказ.
3. Юрий — Т. № 84. Сырая оленья печень. 13 тыс. знк.
Я геолог, и по роду своей деятельности часто бываю во всяких “ медвежьих ” углах, общаюсь со всякими людьми, интересными и скучными, веселым и грустными, добрыми и не очень. И вот на этот раз, дали мне проводника Ипатьева Федора Ильича, он сам приезжий, /БИЧ – бывший интеллигентный человек/, но тайгу местную знает лучше любого аборигена. Именно он должен будет провести меня на дальний карьер, где наша экспедиция проводит исследования. Четверо суток ходу, три ночевки. Ничего страшного, все как обычно, правда проводника моего вместо имени да отчества все называют не иначе как Дракула. Согласитесь весьма странное прозвище…
Добрались мы без особых приключений к старому зимовью и расположились на третью, /последнюю/ ночевку. И во время ужина, достал я из рюкзака армейскую флягу, налил своему проводнику да себе по пол кружки чистого спирту, выпили одним махом, и тут черт меня дернул поинтересоваться, откуда у него такое странное прозвище.
----А вот нальешь еще чистогана, тогда и расскажу.
Говорит он, хитро так улыбаясь.
----Почему же не налить, давай подставляй кружку.
----Выпил он одним махом, запил водою и не закусывая начал свой рассказ:
Поехали мы однажды с другом в отпуск. Друг у меня как и я таежник, и вот значит, дернул его черт взять с собою в дорогу сырую оленью печень. Деликатес я тебе скажу, пальчики оближешь, /эвенкийский шоколад/ называют его местные аборигены.
----Пробовал?
Поинтересовался он.
----Нет пока.
---- Очень рекомендую.
И продолжил:
4. Кобелев Валерий михайлович — НА ПЕРЕПУТЬЕ ВСЕЛЕНЫХ 5 тыс. знк.
Было ли со мною то, что я собираюсь вам рассказать,
или не было, в этом я и сам не разберусь.
Начну с того, что я –
не ангел и не человек, не бес и не дьявол,
а кто – и сам пока точно не знаю.

Я лечу в паутине вселенных,
вне времени и вне пространства и
вращаюсь в среде тёмной материи сознания,
где живут своей жизнью мириады скоплений
цифр и букв «русского алфавита».

Мне приятно быть среди них,
слушать пёстрые отрывки знакомых слов
и качаться на упругих волнах тёмной энергии,
глядя, как мимо меня проносятся стрелой,
(Стрела - такое нелепое, медленное сравнение)
вечно спешащие куда-то, тахионы –
невидимые для всех, мытари микрочастиц.

В безумно вращающемся мире
тёмной материи и тёмной энергии
доля мгновения кажется вечностью.

2.
Блаженно покачиваясь на волнах тёмной энергии,
я вдруг почувствовал,
что попал в торсионное поле антинейтрино,
несущего отрицательную энергию зла.

Это значит пришла пора
отвечать за свои грехи.
Антинейтрино, вращающиеся
против часовой стрелки,
словно буравчиком, вонзались в мою душу,
вызывая нестерпимую боль.

Но я терпел, так как чувствовал,
что душа моя очищается.
Вдруг боль прекратилась –
Это я попал в торсионное поле нейтрино,
несущего положительную энергию добра.
Нейтрино, вращающиеся по часовой стрелке,
своим целебным бальзамом
погасили боль в моей истерзанной душе.
«Как хорошо!» - ликовали все чувства,
почувствовав блаженную гармонию
сочетания добра и зла, наполняющую мою душу.

3.
Вокруг меня носилось, кружилось
и танцевало танец, похожий
на танец «летка-енька, всё пространство,
состоящее из мельчайших кирпичиков материи Мироздания.
5. Феликс Эльдемуров — Птичка на тонкой ветке-8 51 тыс. знк.
Глава 4 (23) – Происшествие у костра

Оккультизм объясняет ликантропию выходом человека в астросоме с последующей материализацией в виде волка… Душа в астросоме, почувствовав завладение своим телом, обыкновенно вступает в борьбу за обладание им. Если ей удастся выгнать ларву, то человек возвращается в нормальное состояние. В противном случае…
С. Тухолка, «Оккультизм и магия»

1
– И это очень хорошо! – перебил её Тинч. И, невзирая на недоумённый взгляд принцессы, обратился к де Борну:
– Сэр Бертран! Разрешите мне покомандовать вашим оруженосцем?
– Командуй… А в чём, собственно, дело?
– Пока ещё светло… Меня смущает обстановка. Мы чересчур беспечны и не исследовали как следует местность. А должны быть следы… Кроме того, неплохо бы послать вашего оруженосца на разведку. Что там впереди? Не мелькают ли огоньки костров? А вдруг тельхины выставили заслон недалеко от нас?.. И мы рискуем на него нежданно напороться утром?.. Пикус, ты хорошо понял, что от тебя требуется?
Принц неохотно поднялся на ноги. Поискал перевязь с мечом, привычно забросил меч за спину.
– Понял. Я могу идти?
– В случае чего – подашь сигнал: криком дятла.

– Вот что, друзья, вот что, принцесса… – негромко, прислушиваясь в ту сторону, где за колючим кустарником только что пропала тень ушедшего на разведку Пикуса, сказал Тинч. – Нам следует быть более осторожными в своих разговорах.
– Ты снова ему не доверяешь? – спросил рыцарь. – Отчего же?
– Кое-что в его рассказе… и в поведении кажется мне странным. У нас есть по крайней мере полчаса. Вам слово, принцесса!
6. Владимир Бондарчик — Стрелочник Судьбы 53 тыс. знк.
В. Бондарчик
Один день Григория Вениаминовича
Рассказ

Кому не приходилось путешествовать по железной дороге? Наверняка таких людей - единицы. Но не всякий пассажир задумывается над тем, что машинист, ведя поезд по проложенному пути, не может изменить направление его движения по своему усмотрению. Такое под силу только стрелочнику. Так же и на пути времени. Мы, ведомые провидением, подчас не в состоянии что-либо изменить своей участи, и обреченно, с фатальной неизбежностью мчимся в поезде судьбы из точки «Рождение» в точку «Смерть», наблюдая из окон купе за проносящимся мимо ландшафтом жизни. Но бывают и узловые станции, где пути перекрещиваются и разветвляются, где поезд, подчиняясь замыслу стрелочника, может круто изменить направление движения. Безусловно – он все равно прибудет в тот же конечный пункт, но пейзаж за окнами может оказаться совершенно иным…
1.
Это случилось летом 200… г. в одном из крупных российских городов средней полосы…
Григорий Вениаминович Нефертычный, человек уже немолодой, если не сказать пожилой, обремененный солидным брюшком, лоснящейся лысиной и крупным, пористым, как банная губка носом, с некоторых пор перестал выписывать газеты. И все из-за того, что от чтения прессы почему-то стало у него происходить расстройство кишечника. Когда началась такая реакция организма, на периодику Григорий Вениаминович не мог припомнить, но, проанализировав патологические изменения в своем пищеварительном тракте за последние несколько месяцев, обыватель пришел к однозначному выводу, что виной всему были именно газеты.
Жена его Зинаида Прохоровна, солидная женщина, как теперь говорят, давно уже перешагнувшая бальзаковский возраст, с пышной копной крашенных хной волос и бугристыми, как поверхность луны в полнолуние целлюлитными отложениями на бедрах, тщательно но тщетно скрывающая при помощи недорогой косметики, морщины на увядающем одутловатом лице,
7. Светлана Клыга — 64 тыс. знк.
Светлана Клыга
klyga.svetlana@yandex.ru , ICQ: 222033062

Нимб Андара
(ПРОДОЛЖЕНИЕ 2)

XXXIV.
Темно-коричневые, почти рыжие, тонкие пряди залепили потное лицо так, что его выражения не было видно. С кончика носа в ямку над верхней губой время от времени спадали капельки пота, которые она не заметено слизывала. Ее придерживала за связанные запястья тонкая, коротко стриженая, девчонка, лет тринадцати. Но гувернантка шла спокойно, нигде не пытаясь замедлить шаг. Это, явно не наигранное, непринужденное спокойствие сначала занимало, но постепенно стало раздражать своей непривычностью всех.
- Станавіся, апошняя, - Наташа подсунула стул под петлю из сбруи.
Гувернантка задрала ногу, коленом другой уперлась в стул. Залезть самой без помощи рук было не под силу. Наташа и стриженная приподняли ее под мышки.
Легко проскользнув через голову, кольцо ремня упало на медный крестик.
- Маўчыш, нічога сказаць не хочаш? – Наташа, подтянув к затылку узел, спрыгнула с края стула.
Гувернантка сдунула с губ прилипшие волосы.
- Дзіўная нейкая, - проносилось от одной девчонки к другой.
- Можа за ноч язык праглынула?
- Зараз пабачым, калі забоўтаецца...
Услышав это гувернантка, плотно сжала губы, но, взглянув на висевшую рядом старшую дочь пана, язык которой покрыл всю бороду, она вздохнула.
- Эй, ты! Хаця б малітву прашаптала...
- Ці песню спела...
- Ты ж – музыка...
Обращенные к ней выкрики звучали полунасмешливо, полупрезрительно. Ее поведенье все больше и больше приводило девчат в замешательство.
8. Владимир Положенцев — По следу Гончего пса. Часть 2 41 тыс. знк.


