Прочитать Опубликовать Настроить Войти

Рекомендуем прочитать

1. Александр Адамович Славинс — Возвращение 78 тыс. знк.
Через тысячу лет
Вдруг звонок,
Голос до боли знакомый.
Щёки так запылали,
Как прежде.

«Поющая вечность» Сергей Рац.

Сигнал тревоги резким аллегро вспорол тишину, безжалостно разрушая привычный распорядок дня. Он мгновенно разнёсся по всем закоулкам и переходам звездолёта, спеша оповестить, что случилась беда. А значит, твоя жизнь с этого момента больше не принадлежит лишь тебе. Хочешь выжить – торопись и действуй заодно со всеми. Иначе рискуешь навсегда затеряться в межзвёздной бесконечности в виде космического мусора. Не завидная перспектива.
Звездолёт «Стремительный» класса «Омега» не очень большой. Но, не смотря на кажущуюся (по сравнению с гигантами класса «Альфа») миниатюрность, тоже предназначен для полётов между звёздами. Класс «Омега» подразумевает так же, что в экипаже не много людей. И это обстоятельство налагает дополнительную ответственность на каждого члена маленького коллектива. И особенно на капитана - главный мозг корабля, а значит, фактически мини бога для небольшой команды на текущий рейс. Ведь от него многое зависит, и в первую очередь – вернёшься ли ты живым.
Не успел смолкнуть первый аккорд сирены, а командир звездолёта Этель Тано уже подлетала к пульту управления.
-Что случилось? – спокойным твёрдым голосом осведомилась она.
-Мы падаем, - с отчаянием доложил Арин Брун, дежуривший у пульта. И, встретившись с суровым взглядом капитана, поспешил ввести её в курс дела. – Отключилась энергетическая установка, а вслед за ней и все системы жизнеобеспечения. Чем это вызвано - не знаю. Программа оповещения о неполадках тоже вышла из строя.
2. Александр Адамович Славинс — Плащ 25 тыс. знк.
ПЛАЩ.

Всё произошло в одно мгновение. В бездонном сине-фиолетовом небе появились две маленькие сверкающие искорки, такие незаметные с виду, что мало кто обратил на них внимание. И буквально сразу шквал огня сожрал огромную долину. Горела и плавилась сама земля, и даже камень. И всё спекалось в корж. Выжить в этом аду не смог никто.
Бич вселенной - космические пираты, неизбежное порождение технологического прогресса. Они бороздят Вселенную в поисках добычи, как дикие хищники. Только ещё хуже, поскольку не знают меры своей алчности. Насилие, разбой, убийства – их обычная работа. Но в таких масштабах, что и представить невозможно. Целые планеты и даже нарождающиеся цивилизации страдают от космических головорезов. Вооружённые мощными разрушительными технологиями, позаимствованными у далеко ушедших в развитии высших рас, пираты стали настоящими могильщиками прогресса.

Перед самой атакой Удур вышла из мастерской. Сегодня чудный прекрасный летний день, и невольно тянуло наружу, на свежий воздух. И Удур просто не могла усидеть в закрытом душном помещении. А здесь, под открытым небом, так легко дышится. И так здорово пройтись по улице, когда тебя овевает нежный ветерок, и ощутить на коже ни с чем несравнимую ласку солнечных лучей.
Удур самая искусная швея в долине, если вообще не на всей планете. Из её талантливых рук выходили изумительные вещи, носить которые почитали за честь даже самые богатые и знатные дуэны, поскольку изделия Удур такого высокого качества и удивительной красоты, что никто не мог повторить их.
3. Евгений Добрушин — Тень Ван Гога 16 тыс. знк.
В 1990 году Виктор Римкинд репатриировался в Израиль. Весь его багаж составляли небольшой рюкзачок с нательным бельем и шестнадцать холстов, свернутых в трубочку. Это были его лучшие картины, написанные в классической манере. Живопись маслом была не только его основной профессией, но и смыслом всей жизни. Он в совершенстве владел самыми разными стилями, но отдавал предпочтение гладкому письму лиссеровками. Это была тяжелая, кропотливая работа, когда краска наносится тонкими слоями, причем каждый последующий делается после того, как высохнет предыдущий. Вся сложность заключалась в том, что окончательный рисунок проявлялся в самом конце, когда наносился последний слой краски. На одну картину уходило до трех месяцев. Все это время Римкинд находился в состоянии, близком к сомнабулизму. О еде и сне он вспоминал только тогда, когда начинал терять сознание от голода или усталости. Его жена с благоговением относилась к его работе, хотя в душе и считала его неудачником - картины Виктора не пользовались спросом. Миллионеры и сильные мира сего отдавали предпочтение либо известным художникам, либо мазне, называемой "абстракционизмом", "кубизмом" и прочими "измами". Наступило время снобов и безграмотных нуворишей, воспитанных на американских боевиках, женских романах и из всех культур отдающих предпочтение "альтернативной". Римкинд таких называл «альтернативно-культурными» людьми.
В Израиле ситуация оказалась еще хуже. С одной стороны - засилье художников (особенно в Цфате), а с другой - полное отсутствие вкуса у израильтян.
4. Александр Волк — По ту сторону 154 тыс. знк.

"Эту книгу я хочу посвятить моему другу Сергею и хорошему человеку Максу Филиппову. Спасибо что верили в меня и поддерживали"

Первое, что я почувствовал, когда проснулся - это была головная боль. Я сел на диване и со стоном обхватил голову руками. Мое состояние было похоже на тяжелое похмелье, хотя после пары глотков водки такого быть не могло. Поежившись от утренней прохлады, попробовал осмотреться. Первое, что бросилось в глаза - это открытая дверь комнаты, в которой я находился. Попытался сфокусировать взгляд на том месте, где вчера оставил свой рюкзак и оружие. Но там было пусто. Моего напарника Макса тоже не было. Можно было предположить, что он вышел по нужде, оставив меня одного. Однако пропажу моих вещей это не объясняло. Тогда я откинулся на спинку дивана и просидел так минут десять. Медленно мое состояние приходило в норму. Я попробовал встать, но тело отозвалось слабостью. Уже скоро я начал увереннее управлять своим телом. Не зная, что мне делать дальше, решил выйти наружу. Вчера, недалеко от здания, мы оставили машину, на которой приехали на эту ферму.
Выйдя из комнаты, я оказался в каком-то кабинете, потом через другую дверь вышел в коридор и спустился по лестнице на первый этаж. Оказавшись возле парадной двери, заметил, что она приоткрыта. В душу начали закрадываться подозрения. Слегка толкнув дверь, она бесшумно открылась. Я выглянул во двор фермы, а потом уверенно вышел на крыльцо. На том месте, где мы вчера оставили машину, была сплошная пустота. Быстрым шагом подошел ближе и осмотрелся: ни следов крови, ни следов борьбы не было заметно.
5. Александр Адамович Славинс — Очищающий огонь. Том 2 30 тыс. знк.

ОЧИЩАЮЩИЙ ОГОНЬ
ТОМ 2
-Уважаемые дамы и господа, мы приветствуем вас. В эфире прямого вещания Сержиг Вайо и Фарук Семиши. И вы сегодня имеете уникальную возможность своими глазами увидеть, как вершится история.
-Да, Фарук, ты прав. По-другому и не скажешь. Ведь это действительно знаменательный день. Как говорится, время пришло. И, мне кажется, именно сегодня Империя, наконец, получит ответы на самые животрепещущие вопросы современности.
-Итак, дамы и господа, мы находимся на флагмане звёздного флота линкоре «Непобедимый». С любезного разрешения самой императрицы, журналистов, то есть нас, допустили в святые святых – командный центр генштаба, чтобы мы рассказали гражданам Империи о важных событиях, что готовит нам день грядущий.
-А они действительно весьма актуальны для каждого человека, поскольку, так или иначе, затронут граждан всей Империи. Наши камеры работают в режиме прямого вещания, так что, дамы и господа, вы увидите, как всё происходит.
-На пресс-конференции по случаю отбытия армии к пульсару Солитус императрица особо подчеркнула, что только дезинформированность населения, допускаемая фамилией Кардеонов, вводит людей в заблуждение и позволяет оправдывать чудовищные антиконституционные преступления. Руководство же Империи, в противоположность терским принцам, считает политику всеобщей информированности граждан приоритетной.
-И наш эфир с флагмана звёздного флота прямое тому подтверждение. Ведь каждый житель Империи желает иметь истинную, ничем не прикрашенную информацию о важнейших событиях государства.
6. Александр Адамович Славинс — 54 тыс. знк.
ГЕНЕЗИС.

