Прочитать Опубликовать Настроить Войти

Рекомендуем прочитать

1. Владимир Вейс — Изгнание из Рая 30 тыс. знк.
I
Чих-чих-чих. Стоп!
Под колесами сначала зашуршал гравий, затем звук перешел в шелест и потрескивание. Трава, ветки.
Я остановил шестерку в тени большой сосны, затем вышел и затолкал машину за кустарник. Получилось неплохое убежище. И со стороны дороги не видно, и в придорожной посадке, переходящей в лес, машина не бросается в глаза. Двигатель остынет и, может быть, я все-таки доеду до дома. Щит с названием города уже остался позади.
После ремонта двигатель грелся. Кажется до ремонта меньше. Я выехал только второй раз, но проклял «сервисные» услуги тестя, с которым до сих пор поддерживаю отношения. Или он был под "мухой", собирая движок, или сэкономил на запчастях. Эх, лучше платить чужим…
Привычка мыть руки после минутного стояния у дерева заставила спуститься по склону оврага к небольшому роднику. Вода была чистой и холодной! Я разделся по пояс и овраг огласили мои уханья.
Спуститься вниз одно, а вот подняться – это медленный поиск пологой тропы по склону.
За небольшим скоплением деревьев я увидел огромную поляну, вид которой поразил меня каким-то странным искажением перспективы. Вроде марева, поднимающегося от горячего асфальта. Но асфальта не было, а это марево исходило от травы, и при этом большой круг зеленого ковра смотрелся тускло, словно на него набросили полиэтиленовую пленку.
Приглядевшись, я увидел, что эта и не пленка, а над поляной навис некий огромный, но прозрачный конус, сквозь который были видны деревья.
Мне бы плюнуть на все, списав видение на глюки уставшего человека, не выспавшегося из-за ранней поездки,но я бездумно двинулся к «воздушному» замку.
2. Александр Адамович Славинс — Талисман счастья 41 тыс. знк.
ТАЛИСМАН СЧАСТЬЯ.

Холод (бр-р-р-р….) здесь, на проклятом Нурде, особенный, ни с чем несравнимый. Не веришь? Хм. Как бы объяснить? Тут не обыкновенный привычный холод, как, скажем, на Земле, или ещё где, когда просто замерзаешь. Нет, нет и ещё раз нет. Здесь холод пронизывает тебя до самого мозга костей, и лишает способности мыслить. Ты коченеешь и сходишь с ума. Вот где настоящий ад.
Нечто странное есть в атмосфере планеты, не поддающееся изучению и объяснению. И потому всякие там умники, называющие себя учёными, лишь разводят руками.
В какие бы одежды не укутывался, как бы жарко ни натапливал помещение, неприятный озноб не покидает. Даже во сне ты хочешь согреться. И это всё давит, давит. Здесь не приживаются ни земные растения, ни животные, ни люди. Холод, в конце концов, изматывает самых закалённых. И тогда они тоже спешат покинуть столь негостеприимный мир.
Потому и не вышло основать здесь колонию. В первые же часы по прибытии, едва ощутив на себе влияние адского холода, человек буквально заболевает желанием убраться отсюда. Улететь, и больше не возвращаться. Нурд словно постоянно напоминает - здесь нет места чужим. Всё пришедшее из глубин космоса, лишнее на планете. Люди, убирайтесь! – кричит он.
Сегодня на мысе Южном, далеко выдающимся в Штормовой океан, холод самый настоящий. И властвует не только в душе. Ледяной ураганный ветер хлещет незащищённое лицо и валит с ног. А порывистые шквалы не позволяют одинокому путнику, имевшему несчастье попасть в бурю, двигаться к цели.
3. Александр Адамович Славинс — 42 тыс. знк.

ОЧИЩАЮЩИЙ ОГОНЬ

ЧАСТЬ 1.

ПЛАМЯ РАЗГОРАЕТСЯ.

Глава 1.

-Итак, уважаемые дамы и господа, для тех, кто только подключился к нашему каналу - мы ведём прямую трансляцию из Дворца встреч народов Галактики. Без преувеличения можно сказать, это самое грандиозное событие в истории – подписание декларации независимости, или, как ещё называют этот важнейший документ - Великого договора между Империей и Каэртаном.
-Да, Сержиг, это историческое событие действительно не имеет аналогов в международной практике. Оно, так или иначе, затронет каждое существо в Галактике и послужит своеобразной вехой в развитии мировой цивилизации. О грандиозности происходящих событий свидетельствует хотя бы тот факт, что огромный зал Дворца сегодня переполнен, не смотря на то, что вмещает до ста тысяч представителей всех рас. Без преувеличения можно сказать, этот день займёт достойное место в хрониках всех государств, ибо с этого момента воистину начинается новая эра. Противостоянию народов положен конец и, мы надеемся, это послужит делу установления мира в Галактике.
-Фарум, этой надеждой сейчас живёт весь мир. Но, вернёмся к происходящим событиям. Уже прозвучал сигнал к окончанию встречи и, по протоколу, лидеры великих рас должны пройти парадом перед собравшейся публикой.
-И вот, шествие начинается. И первыми сегодня покинут зал лидеры Дорсии – государства пикелов. Это великолепный Шу-шух со своими ближайшими приближёнными. Их платформа уже на пути к Торжественной арке. И пока разворачивается грандиозное действо завершения великой встречи, давайте вернёмся в прошлое, чтобы осознать всю важность происходящего.
4. Владимир Вейс — Дед Пронский 12 тыс. знк.
Я возвращался из командировки, зная, что дома нет никого – жена и дети на даче, точнее, у тёщи в деревне. От этого не было радости встречи с городом, но и была своя прелесть привести себя в порядок наедине. После ванны в халате лечь на диван и посмотреть привезённый из Москвы диск. Мне его почти за бесценок вручил продавец, когда я покупал флешку.
Мой дом находится в районе Воронежских озёр, но к городу на Дону это не относится, так называлось это место до прихода сюда строителей. Место – живописное, и наши многоэтажки были скрыты густым окружением высоких ив…
- Вишь, какая у нас красота! – услышал я голос сверху.
Мой сосед дед Пронский стоял на балконе второго этажа и наблюдал, как я подхожу к подъезду, да, и, наверное, как стекаются к дому и другие его жильцы. Наверное, в этом есть какой-то сторожевой инстинкт, заложенный во времена, когда окруженный лесами и врагами древнеславянский город оберегался со сторожевых постов. Чувство дома, вероятно, отсюда: живут люди то в одном городе, то в другом, то на одной улице, то – на другой. А возвратиться туда, где твой очаг – это самое главное в существовании человека.
- Да, красота, - коротко откликнулся я, обшаривал себя в поисках ключа от домофона. Но он куда-то задевался, хотя точно помню, лежал в правом.
- Заходь ко мне, Николай, - пригласил меня тем временем сосед, - не закрыто.
Вероятно, я, всё-таки, прошёл бы мимо, но он ожидал меня у своей приоткрытой двери.
По виду не скажешь, что ему семьдесят. Поджарый, подвижный и многим женщинам за пятьдесят он нравился. А что – вдовец со своей двухкомнатной, чем не жених!
5. Александр Адамович Славинс — Не ёжик 46 тыс. знк.
НЕ ЁЖИК.

Пробуждение было приятным и каким-то чудным. Знаете, ощущение, как наутро после классной пьянки. Но при этом не болит голова. Здорово, правда? Ну, вы же понимаете. Хмель ещё не выветрился, в голове по-прежнему шумит, перед глазами всё плывёт. И ничего не болит. И даже не тошнит. Во, блин! Хм. И что это я вчера принял на душу? Надо бы обязательно вспомнить. Отходняк клёвый.
Артур поёрзал, удобнее пристраиваясь на… Чём? Пожалуй, так сразу и не определишь. Снизу какое-то ну очень неудобное, твёрдое и явно не предназначенное для человека кресло с необъяснимым треугольным углублением по центру. Что бы это могло быть? Вы тоже об этом подумали? Ну, уж не горшок ли?
Артур и посмотрел бы. Да что-то неладное творится с окружающим миром. Если это вообще мир, а не бред пьяного мозга. То взрываются какие-то пузыри. То всё бешено крутится и улетает в тартарары. И ничто долго не задерживается в приемлемом застывшем виде. Мир по ту сторону глаз постоянно куда-то перемещается, сдвигается, прыгает и даже танцует. Так и хочется брякнуть что-нибудь типа: эй, настройте телевизор.
Неужели я всё-таки надрался вчера? Да так, что не могу этого вспомнить? И с кем?
Нет, сам Артур не пил. Ещё не дошёл он в этом деле до точки, когда себе тосты читают. Но, сколько ни напрягался, так и не мог припомнить, кто же вчера наливал ему. Бывает же.
Что-то снова начало меняться. Вернее, это происходило всё время, но не сразу воспринималось адекватно. И это явно что-то новое. Или наоборот, более привычное?
6. Александр Адамович Славинс — Охота!? 113 тыс. знк.
Проникнись верой в чудеса,
Добро неси и мир вселенной.
Отплатят тем же небеса,
И обретёшь покой душевный.
Н. Ничипорук.