Пробуждение первое

-Забавная история,- сладко, до хруста в суставах потянулся продюсер Петя Вельяминов. Нажал на кнопку шкафа с напитками, выбрал кофе «руссиано». Когда-то напиток назывался «американо», но один из отечественных премьер-министров когда-то в шутку предложил его переименовать в «руссиано», название так и осталось.- Чем она закончилась, нашли убийцу думного дьяка Никитина?
Его коллега журналист Илья Плетнев рассматривал объемное изображение двойной звезды Сердце Карла в скоплении Гончих псов. Перед первым коротким сном, когда выходили из Солнечной системы, он рассказал приятелям историю, услышанную от профессора Давыдова. Историю о том, как Малюта Скуратов вроде бы готовил заговор против государя всея Руси Ивана Васильевича. Профессор собирался написать роман на эту тему, но не успел, умер, оставив после себя лишь начальные наброски. И те сохранились лишь в памяти Ильи. Почему рассказал? Оператор Юра Головин всегда приставал к нему в минуты безделья- «наплети что нибудь, Плетнев, у тебя язык без костей». Почему именно о Скуратове? Что первое пришло на ум, то и рассказал. Возможно, потому что Скуратова-Бельского в свое время тоже называли Гончим псом, как и созвездие, к которому летели. Вернее, к звезде Чара в этом созвездии. А если точнее- к планете Энона. Древнегреческая нимфа Энона была прорицательницей, по её вине погиб муж Парис, который в ней души не чаял. Она то ли отказалась его вылечить, то ли отравила. Потом, кажется, и сама повесилась. Словом, темная история, как и с покушением на Грозного.
9. Евгений Кремнёв — КНЯЗЬ ЯРОШ 103 тыс. знк.
(фантазия на тему древних славян)

Где-то в славянских землях в дохристианские времена некий князь, измученный набегами кочевников и междуусобицами, решил увести подданных с южных границ на северо-восток и, там, в непроходимых лесах и топях, отгородившись и от степняков, и от соплеменников, основать новое недоступное княжество.

Почти девять лет княжьи холопы рубили девственные леса, превращая их в непроходимые засеки. Внутри засек они возвели укрепленное городище для князя и гридней, и большой посад для селян. Засека, глубиной почти в сотню километров, большой дугой опоясала новое поселение, с других сторон защищенное непроходимыми топями и дремучими лесами.

Покончив с засеками, князь увел холопов в старые посады, а две сотни самых сильных и опытных работников оставил строить на засечных путях ловушки и ямы. Сам же князь с дружиной, то сторожил старые посады, то наведывался к строителям.

Главой строителей был Пивень: седой мужик лет пятидесяти с вислыми усами - сын волхва; рудознатец, травник, строитель. Неотступно при нем был единственный сын - Ярош - подросток 12 лет.

В ЗАСЕКАХ

Вверху светит солнце, но здесь - давящее нагромождение поваленных крест накрест стволов огромных деревьев. Полусумрачно и душно. Слышны голоса и шум лесной работы.

Пивень в длинной до колен рубахе, с кругами пота подмышками, стоит у ручья посредине узкого загибающегося прохода и держит в руке растение. Рядом мальчик в такой же рубахе, босой, подстриженный под горшок.

-Это, Ярко, собачий корень. Примечай, какой он и где растет. Обычно он, где посуше и рядом хоть одна береза стоит.

- А для чего он, тятя?
10. Юрий — Т. №74. Дерсу Узала - 2. 26 тыс. знк.
Трагедия из жизни топографических идиотов.
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ:
----Места, где можно заблудиться даже в трех соснах, называют – блудными местами.
----Людей, которые способны заблудиться в трех соснах, /тех, кто с рождения не способен ориентироваться на местности/, называют, /на полном серьезе/ – топографическими идиотами.
*****
Нет что вы! Боже упаси! Не был наш Иллюха никаким топографическим идиотом, да и с ориентацией, /и в прямом и переносном смысле этого слова/, у него все было нормально. И хотя он был стопроцентным горожанином, тем не менее, даже в самой глухой тайге, или в непроходимых чащах и болотах, он чувствовал себя как рыба в воде. Потому что кроме какой-то его врожденной способности к ориентации, /назовем это топографической гениальностью/, он еще знал и применял кое-что такое….
В смысле тайное, что знали наши деды и прадеды, и что на протяжении веков помогало им выживать в самые трудные времена. Что знали не многие, и что передавали немногим. Вот одним таким немногим и оказался наш герой. И ему однажды, один старый промысловик-охотник и старатель, про которого местные шепотом, что бы, не дай бог не услышал, говорили – шатун, а то и вовсе леший, и что в избе у него в уголку, вместо святых образов ШИШКИ…. и крестится всегда так быстро, быстро, быстро…
Так вот именно этот самый таежный старик, /который по преклонному возрасту работал в экспедиции сторожем на ГСМ/, однажды, после аванса, в чайной, долго рассматривая Ильюху, поманил к себе пальчиком,/которым ох сколько раз жал на курок/,
11. Кати Орлова — роман "ДЕТИ РАДУГИ" 684 тыс. знк.
«ДЕТИ РАДУГИ».

Записи из моего блокнота (начало).

Нежаркое осеннее солнце цеплялось за верхушки сосен и словно волшебный фонарь подсвечивало изнутри желтые, красные и рыжие листочки клёнов, берёз и ясеней, казавшихся кружевным полотном на фоне всё ещё голубого неба. Золотые лучи прочертили замысловатую, подёрнутую рябью дорожку на извилистой, неширокой протоке между двумя озёрами и окрасили тёмной медью бок деревянного корабля под разноцветными парусами, словно летящего над водой. С высоты холма, на который я забралась, чтобы на прощанье охватить одним взглядом это причудливое поселение, особенно поражали воображение холодная, поющая свою песню вода, перекатывающаяся по камням, и судно, гордо именуемое «Ковчегом», стоявшее на сваях двухметровой высоты. Сейчас, в предзакатные часы, когда лучи солнца освещали только один бок корабля, тень от корпуса скрывала бревенчатые подпорки, создавая полную иллюзию полёта библейского судна над грешной землёй, которую местные обитатели называют «Свободной».
Два дня, проведённые на «Свободной земле» среди Детей Радуги подходили к концу, впереди у меня была ещё одна ночь, которую я не собиралась тратить на сон. Мне, Екатерине Орловой, журналисту АПН, было поручено написать статью об этом новом явлении «Дети Радуги», возникшем в капиталистическом мире в начале восьмидесятых годов двадцатого столетия. Триумфально прошедшие в Москве олимпийские игры, хоть и были бойкотированы некоторыми странами, но всё же убедительно показали всему миру, на что способен социалистический строй.
12. Лев Голубев — УБЕЖАТЬ ОТ СМЕРТИ! 35 тыс. знк.
…Игорь, быстрее! - закричал я, увидев, что мой друг и напарник, бежавший впереди ме-ня, начал постепенно замедлять бег и спотыкаться, - быстрее, чёрт побери, иначе нам конец!
Мы неслись сломя голову! Мы перепрыгивали через рытвины и ухабы, продирались сквозь кустарник - мы неслись к спасительному морю или океану, не знаю, и лодке на берегу! Мы неслись к нашей, вытащенной на песчаный берег (подальше от прибоя), «резинке» с пятисильным подвесником!
Мне было тоже очень плохо, настолько плохо, что я почти готов был сдаться на милость аборигенов, но рассказы бывалых охотников и исследователей, которых я наслушался сидя в самолёте местной авиалинии, заставляли меня бежать - спасать свою жизнь бегством!
Пот заливал лицо, волосы, растрепавшись, прилипли к лицу и мешали смотреть! Вещмешок с недостаточно подтянутыми лямками, больно колотил по спине, а ружьё, с каждым затра-ченным усилием, с каждым преодолённым метром, становилось всё тяжелее и тяжелее. Но я, превозмогая себя, продолжал бежать - мы спасали свои жизни! Спасали жизни - мою, и моего друга, Игоря!
А позади нас разношёрстной толпой человек двадцать-двадцать пять аборигенов: голых, разрисованных, в устрашающих масках на головах, неразборчиво вопя, и размахивая дубинами и суковатыми палками, гнались за нами!
Уже совсем рядом было море и наша лодка. Осталось преодолеть каких-нибудь пятьдесят-шестьдесят метров, но впереди нас ожидало препятствие в виде небольшого обрыва. Раздумывать было некогда - жизнь дороже! И мы, на задницах, подняв тучу пыли и обгоняя небольшие камни и валуны, помчались вниз!
13. Владимир Положенцев — По следу Гончего пса. Часть 3 24 тыс. знк.
Хитрый план