27 И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.
Бытие, глава 1

-Странно, не могу ни с кем связаться, - озабоченно выдохнул Саваоф. - Время сеанса прошло, а в эфире по-прежнему тишина.
-По инструкции нужно дождаться следующего времени сеанса и попытаться ещё раз, - заметила Сатана.
-Да знаю я, - отмахнулся Саваоф, теребя отросшую по грудь бороду. - Но меня беспокоит молчание флота.
-Разве такого раньше не было?
-Случалось как-то. Всего раз.
-Так почему ты переживаешь?
-Хм. В тот раз флот отражал атаку.
-Ты думаешь..., - озабоченно начала Сатана.
-Пока я ничего не думаю, а лишь констатирую факты. Ладно. Дождёмся следующего времени эфира и тогда, возможно, получим ответы. А пока я хочу отдохнуть.
Саваоф встал из-за приборов и направился в свои апартаменты. Сказывалась усталость, и не столько физическая, как от переживаний. И теперь можно позволить себе расслабиться. Модуль слежения работает в автономном режиме, исследуя огромный сектор космоса между рукавами Галактики, и не требует постоянного внимания оператора. Лишь при возникновении нестандартной ситуации потребуются мозги и вмешательство.
Сатана заметила, что коллега нервничает, и сама заразилась беспокойством. Саваоф опытный специалист, и если волнуется, значит, тому есть причины. Но пока рано бить тревогу. Космос огромен, и в пределах наблюдаемого пространства может произойти что угодно. Следующий сеанс должен всё расставить по местам.
И Сатана, как и коллега, так же направилась к себе.
7. Алена Колтан — ЗАПРЕТНЫЕ ЗЕМЛИ. ПРОБУЖДЕНИЕ 1044 тыс. знк.

О том, что могло бы быть, но о войне здесь мало...(Скачать текст и просмотреть изображения главных героев можно на Knigotopia.Ru)

В ее глазах отражались звезды… яркие, красивые и… чужие…
«Я им не верю…»
В ее голове ютилось столько противоречивых мыслей, от чего в висках начинало покалывать. Она выглядела моложе своих двадцати пяти лет. Вьющиеся светло-русые длинные волосы, унаследованные от своей матери-норвежки, чудно укрывали ее красивые смуглые плечи. Такую темную кожу ей передал ее отец-мексиканец. Зато удивительные глаза каре-зеленого цвета, наверное, подарило ей то место, где она когда-то родилась – Италия. Именно там родители повстречали друг друга, полюбили, поженились и воспитали свою дочь Риману и сына Мавра, который был старше девушки на три года.
«Что бы ни говорил этот американский посол Генри, я этим чужакам, которые неожиданно возникли на нашей планете, не верю… - продолжала все осмысливать Римана, рассматривая в выпуклое окно звезды, живущие в самых глубоких уголках космоса. За все последнее время, которое она находилась на этом шатле-поезде, девушка уже не обращала особого внимания на сверкающие звезды. Ее постоянно бросало в дрожь, как только она вспоминала вид самих хозяев этого космического корабля, - Откуда они взялись? Как они узнали, что творится на нашей планете? И почему эти чужаки так рьяно бросились нам помогать? Если бы мне лет пять назад сказали, что я буду лететь на космическом корабле, которым будут управлять существа, совершенно не похожие на нас, я бы рассмеялась, посчитав, что это шутка. Но я здесь… и эти… с присосками на голове тоже здесь… Какая жуть.
8. Владимир Положенцев — Портреты на фоне бессмертия. Часть 3 В раю 30 тыс. знк.
Международный аэропорт Гавайев, который когда-то носил имя военно-морского офицера времен Первой Мировой войны Джона Роджерса, встретил ослепительным солнцем и довольно тяжелой влажностью. Горячий ветер раскачивал тонкие высокие пальмы, над которыми кружили диковинные птицы.
Профессор сразу же начал обливаться липким потом. Все его носовые платки почти моментально оказались мокрыми. Куцка же блаженствовал:
-Да-а! Вот это рай!-раскинул он широко руки и втянул в легкие воздух, наполненный тропическими ароматами.
Толе, казалось, было вообще все равно где он- посреди Тихого океана или на Северном полюсе. Он еще над Россией напился в самолете виски и почти весь путь проспал.
-Френд Касаткин!- раздалось с боку.
Из-за колонны вышли четверо мужчин в шортах и ковбойских шляпах. С табличкой, на которой был нарисован вулкан и написано: «Conference”.
Генри Стил, державший в руках маленький букетик, полез обниматься. Остальные загорелые англосаксы искусственно улыбались. Один из них дымил электронной трубкой.
Проблем с общением не предвиделось. Генри хорошо знал русский, Арнольд Маркович говорить по-английски не умел, но понимал многие слова. Куцка изъяснялся на языке Шекспира довольно сносно.
-Чегой-то они с цветами приперлись?- спросил Бур Яна.-Совсем уже оголубели?
-Ха, видно, Генри имеет на нашего профессора не только научные планы.
Приятели Стила оказались тоже учеными. Двое из местных университетов, один из Массачусетского технологического института.
Коллег из московского института биофизики пригласили на научную конференцию по крупнейшему ныне действующему вулкану в мире Мауна-Лоа на Большом острове.
9. Александр Адамович Славинс — Планета отшельников 47 тыс. знк.
ПЛАНЕТА ОТШЕЛЬНИКОВ.

Всем, кто одинок.

.
-Уважаемые пассажиры, наш звездолёт совершит кратковременную посадку на планету Игбая, - мягко прозвучал бархатистый голос информатора.
-Игбая, Иг-бая-бая-бая, - кто-то рядом сидящий иронично переигрывал непривычное название. Да, оно и в самом деле какое-то странное. Одно бесспорно – на этой планете можно жить. Обычно мирам, имеющим атмосферу, дают какое-нибудь звучное, красивое имя. Это необитаемым, мёртвым присваивают лишь номер, что-нибудь типа прямо таки убийственного ПЦ Цж – 339179331….
Игбая. Что это значит? На какие-то доли секунды Лита задумалась, но вскоре её мысли, захваченные популярной мелодией, вновь поплыли куда-то в страну нереального счастья. Что для неё значит какая-то там планета, даже с таким загадочным названием? Это всего лишь миг в её жизни, который она вынуждена пережить, и затем так же благополучно забыть.
Этот полёт для неё, как ни банально звучит, всего лишь вынужденная обязанность. Так уж сложилась жизнь. Проводить три недели в году на борту какого-нибудь попутного звездолёта - запрограммированная необходимость.
Лита Тинен работает в компании “Туран”, занимающейся добычей радиоактивных изотопов по всему рукаву Галактики. В её служебные обязанности входит раз в год облетать прииски, разбросанные по разным мирам, и собрать документацию.
10. Евгений Добрушин — Все на продажу 5 тыс. знк.
Дима Абрамсон сидел дома и слушал музыку.
Он был в отпуске.
После напряженной работы, две недели безделья казались ему раем. Он смотрел телевизор, читал беллетристику, просто бродил по городу, словом, наслаждался "всеми степенями свободы".
Мощные аккорды фуги Баха заполняли все пространство вокруг, и, казалось, сама Вселенная говорит с ним волшебным языком Творца. Дима любил классику. Моцарт, Сен-Санс, Григ, Чайковский - вечная музыка наводит на вечные мысли...
Резкий звонок в дверь разрезал палитру чарующих переливов органа Домского Собора, как камень, брошенный в перламутровую гладь озера.
Дмитрий открыл.
Перед ним стоял марроканский гопник и вертел на пальце ключи от машины.
- Привет! Старые вещи продаешь? - с ходу спросил он.
- Нет, - ответил Дима и уже хотел захлопнуть дверь.
- Подожди, - незнакомец просунул ногу в дверь, мешая ее закрыть. - Я хорошо заплачу.
- Да? - парень немного удивился. - Например?
- Можно войти?
- Заходи.
Разговор, естественно, шел на иврите, но оба друг друга прекрасно понимали.
Гость вошел в квартиру.
- Ну и жара у тебя! - сказал он.
- На кондиционер нет денег.
- Квартира твоя?
- Моя.
- Почем ты ее купил?
- А что?
- Нет, просто так. Первый раз вижу такого молодого "русского" со своей квартирой.
- Я программист. Десять лет в израильском хай-теке...
- А, ну тогда понятно!
- Тебя как зовут?
- Реувен. А тебя?
- Дмитрий.
- Дмитрий Абрамсон?
- Да. Это написано на моей двери.
11. Александр Адамович Славинс — Брог 33 тыс. знк.
БРОГ.