ОХОТА!?

Два человека смотрели сквозь тюремную решётку.
Один видел грязь, другой видел звёзды.
Дэйл Карнеги. «Как перестать беспокоиться и начать жить».

-Внимание! Пристегнуть ремни. Входим в атмосферу. Через двадцать минут посадка, - усиленный бортовой аппаратурой посадочной шлюпки, резанул по нервам визгливый голос Арно - старшего группы космических охотников. И тотчас пронзительно взвыл тревожный сигнал.
Охотники, сидевшие в креслах напротив друг друга, сразу зашевелились. Пора. Настал тот самый момент, ради которого они пролетели пол Галактики.
-Ты, парень, слушай, что тебе говорят, - раздался голос справа. Это Гербер.
-Ага.
-Сказали – пристегнись, слушайся, - меж тем продолжал Гербер, поучая сына. - Думаешь, эти слова просто так сказаны? Нет, парень. Ты оглянись. Все здесь опытные профессионалы, хорошо знающие, что команды никогда просто так не дают. Потому все и пристёгиваются. И ты делай так же. Знаешь, сынок, меры предосторожности, изобретённые людьми, как правило, неоднократно подкреплялись густо пролитой кровью, пока не стали законом. Так что, хочешь выжить – подчиняйся. Это не место для лихой бравады и откровенного разгильдяйства.
-Да ладно тебе, па. Я пристегнулся раньше тебя.
-Вот и молодец.
Алекс глубоко вздохнул. Гербер со своими наставлениями, пожалуй, доймёт и мёртвого. Вот бы самого так подоставать.
Алекс откинулся на спинку кресла и привычным жестом вставил держатель ремня в карабин.
7. Александр Адамович Славинс — Адмирал 77 тыс. знк.
ИНТЕРЛЮДИЯ

Уныло ровно, донельзя расслабляюще и невыносимо занудно гудели аппараты поддержания жизни. Они работали на пределе слышимости. Но когда других звуков нет, а мозги занять нечем, монотонное жужжание превращалось в адское испытание.
Анри лениво потянулся, будто сонный кот, и (Ой) едва не выпал из кресла. К счастью, спасла уменьшенная сила тяжести. Не то всё могло закончиться весьма печально.
Анри громко зевнул. И тут же промелькнула мысль: «А может, вздремнуть? Спать, не спать…. Надоело. Ничего не хочется, и невыносимо скучно. Просто напасть какая–то».
Третий месяц полёта доконал бы кого угодно. Молодой человек тоскливо глянул в круглое окошко иллюминатора. За ним царила непроглядная космическая тьма. «Как же она осточертела, – с тоской подумал Анри. – Всегда одно и то же». Редко там появлялось что–то иное: какая–нибудь звёздочка, или галактика. Тогда ещё можно хоть пофантазировать. А так не жизнь, а абстракция.
Когда долго заключён в тесном отсеке звездолёта, всё равно, что в консервной банке, начинает казаться, что больше ничего не существует. Ты сам центр вселенной. Но одному здесь так тоскливо. А сбежать некуда.
«Вот бы дед проснулся, – уныло подумал Анри. – Вместе всё же веселее».
Он любил деда. Особенно сильно это чувство проявлялось, когда вот так страдал, отделённый от родного мира бесчисленными миллиардами километров. Знали б вы, как это невыносимо. Открыл глаза, целый период бодрствования, называемый сутками, провёл в одиночестве, уснул. И так изо дня в день. Заверяю, после месяца подобного режима будешь рад любому собеседнику, даже самому негативному. Разумному существу необходимо общение.
8. Владимир Вейс — Мой папа почти Бог! 19 тыс. знк.
- Но почему, почему ты должен уехать? Разве нельзя по-другому, ведь ты не маленький!
- Я говорил об этом родителям, но они просто не слушают меня.
Мы сидели с Жанной Поливановой в пустом тёмном классе, куда убежали, когда начали с танцевать. Я не стал дожидаться конца танца:
- Пойдём отсюда, у меня всё очень серьёзно!
И вот мы здесь, дверь закрыли изнутри шваброй, оставленной техничкой.
Жанна просто была убита моими словами о скором отъезде. У нас так всё было хорошо, мы думали о большой жизни вдвоём. И только вдвоём!
- У нас дома тоже иногда бывает так, - сказала девушка, - старшие считают, что всё делается только для нас!
- Мои выбрали момент, когда мы ещё ничего не можем самостоятельно решить!
- Тогда сделаем по-своему.
Жанна вскочила со скамейки парты и подошла ко мне, взяв моё лицо в ладони. Она долго молчала и просто смотрела на меня. Окна были тёмными, хотя свет уличных фонарей отбрасывал уродливые тени на потолке и дальней от окон стене. Точнее, верхнего угла.
Жанна была красивой. Ростом – чуть ниже меня. У неё были тонкие руки с длинными пальцами. И этот миг я должен был запомнить на всю жизнь, хотя уже готовился следующий миг!
- Сделаем так, чтобы с тобой не произошло, встретимся здесь, в Москве, у Большого театра!
- Но…
- Подожди, мы не знаем, где ты окажешься в ближайшие дни. Но, наверняка, тебе дадут поступить в какой-нибудь институт. Моя сестра в прошлом году пошла на занятия в сентябре. С первого числа! Давай 31 августа часов в шесть у фонтана напротив Большого!
- Хорошо! Я обязательно приду, если надо, сбегу, прилечу, но приеду в Москву!
9. Александр Адамович Славинс — Эра Водолея 58 тыс. знк.
ЭРА ВОДОЛЕЯ

Пролог.

Как хорошо, что стены не могут говорить. Иначе рассказали бы о таких ужасах, и с такими подробностями, что от осознания дух захватывает. Но, к счастью, окружающие перегородки молчат, и лишь наблюдают — внимательно и беспристрастно.
Улыбка тронула губы, ибо Творец смерти знает истину — безмолвные свидетели не проболтаются. Даже не смотря на то, что увиденное ими сегодня, ни много ни мало — изменит мир. Что неизбежно, как и шаги, раздающиеся на лестнице — едва слышные, неспешные. А чуткое ухо различает лёгкое дыхание. Потрясающая акустика.
Шаги приближаются. А ведь если задуматься — так неторопливо подкрадывается закат старой эпохи. Иногда одна смерть может перевернуть мир. И тому немало примеров. Взять хотя бы убийство Николая II, уход из жизни Клеопатры, либо отравление Александра Македонского.
Подумать только — я причастен к истории. Мне доверили столь великую честь. От осознания значимости ощущаешь волнение. Сейчас именно я вершитель судеб, и в моих руках будущее целого мира.
Творец смерти позволил себе расслабиться. Уже скоро. Да и убивать не впервой. Устранять неугодных — моя работа. И вот снова востребован. Говорят, ремесло проституток самое древнее. Но люди ошибаются. Каждый знает библейскую притчу, как Авель погиб от руки Каина. Вот самое первое задокументированное преступление. И где там путаны?
Жертва неторопливо поднялась по ступеням и остановилась на площадке у входа. Что случилось? Палач задержал дыхание.
Секунды тянутся бесконечно медленно. Но Творец смерти — профессионал, к тому же лучший. Потому и доверили столь ответственное задание. Следует набраться терпения, чтобы ничего не испортить.
10. Игорь Волознев — Агент 008, или Зомби для "золотого миллиарда" 179 тыс. знк.
АГЕНТ 008, ИЛИ ЗОМБИ ДЛЯ «ЗОЛОТОГО МИЛЛИАРДА»

Фантастика, альтернативная история, иронический детектив. Профессор Мордаун по секретному заказу Пентагона создаёт оружие, способное за считанные минуты превращать население целых стран в покорных зомби. Первой на очереди - Россия. Час "Х" неумолимо приближается. Шанс сорвать планы Мордауна есть только у майора ГРУ Игоря Волгина, он же агент 008. Президент России, который является шпионом США и в курсе замыслов Мордауна, всеми силами пытается сорвать экспедицию Волгина на остров, где находятся лаборатории с зомбированными людьми и ракетные шахты. Волгин угоняет самолёт и всё-таки десантируется на страшный остров.