Иван Васильевич лежал на широкой кровати в царских покоях. Темные занавесы на ней были плотно задернуты. Возле стоял митрополит Филипп, опираясь на тонкий, с костяными ручками посох. Он шептал молитву.
-Видать, отхожу, пресветлый,- произнес еле слышно государь.
-По грехом нашим и беды,-вздохнул Филипп.-За всё плата наступает. Облегчи душу, не томись. Туда,- указал он посохом на потолок,- кроме неё ничего не возьмешь. А она должна быть чиста, аки слеза младенца. Распусти опричнину, помилуй обреченных, покайся за невинноубиенных.
-Всё сделаю, Филлипушка, токма оставь меня покуда, сил нет.
-Оставлю, государь Иван Васильевич. Крепись.
Митрополит собрался уже уходить, на пороге задержался:
-Меня зело судьба великой духовной ценности беспокоит, что с ней будет, ежели...О либерии бабки твоей Софьи размышляю. Кому она без тебя надобна окажется? Растащат, немцам проклятым продадут, а то и вовсе спалят.
-На тебя уповаю, святейший. На твою волю. Поступай как знаешь. Вывези её из Кремля хотя бы в Коломенское, да спрячь покуда в одной из деревенек.
-Так и сделаю, государь.
Слегка поклонившись, митрополит наконец вышел.
Из двери, что вела в столовую палату, тут же появился Василий Губов. На его лице играла широкая улыбка.
-Ишь, поверил, «распусти опричнину», «покайся за невинноубиенных». То же мне, советчик.
-Ну, зубоскал!-резко отдернул занавеску царь.-Не тебе, холопу, над Его высокопреосвященством насмехаться!
-А что,- пожал плечами стряпчий,- я ничего. Просто славно получилось с твоей хворобой. Москва, сказывают, как улей гудит. Филипп-то недаром о твоей либерии печется, не иначе Риму вернуть вознамерился.
14. Ти — Перевернутая Радуга 436 тыс. знк.
Книга о том, что некая инопланетная цивилизация потеряла свой эмоциональный мир. Инопланетяне поняли это лишь спустя время, когда оказалось, что они не способны вернуть назад утерянное. Так уж устроены живые существа, очень часто они понимают истинную ценность когда теряют это, хоть могли бы догадаться и раньше. Инопланетная цивилизация, скитаясь в космическом пространстве нашла Землю и обнаружила, что населяющие ее существа имеют сходные генетические параметры и могут помочь им для решения основной цели - восстановления потерянной возможности любить, испытывать душевную привязанность, сострадать и радоваться эмоциональной жизни. Существа приступили к созданию гибридов, смешивая свои гены и гены людей. Но, в их обществе начались не стихающие споры - усовершенствованная для выживания генетическая конструкция начала защищать себя, боясь изменений, которые грозили потерей неуязвимости. Многие из них стали утверждать, что устоявшаяся и отработанная система может потерпеть крах и цивилизация больше потеряет от этих изменений чем приобретет. И пришельцы из далекого космоса решили провести грандиозный эксперимент и узнать дает ли любовь потенциал для развития, сможет ли существо выжить в экстремальных условиях, не станут ли эти чувства отягощением и лишним грузом. И они его провели...
(Кстати, по иной версии, это вовсе не инопланетяне, а люди Земли, из довольно далекого будущего, пережившие ядерную войну, случившуюся в будущем очень не далеком)
Желаю приятного чтения и всего хорошего.
15. Владимир Положенцев — По следу Гончего пса 23 тыс. знк.

«...Да будет только единая Россия. Ибо всякое разделенное царство запустеет».
Митрополит Московский и всея Руси Филипп.1566 год.

Где-то на Волге

Лодка мягко коснулась песчаного берега, однако человек в потертой замше, сидевший на корме, выразил недовольство:
-Молю тя каждый раз, Бакуня, не шустри на реке, боюсь.
-Удивляюсь тебе, Григорий Лукьянович, вроде ничего не стремаешся, а от воды всегда дрожишь, как кот. Вот мне забавно, а еще чего пужаешься?
-Баб толстых, ночью придавить могут.
Вёсельник расхохотался, спрыгнул на землю, подтянул лодку.
-Ну малость потряс, боярин, так тьма кругом -глаз выколи, извини.
-У кого тьма в башке, у того не просветлеет,-проворчал Григорий Лукьянович.
Тоже поднялся, старясь удерживать равновесие на раскачивающемся струге, шагнул не землю. Ощупал толстыми пальцами в перстнях несколько неровно обстриженную бороду-нет ли вошек. Какой день по обозам стрелецким да избам крестьянским, наберешься зверья. Вроде нет. Удовлетворенно почесал пухлую бородавку на переносице.
К лодке уже бежали люди с факелами. Впереди- высокий сотник в зеленом кафтане из атласа с мушкетом и кривой крымской саблей за широким кушаком с кистями. Мыски его розовых сапог загибались кверху, как у татарина. Намасленные пшеничные волосы свисали до плеч из- под высокой красной шапки, отороченной соболем. Лицо ровное, гладкое, как у девицы. Красив черт, отметил Григорий Лукьянович, явно из полка Васьки Бухвостова, там все такие душевные.
-С приездом, боярин,- поклонился сотник и представился, - кромешник Федор Лопухин.
-Всё ли готово?- устало спросил Григорий Лукьянович.
16. Феликс Эльдемуров — Птичка на тонкой ветке-5 53 тыс. знк.
Часть II – Песнь дракона

Глава 14 – Новое время

Человечество сразу сделалось таким культурным, что ни Гутенберг, ни Колумб не были зажарены на костре: первый скончался просто от голодухи и бедности, второй – от тяжести тюремных оков, в которые его заключил удивлённый его открытиями король Фердинанд.
«Сатирикон»

1
– Лучший бой – несостоявшийся бой! – выходя из леса, заявил Леонтий самурайскую истину и, присев, протянул ладони к огню. Подмигнул принцессе:
– Всё в порядке. Палатка легко вмещает четверых. Лапничка набросали, можно заселяться. Кони рядом, в загончике из жердей. Укрыли плащами, задали корм. Правда, сено-солома, да что поделать…
Исидора пожала плечами. Мысли её были далеко…
Два десятка стрелков, одетых как один в серые плащи с капюшонами, разобравшись по кострам, молчаливо уписывали за обе щеки их дорожные припасы.
Друзья снова сидели вокруг огня. Правда, лес теперь был совсем истоптанный, осенний, грязный, с оголившимися скользкой глиной тропинками и черневший подпалинами кострищ. Поодаль, в ельнике, высились крытые поверх соломой шалаши из давно увядших веток.
Полуденный осенний дождик пошипывал на углях…
– Лучше б он, чёрт подери, состоялся, – присаживаясь рядом, пробурчал де Борн. – Тогда б нам не пришлось кормить ораву дармоедов.
Тинч ощупал попоны, что сушились на кольях:
– Сыроваты. Перевернуть не мешает.
И взялся за это дело, не выпуская из зубов дымящейся трубки..
– Полно вам, помиритесь!
Сэр Бертран и рыжебородый Шершень вяло подали и отпустили друг другу руки.
17. Stanislav — Водный мир 145 тыс. знк.
Водный мир.