-Атака мохнатых отбита, - радостно доложил капитан батальона охраны Грин Денев. Высокий черноволосый красавец, с крутой саженью в плечах.
-Молодцы, ребята, - одобрил полковник Стил, выглядывая из-за горы документов, оккупировавших рабочий стол.
У Анри Стила квадратное лицо профессионального военного. Строгий рот с полными губами. Седые волосы коротко острижены по армейскому образцу. Одет всегда в серый китель, выгодно подчёркивающий рельефное мускулистое тело.
Услышав радостное известие, Стил откинулся на спинку кресла, и благосклонно посмотрел на капитана.
-Но есть кое-что ещё, - многозначительно продолжил Денев. Капитан буквально искрился энергией. – Вы не поверите. Мы взяли в плен вожака мохнатых. Он здесь, в коридоре. Хотите взглянуть?
-Хм, - выдохнул Стил. - Вот уж не ожидал. Поздравляю, капитан! Да вы сегодня действительно молодцы. Впервые такая удача. А на вожака мохнатых стоит взглянуть. Пойдём к нему.
Полковник молодцевато подскочил и бодро направился к двери. Ему за сорок, но мог дать фору двадцатилетнему в любом виде спорта. У Анри натура холерика, огромное честолюбие и тяга к совершенству. Но в то же время это приятный в общении человек. Стила любят и уважают в коллективе, что для командира такого ранга огромная заслуга.
Если возникали дрязги на любом уровне, за советом шли к нему. Есть у Стила некая жилка, врождённая интуиция, помогавшая одолевать житейские невзгоды и подсказывающая верные решения.
Приблизившись к Деневу, Стил пожал ему руку, тем самым ещё раз поздравив с одержанной победой, и они покинули кабинет.
12. Евгений Добрушин — Лишняя информация 6 тыс. знк.
- Джо, ты меня слушаешь, или нет?
Семнадцатилетний стажер Джо встрепенулся и, наконец, оторвался от разглядывания аквариумных рыбок.
- Да, сэр!
Он вытянулся в струнку, всем своим видом показывая полное подчинение начальству.
- Я повторяю еще раз: никакой лишней информации аборигенам не давать! Не известно, как они к нам отнесутся. Единственное, что мы от них пока получили - это тяжелейший грипп, от которого слегла вся команда. Как ты знаешь, дееспособны остались только пять человек. Трое из них необходимы на борту как воздух. Остается двое - ты и твоя подружка Стелла. В отличие от тебя, она не так болтлива, хотя интеллектом тоже не блещет. В общем, она пойдет с тобой и проследит, чтобы ты поменьше там трепался. Понял, что я тебе сказал?
- Так точно, сэр!
- И оставь свои курсантские замашки! "Так точно, сэр", "Да, сэр", "Нет, сэр". За время, проведенное на борту нашего корабля, можно было уже привыкнуть к нормальному общению. Мы же не в казарме, черт возьми!..
Капитан достал салфетку и громко в нее высморкался.
- Совсем насморк замучил... - Он посмотрел на стажера. - Все, можешь идти.
- Слушаюсь, сэр!
- Тьфу, дубина!..
Когда дверь за парнем закрылась, капитан устало опустился в кресло и вытер пот со лба. Его лихорадило.
Через час он включил камеру слежения.
Контакт шел полным ходом. Джо сидел на матрасике рядом с Вождем в главном зале Дворца и заливал ему что-то о Стратегической Оборонной Инициативе.
13. Владимир Вейс — "Смерть" под софитами 24 тыс. знк.
      1

Мишин не любил телевизор. И этот факт шел в противоречие со страстью Леры глядеть в ящик в любое время суток, благо Panasonic висел в спальне над кроватью.
Сцена, когда Мишин ложился спать, повторялась изо дня в день.
- Да выключи ты его! – ворчал он, натягивая на себя одеяло, чтобы ничего не слышать.
- Эдик, выключу, когда засну.
Впрочем, Мишин сразу же наполнял помещение сочным пододеяльным храпом, а жена прибавляла звук.
Муж больше не подавал признаков неудовольствия. Приходил он домой поздно, наедался и ложился спать. Рано утром уходил. Это были годы его работы оперативником в группе раскрытия убийств в управлении ФСБ.
Сбой заведенного ритма произошел в пятницу. Мишин открыл глаза, надеясь на то, что за окнами уже начался рассвет. Но было лишь пол третьего. Лера спала сном праведника, а телевизор на противоположной стене работал.
Мишин взял пульт, но неудачно и его большой палец  соскользнув на «-», включил  999-й канал, на котором, судя по титрам, только что началась демонстрация очередного ночного фильма.
Надо же, с каких пор появился этот 999-й канал, подумал Мишин.
Название фильма «Между Кремлем и Рейхом» заставила не торопиться. Сначала появился Сталин, не под уродливым гримом артиста, усиливавшего непохожесть на вождя народов, а словно сошедшего с портретов, но с натуральными следами от оспы. Затем показался Гитлер, явно не Фриц  Диц с косой челкой, а угадываемый человек,  но, в документальном ракурсе с   быстрой сменой настроений.
Были еще киногерои из окружения вождей - Берия, Молотов, Ежов, Риббентроп, Геббельс…
14. Евгений Добрушин — Властитель 21 тыс. знк.
- Я удваиваю ставку!
Лицо парня выражало абсолютное спокойствие. Между тем, на кону было уже два миллиарда долларов. Ему дико везло. Начав игру с одной десятидолларовой фишки, он довел сумму до совершенно невероятных размеров. Впервые в истории игорного бизнеса, играющий, прийдя в казино с десятью долларами в кармане, мог уйти владельцем всего игорного бизнеса России.
- У меня девятнадцать, - сказал крупье.
- А у меня двадцать!
Публика была в шоке. Сумма была настолько большой, что ее просто записывали на бумаге.
- Я удваиваю ставку! – сказал паренек.
- Ставка принята…
Все крупье казино сменили один другого по очереди. Ну, не мог же он ВСЕХ подкупить! Последние полчаса на месте крупье был сам владелец казино. Это был позор. Один из самых богатых людей планеты играл в «очко» с каким-то шалопаем с улицы.
Он сдавал карты.
- Перебор, - спокойно сказал парень. Небрежно бросил карты на стол, поднялся и пошел к выходу. В конце концов, он проиграл всего десять долларов.
- Молодой человек! Подождите! – Виктор Радов, владелец сетей гостиниц, ресторанов и казино, сказочно богатый человек, притом, как говорят, наживший свое состояние относительно честным путем, с репутацией культурного, интеллигентного человека, знающего восемь языков, доктора физико-математических наук, и прочая, и прочая, как пацан погнался за проигравшим, догнал его и судорожно схватил его за руку.
- Что случилось? – спросил паренек.
- Разрешите вас пригласить на обед?
- Уже ужинать пора.
- Тогда - на ужин. Вы сегодня фантастически играли!
- Вы так думаете?
15. Александр Адамович Славинс — Злой рок 20 тыс. знк.


ЗЛОЙ РОК.

Взрыв. Прямым попаданием снаряд разворотил двигатель и расколол фюзеляж. Звездолёт сразу потерял управление, и теперь искорёженной грудой металла стремительно нёсся к планете. Это конец. И пилот знал об этом.
Кир с горькой усмешкой опустил руки и отрешённо наблюдал как смерть мчится навстречу. Вот и конец его такой невезучей жизни. И уже ничего не изменишь. Вся электроника сгорела, а без неё корабль всё равно, что тело без души.
Перед глазами вновь предстал образ Леи, единственной девушки, полюбившей его. Но и она не выдержала. “Прости меня, - сказала она. – Я буду проклинать себя всю жизнь, но больше так не могу”. Это случилось через год после их встречи. Лея выдержала тринадцать месяцев. При воспоминании о ней слёзы не выступили из глаз. Видимо, зарубцовывается и эта рана, которых бесчисленое количество в его исстрадавшейся душе.

Кир неудачник. И это ещё мягко сказано. Как ни крути, но это его рок, его несчастная судьба.
С самого детства, с семимесячного возраста, как остался без родителей и его взяла на воспитание тётка, невезение не оставляло Кира ни на минуту. Но, скорее, оно началось с самого рождения. Ведь появился он на свет недоношенным, болезненным, едва не умер в первые секунды жизни, и, к тому же, рано осиротел. Что это? Судьба?
Невезение. Оно стало неотъемлемой частью его жизни. Конечно, всё можно отнести к банальному стечению обстоятельств, или посчитать болезненным восприятием личностью собственных просчётов. Но стало аксиомой, что возле Кира всё оборудование портилось, даже такое, что вообще невозможно сломать. И об этом знало всё его окружение.
16. Владимир Вейс — Улыбка экстрасенса 32 тыс. знк.
Пробуждение

Мезенцев резко открыл глаза, чувствуя тошнотворное сердцебиение, и с облегчением увидел, что находится не в пещере, а в помещении, похожим на больничную палату. Над его головой, точнее, над спинкой кровати - закатил глаза, на полках, вычерчивались на двух экранах графики.
Мезенцев не чувствовал себя больным. Уставшим, запуганным, измотанным - да! Но только не больным! И ещё не мог понять, как в мгновение ока очутился здесь? Был полумрак, потому что полную темноту разбавлял неестественно жёлтым светом уличный фонарь.
Он стал вглядываться в угол палаты, словно кого-то выискивая. Приподнял голову, но никого не увидел. И это вызвало на его лице улыбку человека, у которого исчез кошмарный сон.
Он посмотрел на пол рядом с кроватью. Тёмный линолеум был пуст. Тогда на лице Мезенцева сначала появилась гримаса скорби, сожаления, а затем – полного недоумения. С этим выражением, как застывшей гипсовой посмертной маской, он уставился в потолок, силясь избавиться от досаждающих многочисленных вопросов.
Несколько минут спустя, может, прошло десять или пятнадцать минут, Мезенцев снова обвёл взглядом палату, пока не дошёл до тумбочки, стоявшей слева у изголовья. Посмотрел на вазу с гвоздиками. Рядом лежали часы. Это его, “командирские”, что Людмила подарила ему на День Защитника Отечества.
Мезенцев взял их и приложил к уху. Они тикали. Вернее, показалось, что они пошли только в его руках, показывая половину первого ночи. Он повернул часы обратной стороной и при свете того же уличного фонаря увидел надпись: «Дорогому мужу Павлу от Людмилы!»
17. Евгений Добрушин — Беременный пророк 12 тыс. знк.
"Но ясновидцев, впрочем, как и очевидцев..."