АГЕНТ 008, ИЛИ ЗОМБИ ДЛЯ «ЗОЛОТОГО МИЛЛИАРДА»

повесть о событиях 2025 года

Глава 1
Остров в Тихом океане

Профессор Мордаун и трое его спутников подошли к ракетной шахте, черневшей в центре просторной, окружённой низкими строениями площади. Профессор выступал в роли экскурсовода, не без гордости демонстрируя гостям свои владения.
- А теперь, джентльмены, - объявил он, останавливаясь у шахты, - можете взглянуть на наши межконтинентальные ракеты. Вот они, полностью готовые к запуску!
Троица слушала, вытирая платками вспотевшие лица: тропическое солнце пекло вовсю.
- Зная, на какую страну они нацелены, я назвал их «Преступление и наказание», «Война и мир» и «Вишнёвый сад», - прибавил профессор с довольным видом.
В его облике, помимо смуглости и крайней худобы, выделялись пронзительные чёрные глаза и голая бугристая голова, похожая на грецкий орех.
11. Александр Адамович Славинс — 2 тыс. знк.
Удача улыбается…

«…есть удача, на которую надеются и желают друг другу слабые да ленивые, и ещё есть успех, которого добиваются умные, сильные, талантливые»
Юрий Никитин

Удача - пожалуй, самая капризная и непредсказуемая госпожа. И это ещё мягко сказано. Подумай, сколько людей из поколения в поколение стремятся разгадать ЕЁ великую тайну. Но ОНА своенравна и жестока, и лишь сама, по каким-то собственным причинам, некоторым улыбается, на кого-то бросает мимолётный взгляд, и только немногим (буквально единицам) счастливым избранникам отдаёт свою дружбу, а то, случается, и поселяется рядом.
Люди бьются над секретом ЕЁ предпочтений. Но, увы, зачастую понапрасну. Никто ведь не знает, что именно привлекает внимание ЕЁ величества и вызывает благосклонность. Впрочем, есть верный способ, как словить Удачу за хвост – надо оказаться в нужном месте в нужное время. И тогда, если хватит ума, можно притянуть ЕЁ и попытаться удержать.
Случается, возникает у человека уверенность, что открыл сокровенную тайну великой госпожи. И с кружащейся от радости головой, сей везунчик мнит, что уже на коне, и Удача навсегда останется рядом. Но не забывай - если не будешь «соответствовать», то хитрая и капризная Фортуна запросто извернётся, и ты, увы, вновь у стартовой черты.
Многие не выдерживают подобных выходок госпожи Удачи, разбивая души и сердца о подводные рифы жизни. И тогда личность теряет сам смысл бытия. Посмотри в зеркало. Ты, случайно, не один из них?
Но есть упрямцы (и их не так уж мало), лишь закаляющиеся от обрушивающихся несчастий. Эти люди находят мужество расставить новые силки на Удачу.
12. Николай (Nic3Dfx) Кривин — Жизнь избранных 33 тыс. знк.
Ночь. Над мёртвым городом, который когда-то назывался Москвой, стремительно проплывали рваные облака, через которые прорывался свет далёких звёзд. Ветер гонял клочки мусора по серым, невзрачным городским руинам, легко закручивал небольшие вихри из радиоактивной пыли, словно играя с ними, хлопал ржавыми металлическими листами щита, бывшего когда-то рекламным, и угрожающе выл, сталкиваясь с острыми обломками стекла, торчавшими из разбитых оконных рам. В тусклом свете Луны, пробивавшемся через короткие промежутки между облаками, остатки города, казалось, становились ещё мрачнее: потрескавшиеся и полуразвалившиеся высотки, выбитые окна - зияющие чёрные проёмы, улицы, занесённые землёй и песком, заваленные мусором и брошенными автомобилями, многочисленные человеческие скелеты и остовы разрушившихся зданий и - ни огонька, ни души... Ни животной, ни человеческой. Если мир на поверхности когда-то и принадлежал людям и животным, то теперь он принадлежал только призракам и душам мёртвых. Хотя изредка человек и пытался отвоевать у смерти право жить на поверхности, делая туда нечастые вылазки, теперь он был всего лишь гостем в этом мёртвом царстве, в котором настоящими хозяевами были извечные крысы и тараканы. Других живых не было: их сменили адские порождения радиации - мутировавшие животные и люди, уродливые и одичавшие, полностью утратившие человеческий разум.
С высоты город напоминал большую чёрную кляксу, выведенную на сером фоне пригорода. Где-то там внизу, в темноте развалин, мелькнул луч света, который на время гас, потом появлялся снова.
13. Евгений Добрушин — Перпендикуляр и наклонная 17 тыс. знк.
"Везет дуракам и пьяницам"

Перед тем, как репатриироваться в Израиль, я решил в последний раз посетить родной город своей мамы - Черновцы. Он мне чем-то напоминал Ленинград. Своей архитектурой, наверное. Сейчас там жили мои бабушка и дедушка. Вечером я сел в прямой вагон "Ленинград - Черновцы" и поехал.
Купе оказалось двуместным. У окна сидел мой попутчик - маленький мужичонка, лет тридцати пяти. На голове у него были наушники - он слушал плейер. Увидев меня, он протянул мне их и спросил:
- Хочешь послушать?
Я удивился такому приветствию, но предложение принял.
С первых тактов я узнал эту музыку. Это было "Равноденствие" Жан-Мишель Жара. Моя любимая вещь.
- Класс!- восторженно сказал я, удивляясь, что человек такого возраста увлекается такой же музыкой, что и я.
- Нравиться?- услышал я сквозь наушники.
- Еще бы! Это же моя любимая музыка! Жан-Мишель Жар!
- Точно.
Мужичок полез в свою огромную сумку и достал оттуда портативный магнитофон "Шарп".
- Давай сюда плейер! - сказал он мне.
Я отдал.
- Это хорошо, что у нас с тобой одинаковые вкусы,- как ни в чем не бывало, продолжал он.- Будем всю дорогу слушать музыку. Я без нее и часа прожить не могу.
Он подключил магнитофон к сети и поставил кассету.
- Вы любите электронный рок?- спросил я.
- Обожаю!
- Странно... Для вашего возраста увлечение роком - редкая вещь.
- А как ты думаешь, сколько мне лет?
- Ну... Лет сорок.
- Девяносто восемь!
Я подумал, что дядя не в своем уме. Но он достал свой паспорт и дал мне.
- Читай!
14. Евгений Добрушин — Светлое послезавтра 4 тыс. знк.
«Президент России Суй Хунь Вынь подписал указ о введении нового налога на алкоголь. Теперь литр водки будет стоить минимум 50 долларов. Президентом также подписан указ об увеличении срока принудительных работ за самогоноварение до 10 лет…»
- Лютует, китаеза… - Васька аккуратно наполнил стакан доверху, стараясь не пролить ни капли драгоценной жидкости.
По телевизору шли новости.
- Это все жиды… - Его друг, Петька Симонюк, уже приготовился к очередному тосту. – Давай, Васяня, выпьем за то, чтобы на Земле не осталось ни одного жида!
- Тише ты, Петруха! Сейчас за такие разговоры вмиг «пятерочку» огребешь…
- А мне пох… Я этих жидов вот где имею! – Петр поднял сжатый кулак, на костяшках которого было вытутаировано его имя.
- Это они тебя имеют… И не только тебя… И твою жену, и твою дочку, и сестру твою – всю вашу е…анную семейку…
- А по е..лу хочешь?! – лицо Симонюка вдруг страшно побагровело, а на скулах заходили желваки.
- А что, скажешь, я не прав? У тебя, ведь, давно уже не стоит! А русская баба за хороший хер не только мужа, маму родную продаст!
- Заткнись, сука! – Петька вскочил.
- Ладно, друган, не кипятись! – Васька уже принял «на грудь» и заметно подобрел. – Моя тоже мне изменяет. Но не с жидами, а с китайцами. В открытую с ними живет. Уже беременна от кого-то из них… Рожать будет, падла…
- Да ну?!
- Вот тебе и ну! А ты думал – откуда у меня это фирменное пойло? Китайцы дают! В качестве отступных...
- А моя дочка иудаизм приняла… Прикинь?..
- Ну, я же сказал! Так и есть. Как зятя зовут твоего? Мойша, Хаим, Абрам?
- Ицик,.. …лять!
- Это сестрин муженек?
15. Андрейко Александр Юрьевич — Вестник Чёрной Луны. ОТРЫВОК ТРИНАДЦАТЫЙ 1 27 тыс. знк.
ЭТО РАССКАЗ О ДВУХ ШАХТЁРАХ, ЗАВАЛЕННЫХ В КАРСТОВОЙ ПЕЩЕРЕ, НАЙДЕННОЙ ИМИ ВО ВРЕМЯ ВЫРАБОТКИ ПОРОДЫ. ИХ ПУТЬ НАВЕРХ ПОЛОН УЖАСОВ, А КОНЕЧНАЯ ЦЕЛЬ СОВСЕМ НЕ ТАКАЯ, КАКОЙ КАЗАЛАСЬ ВНАЧАЛЕ.