Часть 1. Океан.

Глава 1. Мой день.

Я резко подскочил и ударился головой о край верней полки, в голове промелькнула быстрая мысль - опять проспал! Я вспомнил, что закрывал глаза всего на секунду.. С замиранием сердца взглянув на часы я увидел время - шесть часов тридцать минут! Слава Богу, мой сон после сна занял лишь полчаса. Бывало, что такие послесны повторялись несколько раз, таким образом я даже и не всегда знал, сколько времени прошло, час или два. И самое удивительное, что сны в это время одни из самых ярких и запоминающихся, их тех, которые в течение дня не раз вспоминаются. Интересно, что по этому поводу думают ученые? Хотя где их сейчас найти, уж точно не на нашем островке. Этими мыслями я был занят, пока собирался на посменку. Хотя вы наверное не знаете, что это такое. Посменка - это посменная работа на плавующей установке, созданной еще до нашего перемещения в океан. Сами жители установки ласково называют ее Ольхон - наш маленький островок жизни в безбрежном океане. Говорят, что так назывался остров на озере Байкал - сказачно красивое место, где триста пятьдесят пять дней в году светило солнце! Очень странно конечно, учитывая то, что находится озеро Байкал в Восточной Сибири, где погода достаточно изменчива, однако на то они и истории, чтобы в них верить или не верить. Несколько первых "поселенцев" нашей установки были из тех краев, они и дали название, которое прочно закрепилось за нашим островом с тех пор.
Умывшись и наскоро позавтракав в кают-компании, я отправился на свое рабочее место.
18. Ден — HeadHunters-2: Усмешка фортуны 1330 тыс. знк.
Ден Редфилд ОХОТНИКИ ЗА ГОЛОВАМИ

Книга 2

УСМЕШКА ФОРТУНЫ

2568-2569 год

Возвращение домой

Вот уже не первый год северная часть планеты Геднер была зоной ведения военных конфликтов. Помимо беженцев, военных и экстремистов, на улицах можно было встретить разве что бродячих собак, обнюхивающих останки, которые когда-то были живыми людьми. И всё-таки сегодня на опасные улицы ступила нога постороннего человека, который видел перед собой не только неприветливые улицу и недоверчивых молчаливых людей, но и возможность сделать неплохой репортаж. Молодой актаронский репортёр Джон Гриффит несколько часов назад прибыл на Геднер и первым делом посетил самый крупный армейский аванпост на планете. Беседуя с рядовыми бойцами и с их командованием, настырный репортёр не чурался задавать неудобные вопросы, и все как один бравые вояки старались держаться от него как можно дальше. Гриффиту выделили местного оператора и строго настрого запретили покидать аванпост, мотивируя это опасениями за его безопасность. Джон не боялся трудностей, а любая опасность притягивала его как магнит. Это назначение было отнюдь не случайным: проводя независимое журналистское расследование, Джон выяснил что некоторые высокопоставленные лица занимаются не просто незаконной, но и явно антигуманной деятельностью. Некая социальная организация, созданная одним высокопоставленным чиновником, взяла на себя обязанности по обязательному пенсионному обеспечению одиноких граждан.
19. Владимир Бондарчик — Инкарнация совести 49 тыс. знк.
1.
…Огромная туша судна выглядела явно неуместной в водах неприметной речушки, петляющей среди заливных лугов и кучерявых рощиц. Дроздов, занявший место рулевого с высоты мостика поражался, как это океанский траулер с семиметровой осадкой умудряется проходить по такому мелководью, не цепляя за дно килем. Русло постепенно становилось все уже, за крылья мостика стали цепляться ветви деревьев, в зелени которых копошились суетливые пичуги, речка превратилась в ручеек, но вопреки всякой логике судно продолжало движение. Лес кончился, и взору открылась оживленная автострада, а огромный корабль, на мостике которого все так же рулил Дроздов, стал участником дорожного движения. Сергей Егорович, несмотря на приличную скорость своего транспортного средства, успевал замечать полные недоумения взгляды водителей встречных автомобилей. Внезапно возникшее чувство гордости стало распирать его грудь. «Но, все-таки, как же так может быть, это, ведь противоречит здравому смыслу, - подумал рулевой, - скорее всего – это сон, но какой красивый, пусть бы он продлился подольше…». Сергей Егорович понял, что спит, он полностью осознал время и место своего реального нахождения, но пробуждаться не хотелось. За вот уже почти месяц изнуряющей качки в водах Антарктической части Индийского океана, ему, наверное, впервые удалось испытать некоторое подобие полноценного сна, и так не хотелось возвращаться в суровую явь, что он сам начал сочинять продолжение этого фантастического сна. Спускались сумерки, и шоссе осветилось фарами встречных и попутных машин. Дроздов тоже включил прожектора, думая про себя, как бы не ослепить водителей - на корабле, ведь нет ближнего света… Вдруг темноту впереди разорвал резкий сполох фар какой-то громадной, сравнимой по величине с океанским скитальцем Дроздова, машины. Сергей Егорович машинально заслонил глаза тыльной стороной ладони, отпустив при этом штурвал…
20. Лев Голубев — МАЛЕНЬКИЙ НЫРЯЛЬЩИК 23 тыс. знк.
Причал плавился от жарких солнечных лучей. Корабли, баркасы и шаланды, опустив паруса-крылья, застыли в сонной полдневной неге. Лишь кули, с огромными корзинами полными сои на головах и мешками с рисом на плечах, как муравьи, устало шагая цепочкой, разгружали и загружали суда. Среди них были: малазийцы, китайцы и негры с головами, покрытыми иссиня-чёрными кудрявыми волосами и с огромными губами, меж которых белела полоска крупных зубов.
В этой сонной, застывшей в плавящемся воздухе тишине, слышны были лишь их хриплое дыхание, размеренные шаги, под которыми, слегка дрожа, прогибались сход-ни, да раздавался крик или щелчок хлыста надсмотрщиков. Даже чайки, одурев от полдневной жары, не носились с криками над морской гладью, а важно задрав головы, плавно покачивались на еле видимых волнах.
Недалеко от снующих полуголых грузчиков, среди горы пустых ящиков и бочек опустив ноги с деревянного пирса, сидел и с интересом наблюдал за игрой маленьких рыбок в зеленоватой воде мальчик. Рыбки, словно играя, поблескивая чешуёй, сновали взад и вперёд, взмывали вверх или ныряли вниз, а то, неожиданно, всей стайкой уст-ремлялись в тень причала. Мальчик словно завороженный, не шевелясь, ожидал их возвращения… и они, также неожиданно, как исчезали, вновь появлялись из сумрачной тени, и лёгкая, чуть заметная улыбка освещала его лицо.
Ему можно было дать лет семь-восемь, не больше. Тёмно-коричневый цвет его худенького загорелого тела прикрывали самодельные шорты из мешковины, а на голове красовалась старая китайская рваная шляпа из рисовой соломки, с обвисшими полями и выдранным верхом, в прорехе которой видны были светлые волосы.
21. Лев Голубев — УТОПЛЕННИК 22 тыс. знк.

Глава первая
Жарко во дворе. Знойное лето нынче выдалось. Даже в тени большой, раскидистой груши, что растёт в нашем саду, думаю, будет градусов сорок с лишним. Не спасала от этого пекла и журчащая, прохладная вода арыка, протекавшего через весь наш двор.
В доме тоже стояла такая духота, что дышать нечем. Мухи и те, прилипнув к стенам и по-толку, опасались пошевелить лапками, не то, что там с жужжанием летать по комнатам. Бери мухобойку и хлопай в своё удовольствие. Куры, вырыв в земле ямки под деревьями, тоже по-прятались и, раскрыв клювы, тяжело дышали, наверно думали, так будет прохладнее. Ни один листочек в саду не шелохнётся – всё замерло от зноя. Ти-ши-на… жара…
Дома никого… кроме меня, конечно, нашей собаки Цыгана и живности - коровы Муньки. Родители на работе. Я лежу в тени груши и листаю книгу. Изредка, ну так… пару раз в час, я переползаю с одного места на другое, следую за тенью от грушевого дерева. Затем, когда уж совсем становится невмоготу, иду к арыку и, опустив голову в прохладную воду, тренируюсь на задержку дыхания. Моя мечта – стать водолазом!
Откуда она взялась, такая мечта? – спросите вы. Сам не могу понять. Наш город сугубо сухопутный, до моря-океана тысячи километров, а вот появилась же она – моя мечта!
Наш городской транспорт – верблюды и ослики. Изредка, подняв несусветную пыль, про-едет старенький, весь помятый и побитый ЗиС-5 или, что случается чаще, протарахтит допотопная военная полуторка, давно уже списанная из армии и годная лишь для перевозки картошки или дров. Ну откуда, скажите на милость, здесь, в нашем городе корабли, подводные лодки и другая морская техника? Правда, смешно?
22. Чурсин.С.А — Край. 46 тыс. знк.
Глава 1