- Грядет! Грядет Эпоха Страшного Суда! - Киолковский навис над психиатром грохочущей глыбой, готовой раздавить своею массой этого "ничтожного циника".
- Хорошо, хорошо, грядет эпоха... И что с того? - старый профессор, повидавший на своем веку и не таких "кадров", спокойно перебирал китайские деревянные четки.
- Планета содрогнется от катаклизмов! Человечество закончит свое жалкое существование! - не унимался пациент.
- Вот как?
- Да, да! Это великое пророчество, которое я призван до вас донести!
- Кем призван? - насторожился врач.
- Богом! Великим Элохимом! Творцом всея сущего! Того, кто созидает и разрушает! Одаривает и карает! Благословляет и проклинает!
Глаза Эдуарда Киолковского, казалось, излучали свет! Они горели тем жарким пламенем шизофрении, которое так хорошо было знакомо профессору Гарбузовичу. Он его, это пламя, мог наблюдать, практически, каждый день, принимая очередного "мессию", "пророка" или, в крайнем случае, "Президента Всея Земли".
- Значит, вы - посланник Творца? - участливо спросил пожилой врач.
- Да! - скромно, но с достоинством ответил пациент.
- Знаете, Эдуард, я, вообще-то, атеист. Может, вам стоило бы обратиться к теологам? Вы давно были в Храме?
- Я только что оттуда. Они меня направили к вам.
- Зачем?
- Сказали, что будут со мной разговаривать только тогда, когда я им принесу справку от психиатра.
- Какую справку?
- Что я не сумасшедший.
- Так вы за справкой ко мне пришли?
- Да.
Профессор задумался.
- Знаете, дорой мой, я, пожалуй, дам вам эту справку...
18. Александр Адамович Славинс — Талисман счастья 41 тыс. знк.
ТАЛИСМАН СЧАСТЬЯ.

Холод (бр-р-р-р….) здесь, на проклятом Нурде, особенный, ни с чем несравнимый. Не веришь? Хм. Как бы объяснить? Тут не обыкновенный привычный холод, как, скажем, на Земле, или ещё где, когда просто замерзаешь. Нет, нет и ещё раз нет. Здесь холод пронизывает тебя до самого мозга костей, и лишает способности мыслить. Ты коченеешь и сходишь с ума. Вот где настоящий ад.
Нечто странное есть в атмосфере планеты, не поддающееся изучению и объяснению. И потому всякие там умники, называющие себя учёными, лишь разводят руками.
В какие бы одежды не укутывался, как бы жарко ни натапливал помещение, неприятный озноб не покидает. Даже во сне ты хочешь согреться. И это всё давит, давит. Здесь не приживаются ни земные растения, ни животные, ни люди. Холод, в конце концов, изматывает самых закалённых. И тогда они тоже спешат покинуть столь негостеприимный мир.
Потому и не вышло основать здесь колонию. В первые же часы по прибытии, едва ощутив на себе влияние адского холода, человек буквально заболевает желанием убраться отсюда. Улететь, и больше не возвращаться. Нурд словно постоянно напоминает - здесь нет места чужим. Всё пришедшее из глубин космоса, лишнее на планете. Люди, убирайтесь! – кричит он.
Сегодня на мысе Южном, далеко выдающимся в Штормовой океан, холод самый настоящий. И властвует не только в душе. Ледяной ураганный ветер хлещет незащищённое лицо и валит с ног. А порывистые шквалы не позволяют одинокому путнику, имевшему несчастье попасть в бурю, двигаться к цели.
19. Владимир Вейс — Испытатель 4 тыс. знк.
Лётчик терпел крушение. Его машину, падающую вниз с невиданной скоростью, неожиданно остановило и завертело в вихре бешенного торнадо в огромной темной юле спрессованного воздуха, который расщепляли бесконечные молнии. От верчения вдоль оси самолёта Альберт должен был потерять сознание, но оно было ясным: сказались длительные тренировки. Эту машину он взялся испытывать за большие деньги, которые обещала авиастроительная компания. И когда он взлетал, небо было чистым, солнце, умытом отблеском воды огромного океана. Как он попал в смерч? О нём не было ничего в сводках метеорологов. Ничего!
Этот самолёт с изменяющейся геометрией крыла должен стать вызовом русским! Его скорость - победой над русскими! Его маневренность - недосягаемостью в сражениях! И вот он несётся с той же скоростью, только внутри хаоса, созданного столкновением потоков воздуха!
Надо выйти, надо выжить, надо посадить N310 на аэродром испытательного центра.
Альберт подумал, что не торнадо его держит, а он сам, человек, пронзил вихрь и должен выйти из него, как спица из клубка.
К чёрту аэродинамику! К чёрту наставления умного инженера! Он поставил закрылками торможение на верчение. И, удачно! Машина перестала быть юлой. Лётчик направил её вбок от оси верчения, выбросил вперёд ручку управления двигателем и самолёт вырвался в чистые сини неба! По датчикам - почти стратосфера! Это режимная для испытания высота.
Шлем от давления, поступающего из специального резервуара кислорода, казалось, вот-вот сбросит. Альберт чувствовал, как тесьмы, держащие маску, оттягивает от лица. Но надо теперь вниз.
20. Александр Адамович Славинс — 42 тыс. знк.

ОЧИЩАЮЩИЙ ОГОНЬ

ЧАСТЬ 1.

ПЛАМЯ РАЗГОРАЕТСЯ.

Глава 1.

-Итак, уважаемые дамы и господа, для тех, кто только подключился к нашему каналу - мы ведём прямую трансляцию из Дворца встреч народов Галактики. Без преувеличения можно сказать, это самое грандиозное событие в истории – подписание декларации независимости, или, как ещё называют этот важнейший документ - Великого договора между Империей и Каэртаном.
-Да, Сержиг, это историческое событие действительно не имеет аналогов в международной практике. Оно, так или иначе, затронет каждое существо в Галактике и послужит своеобразной вехой в развитии мировой цивилизации. О грандиозности происходящих событий свидетельствует хотя бы тот факт, что огромный зал Дворца сегодня переполнен, не смотря на то, что вмещает до ста тысяч представителей всех рас. Без преувеличения можно сказать, этот день займёт достойное место в хрониках всех государств, ибо с этого момента воистину начинается новая эра. Противостоянию народов положен конец и, мы надеемся, это послужит делу установления мира в Галактике.
-Фарум, этой надеждой сейчас живёт весь мир. Но, вернёмся к происходящим событиям. Уже прозвучал сигнал к окончанию встречи и, по протоколу, лидеры великих рас должны пройти парадом перед собравшейся публикой.
-И вот, шествие начинается. И первыми сегодня покинут зал лидеры Дорсии – государства пикелов. Это великолепный Шу-шух со своими ближайшими приближёнными. Их платформа уже на пути к Торжественной арке. И пока разворачивается грандиозное действо завершения великой встречи, давайте вернёмся в прошлое, чтобы осознать всю важность происходящего.
21. Владимир Вейс — Картина Бытия 13 тыс. знк.
Константин лежал в ванной беспомощный и одинокий. Тело перестало ему подчиняться. Лишь работающие легкие тревожили гладь зеленоватой от растворенной соли воды.
Если бы не специальные упоры для ног и форма ванной, в которой он лежал так, словно ее изготавили точно по форме его спины,  то писатель Константин Демин просто бы утонул.
Он смотрел округлившимися глазами на кафель, обнаруживая небрежность работы мастера, который, в свое время затребовал много за ремонт ванной. Но не эти огрехи его   волновали. От отчаяния, что никто не услышит его, по щекам текли слезы.
Вот так неожиданно смерть уже накинула на него  свою удавку.
Сейчас он представил ее, смерть,   артисткой цирка, соблазнительной   девушкой с глянцевого журнала.  Она была ловка и выдергивала из зрителей по одному человеку. Набрасывала лассо и тянула к себе сильными движениями, несовместимыми с хрупкой фигуркой циркачки. И люди поддавались ей легко. Словно это были рыбы, пойманные на блесну и извивавшиеся на солнце. Лишь немой  крик  изображали их рты…
Константину не было еще и пятидесяти. Он был известен тем, что выпустил три романа, несколько повестей и множество рассказов. Еще были пьесы, но лишь по одной из них был поставлен спектакль, имевший шумный успех. Это был суд над Каином за убийство Авеля.
Большинство его произведений были жанра фантастики. Полеты в иные миры, машины времени, неземные любовь  и страсти.
Когда он представил некрологи в завтрашних газетах, короткие сообщения по местному телевидению, то в его мозгу взорвался протест. Нет, с ним, умным, еще довольно привлекательным мужчиной не могло так произойти. Он же Избранный на этой Земле.
22. Александр Адамович Славинс — Не ёжик 46 тыс. знк.
НЕ ЁЖИК.