Вестник чёрной Луны. ОТРЫВОК ТРИНАДЦАТЫЙ
(Согласно ортодоксальной трактовке Авестийской астрологической Школы, Черная Луна есть показатель темной кармы, всех злых дел и грехов человека. Черная Луна (апогей лунной орбиты) есть выход бессознательного, лунного начала в человеке, не поддающийся контролю ума.)
2010 год
Автор : Андрейко Александр Юрьевич

… небо на горизонте. И корабль его утонул, но крысы, сошедшие в город пошли в каждый дом и сеяли смерть, что подобно косарю собирала урожай на поле. Чума прошла по городам и не было спасенья ни на море, ни на суше. Миллионы погибли, но ещё не конец это был.

ОТРЫВОК ТРИНАДЦАТЫЙ

Глава 1

- Вась! А Вась? Ты б не пил столько. Идти скоро, а ты никакой. Третий стакан уже приговорил. – затянула Лариса. Лариса – жена местного шахтёра Василия. Если говорить по справедливости, то ей уже давно надо бы медаль давать за Лучшую жену столетия. Про таких говорят в пословицах самыми лестными словами, мол и с конём справиться, и в избу горящую если надо, и поесть приготовит и в остальном – лучше некуда. Кроме этого у Ларисы был потрясающий дар добиваться от Василия того, что она хотела без искр от столкновения двух кремнелобых характеров. Прерогативу упрямо высекать искры лбами, она без всякого сожаления об утерянном удовольствии оставила баранам и ослам, обитающим по окрестностям.
16. Евгений Добрушин — Тень Ван Гога 16 тыс. знк.
В 1990 году Виктор Римкинд репатриировался в Израиль. Весь его багаж составляли небольшой рюкзачок с нательным бельем и шестнадцать холстов, свернутых в трубочку. Это были его лучшие картины, написанные в классической манере. Живопись маслом была не только его основной профессией, но и смыслом всей жизни. Он в совершенстве владел самыми разными стилями, но отдавал предпочтение гладкому письму лиссеровками. Это была тяжелая, кропотливая работа, когда краска наносится тонкими слоями, причем каждый последующий делается после того, как высохнет предыдущий. Вся сложность заключалась в том, что окончательный рисунок проявлялся в самом конце, когда наносился последний слой краски. На одну картину уходило до трех месяцев. Все это время Римкинд находился в состоянии, близком к сомнабулизму. О еде и сне он вспоминал только тогда, когда начинал терять сознание от голода или усталости. Его жена с благоговением относилась к его работе, хотя в душе и считала его неудачником - картины Виктора не пользовались спросом. Миллионеры и сильные мира сего отдавали предпочтение либо известным художникам, либо мазне, называемой "абстракционизмом", "кубизмом" и прочими "измами". Наступило время снобов и безграмотных нуворишей, воспитанных на американских боевиках, женских романах и из всех культур отдающих предпочтение "альтернативной". Римкинд таких называл «альтернативно-культурными» людьми.
В Израиле ситуация оказалась еще хуже. С одной стороны - засилье художников (особенно в Цфате), а с другой - полное отсутствие вкуса у израильтян.
17. Евгений Добрушин — Беременный пророк 12 тыс. знк.
"Но ясновидцев, впрочем, как и очевидцев..."

- Грядет! Грядет Эпоха Страшного Суда! - Киолковский навис над психиатром грохочущей глыбой, готовой раздавить своею массой этого "ничтожного циника".
- Хорошо, хорошо, грядет эпоха... И что с того? - старый профессор, повидавший на своем веку и не таких "кадров", спокойно перебирал китайские деревянные четки.
- Планета содрогнется от катаклизмов! Человечество закончит свое жалкое существование! - не унимался пациент.
- Вот как?
- Да, да! Это великое пророчество, которое я призван до вас донести!
- Кем призван? - насторожился врач.
- Богом! Великим Элохимом! Творцом всея сущего! Того, кто созидает и разрушает! Одаривает и карает! Благословляет и проклинает!
Глаза Эдуарда Киолковского, казалось, излучали свет! Они горели тем жарким пламенем шизофрении, которое так хорошо было знакомо профессору Гарбузовичу. Он его, это пламя, мог наблюдать, практически, каждый день, принимая очередного "мессию", "пророка" или, в крайнем случае, "Президента Всея Земли".
- Значит, вы - посланник Творца? - участливо спросил пожилой врач.
- Да! - скромно, но с достоинством ответил пациент.
- Знаете, Эдуард, я, вообще-то, атеист. Может, вам стоило бы обратиться к теологам? Вы давно были в Храме?
- Я только что оттуда. Они меня направили к вам.
- Зачем?
- Сказали, что будут со мной разговаривать только тогда, когда я им принесу справку от психиатра.
- Какую справку?
- Что я не сумасшедший.
- Так вы за справкой ко мне пришли?
- Да.
Профессор задумался.
- Знаете, дорой мой, я, пожалуй, дам вам эту справку...
18. Евгений Добрушин — Большой Алкогольный Захват 4 тыс. знк.


Из секретного донесения президенту США:
"...Как видите, наш расчет очень простой: себестоимость литра водки, полученной путем перегонки органических отходов, древесины и целлюлозы при массовом производстве составляет не более 10 центов за литр. Для того, чтобы производить 200 миллионов тон водки в год, нужно потратить порядка двадцати миллиардов долларов за тот же период. Это гораздо дешевле, чем вести войну с таким противником, как Россия. Если поставлять в эту страну данное количество водки, этого будет достаточно, чтобы обеспечить потребление ее по три литра в день на человека, включая детей, стариков и женщин, то есть вообще, ВСЕ население СНГ. При таком потреблении, весь бывший СССР сопьется, максимум, за три года. Иными словами, все пространство бывшего СССР будет очищено от населения и полностью готово к колонизации. За 60 миллиардов долларов мы избавимся от главного нашего противника и получим полный контроль над его территорией, богатой нефтью, газом, золотом и множеством других полезных ископаемых. Если водку, поставляемую в СНГ, еще и газировать, как шампанское, то она еще сильнее будет усваиваться организмом потребителей, а значит эффект будет достигаться еще быстрее и дешевле. Все это можно оформить как бесплатную гуманитарную помощь дружественной стране..."

Из российских газет:
"...Уже не только в приграничных населенных пунктах, но и дальше в глубине России, идет один нескончаемый праздник! Эшелоны с бесплатным "шампанским", как окрестили в народе газированную водку, идут нескончаемым потоком. Ее везут прямо в цистернах и разливают тут же, на станциях. Народ несет ведра, бутылки, банки.
19. Александр Адамович Славинс — Призрак 19 тыс. знк.
ПРИЗРАК.

А в нашей жизни все не просто так!
Моменты, люди, взгляды не случайны...
И каждый, кто войдет в нее хоть раз,
Оставит отпечаток изначальный.
Янина Бурмистр

Тьма. Искорки звёзд. Размытые пятна галактик. И тишина. Всегда одно и то же. Надоело. Виды космоса давно приелись и стали обыденными. А этот уголок вселенной навевает уныние и тоску. И виной тому мрачные воспоминания.
В салоне корабля тоже царит тьма. Под стать настроению. А сейчас на душе весьма скверно. Тарла отвлеклась на мгновение от грустных мыслей, чтобы скорректировать курс звездолёта. И опять удалилась в страну печали.
Когда становилось невмоготу, она забрасывала дела, и прилетала в этот отдаленный сектор Галактики, на планету, называемую местными жителями Земля. Тут могила сына.
Зачем ей эти полёты? И сама не знала. Но по возвращении Тарла чувствовала себя лучше. Да и дела начинали спориться. Конечно, можно перенести могилу ближе к дому. Но тогда не было б длительных рейсов, когда одолевала скука, а в голову приходили бредовые идеи, кстати, при реализации дававшие потрясающие результаты. И позволявшие ей сохранять престиж, а родне на Исирионе увеличивать политическое влияние. Не летать же по огромному космосу лишь бы куда.
Грым, старший и единственный сын Тарлы, работал наблюдателем на планете Земля. Но, к сожалению, оказался не в том месте и не в то время. Шла война, и кровожадные варвары убили попавшегося под руку человека. Коллеги по корпусу разыскали тело Грыма и, не имея возможности на тот момент вывезти, похоронили по местным обычаям. Хотя трагедия случилась давно, Тарла не могла смириться и забыть первенца.
20. Владимир Вейс — Испытатель 4 тыс. знк.
Лётчик терпел крушение. Его машину, падающую вниз с невиданной скоростью, неожиданно остановило и завертело в вихре бешенного торнадо в огромной темной юле спрессованного воздуха, который расщепляли бесконечные молнии. От верчения вдоль оси самолёта Альберт должен был потерять сознание, но оно было ясным: сказались длительные тренировки. Эту машину он взялся испытывать за большие деньги, которые обещала авиастроительная компания. И когда он взлетал, небо было чистым, солнце, умытом отблеском воды огромного океана. Как он попал в смерч? О нём не было ничего в сводках метеорологов. Ничего!
Этот самолёт с изменяющейся геометрией крыла должен стать вызовом русским! Его скорость - победой над русскими! Его маневренность - недосягаемостью в сражениях! И вот он несётся с той же скоростью, только внутри хаоса, созданного столкновением потоков воздуха!
Надо выйти, надо выжить, надо посадить N310 на аэродром испытательного центра.
Альберт подумал, что не торнадо его держит, а он сам, человек, пронзил вихрь и должен выйти из него, как спица из клубка.
К чёрту аэродинамику! К чёрту наставления умного инженера! Он поставил закрылками торможение на верчение. И, удачно! Машина перестала быть юлой. Лётчик направил её вбок от оси верчения, выбросил вперёд ручку управления двигателем и самолёт вырвался в чистые сини неба! По датчикам - почти стратосфера! Это режимная для испытания высота.
Шлем от давления, поступающего из специального резервуара кислорода, казалось, вот-вот сбросит. Альберт чувствовал, как тесьмы, держащие маску, оттягивает от лица. Но надо теперь вниз.
21. Александр Адамович Славинс — Превратности судьбы 76 тыс. знк.
Превратности судьбы.