На дощатой стене он вырезал ножом: "п. Ягодное.Здесь был Лёшка Грохот." Этой надписью он нарушил свод законов о "ликвидации русского языка,фамилий,национальностей,религий,образования,названий городов,посёлков и других мест прибывания и наследства истории". По закону вся территория сырьевой базы была разбита на сектора и имела свой порядковый номер. Пришло такое время что всё и все имели только порядковый номер. Потянулись однообразные дни, застывшая жизнь ожидания.Ночью,ворочаясь на шконке,вслушивался в ночь: тихо ли? Нет ли шума моторов. Утром выскакивал из избы: какой ветер? Откуда дует? Позёмок? Пурга?Облачно? Если была не погода тогда он ,не опасаясь безпилотников, колол дрова,таскал снег, топил из него воду, ходил проверять капканы. Ходил на охоту,бывало что ходил удачно.


Вечером читал в слух,слушал радио из которого иногда доносилась иностранная речь и музыка ,играл сам с собой в шахматы и думал,мысли не давали ему покоя. Каждый прожитый день он отмечал новой зарубкой на стене, с каждым днём урезая паёк.
В прошлой жизни он не любил холод и наверное по этому первое время мёрз- обморозил уши,нос,щёки. Потом он привык.
В начале февраля за ним приехал человек, проделавший путь почти в 100 километров по заснеженной восточно европейской равнине.Через два дня они ,погрузив хабар, тронулись в путь на самодельных алюминиевых нартах в которые были запряженные девять собак.Давно не приходилось ему видеть ручных собак.Погода была так сказать хорошая,пасмурная. Шёл снег. Ветер - юг.
23. Виктор Ушаков — Есть люди... 500 знк.
Есть люди – фрукт на блюде…
Занятные как люди, катаясь на верблюде
по Африке в Сахаре – один песок в кармане…

Им ветер в лица свищет, как Соловей-разбойник -
кинжал за голенищем, на дереве сидит.
Навстречу полчищ тыщи – (Остапа понесло)
крупинок и соринок, былинок и былин!..

Барханы наметает, дорога пропадает
под толстым слоем днище - ладья на пепелище -
вчера ещё была….
А он свой путь отыщет - верблюд его узнает.
Причём, никто не знает,
по признакам каким?
24. Сафронов Виктор Викторович — ПИЛИГРИМ 526 тыс. знк.

Посвящается Алёне

ПИЛИГРИМ

ГЛАВА 1

Будущее с разноцветными картинками и акварельными разрисовками, есть не у каждого...
Возьмем, к примеру, меня.
У меня не то что будущего, у меня нет, даже самого обычного, куском угля нарисованного прошлого...
В этом моменте тягостных размышлений, я всегда шмыгаю носом и бесконечно жалею себя, сирого и убогого.
Почему я такой некрасивый и непривлекательный? Да, потому, что очень настойчивый и целеустремленный... Если в этот момент за окном идет дождь, мне кажется, что и природа, всей своей силой сочувствует мне.
“Зато у тебя есть настоящее, - успокоил и поддержал меня внутренний голос, такой, знаете ли, достаточно мужественный баритон. - Реальное настоящее... С небольшим перерывом для еды, между работой грузчиком-сторожем-уборщиком, мальчиком “куда-с пошлют” и “чего изволите-с?” Настоящая булка с маслом.”
Одним словом, грех жаловаться, ей-богу! Работаю в центре Птурска, рядом с железнодорожным вокзалом нашего прекрасного старинного города. Здесь же, по месту работы и живу.
Вполне естественно, что у меня имеется прекрасная двухкомнатная квартира, с горячей водой и теплыми батареями. Но пару раз, когда я работал в других местах, я вовремя не поспевал на работу и меня с треском выгоняли. Поэтому сейчас, чтобы не рисковать по пустякам, я работаю, ем, сплю, пью, моюсь и оправляюсь, по одному единственному адресу. Надежно и удобно.
Иногда, особенно длинными, зимними ночами, холодновато спать на приделанном к стенке топчане. (Такая конструкция мною была подсмотрена в спецкамерах следственного изолятора.
25. Полураспад Урании — Откуда дует новый ветер 130 тыс. знк.
ИНТЕРВЬЮ С УЧАСТНИКАМИ КАИРСКОГО ДЕЛА!

НАША ЖУРНАЛИСТКА ПЕРВОЙ ПОБЫВАЛА НА МЕСТЕ СОБЫТИЙ


Репортёр: Скажите, Ксения, Дмитрий, как вы очутились в Каире в тот роковой день?
Ксения: Знаете, это такая длинная и запутанная история... Тогда мы были в Каире уже во второй раз нашего большого путешествия. В наш первый визит Диму приняли за вора! И меня заодно. Чтобы спасти наши добрые имена, мы должны были сами разобраться с настоящим вором.
Репортёрша: Но насколько я знаю, до этого дела вы вообще не были знакомы? Что же заставило вас вместе объехать весь земной шар?
Дмитрий: Как сказала Ксения, всё это долгая история, с печальным началом, но счастливым концом. Если вы напечатаете её целиком, на это уйдёт несколько выпусков вашей газеты со всеми разворотами, включая светские сплетни и анекдоты.
Репортёрша: Расскажите мне всё-всё-всё! Люди хотят знать, что произошло в Каире, и моя редакция готова отдать нам всю первую, вторую и даже третью полосу!
Ксения: Раз так (улыбается), тогда слушайте. Мы познакомились в начале апреля в аэропорту...

Москва, 9 апреля, 11:19
Грязный снег перед входом в аэропорт мешал ходить людям и ездить машинам. Большой автобус буксовал, запутавшись в огромном серо-коричневом сугробе, расположившемся прямо посреди проезжей части. Снегоуборочная техника разъезжала по автостраде, но никто из них не рискнул бы подъехать к аэропорту - слишком много народу.
Из автобуса вышла девушка с небольшим чемоданом цвета хаки на колёсиках. Она потерянно оглядывалась, наблюдая за остальными людьми, вышедшими из автобуса.
26. Лев Голубев — НОВОГОДНЯЯ ЁЛКА 26 тыс. знк.
…Женька, ты знаешь какое сегодня число?
- А-то! С утра было тридцатое.
- А ещё?
- Чего ещё?
- Месяц-то, какой?
- Какой, какой… Декабрь месяц… А что?
- Здрасьте-подвиньтесь! На носу Новый год, а ты спрашиваешь. Чего у нас в доме не хватает по такому случаю?
Братишка пожал плечами, повернул голову направо, затем налево, потом медленно поднял глаза к потолку, словно пытаясь найти ответ там. Наморщив лоб, постоял так некоторое время, подумал немного и выдал: «У нас не хватает праздника, вот чего!».
- Догадался наконец-то. А в Новогоднюю ночь, что должно стоять в доме?
- Что, что, - он ещё немного подумал, - Ёлка, вот что! Ёлка и игрушки! Ёлка и подарки! Ёлка и торт! – и радостно захлопал в ладоши.
- Молодец!
- А я и сам знаю, что молодец. И мама тоже говорит, что я молодец и папа…
- Ага, ты молодец, когда спишь.
Женька обиженно надул губы и пробормотал: «Вечно ты мне праздник испортишь. А ещё старшим братом называешься».
- Женька, праздник люди сами себе делают и родителям тоже, между прочим. Нет, ты только подумай, приходят папа и мама с работы, а у нас в комнате ёлка…
- Серёж, какая ёлка? – и он покрутил, как мама, у виска пальцем.
Наверно он у неё перенял. Мама тоже так делает, когда не согласна по какому-нибудь вопросу с папой. Это я давно заметил, а вот когда Женька это перенял у неё для меня остаётся сплошной загадкой. Вроде бы раньше за ним такого не замечалось, а тут на тебе, выдал! Хоть и брат он мне, правда младший, но «Чужая душа, чужие потёмки», то есть, не так вроде бы. Как это тётенька, которая нам молоко продаёт, говорит, когда рассказывает маме о каком-нибудь случае в нашем посёлке? Ааа!
27. Феликс Эльдемуров — Птичка на тонкой ветке-11 51 тыс. знк.
Глава 12 (31) – Лимож