Пробуждение было приятным и каким-то чудным. Знаете, ощущение, как наутро после классной пьянки. Но при этом не болит голова. Здорово, правда? Ну, вы же понимаете. Хмель ещё не выветрился, в голове по-прежнему шумит, перед глазами всё плывёт. И ничего не болит. И даже не тошнит. Во, блин! Хм. И что это я вчера принял на душу? Надо бы обязательно вспомнить. Отходняк клёвый.
Артур поёрзал, удобнее пристраиваясь на… Чём? Пожалуй, так сразу и не определишь. Снизу какое-то ну очень неудобное, твёрдое и явно не предназначенное для человека кресло с необъяснимым треугольным углублением по центру. Что бы это могло быть? Вы тоже об этом подумали? Ну, уж не горшок ли?
Артур и посмотрел бы. Да что-то неладное творится с окружающим миром. Если это вообще мир, а не бред пьяного мозга. То взрываются какие-то пузыри. То всё бешено крутится и улетает в тартарары. И ничто долго не задерживается в приемлемом застывшем виде. Мир по ту сторону глаз постоянно куда-то перемещается, сдвигается, прыгает и даже танцует. Так и хочется брякнуть что-нибудь типа: эй, настройте телевизор.
Неужели я всё-таки надрался вчера? Да так, что не могу этого вспомнить? И с кем?
Нет, сам Артур не пил. Ещё не дошёл он в этом деле до точки, когда себе тосты читают. Но, сколько ни напрягался, так и не мог припомнить, кто же вчера наливал ему. Бывает же.
Что-то снова начало меняться. Вернее, это происходило всё время, но не сразу воспринималось адекватно. И это явно что-то новое. Или наоборот, более привычное?
23. Александр Адамович Славинс — Охота!? 113 тыс. знк.
Проникнись верой в чудеса,
Добро неси и мир вселенной.
Отплатят тем же небеса,
И обретёшь покой душевный.
Н. Ничипорук.

ОХОТА!?

Два человека смотрели сквозь тюремную решётку.
Один видел грязь, другой видел звёзды.
Дэйл Карнеги. «Как перестать беспокоиться и начать жить».

-Внимание! Пристегнуть ремни. Входим в атмосферу. Через двадцать минут посадка, - усиленный бортовой аппаратурой посадочной шлюпки, резанул по нервам визгливый голос Арно - старшего группы космических охотников. И тотчас пронзительно взвыл тревожный сигнал.
Охотники, сидевшие в креслах напротив друг друга, сразу зашевелились. Пора. Настал тот самый момент, ради которого они пролетели пол Галактики.
-Ты, парень, слушай, что тебе говорят, - раздался голос справа. Это Гербер.
-Ага.
-Сказали – пристегнись, слушайся, - меж тем продолжал Гербер, поучая сына. - Думаешь, эти слова просто так сказаны? Нет, парень. Ты оглянись. Все здесь опытные профессионалы, хорошо знающие, что команды никогда просто так не дают. Потому все и пристёгиваются. И ты делай так же. Знаешь, сынок, меры предосторожности, изобретённые людьми, как правило, неоднократно подкреплялись густо пролитой кровью, пока не стали законом. Так что, хочешь выжить – подчиняйся. Это не место для лихой бравады и откровенного разгильдяйства.
-Да ладно тебе, па. Я пристегнулся раньше тебя.
-Вот и молодец.
Алекс глубоко вздохнул. Гербер со своими наставлениями, пожалуй, доймёт и мёртвого. Вот бы самого так подоставать.
Алекс откинулся на спинку кресла и привычным жестом вставил держатель ремня в карабин.
24. Владимир Вейс — Усыновленный профессор 8 тыс. знк.
...Он смотрел на нас с женой каким-то ясным, осознанным взглядом, от которого становилось несколько жутковато. Так дети не смотрят, так в окуляр микроскопа учёный рассматривает мельчайшие клетки, в уме записывая картину микромира. Но в то же время малыш стоял в кроватке, просунув одну ножку между вертикальными перекладинами, и вырисовывал носком сложные фигуры, словно балерина, мысленно повторяющая предстоящие па.
Директор Дома ребёнка Полина Ивановна подошла к кроватке, но малыш тотчас же перешёл на другую позицию, чтобы не спускать с нас глаз.
- Это Андрюша Безымянный, - представила его Полина Ивановна, наверное делая так со многими своими подопечными. - Мать его подбросила на ступеньки магазина. А на улице было ниже 25 градусов мороза.
- Сколько ему… Андрюше? - спросила моя жена.
- Семь месяцев…
- И уже такой…
Жена стала подыскивать слово, Полина Ивановна подсказала:
- Смышлёный, вы хотите сказать?
- Да, и очень! Хотя говорят, что дети развиваются в таких условиях хуже, с задержкой.
Директриса с укором посмотрела на Алину:
- Не говорите при нём так, он обидится. Вы думаете, что вы с ним знакомитесь? Нет, ошибаетесь, он вас изучает...
Малыш, действительно, казалось, надул губки и стал таким смешным, что моя жена выхватила его из кроватки и прижала к своей груди. Так вопрос об усыновлении был решён.
- Но почему до сих пор его никто не взял у вас?
Алина, это моя жена, всё-таки была очень осторожной в приобретениях. Я знаю её расчётливость и рационализм. Даже если это маленький ребёнок.
А Полина Ивановна продолжала «рекламную» деятельность:
25. Евгений Добрушин — Холодный Разум 7 тыс. знк.
У меня было прекрасное настроение. Лекция прошла «на ура», студенты были очень довольны, а декан факультета пожал мне руку, поблагодарив за свежие идеи, которые, к тому же, были так доходчиво мною изложены. Я чувствовал себя значимым человеком и весь сиял, как начищенный аллюминиевый чайник. Распрощавшись с коллегами, я направился в университетскую столовую. Преподавателей здесь кормили бесплатно, но они, в большинстве своем, предпочитали частный ресторанчик напротив, где еда была намного вкуснее, но и намного дороже. Я же, как настоящий демократ, кушал вместе со студентами, то есть, «на халяву». Взяв порцию лукового супа, свекольный салат, отварную курицу с пюре, добавив ко всему этому великолепию стакан чаю с лимоном, кекс с изюмом и четыре кусочка хлеба, я нашел свободный столик в углу у окна и сел обедать.
Не успел я расправиться с первым блюдом, как прямо передо мной выросла долговязая фигура аспиранта Гутмана, с факультета физики.
- Господин Рискин, можно присесть за ваш столик? – спросил он меня.
Меня совсем не вдохновляла перспектива общения с этим выскочкой.
- А что, в зале нет свободных мест?
- Что вы! – воскликнул он. – Такое бывает только на ваших лекциях.
- Издеваетесь?!
- Ладно, Беньямин, в конце концов, лучше быть хорошим философом, чем плохим физиком.
- Это вы про нас с вами?
Наглая улыбка вдруг слетела с лица аспиранта.
- Я был на вашей сегодняшней лекции, - серьезно сказал он.
- Да? И как она вам?
- По-английски это называется «Брэд ов сивый кэбэл».
26. Александр Адамович Славинс — Эра Водолея 58 тыс. знк.
ЭРА ВОДОЛЕЯ

Пролог.