Яркие солнечные лучи, щедро дарующие благодатный свет и тепло, радостно приветствуют мир. Голубое бездонное небо притягивает взор, чарующий свежий воздух наполняет лёгкие, приятный тёплый ветерок овевает кожу. В такие дни, что называется, охота жить. И создаётся впечатление, что сама природа радуется вместе с тобой.
Крэй с удовольствием подставил лицо солнцу, наслаждаясь живительной энергией светила и ощущая, как лучи нежно ласкают кожу. И чудится, сама душа поёт от восторга. В такие моменты думаешь - жить просто замечательно. Да и не может быть как-то иначе. И как же здорово в такой день возвращаться домой.
Крэй окинул своё поместье взглядом хозяина. На фоне окружающей чахлой растительности усадьба выглядит настоящим оазисом. Ты словно попал в дивное райское местечко, где всё радует глаз. И так приятно вернуться сюда после долгого путешествия.
Весь облик Крэя говорит, что перед вами серьёзный человек, привыкший твёрдо стоять на ногах, и отвечающий за свои поступки. А незримая, но подсознательно ощутимая аура души внушает уважение. Кремовые лёгкие брюки и светлая рубашка с коротким рукавом как нельзя, кстати, для лета. Нечто спортивное просматривается в фигуре мужчины. Возможно, худощавость придаёт облику стройность, или лёгкая походка, свойственная энергичным натурам. Крэй чуть выше среднего роста, коренастый, неопределённого возраста, но молодость явно осталась позади. Ему можно дать где-то между тридцатью пятью и сорока. Или больше, если судить по мудрости, что просматривается в карих глазах. Чёрные слегка курчавые волосы коротко острижены.
22. Евгений Добрушин — Конвертируемая валюта 19 тыс. знк.
Васе Куролесову крупно не повезло. Причем, ему не повезло еще до того, как он родился. Его будущие родители делали его так, как делается все в России: по пьяной лавочке и от нечего делать. В итоге, женились они «по-залету» и жили как кошка с собакой: с постоянными пьяными дебошами, мордобоем и женскими слезами. Вася родился хилый и слабый, недоношенный, с нехорошим синюшным оттенком кожи. Молока у его матери не было, и кормили его дешевыми китайскими молочными смесями. Жили они бедно: отец Васи, Николай Андреевич Куролесов, всю свою зарплату пропивал, и денег, которые зарабатывала его жена, мать Василия, Светлана Федоровна Куролесова, еле-еле хватало семье на еду. Городок, в котором проживала их семья, назывался Поганькино, и расположен он был где-то в районе Западной Сибири. Совсем недавно это было еще село, но потом около него нашли месторождение фосфатов, построили добывающее и перерабатывающее предприятие «Рабинович-Фосфат», и село быстро превратилось в город. Понастроили новых пятиэтажных домов, школу, больницу, детсады и даже рынок, который быстро захватили кавказцы.
Когда Васе исполнилось десять лет, отец их бросил.
Надо сказать, что это известие только обрадовало мальчика: отца он жутко боялся, презирал и ненавидел. Теперь же, когда красная рожа его родителя перестала маячить перед глазами, Вася вздохнул свободно.
Мать Васи работала на фабрике «Рабинович-Фосфат» по двенадцать часов в день, и те гроши, что она там получала за тяжелый труд уборщицы, с трудом обеспечивал полунищенское существование их маленькой семьи.
23. Александр Адамович Славинс — Тропа в прошлое 107 тыс. знк.
ТРОПА В ПРОШЛОЕ.

Что-то странное происходило с галактикой. Она менялась. Неуловимо, но ощутимо и постоянно. Всё казавшееся незыблемым и естественным, теперь распадалось, и не имело былых - значимости и величия. Привкус обречённости и бесповоротности ощущался во всём. Галактические империи распадались, террор и войны процветали, собирая обильную жатву смертей.
Казалось, всё скатывается в преисподнюю. И никто не мог понять, что происходит. Лучшие умы галактики бились над разрешением проблемы спасения того, что раньше являлось основой стабильности и процветания цивилизаций, но ничего не могли изменить. Колдуны, ясновидцы и оракулы предвещали наступление царства тьмы и хаоса….
Такой расклад не устраивал никого, в том числе и бессмертного Тако. Существовавшее ранее положение вещей удовлетворяло его. Но тьма распространялась всё шире и, похоже, намеревалась поглотить Вселенную.
И Тако, не на шутку встревожившись за судьбу мира, направился в центр галактики к древнейшей расе дрианов. Можно сказать, вообще никто не знает об их существовании, ибо они стояли у истоков зарождения самого мира, и предсказали ещё в те немыслимо далёкие времена, что ожидает Вселенную.
А потом Тако вернулся с ощущением привычной умиротворённости. Полученная информация обнадёживала. Будущее галактики зависит в какой-то мере и от него. Так уготовано судьбой. А потому Тако не сомневался - всё будет хорошо….

«Как всё начиналось»
Хроники ордена «Последователи Дэна»

Глава 1. ЗЕМЛЯ.
24. Евгений Добрушин — К вопросу об энтропии 9 тыс. знк.
Гена был самым обычным вундеркиндом. В год начал говорить, в два года - читать и писать на трех языках - русском, английском и французском, к пяти годам обыгрывал в шахматы папу-гроссмейстера. Когда ему исполнилось три года, он пошел в первый класс. И сразу стал любимцем всей школы.
Говорят, известный советский физик Ландау обладал одним оригинальным качеством - все, что попадалось ему в руки, сразу выходило из строя. У Гены было все наоборот - он чинил все, что только можно было, притом делал это очень быстро.
Вначале он чинил игрушки, потом мамины бытовые приборы - швейную машину, часы, телевизор, потом починил папин автомобиль. Когда пошел в школу, стал ремонтировать школьную технику. Стоило ему прикоснуться к какой-то неисправной детали, как она сразу начинала работать. В крайнем случае, Гена заменял ее на новую, которую, с совершенно непонятной скоростью, находил на какой-нибудь свалке. Иногда, по ходу ремонта, он усовершенствовал прибор, добавляя туда свои детали, которые вытачивал на школьном станке. К десяти годам у него уже было больше сотни изобретений и рационализаторских предложений. В школе он практически не учился - все время проводил в мастерской. Читал он только учебники и научно-техническую литературу. В классе появлялся исключительно на контрольных, которые делал со скоростью письма, без единой помарки и ошибки. С началом перестройки, на базе школьной мастерской открыли кооператив, который за три года работы собрал сумму, позволившею построить новое, просторное и современное школьное здание.
25. Александр Адамович Славинс — Возвращение 78 тыс. знк.
Через тысячу лет
Вдруг звонок,
Голос до боли знакомый.
Щёки так запылали,
Как прежде.

«Поющая вечность» Сергей Рац.

Сигнал тревоги резким аллегро вспорол тишину, безжалостно разрушая привычный распорядок дня. Он мгновенно разнёсся по всем закоулкам и переходам звездолёта, спеша оповестить, что случилась беда. А значит, твоя жизнь с этого момента больше не принадлежит лишь тебе. Хочешь выжить – торопись и действуй заодно со всеми. Иначе рискуешь навсегда затеряться в межзвёздной бесконечности в виде космического мусора. Не завидная перспектива.
Звездолёт «Стремительный» класса «Омега» не очень большой. Но, не смотря на кажущуюся (по сравнению с гигантами класса «Альфа») миниатюрность, тоже предназначен для полётов между звёздами. Класс «Омега» подразумевает так же, что в экипаже не много людей. И это обстоятельство налагает дополнительную ответственность на каждого члена маленького коллектива. И особенно на капитана - главный мозг корабля, а значит, фактически мини бога для небольшой команды на текущий рейс. Ведь от него многое зависит, и в первую очередь – вернёшься ли ты живым.
Не успел смолкнуть первый аккорд сирены, а командир звездолёта Этель Тано уже подлетала к пульту управления.
-Что случилось? – спокойным твёрдым голосом осведомилась она.
-Мы падаем, - с отчаянием доложил Арин Брун, дежуривший у пульта. И, встретившись с суровым взглядом капитана, поспешил ввести её в курс дела. – Отключилась энергетическая установка, а вслед за ней и все системы жизнеобеспечения. Чем это вызвано - не знаю. Программа оповещения о неполадках тоже вышла из строя.
26. Александр Адамович Славинс — Плащ 25 тыс. знк.
ПЛАЩ.