– Сэр Питер, наш церемонийместер назначит время вашего поединка с маркизом, наиболее удобное для вас обоих. Пока что мы приказываем вам обоим, чтобы никаких неподобающих слов или действий не было между вами – ведь вы скоро встретитесь лицом к лицу в смертном бою, чтобы узнать Суд Господа Бога.
Г.Р. Хаггард, «Прекрасная Маргарет»*

-----
* Пер. Б. Грибанова.
-----

1
Площадку для ристалища местные власти решили устроить на каменистой пустоши, что на суходольном лугу, в излучине Вьенны. Наши путешественники прибыли вовремя – в турнире пожелало участвовать не менее полусотни рыцарей, а так как каждый из них вёз с собой иногда до пяти, а порой и более десяти человек прислуги, то удобных мест, где можно было установить шатёр, становилось всё меньше и меньше. Здесь им повезло ещё раз: в лагере этим утром присутствовал сам главный герольдмейстер, сеньор де Трайнак – высокий, осанистый седобородый господин, которому, судя по его движениям, весьма мешал его золотой венец, выделявший его среди прочих герольдов.
Приезжие волна за волной подступали к нему, восседающему в кресле посреди выложенных в стопки чистых и уже заполненных пергаментов. Здесь были и владетельные бароны, и простые рыцари из ближних земель – аквитанцы, анжуйцы, бретонцы, бургундцы, здесь были арагонцы, италийцы, германцы, англичане. Светло- и темноволосые, светло- и смуглолицые, совсем молодые и уже в годах, по большинству – крепкие, мощные, жилистые, закалившиеся кто в турнирных боях, кто в междоусобицах, а в ком-то по загару и наличию кольчуги сразу можно было определить паладина, побывавшего на Востоке.
28. Кузнецова Вероника Николае — Карта Филина. Части 1 и 2 1549 тыс. знк.
В.Н.Кузнецова
КАРТА ФИЛИНА

Оглавление

Часть первая
Паук, запутавшийся в своей паутине

Глава 1. Что порою происходит с символами вечной любви
Глава 2. Разговор в гостиной
Глава 3. Старый лорд и его родственница
Глава 4. В таверне «Резвая лошадь»
Глава 5. Приют Элизабет
Глава 6. Юнга
Глава 7. Пустые хлопоты мистера Паркера
Глава 8. Отчаяние мистера Паркера
Глава 9. Элизабет Дэвис принимает решение
Глава 10. Мистер Паркер завязывает знакомства
Глава 11. Элизабет Дадли довольна
Глава 12. Горе капитана Линча
Глава 13. Двое заключённых
Глава 14. Отец и сын
Глава 15. На свободе
Глава 16. Встреча
Глава 17. Старые друзья
Глава 18. Дик лишается отца
Глава 19. Неудачное осуществление прекрасного замысла
Глава 20. У старого лорда
Глава 21. В гостях на «Французе»
Глава 22. Карта Филина
Глава 23. Навязчивая идея
Глава 24. Паук плетёт свою паутину
Глава 25. Горе и счастье Дика
Глава 26. Самое страшное место в доме сэра Роберта
Глава 27. Пропажа
Глава 28. И у ростовщика есть сердце
Глава 29. Дик ведёт поиски
Глава 30. О том, как опасно головокружение
Глава 31. Опять в гостях, но при иных обстоятельствах
Глава 32. У мистера Дадли тоже есть сердце
Глава 33. Трудные переговоры
Глава 34. Радость бытия
Глава 35. Никогда не зарекайся
Глава 36. Не всё так гладко
Глава 37. О любви к маленьким обезьянкам
Глава 38. Никому не дано предугадать свою судьбу
Глава 39. Три-четыре камня
Глава 40. Побег
Глава 41. Счастливый отец, несчастный сын, довольный компаньон
Глава 42. Божья мельница
Глава 43. Предоставлен самому себе

Часть вторая
Паука нет, а паутина осталась

Глава 1. Брат и сестра
29. Татьяна Юрина — Белуха 18 тыс. знк.
Владимир проснулся оттого, что ныла озябшая спина. Осторожно, чтобы не разбудить спящего рядом Эдика, перевернулся на правый бок, прижался спиной к товарищу и попробовал снова уснуть. Холод проник в палатку и уже пробирался в спальные мешки, желая, казалось, заморозить не только тела спящих, но и их души.
На душе Костина было муторно. Вчерашняя попытка взять Аккемскую стену окончилась неудачей. Он, Владимир, шёл первым в связке с Женей, а братья Глухарёвы и Эдик шли в тройке следом. Неудачи начались почти сразу после бергшрунда, поперечной трещины на леднике, которую удалось пройти по снежному мосту.
Костин поёжился, вспомнив, с какой натугой входили ледобуры в жёсткий февральский лёд, как немели от холода руки, и приходилось их греть, прикладывая к шее, чтобы через минуту вновь пытаться твёрдость металла противопоставить твёрдости ледяной громады, которая сотнями метров поднималась к вершине.
Владимир снова чертыхнулся, как и вчера, когда первый раз увидел, что ледобур, выкрученный изо льда замыкающим, сильно повреждён: жёсткий лёд буквально разворотил его стальную сердцевину. Такой ледобур едва ли можно было использовать ещё раз.
Группа работала вяло. Тридцатиградусный мороз грозил превратить всех в ледышки. Так они отработали на стене три с половиной часа, загубив пять ледобуров и пройдя всего лишь четыре верёвки, когда Костин понял, что стена не идёт. «Ещё пять-шесть часов такой работы — и можно сдохнуть», — подумал он тогда и принял решение спускаться. По глазам своих товарищей, которые одни только и казались живыми на их обмороженных лицах, он видел, что все рады этому решению.
30. Игорь Владимирович Трохин — Зона риска... 6 тыс. знк.
Зона риска… Рассказ

Доминикана! Таити! Карибское море! Истошные крики попугая, леденящие кровь: Пиастры, Пиастры, Пиастры…! Есть ли, среди вас те, кто останется равнодушным при этих волшебных словах? Сомневаюсь я, однако.
Расскажу вам одну интересную историю, которая приключилась со мной в боевой юности. А напоминанием, послужила моя поездка на Доминикану. Странная штука – человеческая память…
Двух мужичков с металлоискателем, приметил ещё в аэропорту, а потом в отеле, при заселении. Вечерком вместе накатили, оказались земляки из Подмосковья. Мои ровесники – взрослые мужики…
О красотах Карибского моря рассказывать нет смысла! О природе, погоде и даже о шикарной вилле в заливе миллионеров, которую видел собственными глазами, и которая принадлежит нашему горячо любимому – первому президенту Михаилу Сергеевичу, тоже нет смысла, и не хватит слов… Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.
Так вот, про мужиков: Поплыли мы на шхуне на пиратские острова и весь день купались, загорали и ром трескали. Мужики, время даром не теряли и прочесали весь пляж с миноискателем. Причём, делали это ненавязчиво и профессионально, один народу байки заливает, а второй – тихонько по кустам шерстит… Уголовно наказуемое деяние, между прочим.
Вечерком сели, выпили, расслабились… Давайте говорю, засветите…
Вынули пару старинных испанских дублонов из чистого серебра, величиной – с блюдце!
Не зря приехали, по паре штук евриков каждое потянет! А уж о килограммах мелочи на пляже отеля – каждый день… Скинули боевой трофей местному антиквару, иначе в аэропорту, были бы – «вилы»!
31. Геннадий Ботряков — Хроника плавающего вездехода 70 тыс. знк.
Неделю подряд идёт дождь. Брянта разлилась во всю ширь своих берегов и не верится, что ещё недавно почти на всех перекатах её можно было перейти в коротких сапогах. Мари разбухли, словно перины и, не в силах удержать в себе лишнюю влагу, по многочисленным ручейкам непрерывно отдают её в реку. Просочившись сквозь торф, вода окрасилась в цвет тёмного пива, - сходство с ним усиливают плывущие по поверхности потока комки белой пены.