Как хорошо, что стены не могут говорить. Иначе рассказали бы о таких ужасах, и с такими подробностями, что от осознания дух захватывает. Но, к счастью, окружающие перегородки молчат, и лишь наблюдают — внимательно и беспристрастно.
Улыбка тронула губы, ибо Творец смерти знает истину — безмолвные свидетели не проболтаются. Даже не смотря на то, что увиденное ими сегодня, ни много ни мало — изменит мир. Что неизбежно, как и шаги, раздающиеся на лестнице — едва слышные, неспешные. А чуткое ухо различает лёгкое дыхание. Потрясающая акустика.
Шаги приближаются. А ведь если задуматься — так неторопливо подкрадывается закат старой эпохи. Иногда одна смерть может перевернуть мир. И тому немало примеров. Взять хотя бы убийство Николая II, уход из жизни Клеопатры, либо отравление Александра Македонского.
Подумать только — я причастен к истории. Мне доверили столь великую честь. От осознания значимости ощущаешь волнение. Сейчас именно я вершитель судеб, и в моих руках будущее целого мира.
Творец смерти позволил себе расслабиться. Уже скоро. Да и убивать не впервой. Устранять неугодных — моя работа. И вот снова востребован. Говорят, ремесло проституток самое древнее. Но люди ошибаются. Каждый знает библейскую притчу, как Авель погиб от руки Каина. Вот самое первое задокументированное преступление. И где там путаны?
Жертва неторопливо поднялась по ступеням и остановилась на площадке у входа. Что случилось? Палач задержал дыхание.
Секунды тянутся бесконечно медленно. Но Творец смерти — профессионал, к тому же лучший. Потому и доверили столь ответственное задание. Следует набраться терпения, чтобы ничего не испортить.
27. Александр Борисов — Хроники Третьего Рима 42 тыс. знк.
Глава 1 Зойка

Я вернулся со сборов усталый и опустошенный. За дверью меня уже ждали.
— Физкульт привет! — ухмыльнулся седовласый гигант в кожаном пиджаке, направляя мне прямо в лоб черный зрачок пистолета. Еще трое вышли из кухни, поигрывая стволами.
— Что надо? — хмуро откликнулся я, опуская на пол спортивную сумку.
— Зоя Михайловна умерла и ты здесь теперь никто, — тщательно пережевывая слова, произнес седовласый. — Уяснил?
Уж лучше б он выстрелил.
По этому жлобскому «уяснил» я его вспомнил и опознал. Это был начальник охраны моего тестя, бывший полковник по фамилии Корж.
— Только не надо ахов, не надо соплей, — вытирая вспотевший лоб рукояткой подержанного ПМ, прогнусавил один из боевиков, увидев, что я на секунду остолбенел, — нас это не впечатлит. Мы на работе. Так что, будь добр, уважай труд товарищей.
— Заткнись! — оборвал его Корж.
— Что с Зойкой? Это, действительно, правда? — спросил я, глядя в глаза полковника.
— К сожалению, да. Сегодня, в три часа ночи. Тело уже в Москве. Шеф стоит на ушах. Согласно его версии, во всем виноват ты.
Слово за словом, как пуля за пулей, одно за другим, туда, где больней.
— Это все, что мне разрешили сказать, — отстрелялся полковник. — Остальное попридержу. Времени мало.
Люди смертны. Помня об этом, я мечтал умереть красиво. И на гражданке, и на войне. Не довелось — что я без Зойки?
— Валяй, — согласился я. — Если не хочешь портить дизайн, можно пройти в ванну.
28. Евгений Добрушин — Подробности - мелким шрифтом 9 тыс. знк.
Сидоров сидел в кресле и читал газету. Его привлекло одно рекламное объявление: «Фирма «Рог изобилия». Исполнение любого желания за небольшие деньги».
Он взял телефон, и набрал номер.
- «Рог изобилия». Здравствуйте! Чем могу вам помочь?
Голос в трубке показался ему знакомым.
- Васек, ты?
- Ну, я. Сидоров?
- Он самый. А ты че, в самом деле?..
- Да. Что хочешь, то и сделаю. За бабки.
- Тогда дуй ко мне и принеси банку черной икры.
- Десять долларов. Идет?
- Гадидзэ!
Через полчаса позвонили в дверь. Сидоров открыл.
Васильев был одет, как типичный бомж – старая, грязная куртка, шапка-ушанка, в которой он ходил еще в школе, рваные ботинки, давно нестиранные джинсы, тоже рваные. И только сотовый телефон, болтающийся на ремешке куртки, выдавал в нем «бизнесмена».
- Привет, Васек! – сказал Сидоров. – Икру принес?
- Вот! – Васильев протянул банку.
- ЗдОрово! Ну, проходи. Разговор есть. Да не бойся, в этот раз бить не буду. Гы-гы!
В классе Васильев был самым тихим мальчиком. Над ним издевались все, а Сидоров больше всех. С тех пор прошло уже почти десять лет. И вот – встреча двух бывших одноклассников.
Они прошли в гостиную.
- Ну, садись, рассказывай, как ты дошел до такой жизни, - в присутствии неудачников, Сидоров всегда чувствовал себя «значимым» человеком.
- Десять долларов, - сказал Васильев.
- Что «десять долларов»? – не понял хозяин.
- Заказ стоит десять долларов.
- А, да! Извини…
Сидоров полез в карман и достал мятую бумажку.
- Еще чего желать будешь?
- Хочу тебя трахнуть!
Васильев изменился в лице.
- Шучу, шучу! – засмеялся Сидоров. – Кстати, познакомься: моя жена Лариса.
29. Александр Адамович Славинс — 2 тыс. знк.
Удача улыбается…

«…есть удача, на которую надеются и желают друг другу слабые да ленивые, и ещё есть успех, которого добиваются умные, сильные, талантливые»
Юрий Никитин

Удача - пожалуй, самая капризная и непредсказуемая госпожа. И это ещё мягко сказано. Подумай, сколько людей из поколения в поколение стремятся разгадать ЕЁ великую тайну. Но ОНА своенравна и жестока, и лишь сама, по каким-то собственным причинам, некоторым улыбается, на кого-то бросает мимолётный взгляд, и только немногим (буквально единицам) счастливым избранникам отдаёт свою дружбу, а то, случается, и поселяется рядом.
Люди бьются над секретом ЕЁ предпочтений. Но, увы, зачастую понапрасну. Никто ведь не знает, что именно привлекает внимание ЕЁ величества и вызывает благосклонность. Впрочем, есть верный способ, как словить Удачу за хвост – надо оказаться в нужном месте в нужное время. И тогда, если хватит ума, можно притянуть ЕЁ и попытаться удержать.
Случается, возникает у человека уверенность, что открыл сокровенную тайну великой госпожи. И с кружащейся от радости головой, сей везунчик мнит, что уже на коне, и Удача навсегда останется рядом. Но не забывай - если не будешь «соответствовать», то хитрая и капризная Фортуна запросто извернётся, и ты, увы, вновь у стартовой черты.
Многие не выдерживают подобных выходок госпожи Удачи, разбивая души и сердца о подводные рифы жизни. И тогда личность теряет сам смысл бытия. Посмотри в зеркало. Ты, случайно, не один из них?
Но есть упрямцы (и их не так уж мало), лишь закаляющиеся от обрушивающихся несчастий. Эти люди находят мужество расставить новые силки на Удачу.
30. Евгений Добрушин — Непорочное зачатие 18 тыс. знк.
Евгений Добрушин

Непорочное зачатие

Не смотря на свои тридцать лет, Хаим Гопник был жутко озабоченным парнем. Казалось бы, что к такому возрасту уже давно надо перебеситься. Но Хаим так любил женский пол, что кидался на любую «юбку». Каждую неделю он менял подружек. Знакомился везде, где только можно: на улице, в магазине, в баре, на дискотеке. Его анкета была почти на всех сайтах знакомств. Он был высок, красив и нагл. Перед его обаянием не могла устоять ни одна девушка. Свои победы он записывал в специальную книжечку, где каждый «сбитый мессершмидт» помечал отдельной звездочкой. И еще туда он записывал время, которое уходило на «атаку» - от момента знакомства до «постели». Его рекорд был 21 минута. Но он считал, что это не предел.
В тот день он зашел к своему приятелю Алексу Гутману.
Алекс был «человек не от мира сего». Занимался теоретической физикой, верил в Иисуса Христа и был девственником. Жил он недалеко от улицы Герцля, в маленькой квартирке с балконом. Квартирка ему досталась от родителей, которые год тому назад купили себе большой дом в Рамат-Авиве. Они недавно разбогатели, выиграв в Лотто двадцать миллионов шекелей.
- Слушай, Алекс, - начал разговор Хаим. – Почему ты все никак не женишься? И подруги у тебя нет.
- Я об этом думаю, - ответил ему Алекс, сделав очень серьезное лицо.
- Правда? И что, уже есть кандидатура?
- Я, как раз, собираюсь за ней отправиться, - многозначительно произнес он.
- Поздравляю! – искренне обрадовался Хаим. Наконец-то его друг станет настоящим мужиком! А то, все физика, физика…
- И где живет твоя невеста? – спросил он.
- В Нацерете, - ответил Алекс.
31. Александр Адамович Славинс — Призрак 19 тыс. знк.
ПРИЗРАК.