Всё произошло в одно мгновение. В бездонном сине-фиолетовом небе появились две маленькие сверкающие искорки, такие незаметные с виду, что мало кто обратил на них внимание. И буквально сразу шквал огня сожрал огромную долину. Горела и плавилась сама земля, и даже камень. И всё спекалось в корж. Выжить в этом аду не смог никто.
Бич вселенной - космические пираты, неизбежное порождение технологического прогресса. Они бороздят Вселенную в поисках добычи, как дикие хищники. Только ещё хуже, поскольку не знают меры своей алчности. Насилие, разбой, убийства – их обычная работа. Но в таких масштабах, что и представить невозможно. Целые планеты и даже нарождающиеся цивилизации страдают от космических головорезов. Вооружённые мощными разрушительными технологиями, позаимствованными у далеко ушедших в развитии высших рас, пираты стали настоящими могильщиками прогресса.

Перед самой атакой Удур вышла из мастерской. Сегодня чудный прекрасный летний день, и невольно тянуло наружу, на свежий воздух. И Удур просто не могла усидеть в закрытом душном помещении. А здесь, под открытым небом, так легко дышится. И так здорово пройтись по улице, когда тебя овевает нежный ветерок, и ощутить на коже ни с чем несравнимую ласку солнечных лучей.
Удур самая искусная швея в долине, если вообще не на всей планете. Из её талантливых рук выходили изумительные вещи, носить которые почитали за честь даже самые богатые и знатные дуэны, поскольку изделия Удур такого высокого качества и удивительной красоты, что никто не мог повторить их.
27. Евгений Добрушин — Терапия 7 тыс. знк.
Очень хотелось спать. С другой стороны, нельзя было пропустить свою остановку. Борьба со сном закончилась полным поражением последнего. Я зевнул и посмотрел вокруг. Вагон был пуст. В окнах мелькали желтые фонари тоннеля. Метро здесь было единственным видом общественного транспорта. Его единая сеть наземных и подземных линий помогала очень быстро добраться в любую точку города. Поезда были чистенькие, аккуратненькие, в цвет той линии, к которой принадлежали. Они бесшумно скользили на своей магнитной подушке, словно большие гусеницы в огромном людском муравейнике. Поезд вынырнул из тоннеля и пошел вдоль набережной Невы.
Наконец он остановился, и я вышел.
День сегодня выдался пасмурным. Настоящая ленинградская погода. Из низких серых туч накрапывал мелкий осенний дождик. На асфальте блестели лужи. Я вышел на пристань и спустился к воде. Зачерпнул горсть. Какая здесь чистая и вкусная вода! В том Питере такой никогда не было. Не говоря уже об Израиле. Боже, сколько воды!
Так. Сейчас же собираю байдарку и отправляюсь "по рекам и каналам". Оксана, думаю, тоже будет не против.
Дождь заметно усилился. Я открыл молнию на воротнике куртки и достал капюшон. До чего же это классная вещь! Даже одежда тут была такая удобная, красивая, легкая, без этого нуворишевского пижонства. Я погладил мягкий голубой капрон куртки и направился к дому. Да, байдарочную прогулку придется отложить. Впрочем, за последний год я уже накатался и в походах, и в коротких прогулках по рекам Ленинграда. Лыжи, велосипед, все вспомнил, все испробовал.
28. Александр Адамович Славинс — Очищающий огонь. Том 2 30 тыс. знк.

ОЧИЩАЮЩИЙ ОГОНЬ
ТОМ 2
-Уважаемые дамы и господа, мы приветствуем вас. В эфире прямого вещания Сержиг Вайо и Фарук Семиши. И вы сегодня имеете уникальную возможность своими глазами увидеть, как вершится история.
-Да, Фарук, ты прав. По-другому и не скажешь. Ведь это действительно знаменательный день. Как говорится, время пришло. И, мне кажется, именно сегодня Империя, наконец, получит ответы на самые животрепещущие вопросы современности.
-Итак, дамы и господа, мы находимся на флагмане звёздного флота линкоре «Непобедимый». С любезного разрешения самой императрицы, журналистов, то есть нас, допустили в святые святых – командный центр генштаба, чтобы мы рассказали гражданам Империи о важных событиях, что готовит нам день грядущий.
-А они действительно весьма актуальны для каждого человека, поскольку, так или иначе, затронут граждан всей Империи. Наши камеры работают в режиме прямого вещания, так что, дамы и господа, вы увидите, как всё происходит.
-На пресс-конференции по случаю отбытия армии к пульсару Солитус императрица особо подчеркнула, что только дезинформированность населения, допускаемая фамилией Кардеонов, вводит людей в заблуждение и позволяет оправдывать чудовищные антиконституционные преступления. Руководство же Империи, в противоположность терским принцам, считает политику всеобщей информированности граждан приоритетной.
-И наш эфир с флагмана звёздного флота прямое тому подтверждение. Ведь каждый житель Империи желает иметь истинную, ничем не прикрашенную информацию о важнейших событиях государства.
29. Александр Адамович Славинс — 54 тыс. знк.
ГЕНЕЗИС.

27 И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.
Бытие, глава 1

-Странно, не могу ни с кем связаться, - озабоченно выдохнул Саваоф. - Время сеанса прошло, а в эфире по-прежнему тишина.
-По инструкции нужно дождаться следующего времени сеанса и попытаться ещё раз, - заметила Сатана.
-Да знаю я, - отмахнулся Саваоф, теребя отросшую по грудь бороду. - Но меня беспокоит молчание флота.
-Разве такого раньше не было?
-Случалось как-то. Всего раз.
-Так почему ты переживаешь?
-Хм. В тот раз флот отражал атаку.
-Ты думаешь..., - озабоченно начала Сатана.
-Пока я ничего не думаю, а лишь констатирую факты. Ладно. Дождёмся следующего времени эфира и тогда, возможно, получим ответы. А пока я хочу отдохнуть.
Саваоф встал из-за приборов и направился в свои апартаменты. Сказывалась усталость, и не столько физическая, как от переживаний. И теперь можно позволить себе расслабиться. Модуль слежения работает в автономном режиме, исследуя огромный сектор космоса между рукавами Галактики, и не требует постоянного внимания оператора. Лишь при возникновении нестандартной ситуации потребуются мозги и вмешательство.
Сатана заметила, что коллега нервничает, и сама заразилась беспокойством. Саваоф опытный специалист, и если волнуется, значит, тому есть причины. Но пока рано бить тревогу. Космос огромен, и в пределах наблюдаемого пространства может произойти что угодно. Следующий сеанс должен всё расставить по местам.
И Сатана, как и коллега, так же направилась к себе.
30. Александр Адамович Славинс — Планета отшельников 47 тыс. знк.
ПЛАНЕТА ОТШЕЛЬНИКОВ.

Всем, кто одинок.

.
-Уважаемые пассажиры, наш звездолёт совершит кратковременную посадку на планету Игбая, - мягко прозвучал бархатистый голос информатора.
-Игбая, Иг-бая-бая-бая, - кто-то рядом сидящий иронично переигрывал непривычное название. Да, оно и в самом деле какое-то странное. Одно бесспорно – на этой планете можно жить. Обычно мирам, имеющим атмосферу, дают какое-нибудь звучное, красивое имя. Это необитаемым, мёртвым присваивают лишь номер, что-нибудь типа прямо таки убийственного ПЦ Цж – 339179331….
Игбая. Что это значит? На какие-то доли секунды Лита задумалась, но вскоре её мысли, захваченные популярной мелодией, вновь поплыли куда-то в страну нереального счастья. Что для неё значит какая-то там планета, даже с таким загадочным названием? Это всего лишь миг в её жизни, который она вынуждена пережить, и затем так же благополучно забыть.
Этот полёт для неё, как ни банально звучит, всего лишь вынужденная обязанность. Так уж сложилась жизнь. Проводить три недели в году на борту какого-нибудь попутного звездолёта - запрограммированная необходимость.
Лита Тинен работает в компании “Туран”, занимающейся добычей радиоактивных изотопов по всему рукаву Галактики. В её служебные обязанности входит раз в год облетать прииски, разбросанные по разным мирам, и собрать документацию.
31. Александр Адамович Славинс — Брог 33 тыс. знк.
БРОГ.