Мимо берега проносит коряги, обломки деревьев и целые стволы, которые обрушились с подмытых берегов и отправились в путешествие вниз, к Зейскому морю. «Брянта», - с эвенкийского, - “река со многими истоками”, но и без перевода понятно, что их, истоков, более, чем достаточно.

Приняв справа в себя ещё один бурный ручей, метрах в трехстах ниже нашего бивака поток бьёт в отвесные гнейсовые скалы. Отскочив от них, река круто поворачивает влево, образуя подковообразную излучину. Место весьма живописное, поэтому мы и выбрали его неделю назад для своего временного - на одну ночь - лагеря, но не могли, конечно, предположить тогда, насколько долгим окажется наше здесь пребывание.

У противоположного берега упругое течение треплет туго натянутый толстый капроновый фал. Один его конец привязан к стоящей прямо у уреза воды высокой лиственнице с полуобнажёнными корнями, другой косо уходит в воду, - там, в холодной глубине, стоит наш вездеход ГТТ. Только этот фал служит свидетельством тому, что могучий поток ещё не уволок нашу машину в яму на повороте реки, - туда, где течение заметно ослабевает.
32. Мариненко Ирина Сергеевна — человек Х 20 тыс. знк.
Эта жара, невыносима. Даже открытое окно не спасает. Пробегающие тропические пейзажи, уже не были мне так интересны, как я думал в начале пути. И повезло же, открыть отцу свое дело, в самой жаркой части страны! Пот тек по телу неиссякаемыми струями. Я был похож на больного, не естественно зеленый цвет лица, расширенные глаза, и весь мокрый! - Эй! Приятель, как самочувствие? - Я знал, отец специально спрашивал с сарказмом, он то привык к такой жаре, пока занимался жильем и своим делом. - Клевооо! Я чертов тушканчик на грили! - отец привык, что я повзрослел и стал ругаться в его присутствии. И лишь улыбнулся в ответ. Но вся эта смешная ситуация сменилась. Серебристый Порше выскочил из переулка, и виляя мчался по в стречке, прямо на нас. Несколько секунд, машину дернуло в одну, другую стороны, и визг тормозов. Порше не остановился и помчался дальше. - Страусиха!!! Нет, ты видел, видел?! - Да, вроде бы, женщина.- Честно, я, испугался. И прилип, нет, врос в кресло. В легких не хватало воздуха. А мозг, разбился о лобовое стекло, так как не был пристегнут. - Веселенькое будет начало. – Разворачиваясь, предположил отец. - Да, это точно. – Я, поправил ремень, и удобно усевшись, уставился в окно. Был полдень, и весьма малолюдно, хотя странного в этом ничего не было, такая жара. Напротив нас, возле какого-то магазинчика, стояли пятеро ребят. Высокие стройные, загорелые, одетые только в бриджи и сланцы. У двоих, были доски для серфинга. Они видели произошедшее, но уже потеряли к этому интерес, и обсуждали трюки с досками.
33. Ден — HeadHunters-1: Беглецы и преследователи 1133 тыс. знк.
Ден Редфилд ОХОТНИКИ ЗА ГОЛОВАМИ

Книга 1

БЕГЛЕЦЫ И ПРЕСЛЕДОВАТЕЛИ

Предисловие
Время не стоит на месте. Всё течёт, всё меняется. Прошли годы, прошли века - а люди и Земля существуют до сих пор. Переломными во всей этой истории можно считать два момента. Первый-появление энергетических аномалий и уничтожение старого мира. Система настолько прогнила, что дальнейшее существование было невозможным. Однако и выжившие люди не могли понять друг друга, и это привело к долгому противостоянию. Когда сражения закончились, то все люди стали равными. Это был наивысший расцвет земного государства, которое стало называться Сатерлайтом. Государство росло и постепенно превратилось в один огромный и богатый мегаполис. Но наследие прошлого не хотело бесследно исчезать и поэтому лишний раз давало о себе знать. Преступные банды хотели контролировать весь Сатерлайт, но им не удалось победить. Выживших нарушителей закона осудили, а потом разбросали по планетам-тюрьмам. Ещё тогда появилась специальная категория людей. Многие их ненавидели или презирали, но без их помощи всё могло рухнуть. Сражения и перестрелки были неотъемлемой частью жизни этих людей. Это были охотники за головами. Они появлялись там, где полиция ничего не могла сделать, и получали немалые деньги за поимку или уничтожение преступников, объявленных в розыск. Однако после того как закончилась война с самой крупной преступной организацией, которая именовала себя Синдикатом, надобность в охотниках отпала. Многие из них сменили род деятельности и стали жить своей жизнью.
34. Виктор Ушаков — Сахалинский Дон Кихот 5 тыс. знк.
Рассказ устный друга. Это было года два назад.

- Четыре дня не спал, не давали духи. Доставали, испытывали, прельщали запретными плодами, шутили, экспериментировали с живым из плоти мыслящим объектом. Опыты ставили, смотрели, как себя поведёт. И добились своего, пошёл на поводу, или воспротивился им, но внешне вёл себя неадекватно для окружающих.

- Заходит в свою комнату, а в кресле реально сидит китайская принцесса, связанная, с заклеенным ртом. Ничего сказать не может. Но он понял, что бандиты совершили государственный переворот, убили её родного отца - китайского императора, захватили власть, а её держат в заложницах и тоже собираются разделаться. А тут он попался - в роли защитника попранной справедливости.

- Погоди, - сейчас я тебя освобожу! - по –рыцарски преданно и нежно обратился он к ней, припав на колено. И начал рвать верёвки, связывающие принцессу, красоты неописуемой. И клейкую ленту скотч со рта - оказалась вместе с обивкой кожаного кресла. А потом, когда протрезвел, вернулся с улицы, опомнившись, увидел ужасную картину разрухи в комнате – что своими руками наделал. Обивка кресла порвана в клочья, а на полу валяется липкий мокрый жёлтый поролон. Этот мягкий уголок он привёз из Кореи двадцать лет назад, когда в море ходил.

Принцесса рассказала, в слезах поведала ему всю кровавую драму, историю захвата власти и указала на китайцев, которые причастны к заговору. Они вместе вышли на улицу. Он в порыве праведного гнева – Отомщу за тебя и спасу от гибели! С целью восстановить честь и нарушенную справедливость. Выступил рыцарем без страха и упрёка.
35. Алексей — Все, что есть у нас. 17 тыс. знк.
Сухой летний вечер. Все вокруг пропитано зноем и запахом бензина. Улицы погрязли в шуме и вечной спешке. Я прогуливался по набережной подальше от всего этого, чтобы хоть иногда суметь расслышать свои мысли. Хотя это удавалось довольно таки не всегда, так как гул, который издавала баржа, отплывающая от берега и нагруженная щебенкой, изрядно отвлекала меня. Вдали над поверхностью моря порхали чайки, время от времени резко опускаясь к самой воде чтобы схватить какую-нибудь небольшую рыбку, что выплывала погреться на солнышке.
-А ведь они просто пытаются выжить-Произнес я тихо себе под нос и прислонился к перилам рассматривая водную гладь, которую изредка тревожил морской бриз, вызывая небольшую рябь. Рыба пытается не стать съеденной, поэтому всеми силами пытается удрать от чайки, а чайка наоборот стремится схватить рыбу, чтобы не умереть с голода. В конце выживает тот, кто сильней и умней. Хотя ловкость тут тоже играет важную роль.
Баржа снова загудела и оторвавшись от пристани медленно поплыла вверх по течению. Стая чаек кружила над палубой, будто бы надеясь найти там что то для себя, но кроме щебенки на барже не было ничего, что могло бы им пригодиться.
В небольшой заводи по левую сторону купались несколько мальчишек. Они можно сказать не купались, а просто дурачились кидая песком друг в друга. Рядом лежала девочка, видимо их старшая сестра и строила замок из песка. То и дело они пытались оторвать ее от дела, но она прогоняла их мотивирующим криком и те снова бежали догоняя друг друга.
36. Виктор Ушаков — Банда Кота 10 тыс. знк.

как полнометражный приключенческий фантастический фильм.
Сходил в кино, только тебе показали, как единственному зрителю.
Чтобы все посмотрели, надо успеть записать сценарий.

Банда Кота отличалась острой хитростью, завидной сноровкой, изворотливостью, силой, фантастической изобретательностью. Способностью уходить перед носом опасности, скрываться, казалось бы, в самых тупиковых ситуациях. Растворяться на глазах. Улетучиваться в прямом смысле. Как будто им помогали высшие силы. Пуля их не брала, совершали чудеса акробатики. И в то же время отличалась благородством и великодушием. По аналогии с героем английского эпоса Робин Гуд.