А в нашей жизни все не просто так!
Моменты, люди, взгляды не случайны...
И каждый, кто войдет в нее хоть раз,
Оставит отпечаток изначальный.
Янина Бурмистр

Тьма. Искорки звёзд. Размытые пятна галактик. И тишина. Всегда одно и то же. Надоело. Виды космоса давно приелись и стали обыденными. А этот уголок вселенной навевает уныние и тоску. И виной тому мрачные воспоминания.
В салоне корабля тоже царит тьма. Под стать настроению. А сейчас на душе весьма скверно. Тарла отвлеклась на мгновение от грустных мыслей, чтобы скорректировать курс звездолёта. И опять удалилась в страну печали.
Когда становилось невмоготу, она забрасывала дела, и прилетала в этот отдаленный сектор Галактики, на планету, называемую местными жителями Земля. Тут могила сына.
Зачем ей эти полёты? И сама не знала. Но по возвращении Тарла чувствовала себя лучше. Да и дела начинали спориться. Конечно, можно перенести могилу ближе к дому. Но тогда не было б длительных рейсов, когда одолевала скука, а в голову приходили бредовые идеи, кстати, при реализации дававшие потрясающие результаты. И позволявшие ей сохранять престиж, а родне на Исирионе увеличивать политическое влияние. Не летать же по огромному космосу лишь бы куда.
Грым, старший и единственный сын Тарлы, работал наблюдателем на планете Земля. Но, к сожалению, оказался не в том месте и не в то время. Шла война, и кровожадные варвары убили попавшегося под руку человека. Коллеги по корпусу разыскали тело Грыма и, не имея возможности на тот момент вывезти, похоронили по местным обычаям. Хотя трагедия случилась давно, Тарла не могла смириться и забыть первенца.
32. Евгений Добрушин — Искуситель 12 тыс. знк.
"Приплыла к нему рыбка, спросила:
- Чего тебе надобно, старче?"
А.С.Пушкин, "Сказка о Золотой Рыбке"


Вот, черт! Весь зал до отказа был забит посетителями. Если бы не волчий аппетит, я бы сразу повернулся и ушел, но очень уж хотелось поесть шашлыков. Здесь их готовят просто отменно. В углу я с трудом разглядел свободный столик.
- С чего это у вас сегодня столько народу? - спросил я подошедшего официанта.
- Сам не знаю! - пожал плечами тот. - Сколько здесь работаю, а такого не припомню. Обычно люди подходят к семи-восьми вечера. А сейчас еще и двух нет.
- Может свадьба у кого?
- Нет. Такие мероприятия заказывают заранее.
- Ну, ладненько... - сказал я, беря в руки меню. - Шашлыки у вас есть сегодня?
- Есть.
- Значит, так: два шашлыка из баранины, кувшин томатного сока, лепешка и салат оливье.
- Вы кого-нибудь ждете?
- Нет. Сегодня я один.
- Если еще кто придет, вы не против, я его к вам посажу? А то все столики заняты...
- Ну что ж? Я не возражаю.
Минут через пять, принесли оливье и солености к шашлыкам. Потом - томатный сок и лепешку. Я отпил из стакана сок и стал ждать главное блюдо.
Тут я увидел, что официант ведет через зал какого-то "доса". И прямо к моему столику. Этого еще не хватало!
- Разрешите?
- Пожалуйста!
Да, обед будет не в кайф. Жаль...
- Мне только стакан апельсинового сока, - сказал религиозник.
Слава богу! Значит, скоро уйдет. Хотя, довольно странно - сок можно купить в любой лавке на улице. И стоить будет дешевле.
33. Александр Адамович Славинс — Превратности судьбы 76 тыс. знк.
Превратности судьбы.

Яркие солнечные лучи, щедро дарующие благодатный свет и тепло, радостно приветствуют мир. Голубое бездонное небо притягивает взор, чарующий свежий воздух наполняет лёгкие, приятный тёплый ветерок овевает кожу. В такие дни, что называется, охота жить. И создаётся впечатление, что сама природа радуется вместе с тобой.
Крэй с удовольствием подставил лицо солнцу, наслаждаясь живительной энергией светила и ощущая, как лучи нежно ласкают кожу. И чудится, сама душа поёт от восторга. В такие моменты думаешь - жить просто замечательно. Да и не может быть как-то иначе. И как же здорово в такой день возвращаться домой.
Крэй окинул своё поместье взглядом хозяина. На фоне окружающей чахлой растительности усадьба выглядит настоящим оазисом. Ты словно попал в дивное райское местечко, где всё радует глаз. И так приятно вернуться сюда после долгого путешествия.
Весь облик Крэя говорит, что перед вами серьёзный человек, привыкший твёрдо стоять на ногах, и отвечающий за свои поступки. А незримая, но подсознательно ощутимая аура души внушает уважение. Кремовые лёгкие брюки и светлая рубашка с коротким рукавом как нельзя, кстати, для лета. Нечто спортивное просматривается в фигуре мужчины. Возможно, худощавость придаёт облику стройность, или лёгкая походка, свойственная энергичным натурам. Крэй чуть выше среднего роста, коренастый, неопределённого возраста, но молодость явно осталась позади. Ему можно дать где-то между тридцатью пятью и сорока. Или больше, если судить по мудрости, что просматривается в карих глазах. Чёрные слегка курчавые волосы коротко острижены.
34. Александр Адамович Славинс — Тропа в прошлое 107 тыс. знк.
ТРОПА В ПРОШЛОЕ.

Что-то странное происходило с галактикой. Она менялась. Неуловимо, но ощутимо и постоянно. Всё казавшееся незыблемым и естественным, теперь распадалось, и не имело былых - значимости и величия. Привкус обречённости и бесповоротности ощущался во всём. Галактические империи распадались, террор и войны процветали, собирая обильную жатву смертей.
Казалось, всё скатывается в преисподнюю. И никто не мог понять, что происходит. Лучшие умы галактики бились над разрешением проблемы спасения того, что раньше являлось основой стабильности и процветания цивилизаций, но ничего не могли изменить. Колдуны, ясновидцы и оракулы предвещали наступление царства тьмы и хаоса….
Такой расклад не устраивал никого, в том числе и бессмертного Тако. Существовавшее ранее положение вещей удовлетворяло его. Но тьма распространялась всё шире и, похоже, намеревалась поглотить Вселенную.
И Тако, не на шутку встревожившись за судьбу мира, направился в центр галактики к древнейшей расе дрианов. Можно сказать, вообще никто не знает об их существовании, ибо они стояли у истоков зарождения самого мира, и предсказали ещё в те немыслимо далёкие времена, что ожидает Вселенную.
А потом Тако вернулся с ощущением привычной умиротворённости. Полученная информация обнадёживала. Будущее галактики зависит в какой-то мере и от него. Так уготовано судьбой. А потому Тако не сомневался - всё будет хорошо….

«Как всё начиналось»
Хроники ордена «Последователи Дэна»

Глава 1. ЗЕМЛЯ.
35. Евгений Добрушин — Путешествие на Родину 9 тыс. знк.
«Солдат спит – служба идет»
русская поговорка