-Атака мохнатых отбита, - радостно доложил капитан батальона охраны Грин Денев. Высокий черноволосый красавец, с крутой саженью в плечах.
-Молодцы, ребята, - одобрил полковник Стил, выглядывая из-за горы документов, оккупировавших рабочий стол.
У Анри Стила квадратное лицо профессионального военного. Строгий рот с полными губами. Седые волосы коротко острижены по армейскому образцу. Одет всегда в серый китель, выгодно подчёркивающий рельефное мускулистое тело.
Услышав радостное известие, Стил откинулся на спинку кресла, и благосклонно посмотрел на капитана.
-Но есть кое-что ещё, - многозначительно продолжил Денев. Капитан буквально искрился энергией. – Вы не поверите. Мы взяли в плен вожака мохнатых. Он здесь, в коридоре. Хотите взглянуть?
-Хм, - выдохнул Стил. - Вот уж не ожидал. Поздравляю, капитан! Да вы сегодня действительно молодцы. Впервые такая удача. А на вожака мохнатых стоит взглянуть. Пойдём к нему.
Полковник молодцевато подскочил и бодро направился к двери. Ему за сорок, но мог дать фору двадцатилетнему в любом виде спорта. У Анри натура холерика, огромное честолюбие и тяга к совершенству. Но в то же время это приятный в общении человек. Стила любят и уважают в коллективе, что для командира такого ранга огромная заслуга.
Если возникали дрязги на любом уровне, за советом шли к нему. Есть у Стила некая жилка, врождённая интуиция, помогавшая одолевать житейские невзгоды и подсказывающая верные решения.
Приблизившись к Деневу, Стил пожал ему руку, тем самым ещё раз поздравив с одержанной победой, и они покинули кабинет.
32. Евгений Добрушин — Личное счастье 17 тыс. знк.
Мы дружили с детства. Я и Вадик. Лучшего друга у меня никогда не было, и вряд ли будет. Он был мне не только другом, но и защитником, покровителем и, пожалуй, даже, учителем. Будучи на два года меня старше, он, несомненно, имел преимущество передо мной. К тому же он был силен, как бык, и умен, как змей. У нас, в Ленинграде он входил в какую-то тайную сионистскую ячейку. Чем они занимались, я, толком, не знал. Единственное, что Вадим еще в восемьдесят седьмом начал подпольно учить иврит, и еще через год уехал в Израиль. А в девяностом уехали мы.
В школе Вадик постоянно дрался. Его боялись все, и старшие, и младшие, и даже учителя. Поэтому и меня не трогали. А в десятом классе он ввязался в какую-то крутую разборку с местной шпаной. Наших было всего трое. Тех – с десяток. В больницу попали всей компашей.
Не могу сказать, что мой друг пострадал больше остальных. Просто ему не повезло. С тех пор, у него «поехала крыша».
Я был свидетелем его болезни, и надо сказать, это было по-настоящему страшно. Он себя возомнил «контактером», что, мол, инопланетяне с ним «на короткой ноге», в общем, еще немного, и заберут его куда-нибудь на Альфа Центавра. Потом его вылечили, но раз в пять-шесть лет он, все же, залетал в психушку. В Израиле Вадим благополучно сел на пособие от Народного Страхования, получил государственную квартирку и жил себе припеваючи, хавая таблетки и пописывая стишки в местные русскоязычные газеты. Иногда он подрабатывал. В начале – на уборке, потом – по уходу за стариками, после – охранником. Родители у него умерли, когда ему еще и семнадцати не исполнилось, так что был он один как перст.
33. Александр Адамович Славинс — Злой рок 20 тыс. знк.


ЗЛОЙ РОК.

Взрыв. Прямым попаданием снаряд разворотил двигатель и расколол фюзеляж. Звездолёт сразу потерял управление, и теперь искорёженной грудой металла стремительно нёсся к планете. Это конец. И пилот знал об этом.
Кир с горькой усмешкой опустил руки и отрешённо наблюдал как смерть мчится навстречу. Вот и конец его такой невезучей жизни. И уже ничего не изменишь. Вся электроника сгорела, а без неё корабль всё равно, что тело без души.
Перед глазами вновь предстал образ Леи, единственной девушки, полюбившей его. Но и она не выдержала. “Прости меня, - сказала она. – Я буду проклинать себя всю жизнь, но больше так не могу”. Это случилось через год после их встречи. Лея выдержала тринадцать месяцев. При воспоминании о ней слёзы не выступили из глаз. Видимо, зарубцовывается и эта рана, которых бесчисленое количество в его исстрадавшейся душе.

Кир неудачник. И это ещё мягко сказано. Как ни крути, но это его рок, его несчастная судьба.
С самого детства, с семимесячного возраста, как остался без родителей и его взяла на воспитание тётка, невезение не оставляло Кира ни на минуту. Но, скорее, оно началось с самого рождения. Ведь появился он на свет недоношенным, болезненным, едва не умер в первые секунды жизни, и, к тому же, рано осиротел. Что это? Судьба?
Невезение. Оно стало неотъемлемой частью его жизни. Конечно, всё можно отнести к банальному стечению обстоятельств, или посчитать болезненным восприятием личностью собственных просчётов. Но стало аксиомой, что возле Кира всё оборудование портилось, даже такое, что вообще невозможно сломать. И об этом знало всё его окружение.
34. Евгений Добрушин — Все на продажу 5 тыс. знк.
Дима Абрамсон сидел дома и слушал музыку.
Он был в отпуске.
После напряженной работы, две недели безделья казались ему раем. Он смотрел телевизор, читал беллетристику, просто бродил по городу, словом, наслаждался "всеми степенями свободы".
Мощные аккорды фуги Баха заполняли все пространство вокруг, и, казалось, сама Вселенная говорит с ним волшебным языком Творца. Дима любил классику. Моцарт, Сен-Санс, Григ, Чайковский - вечная музыка наводит на вечные мысли...
Резкий звонок в дверь разрезал палитру чарующих переливов органа Домского Собора, как камень, брошенный в перламутровую гладь озера.
Дмитрий открыл.
Перед ним стоял марроканский гопник и вертел на пальце ключи от машины.
- Привет! Старые вещи продаешь? - с ходу спросил он.
- Нет, - ответил Дима и уже хотел захлопнуть дверь.
- Подожди, - незнакомец просунул ногу в дверь, мешая ее закрыть. - Я хорошо заплачу.
- Да? - парень немного удивился. - Например?
- Можно войти?
- Заходи.
Разговор, естественно, шел на иврите, но оба друг друга прекрасно понимали.
Гость вошел в квартиру.
- Ну и жара у тебя! - сказал он.
- На кондиционер нет денег.
- Квартира твоя?
- Моя.
- Почем ты ее купил?
- А что?
- Нет, просто так. Первый раз вижу такого молодого "русского" со своей квартирой.
- Я программист. Десять лет в израильском хай-теке...
- А, ну тогда понятно!
- Тебя как зовут?
- Реувен. А тебя?
- Дмитрий.
- Дмитрий Абрамсон?
- Да. Это написано на моей двери.
35. Евгений Добрушин — Восемь цифр 7 тыс. знк.
В этот день они случайно оказались в Иерусалиме. Как всегда, в День Победы на центральной площади собрались ветераны, старички-репатрианты. Они подошли к одному из них. Он стоял в гордом одиночестве, держа табличку "Девятая мотострелковая дивизия имени маршала Жукова".
- С праздником! - Алекс кивнул старичку.
- С великим праздником! - отозвался тот.
В Израиле этот день по-прежнему оставался рабочим. Даже Первому Мая уделялось больше внимания, чем Дню Победы.
- Твой дед из девятой? - догадалась Лена.
- Да.
- Хаим Натанович Гутман был у вас в дивизии? - спросил он ветерана.
- Почему был? Он и есть. А ты кем ему приходишься?
- Внуком.
- Как тебя звать?
- Саша.
- Очень приятно. Меня зовут Владимир Абрамович Зельдович.
- Очень приятно.
Они пожали друг другу руки.
- А это твоя жена? - кивнул он в сторону девушки.
- Пока еще нет. Но очень может быть.
- Хорошая девушка.
- Спасибо, - сказала Лена.
- Мы с твоим дедом вместе Кениксберг брали, - сказал старик. - Твой дед вот такой мужик! - он поднял большой палец. - Лучший снайпер дивизии. А где он сейчас?
- Дома остался, в Петах-Тикве. Ему ведь уже девяносто пять лет.
- Ого! Вот молодец! Мне пока только восемьдесят шесть. Ну да, он же на девять лет был меня старше.
Дедушка Алекса умер пять лет назад, прожив всего год в Израиле. Но парень не хотел расстраивать последнего бойца девятой мотострелковой.
- Слушай, сынок, а можно ему позвонить? Очень бы хотелось поговорить со старым другом.
36. Евгений Добрушин — Крыло золотой птицы 11 тыс. знк.
Евгений Добрушин