Она приходит на помощь бедным и обездоленным поселянам, когда им было не к кому обратиться за помощью. И грабит богатых, наказывала обидчиков слабых. И появляется как ниоткуда внезапно раньше милиции. Со скоростью, казалось, звука, Внедряясь в самую гущу событий. Неизвестно каким способом узнаёт горячие разборки в исключительных критических ситуациях. Пресекает грабежи и насилия. Знает, как будто заранее место и время совершения несправедливого суда Линча сильных над слабыми. Мешает, таким образом, естественному отбору в человеческой стае, где побеждает сильнейший.

Банда работает с фантастической скоростью движений, что действующие лица не успевают сообразить, что собственно, происходит. И всегда выходит сухими из воды. Всё сходит с рук. Благодаря неуёмной фантазии, каждый раз новые костюмы, подходящие к данному случаю по им ведомой аналогии, следуя смыслу и поставленной задаче. Меняли кардинально тактику и стратегию действий. Что их никак не могут обнаружить и поймать. Не было улик и примет.
37. Татьяна Юрина — Белый старик 47 тыс. знк.

Клубника была особенно хороша у Юсупихи, худой жилистой старухи, жившей по соседству. Ах, как пахли ягоды где-то совсем близко — за заборчиком! Да и заборчик-то — одно название: редкие штакетины прибиты как попало, вкривь и вкось. В одном месте просвет между ними как раз такой, что можно просунуть голову, а уж если голова пролезла, то и всё тело протиснется — это вам любой пацан подтвердить сможет, надо только развернуть плечи и бочком-бочком...
Словом, когда бороться с искушением стало совсем уж невмоготу, подговорил Юрка друзей-приятелей, Стёпку с Мишкой, к Юсуповым в огород слазить: вместе не так боязно. Протиснулись пацаны в щель, то и дело оглядываясь, присели над грядкой и начали торопливо пожирать сладкую ягоду. Да вскоре так увлеклись, что о бдительности совсем позабыли.
— Ах, вы, поганики рябые! Вот я вас! Совсем стыд потеряли, — вернул к действительности визгливый Юсупихин голос.
Стёпка с Мишкой метнулись к забору. Юрка сперва помедлил, чтобы отвлечь внимание на себя и дать пацанам уйти. А потом то ли от жадности, то ли от какой-то непонятной бравады, начал демонстративно рвать и медленно есть, смачно причмокивая, истекающие соком вкуснющие ягоды. «Успею», — самонадеянно думал он, глотая сочную мякоть, — «она вон как медленно ковыляет». Когда от бабки до мальчишки осталось всего три шага, он прыгнул к забору. Просунул голову в заветную щель, попытался развернуть плечи и… То ли впопыхах сунулся не в ту дырку, то ли сильно резко стал разворачиваться, но только застрял так, что ни туда, ни сюда. Голова и плечи по его сторону забора, а всё остальное — у соседей. Хоть плачь.
38. Марат Валеев — Пистолет в бардачке 48 тыс. знк.
Радик Рахматуллин заметил в зеркало заднего вида, как вынырнувший откуда-то новенький черный «Ленд-крузер» самым наглым образом пересек сплошную линию и, едва не столкнувшись с несущейся ему навстречу «тойотой», перед самым светофором обогнал рахматуллинскую «Ниву» и, подрезав, встроился в зазор между ней и маршруткой.
- Вот сукин сын! – покачал головой Радик. Как раз в этот момент светофор загорелся красным, и крузер резко остановился, чтобы не въехать в корму «газели».
А вот Радик затормозил на секунду позже и смачно впечатался в зад наглой японки. Послышался треск ломаемого пластика бампера, хруст лопнувшего и осыпающегося на асфальт стекла поворотников.
- Ну ё…мать! – в отчаянии ударил по баранке обеими ладонями Рахматуллин. - Вот же только фару поменял! Ну, что за козлы, а?
А «козлы» уже вышли из своей катафалистого вида машины, остановленной ими перед светофором. Это были двое рослых кавказцев, причем один примерно того же возраста что и Рахматуллин, то есть лет сорока, а второй значительно моложе первого, но с такой же угрюмой, мало чего хорошего обещающей носатой физиономией.
Они бегло осмотрели повреждения своего дорогущего агрегата, потом молодой рывком распахнул дверцу «Нивы» с пассажирской стороны и без спроса уселся рядом с Рахматуллиным. А тот, что постарше, вернулся за руль крузера и тронулся с места.
- Эзжай, блядь, за ним! – резко скомандовал горбоносый Рахматуллин. – Эзжай, говорю, нэ мешай движэнию!
- Ты чего тут раскомандовался, а? – только тут пришел в себя Радик. – Кто тебе разрешал сесть в мою машины? А ну вылазь! И стой там, пока я гаишников не вызову! А напарник твой зря отъехал…
39. Элиша Мортенсен — Liars and monsters 18 тыс. знк.
- Поедем к тебе? - томно спросила я.
- Поедем. Только я чуток набрался, - заплетающимся языком ответил мой на сегодня "кошелек".
- Ничего, я помогу. Во всем помогу, - подразумевая совсем другое сказала я и как можно аккуратней посадила его в машину. Как только посадила этот идиот не даже не дожидаясь пока я сяду сразу же вырубился. А выпросить ключи у него была писец как сложно, но я и это смогла. Пффф, посмотрела бы я на тех кто смог мне отказать в данное время. Короткое синее платье без бретелек и бантик в волосах делали из меня чуть ли не сказочной принцесской. Печалит лишь то что у меня ажурные перчатки и балетки, но есть плюс. Балетки сочетаются с бантиком в волосах. Да, и вряд ли нормально побегаешь в другой обуви. А бегать мне сегодня придется и очень много. Рычание мотора и вот мы уже едем по шоссе в сторону его дома. Спасибо навигаторам и прочим устройствам придуманные умными людишками, а то запуталась бы я в этом городе стопудов. Живу тут от силы две недели это мне столько понадобилось на раскрутку моего кошелька и больше не намерена. По крайней мере с этого вечера. Как обчищу его сразу же смотаюсь. Главное к нему домой не забрести. Отпечатки пальцев я не оставлю, но этот индюк уже который раз пытался стянуть с меня перчатку. Козел одним словом.
Накрутив приличное количество кварталов и остановившись наконец-таки рядом с его домом - "кошелек" так и не проснулся - я просмотрев местность взялась за дело. Печатку на его пальце я трогать не стала так же как и именные вещи. Видете?
40. Сергей Лабутин — Агент советского гестапо 153 тыс. знк.
1.

Весной 1969 года в городе Холмске ночью сгорел небольшой деревянный дом. Это было мое "боевое крещенье'' в качестве пожарного СВПЧ- 6, куда я пошел работать из Холмского узла связи, поддавшись длительным уговорам моих товарищей, к тому времени уже работавших в пожарной части.
То ли возможность иметь три выходных кряду, то ли возможность (в шестнадцать лет) пощеголять в военной форме, то ли романтика работы, а может и все вместе, повлияло на меня, но я стал пожарным. И первый свой пожар помню хорошо. Не потому, что он был первым, а потому, что на пепелище я нашел нечто, что и определило мою дальнейшую судьбу. Именно этой ночью, в обмундировании пожарного, мокрый, грязный, усталый я оказался на пути, приведшем меня в итоге в литературу.
Этот дом горел, как горят все деревянные дома: быстро, ярко и жарко. Дотла. Он сгорел, а мы, собрав рукава, сидели на пепелище, ожидая, когда инспекторы проведут расследование.
Начало светать, и я заметил под кучей хлама какую-то металлическую коробку. Открыв ее, увидел пачку полусгоревших писем, несколько фотографий и толстую общую тетрадь, разбухшую от воды.
Слипшиеся листы плохо перелистывались, и я уже хотел отбросить находку в сторону, как вдруг, где-то на половине, тетрадь раскрылась сама, и мне бросилось в глаза словосочетание: "Советское гестапо". Меня словно током ударило. Ведь всего неделю назад я давал присягу работника внутренних дел, а перед этим зам. начальника СВПЧ - 6 с глазу на глаз убеждал меня, что советский пожарный - это тот же пограничник, только на охране социалистической собственности.