Я стоял на улице, очень напоминавшей проспект Обуховской Обороны. Те же серые дома, деревья вдоль трамвайной линии, потрескавшиеся тротуары. Где-то там, за садиком, должна была быть Нева.
«Улица «КЗКК», дом 21» – прочел я табличку на ближайшем здании. А внизу расшифровку аббревиатуры: «Улица Краснознаменной Красной Конницы».
Что за ерунда? Не помню я такой улицы в Ленинграде. Может, переименовали?
Остановился трамвай. Из него вышли люди в одинаковых серых пальто и пыжиковых шапках. Женщины тоже были одеты во что-то серое и блеклое. Только одна семья выделялась яркостью одежды – красные капроновые куртки, синие брюки, большие сумки с надписями «USA» и американским флагом на большом кармане. Видимо, туристы из Штатов.
К ним подошли трое в спортивных костюмах «Адидас», местные бандиты. Я стоял рядом, но меня никто не замечал. Один из бандитов достал пистолет и приставил его к голове американца.
- Гони баксы, падла!
Американец дрожащей рукой полез в карман. В мою сторону никто даже не посмотрел.
Ба! Да я же невидимый! Вот это чудеса! Но, почему?
Впрочем, рассуждать было некогда, надо было спасать гостей. Я подошел сзади к бандиту, приставил палец к спине и тихо сказал прямо в ухо: «Бросай пистолет… И не рыпайся…»
От испуга и неожиданности он выронил оружие. Я быстро поднял его и направил ему в лоб. Увидев перед собой собственный пистолет, свободно плавающий в воздухе без видимой опоры, да еще нацеленный на него, шпаненок поднял руки вверх, потом стал пятиться и быстро креститься.
36. Владимир Вейс — Продавец чувств 11 тыс. знк.
Он позвонил в дверь, когда в квартире кроме меня никого не было. Я открыл, увидев, что глазок кто-то заслонил. Думал супруга. Но на лестничной площадке стоял парень с заплечной сумкой. На его голову была натянута панама защитного цвета. Легкая майка и сандалии. Он улыбнулся:
- Здравствуйте! Я продавец…
- С рук не покупаю!
Я отступил, чтобы захлопнуть дверь. Не переношу сетевой маркетинг и религиозных фанатиков. Если бы это была сцена из бразильского сериала, когда режиссер просто не дает возможности выпалить те признания, которые бы изменили сюжет, то такой вариант прошел на все сто.
А он почти в отчаянии выкрикнул:
- Да я чувства продаю!
Черте знает, что. Но некоторых чувств мне не хватало! А раз дефицит…
- Какие еще там чувства? - но дверью я не хлопнул.
- Всякие! От вечной любви и пламенной страсти до ненависти в самом экспансивном виде!
- Чепуха!
Я снова потянул ручку двери на себя.
- А как пробник?
О Господи, вот приставала! У него еще пробник есть!
- Вы шутите?
- Как насчет чувства покоя? Я вижу в ваших глазах тревогу. Давайте ее уберем и дадим вам чувство уверенности.   
И тотчас же в руках его оказалась маленькая такая конусная фишка. Ну, как бы из детского пластмассового конструктора Lego. Продавец в панамке мне ее и протянул. Я взял. Холодная штучка быстро растаяла у меня в руках, и я неожиданно успокоился. А переживал я из-за долгого отсутствия супруги. Теперь я вспомнил, что она должна заехать к портнихе. А там, ясное дело, слово за слово, чай с печеньем и душещипательное по поводу и без повода. Впрочем, повод у женщин всегда под рукой!
37. Евгений Добрушин — Конвертируемая валюта 19 тыс. знк.
Васе Куролесову крупно не повезло. Причем, ему не повезло еще до того, как он родился. Его будущие родители делали его так, как делается все в России: по пьяной лавочке и от нечего делать. В итоге, женились они «по-залету» и жили как кошка с собакой: с постоянными пьяными дебошами, мордобоем и женскими слезами. Вася родился хилый и слабый, недоношенный, с нехорошим синюшным оттенком кожи. Молока у его матери не было, и кормили его дешевыми китайскими молочными смесями. Жили они бедно: отец Васи, Николай Андреевич Куролесов, всю свою зарплату пропивал, и денег, которые зарабатывала его жена, мать Василия, Светлана Федоровна Куролесова, еле-еле хватало семье на еду. Городок, в котором проживала их семья, назывался Поганькино, и расположен он был где-то в районе Западной Сибири. Совсем недавно это было еще село, но потом около него нашли месторождение фосфатов, построили добывающее и перерабатывающее предприятие «Рабинович-Фосфат», и село быстро превратилось в город. Понастроили новых пятиэтажных домов, школу, больницу, детсады и даже рынок, который быстро захватили кавказцы.
Когда Васе исполнилось десять лет, отец их бросил.
Надо сказать, что это известие только обрадовало мальчика: отца он жутко боялся, презирал и ненавидел. Теперь же, когда красная рожа его родителя перестала маячить перед глазами, Вася вздохнул свободно.
Мать Васи работала на фабрике «Рабинович-Фосфат» по двенадцать часов в день, и те гроши, что она там получала за тяжелый труд уборщицы, с трудом обеспечивал полунищенское существование их маленькой семьи.
38. Владимир Вейс — Чёрное такси 14 тыс. знк.
I
Из командировки я возвратился далеко за полночь. Народ рассасывался быстро, лишь двое или трое решили переждать ночь  в зале ожидания автостанции.  Я  вышел на главную улицу.  Машины    шли по центру   шоссе,  словно опасаясь теней от деревьев.   Проторчав немного пугалом у проезжей части, махнув рукой на удачный случай, и,  подтянув ремень   спортивной сумки,  взял   сходу в карьер. Но, ненадолго.
 - Ой,  подождите меня! Да остановитесь же!
Не сразу дошло, что это адресовано мне.  Я оглянулся. В метрах пяти от меня шла, точнее за мной бежала девушка. Я узнал одну из пассажирок своего маршрута. Они сидела где-то в конце  салона автобуса и проходила мимо меня, когда водитель делал  остановку на полпути  у придорожного кафе. 
Она приблизилась, и тот час же   протянула мне такую же сумку, что   у меня.
- Уже устала. Поможете донести?
Я поднял  ношу, которая почти ничего не весила.
- Вам далеко?
- В шестой микрорайон.
- Я в седьмом. Значит, по пути. Меня зовут Вадимом.
- Марина.
Девушка улыбнулась, и это мне могло бы понравиться, если бы мечтал о случайном романе. Но неудача с Верой отбила всю охоту до романтики.
Мы тронулись в неблизкий путь.
Через несколько шагов Марина сказала:
- Я знаю вас.
- Вот как…
- Живу в тридцать втором  доме по Суворова. А вы напротив.
- Да, мой по нечётной стороне, - подтвердил я. 
Улица в честь прославленного полководца разделяла два микрорайона.
- А я видела вас в окне.
- Не знал, что являюсь предметом наблюдения девушки, живущей в другой части города, - проявил я максимум иронии.
39. Евгений Добрушин — Проснуться знаменитым 7 тыс. знк.
Габи Ялабай закрыл дверь своей квартиры и вызвал лифт.
Вообще-то, квартира эта была не его. Он ее снимал у старой "полячки" за 350 долларов в месяц. Два года, как он жил в этой дыре на окраине Лода, и за это время ни разу не перемолвился ни с кем даже словечком. Габи был пожилой холостяк, без друзей и подруг, одинокий и никому не нужный. Он давно смирился со своей серой жизнью, с примитивной работой конторщика на почте, с безразличными взглядами женщин, словно, не видя, проскальзывающих по его некрасивому лицу.
Он был неудачником.
В тайне, он, конечно, надеялся на "счастливый поворот своей дороги", лелея мечту о прекрасной незнакомке, которая, как сестра милосердия, полюбит его, и жизнь, наконец, изменится.
На всякий случай он покупал лотерейный билет.
И то, и другое было, примерно, равновероятно. Впрочем, он не знал точно, чего бы ему больше хотелось - чистой, бескорыстной любви или миллионного выигрыша в ЛОТТО...
Лифт прошел мимо его этажа.
"Опять не повезло!" - с досадой подумал Ялабай. Видимо, кто-то вызвал лифт сверху.
Наконец, кабина остановилась напротив него. Он открыл дверь и шагнул внутрь.
- Привет, Габи! - молоденькая соседка с седьмого этажа улыбнулась ему как старому приятелю. Это она вызвала лифт.
- Здравствуйте! - удивленно ответил Ялабай. - А мы разве знакомы?
- Нет, но мы можем познакомиться!
Такого поворота событий он никак не ожидал. С чего это вдруг она "положила на него глаз"? И даже имя его знает... Такая красотка, и он!
- Меня зовут Рики! - она протянула ему свою смуглую ладошку.
- Очень приятно! Габи.
40. Игорь Волознев — Агент 008, или Зомби для "золотого миллиарда" 179 тыс. знк.
АГЕНТ 008, ИЛИ ЗОМБИ ДЛЯ «ЗОЛОТОГО МИЛЛИАРДА»

Фантастический триллер, фарс, утопия. Профессор Мордаун по секретному заказу Пентагона создаёт оружие, способное за считанные минуты превращать население целых стран в покорных зомби. Первая на очереди - Россия. Час «Х» неумолимо приближается. Шанс сорвать планы Мордауна есть только у майора ГРУ Игоря Волгина, он же агент 008.

АГЕНТ 008, ИЛИ ЗОМБИ ДЛЯ «ЗОЛОТОГО МИЛЛИАРДА»

повесть о событиях 2025 года

Глава 1
Остров в Тихом океане

Профессор Мордаун и трое его спутников подошли к ракетной шахте, черневшей в центре просторной, окружённой низкими строениями площади. Профессор выступал в роли экскурсовода, не без гордости демонстрируя гостям свои владения.
- А теперь, джентльмены, - объявил он, останавливаясь у шахты, - можете взглянуть на наши межконтинентальные ракеты. Вот они, полностью готовые к запуску!
Троица слушала, вытирая платками вспотевшие лица: тропическое солнце пекло вовсю.
- Зная, на какую страну они нацелены, я назвал их «Преступление и наказание», «Война и мир» и «Вишнёвый сад», - прибавил профессор с довольным видом.
В его облике, помимо смуглости и крайней худобы, выделялись пронзительные чёрные глаза и голая бугристая голова, похожая на грецкий орех. Он являл разительный контраст с сопровождавшей его троицей: инспекторами ФБР Гольдманом и Симпсоном и адмиралом Роджерсом. Все трое, как на подбор, были очень полными и очень бледными.
- Весьма остроумно, - заметил Роджерс, единственный из всей группы, одетый не в гражданские брюки и рубашку, а в штаны с лампасами и форменную сорочку военно-морского офицера. - Для русских это будет сюрпризом!