Крыло золотой птицы

Я успел как раз вовремя. Магазин закрывался через пять минут. Купив упаковку из трех фильтров для воды, я вышел на улицу.
Дневная жара уступила город вечерней прохладе. Солнце, цвета расплавленного золота, алой каплей медленно стекало за горизонт, на востоке уже взошла полная луна, бледным диском проглядывая на уставшем от зноя небосводе. В наушниках плеера играла любимая музыка – «Кислород» Жан Мишель Жара, серебряными переливами прогоняя остатки хамсина из моего сознания.
Поэтому я не сразу расслышал звонок мобильного телефона.
Звонил мой друг, Володька Шипов.
- Джо, ты почему не отвечаешь? – рассержено спросил он. – Я тебе уже третий раз звоню.
- Я не слышал твоего звонка, - ответил я. – Музыку слушаю.
- Как всегда – «Кислород»?
- Он самый…
- Ты сейчас дома?
- Нет. Я около рынка. За фильтрами ходил.
- Отлично! Значит так. Запоминай адрес: улица Бенкендорф, дом пять, квартира один. Это недалеко от рынка.
- И что?
- Дуй скорее по этому адресу! Ты должен это видеть! Потрясающее зрелище!
- Не понимаю…
- Долго рассказывать. У тебя есть не больше пяти минут. Беги, что есть духу! Дверь там открыта. Все!
И он отключился.
«Что за ерунда?» - подумал я. – «Зачем я должен сломя голову туда бежать?»
Шипов был очень талантливым художником. Он привез из Ташкента в Израиль несколько десятков своих полотен, но продал всего две или три картины. Работал он на уборках и по уходу за стариками. Одно время страшно пил. Познакомились мы в литературном клубе, так как Володя писал еще и неплохие стихи. С тех пор мы дружим. Володя старше меня на пять лет.
37. Евгений Добрушин — Первая любовь 12 тыс. знк.
Элиазу Равиковскому всегда снились плохие сны. Во сне он болел страшными болезнями, попадал в тюрьмы, воевал в «горячих точках», его грабили и убивали, начальник по работе давал невыполнимые и бессмысленные задания, жена изменяла ему с лучшим другом, дети становились наркоманами, любимая теща насылала порчу, словом, жизнь его превращалась в сущий ад. Каждый раз он долго не мог заснуть, ворочаясь с боку на бок, в ужасе от предстоящих кошмаров, но потом, все же, усталость брала свое, и он засыпал. И попадал в мир своих страхов.
А наяву все было замечательно – высокооплачиваемая работа программистом, красавица жена, умные и послушные детки, опять-таки, замечательная теща, одним словом, небосклон его бытия не омрачался ни одной тучкой. Банковскую ссуду на квартиру он выплатил за четыре года, недавно купил новую «субару», каждую субботу с семьей ездил на море, раз в год – за границу. Он побывал в Европе, Индии, Японии, Америке, казалось бы, впечатлений хватало, но сны его по-прежнему не отличались разнообразием. То ему снился ураган, то ядерная катастрофа, то страшная эпидемия, и каждый раз он вставал утром разбитый и измученный после очередного «апокалипсиса».
Много раз он обращался к психологам, психиатрам, разным гипнотизерам и целителям, но никто не мог ему помочь. Элиаз был в отчаянии.
И вот однажды в его квартире раздался звонок. Он открыл дверь. На пороге стоял молодой человек в элегантном костюме и галстуке.
«Очередной жулик» - подумал Элиаз. В Израиле элегантно одеваются только жулики. Под видом «дистрибьютора солидной фирмы» они всучивают вам какую-нибудь дорогостоящую ерунду.
38. Евгений Добрушин — Душа и тело 12 тыс. знк.
- Завтра начинается Трансформация… - мечтательно произнесла Яллоа.
- Ты уже придумала себе облик? – спросил Малюц.
- А как же…
- Я тоже.
- Представляю, каким ты будешь красавчиком! - Яллоа нежно коснулась ложноножкой своего возлюбленного.
- Как, все-таки, это замечательно! – сказал Малюц. – Редко кому удается встретить свою половинку до Трансформации.
- Знаешь, чего мне сейчас не хватает для полного счастья?
- «Ксенона» Тертолла. Угадал?
- Точно! Кстати, мне родители подарили ко дню рождения новую стереосистему. Звук – просто полный отпад!
- Чего же ты молчала? Пошли, врубим нашу любимую! «Симфония Бездонного Космоса»…
Медленно переливаясь всеми цветами радуги, парочка поползла к многоэтажке. Их аморфные тела растекались по асфальту, иногда касаясь друг друга, и в местах их соприкосновения проскакивали легкие искорки.
Их знали все в районе. Яллоа и Малюц подружились еще в детском саду. Удивительное единение душ этих двух малышей приводило в умиление и родителей, и воспитателей, и даже строгих служителей Культа Трансформации. Они любили одну и ту же музыку, смотрели одни и те же фильмы, читали одни и те же книги. У них были общие друзья и подруги, общие враги (а как же без этого!), общие мечты, даже сны, говорят, они смотрели вместе.
И, вместе с тем, они ничем не отличались от остальных детей – до пятнадцати лет все они оставались обычными амебами, менялся только их размер. Вначале совсем крошечные, к пятнадцати годам они достигали двух релитов в поперечнике и веса двадцати гренгов.
39. Евгений Добрушин — Шестнадцатое чувство 30 тыс. знк.
Рассказ, написанный за полтора года до освобождения из хамасовского плена израильского солдата Гилада Шалита.

ШЕСТНАДЦАТОЕ ЧУВСТВО

На десятые сутки я начал приходить в себя. Меня отвязали от койки и разрешили пойти искупаться.
После душа я переоделся в чистую пижаму, перестелил кровать и, уже спокойно и уверенно, пошел обедать в столовую. Поначалу, все обходилось без эксцессов. Когда я пошел за добавкой компота, ко мне вдруг подскочил какой-то хилый очкарик и изо всей силы двинул мне кулаком поддых! От неожиданности я сложился пополам, чашка с компотом отлетела далеко в сторону, опрокинув на меня содержимое, а сам я грохнулся на пол, пребольно ударившись локтем о ножку стола.
- Только не вздумайте отвечать! - крикнул мне очкарик по-русски. - Великодушно простите и забудьте! Поверьте, я не хотел вам зла!..
- Придурок, ты че, совсем охренел? - заорал я на том же великом и могучем.
- Молчите, ради бога, молчите! Или мне придется ударить вас по голове! - крикнул нападавший, и уже размахнулся для нового удара.
Ну, я долго раздумывать не стал и крепко врезал ему справа в челюсть. Чувак отлетел назад и упал на столик с закусками, аккурат попой в салат.
Дружные аплодисменты зрителей (пациентов нашего отделения) были мне наградой.
Тут же подскочили трое санитаров, схватили меня и потащили на отделение.
- Что, Шизкиель, - стал укорять меня Шломо. Он сегодня дежурил во вторую смену. - Опять дерешься? И с кем связался! С этим новеньким... Нет у тебя совести никакой!
- Да он первый меня ударил! - теперь разговор шел на иврите.
- Да, я видел. И он за это будет наказан.
40. Евгений Добрушин — Прыжок 5 тыс. знк.
Макс посмотрел вверх. Гигантская, четырехкилометровая башня "Глобального Центра" терялась своей вершиной в низких серых тучах.
"Неудачный день я выбрал", - подумал он.
Однако, отступать было поздно. Он решительно вошел в дверь главного входа и вызвал лифт. Подъем в пневмокабине занял полчаса. И вот, он уже на крыше.
Что его неприятно удивило, так это чья-то самодельная доска-указатель:
«САМОУБИЙЦАМ – НАЛЕВО».
- Ах, так! Вы еще издеваетесь, - процедил Макс сквозь зубы. И назло повернул направо.
И, очень напрасно! Вся крыша по периметру была ограждена прочным пластиком, абсолютно прозрачным, но непреодолимым. И только в одном месте зиял проем, точно слева от лифта. Там и надпись была:
«ПРЫГАТЬ ОТСЮДА».
- Сволочи! - громко крикнул Макс. Но его никто не услышал.
Была глубокая ночь, холод и тишина. Только свист ветра в антеннах спутниковой связи. Макс первый раз в жизни был на крыше тысячеэтажного небоскреба, самого высокого здания на Земле. Тем не менее, он не собирался здесь задерживаться долго. Телескопы обозрения его не интересовали. Спутниковые антенны - тоже. Он не был ни туристом, ни техником. Он был самоубийцей.
Современные люди, попав в положение Раскольникова, не идут убивать несчастных старушек-процентщиц. Когда мир отворачивается от них, они отворачиваются от него. Зачем жить, если ты никому не нужен?
Так думал Макс, преодолевая путь в десять тысяч километров, чтобы попасть сюда, на башню самоубийц. Он хотел уйти из жизни красиво. Четыре километра свободного полета - что может быть прекраснее этого?